290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » ДНК бога (СИ) » Текст книги (страница 32)
ДНК бога (СИ)
  • Текст добавлен: 27 ноября 2019, 08:00

Текст книги "ДНК бога (СИ)"


Автор книги: Лилия Брукс






сообщить о нарушении

Текущая страница: 32 (всего у книги 63 страниц)

Он ожидал увидеть легкий испуг, но уж совсем никак не дикий ужас, исказивший ее лицо. Это поразило его в самое сердце, самого вводя в состояние шока.

Нет, тут что-то не то! Это никак не вязалось с ее образом! Чтобы Кира, на раз валящая медведей и открыто смеющаяся в морду сильнейших мира сего, задрожала от ужаса только оттого, что над ней навис не такой уж и страшный волк? Да еще и знакомый? Она же знает, что он и пальцем ее не тронет, чтобы причинить вред, и до сих пор сожалеет о случайных царапинах, так почему же так боится?!

За своими размышлениями Девид как-то совсем позабыл, что должна последовать еще одна реакция, которую предсказывал.

Гнев.

– Ау, ау, ау! – заскулил он, завалившись набок и ухватившись за челюсть, куда прилетел нехилый хук слева. – Ау! – она еще и пнула его в довесок, скинув на пол. – Чего сразу драться?!

– ТЫ ЧЁ, ШАКАЛ, ВКОНЕЦ ОХРЕНЕЛ?!!

– Во-первых, я волк, а не шакал, – усевшись, аккуратно пошатал он нижнюю челюсть (вроде ничего не сломала и даже зубы целы, что просто невиданная удача) и поморщился от боли. – А во-вторых, это была шутка. Чтобы не зазнавалась!

– Я тебя, кобель, сукой сделаю за подобные шуточки!!!

– Это как? – невольно заинтересовался он.

– Кастрирую без наркоза еще раз подобное вытворишь! – прошипела она, свешивая ноги с кровати.

– Что сделаешь? – не понял он новое слово.

Ну она ему и разъяснила. С подробностями вплоть до того, какой у него станет писклявый голос после подобной экзекуции. Волкас, мягко говоря, был впечатлен.

– ТЫ БОЛЬНАЯ ЧТО ЛИ?! – заорал он на весь дом и попятился от нее, поджав хвост.

– Да вообще изверг! – громко согласился сверху лис.

– Ребят, вы нас так же хорошо слышите, как мы вас? – смущенно спросила Хоппс.

– ДА!!! – одновременно вдвоем рявкнули они в ответ и снова оскалились друг на друга.

Больше сверху не донеслось ни звука.

– Чтобы больше так не делал, – уже более спокойно сказала Кира, совладав с гневом, но дружелюбнее при этом она выглядеть не стала. – Не хочешь выглядеть безопасным в моих глазах – альтернативу я тебе назвала.

– Р-р-р-р-р! Действительно поверила, что я тебя изнасиловать пытался?! – приняв вертикальное положение, зарычал Девид, привстав на носочки, чтобы выглядеть выше. – Дур-р-ра! Ты совсем о волках ничего не знаешь! У нас все только по взаимному согласию!

– Ну конечно, – не поверила она ему, но развивать эту тему не стала, потому что действительно мало что знала об обычаях своего друга. – К чему тогда весь этот цирк?

– Не все виды столь уважительны к чужой свободе выбора, – Волкас тоже перешел на спокойный тон, хоть и был еще изрядно зол и возмущен ее угрозой. – Как я говорил, ты будешь привлекать много внимания и наверняка найдутся нехорошие личности, пожелавшие тобой овладеть. Вроде тех же псов. Пусть и родственный вид, но нормы морали у них почти все полностью противоположные волчьим, – взмахнул он хвостом, словно хотел поставить точку, но передумал и добавил с намеком: – Я бы на твоем месте вообще держался от них как можно дальше.

– Я поняла и приняла твою тревогу, – кивнула Кира. – Если бы ты мне не сказал, то я и дальше бы находилась в неведении. Это действительно было бы опасно для меня.

– Рад стараться, блин! – огрызнулся тот, использовав одно из ее любимых ругательств, что не могло не вызвать у нее улыбку.

Еще бы понять, что именно из его действий ее так напугало.

– А теперь скажи, что я тебя не привлекаю в качестве полового партнера и на этом закончим, – подобрала она ноги и обняла голые коленки.

Странная просьба. Нормальные женщины всех видов наоборот стараются всеми возможными способами подчеркнуть свою привлекательность, а Кира и здесь выделиться умудрилась. Что-то с ее психическим здоровьем явно не так. Определенно. Мало раздвоения личности, шизофрении так еще и комплексы непонятные наружу полезли. Это даже классификации не поддается!

– Да я это даже на плакате написать могу и повесить над дверью! – фыркнул зверь. – Сказал же, что с ориентацией у меня все нормально!

Кира кивнула и откинулась на спину, растянувшись поперек кровати.

– Эй! Либо разворачивайся, либо проваливай! – обойдя кровать с другой стороны, он сердито зыркнул на ухмыляющуюся девушку. – Я спать хочу! Ты меня всю ночь дергаешь!

Она приглашающе распахнула объятия.

– Ага, уже падаю! – повел он ухом. – Еще подумаешь, что пристаю, и лишишь счастья до конца жизни или же добьешь окончательно, чтобы не мучился! По-твоему, я так стремлюсь стать калекой?

– Не уйду, я уже пригрелась!

– Тогда двигайся, пока я тебя сам на пол не скинул!

– Не щекотись!

– Я не... Ау! Не дергай за ухо! – зарычал он. – И что с того, что потрогать хочется?! Я тоже, может, не прочь тебя потрогать за уши, но я ведь этого не делаю! И вообще иди к черту! – отвоевав назад себе небольшую часть своей постели, оккупированной потянувшей на мелкие хулиганства демоном, Волкас обессилено лег на живот, закрыв голову подушкой. -Делай, что хочешь, только дай выспаться, вредина!

– Кстати, какие у вас черти? Куда мне идти?

– К себе иди, – донеслось приглушенно из-под подушки.

Если вы когда-нибудь просыпались утром и первое, что видели перед собой – это пакостливо ухмыляющееся мировое зло, то вы имеете примерное представление о чувствах волка в тот момент. Особенно спросонья.

– Что тебе нужно? – с подозрением спросил Волкас, часто моргая заспанными глазами.

Кира частично лежала на его груди, уперев локти в его ребра и положив голову на обе ладони, и даже покачивала скрещенными ножками в воздухе. Как он раньше не замечал веса на нем неясно, но ее хитрый взгляд не предвещал ничего хорошего.

– Просто хочу пожелать доброго утра! – радостно заявила она, не меняя позы.

– К чему такое внимание? – насторожился зверь еще сильнее и захотел поднять лапу, чтобы спихнуть хумана.

Но не смог...

Вернее, смог, только всего на несколько сантиметров, после чего какая-то неведомая сила больно потянула его за шерсть вдоль всей конечности и на лопатке.

– Что за нахрен?! – не на шутку испугался Девид, когда и вторая, и третья попытки не достигли нужного результата, зато приносили то же самое неудобство и боль из-за натягивающейся шерсти в разных областях. – Ты что со мной сделала?! – перестав двигаться, зарычал он на Киру.

– Понимаешь, ночь была долгая и ты так крепко спал, сказав делать, что захочу...

– ТЫ МЕНЯ СВЯЗАЛА??!

– Не совсем, – хихикнула она приподнимаясь и стянула с него одеяло. – Я придумала кое-что поинтереснее...

Волкас в глубоком шоке уставился на свое тело. Вся его шерсть на груди, животе, боках и конечностях была сплетена в длинные тонкие косички идущие сверху вниз и поперек туловища. Причем их было столько много и все были настолько плотные, что просто не пошевелиться, чтобы стянутая шерсть не начала натягиваться еще сильнее, принося боль.

Вот же садистка!

– ТЫ ЗЛО!!! – заорал Девид, отойдя от первого шока.

– Нет, я Верас.

– НЕМЕДЛЕННО РАСПУТАЙ МЕНЯ!!!

– Даже не знаю. Лично мне нравится. Да и я не один час над тобой пыхтела!

– Р-р-р-р-р!!! – дернулся он, растопырив пальцы с когтями с явным намерением броситься, но подняться тоже не смог. – ЕЩЕ И НА СПИНЕ??!

– Ты ворочался и скулил во сне, словно маленький щеночек, – умиленно прижала она кулаки к щечкам, как это еще очень любит делать Когтяузер.

– Кир-р-р-р-ра! – зарычал он, оскалившись, безуспешно пытаясь согнуть лапу в локте и начать себя освобождать. – Это совсем не смешно! Я буду мстить!

– Как? – спокойно спросила она.

– Потом придумаю, – поутих он, перебирая в голове разные варианты, но ничего достойного на подобную выходку в голову не приходило. – По-хорошему прошу, распутай меня!

– А есть еще и по-плохому? – хихикнула она, наблюдая за его извиваниями.

– В кого ты такая злая?!

– Небольшую тягу к разрушениям заложили в каждого Вераса. А уж наблюдать чужие страдания для нас вообще кайф! Без крови мы ржавеем.

– Ки-и-ир! – окончательно сдался он, опустив ушки и подняв на нее большие жалобные глаза. – Освободи-и-и меня-а-а!!!

– Вау, какой ты няшкой можешь быть, когда захочешь! – вновь потянулась она к его мягким ушам, взлохматив и без того свалявшуюся шерсть. – Ладно, не плачь. Я уже получила свою дозу удовольствия на сегодня.

– Да я посмотрю, хорошее настроение из тебя так и прет! – так и не сумел он удержаться от едкого замечания.

Делать нечего, придется расслабиться и еще на какое-то время отдаться во власть длинных ловких пальчиков.

Начала с живота. Отросшие ноготочки безболезненно распускали плетения, пусть и довольно долго. А это даже приятно, когда по обретшей дополнительную чувствительность коже под шерстью медленно скользит рука, словно ледокол в темных водах Арктики, разрушая косички. Будь Девид котом, то наверняка бы замурлыкал и начал тереться об ее руку, выпрашивая ласку. Задремав, он пропустил момент, когда Кира попросила его перевернуться на живот. Пришлось трясти, чтобы разбудить.

– Больше так не делай, – встал он с кровати, когда она закончила, и подошел к зеркалу.

Тихий ужас. С такой растрепанной торчащей во все стороны немного извивающейся шерстью его легко спутать со старой щеточкой для пыли. И на душ времени не осталось, потому что из-за КОЕ-КОГО, насильно провалялся лишний час.

Отыскав щеточку для шерсти, Волкас начал быстро приводить себя в порядок, водя ею вначале по одной своей лапе, потом по другой, после переключился на плечи... Эх, и так ведь все тело расчесать надо, а ведь и так уже сколько меха на щетке осталось! Надо бы купить какое-нибудь средство для снижения линьки, а то скоро холодать начнет...

– Слу-у-ушай, – незаметно подкралась к нему со спины любопытная Кира, отразившись в зеркале, где он ее и увидел. – А можно мне?

Он бросил на нее мимолетный взгляд снизу вверх, оценивая бесшерстную кожу и длинные волосы.

– Тебе не подойдет, – уверенно заявил он, не прерывая своего занятия.

– Да я не об этом, – усмехнулась Кира, став практически вплотную и обняв сзади за шею. – Можно мне тоже тебя почесать?

– Чего?! – опешил волк от подобного заявления, а она уже вытянула из его лапы щеточку.

Провела несколько раз на пробу сверху вниз по спине, где сам бы он себе не смог достать, после начала увлеченно причесывать разинувшего пасть волка.

Нашла себе игрушку.

Кажется, он снова поплыл.

Надо бы с ней поговорить насчет прикосновений, как и планировал... Но челюсть еще болит с предыдущего урока, так что попозже.

– Осторожно! – шикнул он, когда она наткнулась на какое-то клок и начала его драть.

– Знаешь, я не видела, чтобы ты вычесывался у себя дома.

– Просто делаю это обычно сразу после душа, перед тем как сохнуть, – закрыв глаза, проурчал он, слегка покачиваясь. – Так с колтунами бороться легче.

– Знаю. Так же практикую, – согласно кивнула девушка.

Она немного наклонила его вперед, что он уперся лапами в маленький столик под зеркалом. Волкас низко опустил голову, пытаясь не думать о том, как выглядит сейчас со стороны.

– Так, стоп! Хвост не трогай! – вздрогнул и отскочил он в сторону, почувствовав, что ее рука схватила его за пятую конечность. – Здесь я сам разберусь.

– Почему? – удивилась хуман.

– Никогда не трогай ничей хвост, ясно? – строго пригрозил ей пальцем волк. – Это слишком личное. Никто этого не любит!

– Тревога! Войну украли!!! – неожиданно вломился в комнату перепуганный Догбери и замер на пороге с разинутой пастью, внезапно обнаружив пропажу.

– Не украли, а сама ушла, – поправила его Кира, приветливо помахав рукой. – Вы же даже окна не потрудились позакрывать полностью!

– Оу... – выдал пес озадаченно. – Вы были здесь всю ночь с сержантом Волкасом?

– Нет, конечно, – пожала она плечами. – Я пришла сюда только сейчас, а до этого изучала ваши энциклопедии. Там картинки есть.

– Война, могу я поинтересоваться? – вытянулся в струнку пес, подняв нос, как того требовал этикет. – Кто устроил разгром в вашей комнате?

– Разгром? – удивился Девид, не понимая, о чем они оба говорят.

– А, это просто гроза, – отмахнулась девушка. – Я немного нервничала и кое-что случайно сломала по мелочи.

– Это была тяжелая корпусная мебель из дуба, межкомнатная дверь и шкаф, – перечислил “мелочи” Рей и тихо добавил: – Все в щепки...

– Ты костер что ли развести пыталась, раз наломала столько дров?! – вытаращился на нее Волкас. – Где ты топор достала?!!

– Зачем Верасу топор? – фыркнула она.

– Ты разломала все голыми лапами?!!

– Ой, давайте не bydem obsyjdat’ vse, chto ya kogda-to slomala i kogo, – недовольно буркнула Верас, сложив руки на груди. – Kogda vi mne yje oryjie vernete? Moe terpenie ne bezgranichno!

– Что ты сказала? – переглянулись парни и посмотрели на сам собой потухший артефакт на ее голове.

– Blya-a-a, – Кира стянула Глас и тоже на него посмотрела. – Batareiki seli…

====== Должник ======

– Чертовы журналисты снова налетели! – зарычал Ральф при подъезде к своему месту работы.

Зверопольцы дружно посмотрели в боковое окно на собравшуюся возле входа толпу с камерами наизготовку, хищно провожающую взглядом каждую приближавшуюся машину. Кира даже глаза не подняла, все так же внимательно изучая выдаваемую информацию со своего компьютера, который держала над разряженным Гласом у себя на коленях. Сейчас на артефакте мигал один единственный крошечный красный огонек аккумулятора. Больше ее ничего не интересовало, даже периодические косые взгляды псов, догадавшихся, что пароль к своему устройству она все-таки подобрала.

– Ну нет, через такую стаю акул нам не пробиться, – покачал головой на свои мысли дог, после повернулся и постучал в перегородку, отделяющую салон от водителя. – Сворачивай к черному входу.

– Там тоже могут караулить, – верно подметил Рейвуд, который на этот раз ехал рядом со своим начальником вместе с еще двумя телохранителями принца. – Помните вам говорили в поезде про плащи, которые вы так и не надевали? – с намеком протянул он зверям стопку одежды.

Снаружи как раз накрапывал мелкий дождик, так что такой наряд не будет вызывать подозрений.

Полицейские разобрались где чей размер и быстренько облачились, чтобы не привлекать к себе внимание толпы. Хуман без предупреждения резко одернула край капюшона не до конца одетого в тот момент пальто лиса до самого пупка, почти полностью стянув одежду обратно через голову. Запутавшийся в подкладке Ник громко выругался, пытаясь разобраться, с какой стороны его теперь вообще надевать, если лапа в одном рукаве, воротник в области пуза, а на второй рукав он случайно наступил, едва не грохнувшись.

– Вот проказа! – фыркнул Волкас на ее насмешливую ухмылку.

Заступаясь за коллегу, он на пару с Хоппс ухватил за низ Кириного пальто и потянул вверх, выворачивая наизнанку и натягивая на голову. Теперь к ругательствам лиса добавились еще русские маты и хихиканье Джуди.

Девид поймал на себе недоумевающие взгляды псов и смущенно потупился. И вправду, как дети малые. Взрослый солидный зверь, а занимается мелким вредительством, заразившись игривым настроением богини.

Овчарка накаркал.

– Господин Кёниг! Милорд! Уделите нам немного времени! Это правда, что правящая Семья скрывает от общественности живого создателя?!

Охрана, окружившая их классической коробочкой, приняла основной удар на себя. Только собравшаяся пресса была не лыком шита и наседала с настырностью свидетелей иеговых, взяв их компанию в клещи.

Кира столкнулась с резко остановившимся Ральфом, потому что только за его спиной можно было спрятаться на фоне более низкорослых спутников, и опустила голову, стараясь выглядеть как можно незаметнее. Умничка, поняла все без слов. Всегда бы так. Видимо почувствовала, если журналюги узнают, что их божество стоит всего в паре шагов от них, то толпа вконец осатанеет.

– Пошли прочь, грязнокровки! – гавкала на прессу личная чистокровная охрана принца, никогда не отличавшаяся вежливостью.

Но среди наседающих затесалось немало выходцев из элиты в виде теток, кузенов, племянников и прочих родственников выбравших себе карьеру в СМИ, так что ошалевшие от такого поворота телохранители нарвались на ответные лестные отзывы в свой адрес таких же хамоватых чистокровок.

– Как вы прокомментируете арест Алистера Догбери?

– Это правда, что овчарки стоят за терактом в отделе внешней разведки?! Кто берет на себя ответственность за погибших?

Вопросы сыпались со всех сторон. Репортеры размахивали микрофонами, как булавами, пытаясь прорваться сквозь еще держащийся строй, но уже испугавшихся такого напора телохранителей.

– Имеются показания множества свидетелей, что хуман поступил в городскую клинику в тяжелом состоянии! Кёниги использовали оружие против бога?!

– Патриарх Церкви Краус объявил начало конца света, а также озвучил меры и список вещей, необходимые для переживания этого мероприятия!

– Мероприятия?! – прыснул то ли от смеха, то ли от нервов Ник, которому отдавили хвост.

– Вот же настырные! – возмутился Волкас, принявшись помогать сдающим позиции телохранителям.

– Никаких комментариев! – Ральф сумел продвинуться всего на пять шагов, пока не увяз окончательно.

А тут еще кукующие у главного входа в отдел журналюги прознали про их обманный маневр и начали торопливо подтягиваться к месту событий. Обычные прохожие, видя столпотворение, тоже не пожелали оставаться в стороне, вооружившись смартфонами.

Рейвуд ругался по коммуникатору, требуя подкрепления.

– Где сейчас находится найденный хуман? До нас дошли слухи, что создатель представился, как Война! Каковы у темного бога мотивы для уничтожения Анималии?

Судя по раздраженному блеску черных глаз из-под капюшона эти мотивы рождаются в ее голове прямо сейчас. Теперь ясны намерения Кёнигов держать хумана на хорошо охраняемой частной территории в стороне от этих фанатиков, которых сами же взрастили.

– Кёниги взяли Войну под стражу?

– Это правда, что создатели обладали сверхъестественной силой? Были ли зафиксированы случаи ее применения Войной?

– Стало ли внешней разведке известно местонахождение Мира?

– Весь Редфорт хочет знать правду!

Черный дог, щурясь от ослепляющих вспышек камер, вздрогнул, когда Кира ткнулась лбом ему между лопаток. Прыгающая рядом с хуманом Хоппс с тревогой заглянула ей в лицо, подумав что Кире стало нехорошо от шума и давки, но увидела, что та с сосредоточенным видом что-то делает со своим наручным компьютером, а уже через пять секунд расплылась в довольной улыбке.

Шерсть приподнялась от короткой волны электро-магнитного импульса. Вспышки съемок резко прекратились.

Рей и остальные телохранители недоуменно стучали по замолчавшим наушникам и рациям. Раздались возмущения и ругательства гражданских на “умершие” в лапах гаджеты. Журналисты продолжали на автомате выкрикивать вопросы и требовать к себе внимания, но очень быстро их мысли переключились на нерабочие камеры.

Нащупав позади себя тонкое запястье, Ральф прорвался сквозь временно дезориентированную толпу и бегом направился ко входу в отдел, таща за собой придерживающую капюшон Киру.

– Как же они задолбали! – облегченно выдохнув, пожаловался Верасу дог, когда оказался внутри.

Опомнившись, он отпустил ее руку, успев заметить небольшое покраснение на светлой коже от слишком сильного сжимания. Но Кира ничуть не рассердилась на подобное небрежное отношение к своей персоне. Растирая запястье, она спокойно наблюдала как подтягиваются остальные, вырвавшиеся из окружения.

– Я думала, что это наши репортеры бешеные! – ввалилась поддерживаемая Ником зайчиха.

– Будто с цепи сорвались! – поддержал любимую лис, все еще морщась от боли в оттоптанном хвосте.

Потому что нефиг с такой длинной и пушистой метелкой расхаживать! Завидно же, ё-моё!

Девид промолчал, но по его морде было ясно, что если он решится открыть пасть и высказать свое мнение, то цензурными в нем будут только союзы.

– А вы полны сюрпризов, – улыбнулся Кире овчарка, заинтересованно косясь на ее компьютер.

Спорим, он думает как бы поделикатнее выклянчить у богини ее игрушку, чтобы разобрать до винтиков?

– Все? – Кёниг пересчитал по головам свою небольшую личную армию разной степени потрепанности и удовлетворенно кивнул: – Давайте не будем задерживаться. Все мы заинтересованы в как можно быстром возвращении общения с Войной. Да, кстати, офицеры, пока создатель нас не понимает...

Звери перевели взгляд на спину неторопливо двинувшегося в сторону лифтов принца.

– Вы понимаете, что с каждым днем мне все сложнее находить причины вашего нахождения здесь? – немного повернул голову черный пес, просто чтобы убедиться, что за ним следуют и слушают. – Мне надоело выслушивать вашего капитана, требующего вернуть ему его лучших офицеров.

– Бого так про нас и сказал? Лучших? – начал лыбиться лис.

– Тебя лично шеф уж точно не имел в виду, ленивая задница! – опустил его с небес на землю насмешливый голосок напарницы.

– Лифт не работает? – дог раздраженно нажал на кнопку вызова в пятый раз, но та так и не пожелала загораться.

– Кажется, в нем кто-то застрял, – прислушался ко звукам из шахты один из телохранителей.

– А-а-а! Нет! Я же не сохранился! Я отказываюсь работать в таких условиях! Верните Вай-Фай! – раздался вдалеке чей-то печальный крик под аккомпанемент смешков.

– Чё за фигня?! Что с мобилой?

– Кира... – Девид коснулся ее руки с устройством и скрестил лапы в отрицательном жесте. – Выруби свою штуковину!

Она кивнула и сделала одно нажатие на какую-то кнопочку. Сразу же после этого лифт заработал и приглашающе раскрыл двери, выпуская двух застрявших в нем пассажиров.

– И на что вы намекаете своим заявлением? – Волкас недовольным тоном продолжил разговор, когда лифт двинулся вниз. – Что нам надо убраться назад в Зверополис и не мешаться, оставив вам хумана? – понизил он голос, покосившись на девушку, но та не проявляла никакого интереса к их разговору.

Они уже начинали эту тему вчера днем как раз перед тем, как размалеванная Кира ворвалась в комнату, спасаясь от собак. Наивно было надеяться, что псы не попытаются вернуться к этому вновь.

– Полагаете, мы не понимаем, что в таком случае мы больше ее никогда не увидим? – м-м-м, серьезный Ник редкое зрелище, но ему идет.

– Разве это для вас плохо? – наигранно удивился дог. – Ведь, насколько я понял, стоило вам связаться с Войной, так понятие “спокойная жизнь” стало для вас чем-то недостижимым. Бесконечно скрывать сами вы ее не сможете. Только в Редфорте к хуману будут относиться спокойно. Здесь ей самое место, тогда как в Зверополисе ей опасно выйти без маскировки, чтобы не посеять панику. В глазах других животных она выглядит чудовищем. Вспомните свою первую реакцию во время первой с ней встречи, – Ральф оценил их потемневшие мордашки и покачал головой: – Ей даже не дана была свобода передвижения.

– Будто здесь ей дадут, – выбила дробь лапкой Джуди.

– Мы, вроде, говорили, что не будем мешать богам делать то, что они посчитают нужным, – напомнил Кёниг. – Захочет уйти – пусть идет куда пожелает, но с нашим сопровождением.

– Одну. Киру. Не. Оставим! – Девид едва удержался, чтобы не оскалиться, иначе девушка может заметить напряженность обстановки.

– Война не может с вами уйти, но и вы с ней оставаться не можете, – отвел назад уши дог, посмотрев со снисхождением. – Семья готова предоставить вам право находиться на нашей территории сколько пожелаете, вот только о работе в полиции в таком случае вам придется забыть! Пока вы официально в правоохранительных органах, мэр Зверополиса не оставит попыток вернуть вас обратно. Наверное, боится, что Семья у вас стратегически важную информацию выпытывает. Так и до скандала недалеко. Да и слушать каждый день рев рогатого и кошкообразного здоровяков мне надоело.

– Уволиться? – ушки Хоппс поникли.

Девид с Ником растерянно переглянулись. По сути, они вдвоем не особо беспокоились по этому поводу. Уайлд этой работой особо не дорожил и вообще пошел в департамент только ради Джуди, чтобы проводить с ней как можно больше времени. Его связи и знание различных махинаций были очень полезны, так что ему не составило труда влиться в коллектив. Навыков у рыжего много за счет сомнительного прошлого, так что с лисьей хитростью найдет себе новое занятие без особых проблем. Девид всю жизнь служил во имя закона, ничего кроме этого не зная, и потому ему было тяжелее думать о том, чтобы снять значок. Но с другой стороны, он вновь молод, здоров, а значит все дороги для него открыты. Он может выдать себя за выпускника школы и поступить в любой университет. Мало ли где в жизни пригодятся его навыки. Но также оба парня прекрасно знали сколько сил стоило маленькой зайке исполнить свою мечту. Подобная жертва дастся ей больней всего.

Кира подозрительно прищурилась, когда после активного общения троица задумчиво притихла, а со стороны псов повеяло слабым самодовольством.

– Это в любом случае произойдет, если вы трое и дальше будете отсутствовать на рабочем месте, – наигранно покачал головой дог. – К сожалению, запас моего красноречия исчерпал себя и у Семьи нет официальных причин для вашего дальнейшего задержания. Кто столько времени берет показания у свидетелей? Если вы останетесь в Редфорте еще на несколько дней, то вопросы возникнут уже к вам.

Звери переглянулись.

– “Ах ты ж сука породистая!” – ясно читалось в глазах у всех троих.

Умывает лапы, значит? Не будет больше прикрывать их хвосты перед Буйволсоном, и если никто из них не вернется назад в Зверополис в ближайшее время, то это будет уже считаться систематическими прогулами!

Кабина лифта остановилась и выпустила своих пассажиров.

Процессия направилась к следующему транспортеру, спускаясь все ниже под землю, но разговор при этом не прекращался, а только разгорался с новой силой.

– Вероятно, вы плохо понимаете смысл понятия “долг жизни”, – раздраженно скрестил лапы за спиной Волкас, идя вровень с невозмутимым принцем. – Звание на совесть не меняется!

– Вы все имеете долг перед ней? Это из-за того нага? – Рейвуд, плетущийся с другой стороны дога, посмотрел на лесного собрата.

– Да! – уверенно сказала Джуди.

– Нет! – предупреждающе щелкнул на нее зубом Девид, получив в ответ непонимающие взгляды коллег. – Ребята не знают, что говорят. Долг жизни перед Кирой имею только я.

– Эй! – возмутились напарники. – Нас она тоже спасла вообще-то!

– Как и еще десяток жителей, но кровниками они ей при этом не стали, – повернул к ним одно ухо Волкас. – Так что вы можете спокойно возвращаться в Зверополис в участок. Я сам останусь с ней.

– Вот уж нет! – не согласились те с таким решением, но их никто не слушал.

– Что Война такого сделала, сержант, что ты решил вспомнить про этот пережиток прошлого? – полюбопытствовал Ральф.

– Вытащила с того света, когда я был уже практически труп, – процедил сквозь клыки волк. – Как считаете, достаточная причина для вспоминания древних обычаев моего народа?

– А ты, значит, сторонник древних обычаев? – фыркнули псы. – Теперь ясно почему ты о ней так печешься. Как именно она тебя спасла? Напоила своей кровью?

Больные что ли? С чего они вообще взяли, что... Хотя, если вспомнить найденные у похитителей результаты, то ее кровушка и вправду может оказаться целебной. Гадость-то какая...

– Не ваше дело! – зарычал полицейский. – Факта все равно не изменить! Я должен ей свою жизнь, и поэтому вам меня с ней не разлучить!

– Эм... Похоже, мы и вправду немного не в курсе, – озадаченно протянул Ник. – Что вы понимаете под долгом жизни, а то я что-то не догоняю!

– Долг жизни был известен в Анималии много веков назад среди узкого круга животных, в основном крупных хищников, и уже почти забыт, – немного отстав, сравнялся с ним овчарка, пока волк и пес продолжали выяснять отношения. – Ваши предки не признавали его, так что неудивительно, что для вас этот обычай звучит, как набор красивых слов. Есть много оговорок, при которых признается долг жизни и, если хорошо знать правила, то можно еще попробовать отвертеться. Но ваш приятель решил идти до конца и тем самым подписал себе приговор.

– Приговор? – навострили они ушки.

Они в это время уже успели пройти последний пост к лифту, ведущему на засекреченные уровни.

Сидящий здесь седеющий черный скотч-терьер, когда-то таращившийся на звериную тройку, чуть сердечный приступ не словил, увидев живого бога. Какой впечатлительный, а заменяющий его вчера более молодой помощник только пасть разинул на Киру, как и все встречающиеся по пути собаки.

– Если сержант признал долг жизни перед Войной, то хуман обретает почти полную власть над своим кровником и может делать с ним, что заблагорассудиться, – войдя во вместительную кабину вместе со всеми Рей многозначительно сощурился и склонился, тихо добавив: – Даже вернуть назад подаренную жизнь. Прикажет спрыгнуть со скалы – спрыгнет, начнет душить – он даже сопротивляться не имеет права. Хотя с последним пунктом неувязочка, – задумался овчарка. – Никогда не слышал, чтобы кровник на своего принимающего в ответ замахивался. А этот еще огрызается и даже командовать смеет. Должники не могут позволить себе ранить своего спасителя, но царапины на ее шее говорят, что этим правилом он тоже пренебрег. Сержант решил схитрить и ничего не рассказывать хуману? Он должен был рассказать! Своим молчанием он только наживет себе лишние проблемы, если создатель узнает об нарушениях обычая. Такое раньше не прощали...

Девид сверкнул нехорошим взглядом на этого болтуна, прекрасно слыша каждое слово, после немного испуганно на стоявшую за ними Киру, наблюдавшую за парочкой с высоты своего роста.

– И что теперь делать? – спросила Джуди, тоже косясь на хумана. – Это можно как-то исправить?

Хорошо, что Верас не понимает их разговора, а то у Волкаса действительно возникли бы проблемы. И вправду, зачем он только пошел так далеко? Разве в современном мире нет других способов отблагодарить за свое спасение? Ну там, цветы, конфеты, простое спасибо... Зачем было свою жизнь ломать, вспоминая давно не используемые обычаи? И ведь они сами едва сдуру не подписались на все это.

– Долг жизни должен быть искуплен, а до тех пор кровник остается заложником своего положения. Тут уж он прав, что мы не можем разлучить его с Войной, как бы нам этого не хотелось. Нашел чем парировать, – Догбери выдержал длинную паузу прежде чем продолжить: – Есть еще вариант. Если Война скажет, что отказывается от его долга и не имеет к нему никаких претензий, то кровник может быть свободен. Только кто так просто откажется от персонального слуги? Да еще когда твоим хозяином является не зверь, а, с его точки зрения, демон! Считаете, она упустит такой шанс?

– Короче, попал по-полной, – задумчиво кивнул лис.

Волкас показал Догбери кончики белых клыков и отвернулся. А что ему еще оставалось делать, если псы внезапно начали какие-то условия ставить? Ищут, на что бы надавить? Угроза потери работы еще не самое страшное, что Кёнигу удалось выдумать, хоть и жалко будет терять звание сержанта. Это скорее полупрозрачный намек, что псы присмотрелись к Кире, обдумали все еще раз и пришли к выводу, что не так уж им и нужны столь ненадежные союзники, как трое неподконтрольных полицейских. Решили, что сами смогут оказывать на нее влияние? Ну-ну, только никто из зверопольцев не согласен с планами псов насчет Войны и так просто не отступят. Ладно еще Ник с Джуди могут уехать, если Девид им мозги на место вставит и насильно из Редфорта выгонит. В крайнем случае можно даже Киру подключить, чтобы у парочки вообще не осталось никаких шансов. Она тоже согласится, что незачем ребятам нарываться лишний раз и так уже влезли по уши, что не вытащишь. Расхлебывать будет лишь он один. Снова. И это его вполне устраивает. Должник, так должник. Давно это надо было признать не только самому себе. Эх, а ведь хотел все сделать тихо и незаметно, не вдаваясь в подробности, но разве с Верасом это возможно? Страшно даже представить, как она на такое заявление отреагирует. Обрадуется, наверное, или даст леща, кто ее поймет? Кстати, а можно быть опекуном и должником одновременно? Не выдумают ли псы какое-нибудь правило, что могло бы лишить его статуса животного-проводника для хумана? Было бы обидно. Ведь наверняка что-то подобное выкинут, чтобы поближе к ней пристроиться. Но зато, пока на Девиде висит (уже официально, блин) долг жизни, он не позволит никому Киру и пальцем тронуть! Значит ли это, что теперь его попытаются убрать как помеху?


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю