290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » ДНК бога (СИ) » Текст книги (страница 58)
ДНК бога (СИ)
  • Текст добавлен: 27 ноября 2019, 08:00

Текст книги "ДНК бога (СИ)"


Автор книги: Лилия Брукс






сообщить о нарушении

Текущая страница: 58 (всего у книги 63 страниц)

Будучи духом, да еще и при этом привязанным к небу, я не имел дома в том понимании, которое закладывается смертными. Вся Земля мой дом. Куда хочу туда и лечу. С моей-то скоростью, расчитанной на космические просторы, от экватора до полюса – дело меньше минуты, так что я вполне мог себе позволить каждый раз отдыхать в новом месте. В основном же я предпочитал проводить время в лесах, населенных птицами, потому что эти маленькие комочки перьев единственные существа, которые знали мою настоящую суть и перед которыми я не притворяюсь. Они знают кто я такой и чем занимаюсь. И честно говоря, порой меня это серьезно напрягает. Такого немого восхищения, благоговения и обожания в глазах маленьких собратьев, когда я в очередной раз заваливаюсь в один из их многочисленных ареалов, не получил бы даже сам Перун, вздумал бы тот вдруг явиться в свой храм посреди службы. Хотя… Чем эти леса не мои храмы? А птицы тогда верующие в меня? Мои верные последователи? Не, ну, а что? Ведь даже в арабских сказках птица Рух считалась Царем Птиц. А я мало того, что могу обращаться в огромную, достигающую в размахе крыльев до сотни метров, белоснежную сову, так еще и фокусы умею показывать. Пф-ф-ф, смешно конечно, но не успел я объявиться, так опять возле меня столпились чуть ли не все обитатели в радиусе пяти километров, чтобы воочию наблюдать свое божество. Или же это все из-за моей привычки смотреть сериалы в большой компании? В их тихие леса достижения цивилизации еще не дошли, вот и развлекаются за мой счет, заодно таким образом лучше узнавая своих мохнатых соседей.

Раздражают. Но при этом они мой основной источник духовной пищи, которым делятся добровольно.

Птицы в Анималии до жути любопытные создания и ни капельки меня не боятся. Каждый раз на новом месте мне приходится подолгу разъяснять подросшим за это время птенцам и новеньким, что я против того, чтобы кто-то садился мне на голову или руки при общении, а когда я сплю, то не стоит расхаживать по мне, как по подиуму и лезть под одежду. Причем смена облика не спасает, все равно достанут, куда бы я не забился.

Моя сущность нежилась на солнце, впитывая живительную энергию, но мысли мои были далеко не позитивными. А тут еще попугаи куда-то пытаются утащить мини-ядерные ракеты, которые я честно стащил из костюма Вераса. Пришлось ловить негодников и объяснять им, что это никакие не орехи и вообще лучше держать свои любопытные клювы подальше от подобных штучек. Тьма, еще думать, куда ракеты девать подальше от всех, чтобы ни одна зараза лапки свои загребущие к ним не протянула. С этими штучками у меня связаны только самые неприятные воспоминания – меня Хильда ими чуть не развоплотила. Нет, существо, у которого солнце – естественная среда обитания, было бы смешно одолеть каким-то ядерными зарядами, от которых я бы даже не почесался. Но это пока Ирина маленькая и не додумалась как обратить вспять энергию ядерного взрыва так, чтобы та не испепеляла, а анигилировала все, чего касалось. Как поменять плюс на минус. И тогда мне становилось совсем не смешно, когда такая маленькая штучка вместо того, чтобы взрываться – отрывала кусок моей сущности! А теперь еще Хильда и своей последовательнице эту гадость оставила? Серьезное подспорье, не спорю, и получи новый Мир такую «пульку», так ему тоже ой как не поздоровиться, как мне когда-то. Так что я, не будь дурак, быстренько изъял опасные элементы, когда выпал удачный момент. Потом, если не удастся срочно растормошить и повысить силу Войны, верну обратно, чтобы та совсем беспомощной не оставалась.

Мои тяжелые размышления на тему того, как исправить собственный косяк, оказались прерваны выбешивающим меня порой сигналом одного из маячков, сообщающем об угрозе. Едва сдерживая многострадальный стон (что ж за день сегодня такой?! Сплошные проблемы!), я создаю над ладонью световую иллюзию (голограммы моя Инь имела возможность создать, разгадав секрет моей способности), чтобы узнать, что где-то в области бывшего Техаса в очередной раз зародился торнадо. Серьезно? Опять?! Как же меня это все задолбало, вы бы знали!

– Не ждите меня к… – я покосился на солнце, рассчитывая время в этом поясе, —… обеду. Это надолго…

– Как скажешь, – попытался скопировать мой жест крылом белый ястреб. – Поймать тебе что-нибудь по возвращению?

Знали бы, каких трудов мне стоило отучить их мне «выкать» и разговаривать со мной нормально. Правда, от благоговейного «владыка» я так и не сумел отделаться, но к подобным мелочам уже давно не придираюсь. Может быть из-за того, что я требую к себе подобного отношения, все птицы кажутся в глазах млекопитающих непроходимыми грубиянами? Ведь если их любимое божество общается с ними на равных, то разве могут сметь какие-то «земные шерстяные зубастики» учить их культуре?

– Не, не хочу, – отмахнулся я от любезного предложения, рассчитывая, что лучше восстановлю запас сил за счет солнца где-нибудь на орбите в тишине и покое. – К вечеру я организую дождь в сотне миль отсюда, а то у местных все поля погорят. Это место тоже зацепит, и погода будет нелётная, – предупредил их.

Сигнал повторился, так что я не стал больше тянуть. Раскинув руки в стороны, я спиной вперед упал вниз с вершины громадного дерева, слыша над головой многочисленные хлопки крыльев взмывшей в небо как по команде стаи. Расслабившись и чувствуя, как тянутся мышцы трансформирующегося за секунды тела, я на автомате убедился, что опутывающая до этого мои руки, грудь и голову тонкая электроника не пострадала, тоже претерпев изменения согласно моей новой форме. Практически слившаяся воедино с моей кожей, она была практически неощутима, и больше напоминала едва мерцающую татуировку. Питалась от моей собственной энергии и предназначалась только для того, чтобы я имел возможность в любой момент обратиться к сети автоматических комплексов, беспрерывно мониторящих состояние планеты и передающих мне информацию об различных отклонениях, которые я потом устраняю. Подобное решение куда удобнее, чем постоянно таскать с собой кажущиеся мне громоздкими и неудобными устройства вроде смартфонов и прочих карманных компьютеров. Я же птица! У птицы нет карманов! А постоянно таскать приборы в лапах или клюве несподручно. Вот я и нашел способ связи с наследством Хильды, не теряя своей мобильности. Просто окружаю себя световыми иллюзиями (голограммами), на которых через сеть тончайших микросхем на моей коже отображается вся интересующая меня информация, передаваемая метеосистемами через спутники. Главное не забывать постоянно проверять все компоненты мозаики на целостность и периодически менять положение спутников, чтобы астрономы-любители с земли их не засекли. Насчет безопасности передаваемых сигналов я не беспокоюсь, нынешний уровень развития зверей еще не позволяет вычислить устройства среди помех. А когда уловят – то тогда моего вмешательства и так не понадобится, потому что к тому времени они сами будут способны о себе позаботиться.

Перья бесшумно пружинили, когда я мощными взмахами поднимался все выше и выше в небо, чувствуя все возрастающее напряжение. Когда холод и разряженный воздух делали существование моей физической оболочки невозможным, я плавно перетек в свой истинный облик частично материального (по показателям близкого к плазме) сгустка чистой разумной энергии, при этом мгновенно увеличивая скорость и без проблем покидая пределы родного мира. Здесь, в космической пустоте, я чувствовал себя просто… Восхитительно! Словно пойманная рыба, вновь оказавшаяся в родной стихии. Все тревоги вмиг унеслись солнечным ветром, оставляющим после себя умиротворение, чувство насыщения и желание свалить подальше от этой каторги куда-нибудь в другую галактику. А еще лучше на Вайнак – родину мне подобных, находящейся вообще в другой Вселенной. Но нет, нельзя… Пока нельзя. Увы, но работа бога тянет назад, словно камень на шее утопленника. Да и не могу я уйти отсюда просто так. Меня же мои собственные сородичи убьют, как прокаженного, так надо им хоть информацию притащить, чтобы мое уничтожение не стало бессмысленным.

«Может быть, они действительно свалили отсюда куда подальше, когда их время вышло?» – неожиданно вспомнив слова Ирины, тяжело вздохнул я, позволив себе короткий мечтательный взгляд на манящие звезды.

Я же Звездный Кочевник, солнечный дух, свободно перемещавшийся в космическом пространстве. Меня нельзя держать взаперти на маленькой планетке столько времени, пусть даже и сижу здесь по собственной воле.

Если учитывать, сколько мне пришлось стерпеть на этой планетке с ее проблемами, то я нисколько не удивлюсь, если предыдущие версии Войны и Мира драпали с этого мира, не собирая чемоданы, как только отправляли своих подопечных в новый цикл. У самого крылья чешутся, как хочется поступить точно также. Бросить все и улететь. Свою родную солнечную систему за эти тысячелетия я уже успел изучить от и до, побывав в незатухающих штормах газовых гигантов, покатавшись на кометах и даже искупавшись в питательной раскаленной плазме на поверхности желтого карлика. Убедился, что никаких марсианских колоний пришельцев по соседству не наблюдается, а американцы все-таки обманули всех в свое время, потому что тот долбанный флаг на луне я так и не нашел! Вообще, я больше не нашел никаких признаков жизни кроме как на Земле в пределах солнечной системы, потому и не покидал ее слишком часто от скуки. И это… странно, потому что не совпадает с моей памятью, в которой пришельцы где только не оставляли свои следы. А тут вдруг ни единого забытого спутника, ни единого обломка, ничего, словно и не было никогда.

Очень странно.

Идея поискать братьев по разуму на других планетах не оставляла меня еще с времен, когда считал себя человеком. И в скором времени я планирую осуществить свою мечту любым способом. Конечно, будучи светом и разгоняясь в космосе почти до скорости света мне все равно придется потратить много лет на то, чтобы достигнуть ближайшей звездочки, а на то, чтобы облететь всю галактику может не хватить вечности… но ведь для того я и бессмертное создание, разве нет?

Осталось только немного потерпеть, пока не созреет моя смена, после чего могу проваливать хоть на все стороны света. Ведь я останусь абсолютно один и ничего меня держать больше не будет. Раньше меня Смаут Диви держала, найдя мне достойную цель для существования. А теперь что, когда я убил Хильду и наши новые версии скоро исчезнут безвозвратно? Что мне делать здесь потом совсем одному?

И потому меня терзают вопросы «Не поступили ли мои предыдущие версии так же мерзко, как я? Не оставались ли тоже в одиночестве? Возвращались ли на родину?» Увы, но ответов на них я никогда не знаю. Ведь наши предыдущие версии не были такими же идиотами, как я, и никак не выдавали своего присутствия своим клонам. Притворялись, помогали тайно, чтобы не испортить тщательно выстраиваемый сценарий. Один я возомнил себя самым умным и с грациозностью слона в посудной лавке все испортил в тот момент, когда весь такой красивый предстал воочию перед молоденькой Войной, перепутав с Хильдой. Та, явно тоже не ожидала подобной наглости, раз не успела меня перехватить и опоздала, допустив, чтобы меня увидели. И я наступал на эти грабли раз за разом, уже не просто случайно попадаясь на глаза, а вмешиваясь напрямую, общаясь, позволяя себя касаться и доказывая свою реальность. Я думал, что блокировка памяти может это хоть немного исправить, но просчитался.

Эх, ну чего теперь сожалеть, верно? Зато мне было не так скучно. И раз уж Ирина обо мне вспомнила, то я снова могу свободно с ней общаться, а это довольно-таки неплохой плюс во всей этой беспросветной заднице, куда я сам себя загнал.

Еще меня бесконечно угнетает то, что даже отдохнуть толком не могу в родной стихии! Пока я вне пределов Земли, то не могу получать сигналы метеостанций и не чувствую своих подопечных, а значит не могу быть уверенным, что пока я тут в солнечном потоке нежусь, то кого-то внизу в это время не убивают!

«Как же мне все это надоело!» – продолжил я жаловаться сам себе, приближаясь к одному из спутников Хильды.

Внешне замаскированный под обычный космический камень, внутри него находилась довольно интересная начинка, позволяющая сложному устройству работать хоть целую вечность без сбоев.

Непонятный мне вид энергии, превосходящий обычное электричество буквально во всем. Хотя бы тем, что никак не повреждает тонкое устройство с течением временем, а даже немыслимым образом защищает его своим излучением, отчего все провода даже в сороковых веках выглядят, как новенькие! А еще эта энергия невероятно пластичная и даже вроде как… живая?

«Ну-ка, иди к папочке», – едва ли не мурлыкнул я, когда добрался до сердца спутника и отколол от него крохотный кусочек.

Странный полупрозрачный голубой кристалл с серебристым отливом на несколько секунд засветился глубинным светом, быстро сращивая трещинки, через которые из него начала изливаться та самая удивительная энергия, а добытый осколочек я поместил в собственное поле телекинеза. Надо же Ирину задобрить хоть как-то за сворованные ракеты и помочь ей с переводчиком! Может быть, она еще сможет разгадать секрет этих странных кристаллов, как наследница Хильды, и использует в своих целях.

Поначалу я не знал, что это за вещество такое из неизвестных мне элементов. И каким же образом эти камушки трансформируют и впитывают разлитую вокруг них энергию, концентрируя ее внутри своей кристаллической структуры, после чего выступают в роли совершенного и абсолютно безопасного генератора? Я понятия не имел, где моя Инь раздобыла это чудо, потому что вряд ли она сама могла бы изобрести что-то подобное при всем своем гении. От этих кристаллов МАГИЕЙ за версту несет! Да, именно магией! Потому что я пока не придумал другого названия той энергии, из которой состою я, все души, и которая концентрируется в этих долбанных кристаллах! Хильда просто напросто не обладала столь же сильным чутьем на подобные штуки, что и я, потому и не могла изобрести эти камни! Но откуда она их тогда взяла и кто их в таком случае оставил – я не знаю. Можно, конечно, подумать на наши предыдущие версии, но откуда у них тогда взялись? Они должны были быть слабее и не столь развитыми, чем последующие. Эволюционная гонка, все дела, означающая, что я сильнее и совершеннее предыдущего Мира, а новый Мир будет сильнее и совершеннее меня. Не смотря на то, что мы все являемся копиями друг друга, предыдущий опыт учитывается и мы все стремимся хоть немного, но исправить былые ошибки и сделать нового себя чуточку лучше, чтобы вырвать преимущество. Таково уж наше развитие и не нам менять эти правила.

Но теперь, когда я вернул свою память… Снова жалею, что Хильды нет и некого встряхнуть за грудки, чтобы спросить «Какого хрена ты это знала?! И сколько еще из памяти оригинала тебе было открыто на самом деле?!»

Быстренько собрав спутник обратно, а заодно подкорректировав его орбиту, я махнул прошедшим сквозь него крылом и с ухмылкой увидел, как на пару секунд вокруг машины возникает кинетический барьер, призванный защищать от космического мусора. Еще одна моя способность, воплощенная в технологиях Хильды. И откуда только она все это узнала, когда на лабораторный стол я ей так и не дался? Не в этой жизни, по крайней мере. Ар-р-р, и новая Война слишком маленькая, чтобы могла отвечать на вопросы вместо Хильды!

Лениво раздумывая над загадками мироздания, я за считанные секунды облетел планету и начал неторопливо снижаться на ее темную половину, куда давно опустилась ночь. Приятный ток энергии привычно замедлился, сворачиваясь и укомплектовываясь, когда я вновь начал воплощаться в облике самой обычной маленькой (на фоне настоящего размера этой формы) полярной совы, бесшумно продолжившей плавное снижение.

Где там это гребанное торнадо? Ага, вот оно, еще только зарождается, закручивая низкие облака в воронку. Ну щас я его…

ЧЕГО?!

Я чуть с неба не рухнул, когда меня неожиданно оглушило многократно наложившимся друг на друга чувством опасности, угрожавшей моим подопечным. Причем ВСЕМ СРАЗУ!!!

«Чё за нахрен?!» – выругался в мыслях я, спешно корректируя курс и набирая высоту, чтобы снова перейти в состояние полуматерии и преодолеть сотни километров за секунды.

Времени у меня было мало, ведь моя интуиция обычно срабатывает примерно за полминуты до предполагаемой угрозы, но этого вполне хватало, чтобы я успевал прибыть на место, разобраться в ситуации и принять необходимые меры.

Снова эти Кёниги! Вот не дают они никому покоя! Что на этот раз? Кто-то решил подорвать их семейное гнездышко? Пожар? Пирогом отравились? Или же…

Ох…

Ты ж…

Твою…

Я уже говорил, что сегодня просто отвратительный день? Только что он стал еще хуже!

– Я же говорил, что сегодня никаких… – начал было я праведное возмущение, как в следующее мгновение мне пришлось спешно спасаться, поражаясь скорости бросившегося на меня противника.

Подхватив телекинезом стол, я выставил его перед собой на манер щита, надеясь, что это хоть немного задержит сорвавшегося в безумие Вераса. Я начал концентрировать вокруг себя энергию для защиты и думать, как бы ее успокоить, случайно не убив и не разрушая это место до основания. А то мои способности далеко не безобидные и приспособлены в основном для больших дистанций, чтобы самому не попасть под их воздействие. Кому захочется получить хотя бы банальный сгусток заряженной плазмы промеж глаз?

Окровавленная рука пробила столешницу, словно фанеру, и схватила меня за воротник, пробив щит своей собственной энергией. Я даже удивиться не успел этим фактом, опешив от неожиданности, как уже летел лицом в стену напротив, прихлопнутый вдогонку этим же предметом мебели. Надо бы отменить материализацию, а то физические законы меня тормозят. Оболочка не позволяет быстро действовать, а в духовной форме, игнорирующей инерцию и прочие законы природы, я могу нанести непоправимый урон, спалив все в округе до основания. Да и если я сейчас начну всерьез сопротивляться, то я ее просто поломаю, как вафельную! У нее же тело почти человеческое с хрупкими косточками, слабыми мышцами и прочей требухой. Как бы ее аккуратно схватить и обездвижить? Сменить форму? Не, слишком тесно. Да и ловкости не будет хватать, так что лучше оставаться в равных весовых категориях.

Я попытался быстро подняться, скидывая с себя обломки стола, как схватившая меня за волосы на затылке сильная рука немного приподняла, а после шарахнула лбом об пол так, что будь на моем месте обычный смертный, то череп бы точно не выдержал. Однако я даже боли не почувствовал, было просто неприятно, и я был растерян. Все еще не мог понять, что происходит, надо ли позволять себя атаковать, потому что был уверен в отсутствии вреда для себя. А если нет вреда, то может лучше не сопротивляться и подождать, когда перебесится? Откроется, и я ее схвачу, чтобы утащить подальше. Ошарашенный силой и напором врага, задумавшийся над положением, в себя я пришел только после того, как в шею впились чужие зубы, принявшись жадно вытягивать из меня жизнь.

Вот такого к себе обращения я точно стерпеть не мог, потому что почуял боль, сообщавшей, что повреждать она стала уже не только тело. Что она себе позволяет?! Я мигом вспыхнул от возмущения.

– Ах ты дрянь! – оскалился я, смешав свой рык с голодным рычанием впившейся в меня хищной твари.

Дернулся, но снова упал, когда мою руку с неожиданной силой зафиксировали за спиной, положили ладонь мне на затылок, а в поясницу уперлось колено, не отрываясь при всем этом от моей шеи.

Ну все! Я разозлился окончательно! Хочет драться?! Щас она у меня получит! Если я с Хильдой разобраться сумел, то и с этой мелочью справлюсь!

Еще несколько секунд терплю боль и стремительно опустошающийся резерв (ладно уж, пусть поест, детеныш, особо не жалко) – и вот уже вместо человеческого злого мужчины на лапы вскакивает не менее злющий крупный белый лев, перемазанный своей и чужой кровью.

Погодите-ка… А чего это Ирина вся израненная?

– Вкусный? – прищурил я светящиеся огнем глаза на довольно облизывающуюся в другом углу комнаты Ирину, куда я ее откинул. – Ну конечно же вкусный. Хильда тоже от моей крови тащилась. Чистая энергия все-таки, а не низкокалорийные смертные душонки. И раз уж попробовала, то знаешь, что испытывал твой Янь, когда ты на него в Чистилище свалилась. Не так ли?

Разумеется, она мне не ответила, полностью сосредоточившись на собственном кайфе, вызываемом у Верасов живой кровью. Запущенный случай. Пока эффект не спадет – разум к ней не вернется. Главное успеть закончить возводить вокруг себя более мощный щит и полностью материализовать оружие, стараясь при этом не делать резких движений, а то опомнится и бросится снова.

Пользуясь моментом, разглядываю ее получше, чтобы понять, насколько все запущено. Как я и предполагал, эта дура потратила слишком много сил, никак их не восстанавливая, за что и расплатилась. Причем довела все до того, что ее духовные раны перенеслись еще и на физическую оболочку, что было прямым указателем того, насколько близко она подошла к развоплощению. Сейчас-то она изрядно глотнула моей силушки и уже начала стремительно регенерировать, но я все равно успел увидеть следы от огромных когтей и зубов по всему телу, чуть ли не перекусивших ее пополам.

Ох, как нехорошо…

Радует, что первым ей именно я попался, а то страшно представить что бы случилось с обитателями особняка, если бы ставшая абсолютно невменяемой, движущаяся на одних голых инстинктах выживания Война успела бы выбраться из своей комнаты. Это был бы один из самых коротких фильмов ужасов, ведь кому, как не мне знать скорость и жестокость Верасов, с которой те разрывают свои жертвы. Пару раз уже случалось, с ней это не впервой, хотя в настолько печальном положении я ее еще не видел. До этого она дичала из-за того, что чуть не умирало ее тело, а в данном случае умирает именно ее дух.

Нужно увести ее отсюда подальше. В столь ограниченном пространстве, да еще и с угрозой навредить окружающим (и раскрыться перед ними до кучи), мне не развернуться.

Я сжал покрепче легшее мне в ладони гладкое длинное древко примерно с меня высотой. Оно было пепельно-серого оттенка и больше трети длины его занимало сложенное пока что бело-серое лезвие. Для удобства я обмотал рукоять тканью, чтобы оружие не выскальзывало, а также вернул человеческий облик, потому что руки куда ловчее и быстрее звериных лап, хоть и терял при этом в силе и реакции. Хотя, какой толк от звериной формы, если я в любом случае при контактном поединке боец никудышный? Тем более против Вераса, заточенных больше для рукопашных схваток… Да, пожалуй, именно это оружие лучше всего подойдет для ближнего боя против данного противника. Я не обольщался, считая, что этот поединок пройдет для меня легко, как и не купился на обманчиво хрупкий внешний вид своей противницы. Знаю, что за этим обликом скрывается тварь куда более опасная, чем все существующие в этом мире хищники, включая меня самого. Лично был знаком с ее создательницей. Пока что Ирина еще слишком молодая и неопытная, не успела эволюционировать, но все равно жопой чую, что даже сейчас она вполне способна мне нехило навалять по самые помидоры! Я существо слабое, воздушное, мой стиль заключается в дистанционных атаках, а все мои способности завязаны на манипулировании энергией и требуют много времени (несколько секунд и больше), нанося огромный урон всему вокруг. То есть, в данной ситуации для меня сплошные минусы, тогда как новоявленная Война, подобно моей Инь, отличается огромной скоростью, ловкостью, выносливостью, точностью, хитростью, беспощадностью и еще много всяких неприятных «ой». Потому, если не вытолкаю этого дьявола сейчас наружу, то она меня загонит в угол и порвет голыми руками!

Ирина стояла в расслабленной позе, медленно перекатывая голову с одного плеча на другое. Даже отсюда я слышал, как щелкают ее кости и противно хлюпают стремительно сращиваемые мышцы. Регенерация идет полным ходом. Хорошо устроилась, тварь, на ворованной энергии, восстанавливается буквально на глазах! Умудрилась же прокусить мое духовное тело, чего я совершенно не ожидал, ведь до этого она могла мне только физический вред причинить, что для меня все равно, что попортить одежду. Я не такой живучий, как этот кошмар, и восстанавливать повреждения буду несколько дней точно. Когда уже успела так подняться? Ведь буквально на днях была еще чуть сильнее обычного человека, а тут раз – и в самую душу вгрызлась!

Стоп, отставить панику! Этот маленький лабораторный демон не моя (как вспомню ее сейчас, то вся любовь к ней вдруг куда-то проходит) Хильда, она все еще слабая, да к тому же она все еще в прострации. Наверняка сейчас распробует меня как следует, найдет ряд плюсов по сравнению со смертной кровушкой, и бросится с новым…

Благодаря космической реакции успеваю выставить блок и скользнуть в сторону, пропуская противницу мимо себя. Пригибаюсь, обходя ее с правой стороны, и будто в замедленной съемке наблюдаю за тем, как Верас по инерции движется туда, где я только что стоял, и где все еще висит удерживаемое телекинезом оружие, на которое пришлась вся мощь удара.

Чуть не проморгал ее атаку в прыжке сверху! Не так уж и быстро, как я ожидал!

Очутившись за ее спиной, я танцующим движением буквально выдергиваю древко из-под ее носа (она только только касается ногами пола, завершая свой прыжок) и целюсь ей в голову, намереваясь оглушить.

Чтобы уже через мгновение я имел «удовольствие» лицезреть успевшую перехватить мое оружие и полностью развернувшуюся ко мне лицом девушку.

Когда она…

На меня в упор смотрят черные глаза.

Нет, не такие как у нее обычно, имеющие лишь беспросветно черную радужку, сливающуюся со зрачком.

Они были ПОЛНОСТЬЮ черными!

Словно залитые чернилами, черный свет поглотил весь белок, словно кроме как из тьмы глазное яблоко больше ни из чего не состоит. Лишь где-то в глубине этих маленьких кусочков сплошной темноты тлели слабые алые кровожадные огоньки безумия.

И вот тут мне стало по-настоящему страшно…

– Кх-х-х-х… – прохрипел я, замечая, как алые огоньки разгораются ярче, становясь практически видимыми, слегка подсвечивая радужку.

Опускаю глаза вниз и вижу, как ее рука, вошедшая в мой живот на половину запястья, деловито движется в обратном направлении. Розовый острый девичий язычок слизывает кровь с изящных пальцев, а сама она закатывает глаза и едва ли не мурлычет от наслаждения. Она снова не только ранила мое физическое тело, пробив защиту, но и задела сам дух!

Это уже была не Верас. Она эволюционировала! Ее сила пробудилась, превращая в такое же существо, как и я, запертое в органическом теле!

– Тварь!

Я отскакиваю назад, зажимая рану одной рукой, и рычу от едва сдерживаемой ярости. Верас открыла глаза, но с места не сдвинулась и своего занятия не прекратила, полагая, что раз так легко смогла меня покалечить, то я точно никуда от нее не денусь. Разум к ней еще не вернулся, так что сейчас она меня не узнавала, но осмысленность и, самое главное, спланированность в ее действиях появились. О-о-о, только не говорите мне, что в ней пробудились инстинкты Пожирателя Душ и сейчас она открыла охоту на меня, движимая врожденной ненавистью к естественному врагу.

Шутки кончились.

Сейчас либо я успокаиваю эту хищницу, либо меня тут самым натуральным образом сожрут заживо!

Ирина напряглась, что-то почувствовав, и начинает спешно уворачиваться от множества устремившихся к ней предметов. В качестве снарядов пошло все подряд: книги, стулья, одежда, цветочные горшки, техника, мебель – все до чего я мог дотянуться своим телекинезом и что не прибито к полу. Она все еще личинка, несформировавшийся кошмар. А это значит, что если я ее раню, сломав конечности, то она ничего сделать не сможет.

С трудом уворачиваюсь от прорвавшейся ко мне сквозь обстрел Вераса. На этот раз более успешно отражаю выпад, не купившись на тот же трюк, закончившийся моей травмой. Идеально рассчитанная длина древка позволяла держать на почтительном расстоянии принявшуюся крутиться вокруг меня акулой девушку, не цепляясь при этом за интерьер, превратившийся в мусор, а выскочившее широкое лезвие косы и два новых неглубоких пореза (на груди и бедре) – заставляли невольно серьезно задуматься над темой «так ли вкусна моя божественная тушка для всяких обворожительных маньячек, что они готовы сами насадиться на косу и дать их, наконец-то парализовать?»

Пока что не готова.

А просто взять и пришпилить эту гадину телекинезом, как прежде, чтобы не дергалась – не получается. Тоже же дух, хоть еще не осознала этого, но сокрытая в ней сила не позволяет использовать по отношению к ней столь бесчестные приемы, кроме как откидывать подальше «ударной волной». Для этого я в течении нескольких секунд собираю и сжимаю воздух, после чего дожидаюсь, когда сгусток окажется рядом с Войной и резко ослабляю хватку. По эффекту напоминает взрыв и по звуку соответствующе. Хорошо, что я до начала боевых действий успел окружить комнату барьером тишины, и ни один подозрительный звук не потревожит покоя других обитателей. Иначе бы поднявшийся грохот, сравнимый с ковровой бомбардировкой, распугал бы не только всех догов с прислугой, но и всю столицу в придачу!

– В чем дело? Ты начала повторяться, – подразнил я ее, хоть и прекрасно знал, что та вряд ли сейчас способна осознавать речь, все еще находясь под влиянием инстинктов. – И это по-твоему удар? Позор это, а не удар! Ну чего же ты таращишься на меня? Передумала драться?

Мне было весело, мной двигал позабытый боевой азарт. Я ведь тоже хищник и мне было интересно хоть немного поиграться и помериться силами с тем, кто это выдержит. Любопытно же, что она может, какие у нее сейчас возможности, так что пускай еще немного побегает прежде, чем я ее поймаю.

Каюсь, я увлекся и заигрался с этой мышкой, позабыв, что мы вообще здесь делаем. Слишком долго ни с кем не дрался, а тут столько воспоминаний о том, как мы с Хильдой цапались. Помню только, что ее надо было скрутить, утащить и подержать где-нибудь взаперти, пока не оправится. Могу даже пожертвовать еще своей жизненной энергии, чтобы не загнулась, хотя и того, что она уже из меня вытянула ей на первое время хватит.

Бочком продвигался к окну, подгадывая момент, чтобы выскочить наружу, не получив удар в спину, и увести ее подальше отсюда. Снаружи нам обоим будет больше раздолья. Она послушно двигалась следом…

И тут… открывается дверь.

С Войной мы посмотрели на этого самоубийцу одновременно, а тот в полном ахуе смотрел на наше поле боя и ме-е-едленно поворачивающуюся к нему с самыми серьезными намерениями окровавленную фурию, чей силуэт в темноте только угадывался (лампочки мы давно разбили). Меня же, разумеется, никто кроме Ирины не видел, но она потеряла ко мне интерес, найдя добычу доступнее.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю