290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » ДНК бога (СИ) » Текст книги (страница 62)
ДНК бога (СИ)
  • Текст добавлен: 27 ноября 2019, 08:00

Текст книги "ДНК бога (СИ)"


Автор книги: Лилия Брукс






сообщить о нарушении

Текущая страница: 62 (всего у книги 63 страниц)

– Я??? Но почему?! – еще больше охренел волк.

– Ты не расслышал, что я тебе сказал? – снова начал реветь Буйволсон, сурово сверкая крошечными очками для чтения. – Никто до этого из змея и слова не мог вытащить, отчего вообще в его разумности начали сомневаться! А ты тут, такой умный, всего за несколько минут сумел развязать гаду язык, добившись большего, чем весь отдел за неделю! Через тебя хотя бы стало известно имя нашего дорогого гостя и то, что в широтах с холодным и умеренным климатом ему подобных не стоит и искать! И раз он с тобой разговаривает, а с нами нет, то ты будешь присутствовать на допросе. И с этого дня твои ночные дежурства у камеры змея обязательны, только разговаривать с ним ты будешь не о всякой фигне, а о том, что нам будет интересно.

– Понятно, – хмуро кивнул молодой волк, с ностальгией подумав, что лучше бы его в архив сослали.

С учетом того, что ожидаемые следователи из другого департамента уже прибыли, на допрос все отправились незамедлительно. Сэм хотел проскользнуть незаметно и самым последним, а после стоять у самой стеночки и не отсвечивать, но Бого чуть ли не пинками загнал волка вперед всех и заставил стоять рядом.

Рыкинс бегло осмотрелся, но никаких существенных изменений в помещении он не заметил. Все то же преломляющееся на свету толстенное стекло за которым неподвижно лежала огромная черная туша с крепкой чешуей, на которую сейчас с квадратными глазами уставились переставший нахально скалиться гиена и нервно перебирающая копытами зебра с выкрашенными в фиолетовый светлыми полосками на ирокезе. Видимо, только сейчас следователи поняли, что тринадцатиметровый змей – это реально здоровая тварюшка. А главное ХИЩНАЯ! Судя по их бегающим взглядам, направленным на выход, гиена с зеброй подумывали о том, чтобы оказаться как можно дальше отсюда, не посчитав стекло достаточной защитой от плотоядного хладнокровного.

– Ты вообщ-щ-ще во с-с-сне нуждаеш-ш-шся, маленькое чудовищ-щ-ще, раз-с-с уже и днем явилс-с-ся меня дос-с-ставать? – глухо прошипел наг из глубины своих колец, стоило лишь закрыться двери за их спинами.

– На самом деле это наша инициатива, а не офицера Рыкинса, – осторожно взял на себя слово Буйволсон, не зная, будет ли титанобоа разговаривать, если узнает, что помимо волка есть и другие звери.

Однако хорошо же Сэм проехался тому по мозгам, раз змей начал шипеть, едва лишь его почуяв. Пожалуй, надо бы дать ему премию или утвердить за ним должность штатного мозгоклюя. Преступники будут выкладывать все свои грязные планы и сознаваться во всех преступлениях, только лишь бы от них забрали ЭТОГО! Да, пожалуй надо действительно поднять эту тему в ближайшем будущем. А уж если к Рыкинсу добавить рыжего тролля… Бого поежился, испугавшись собственных мыслей, и открестился от этой идеи.

– Ну и ч-ч-чего приперлис-с-сь? – после небольшой паузы лениво поинтересовался Соларис, по прежнему не высовываясь из убежища в виде собственных колец, как черепаха из панциря.

Капитан полиции едва заметно облегченно выдохнул. Значит, его расчет оказался верным, и в присутствии того, с кем более менее наладил отношения, змей решил пойти на контакт.

– Ты знаешь, зачем мы здесь.

– Знаю, – согласился тот. – Каждый день с-с-с одними и теми же вопрос-с-сами. Надоели.

– И каков твой ответ на них?

– Не дождетес-с-сь… – с явной издевкой.

– Ах ты ползучий… – начал закипать Буйволсон, но его перебили.

– Не поддавайтесь на провокации, капитан. С этим… – крашенная зебра смерила чешуйчатую гору презрительным взглядом, – существом нельзя говорить, как с цивилизованным животным. Оно понимает лишь язык силы.

– О-о-о… А вы с-с-считаете с-с-себя с-с-сильнее меня? – отозвался Соларис тем же насмешливым тоном. – Ч-ч-что ж, попробуйте.

– Смейся сколько влезет, монстр. Но не думаю, что тебе станет настолько же смешно, когда ты повторишь судьбу своего сородича, – вскинула голову полосатая, вытаскивая на свет то, что принесла с собой. – Узнаешь?

Черная с оливковым отливом чешуя пришла в движение, когда Соларис принялся расплетать свои кольца, чтобы поднять голову. Узкие ноздри выдохнули на холодное стекло теплый воздух, отчего-то стало мутным и от этого малахитовые глаза казались немного расплывчатыми. Тонкие зрачки безотрывно вцепились в прозрачный пакет, внутри которого было видно потемневший у основания змеиный клык.

– Дос-с-стань, – уже без прежней насмешки прошипел наг, выглядя встревоженным.

– Неужели заинтересовался? – захихикал своим полубезумным смехом гиена так, как умеет только этот вид. – Труп этого ублюдка вынесло на берег течением. Ему пулю пустили в мозг через пасть, после чего скинули в реку, где тот кормил рыб.

– Еще легко отделался по сравнению с тем, что ждет тебя, если не будешь полезен, – кивнула на слова напарника второй следователь, тем не менее доставая клык из прозрачного пакета.

Сразу же после этого наг принялся покачивать темным раздвоенным язычком, пробуя на вкус запах, исходящий от улики, и разбивая его на составляющие. Небольшие отверстия в стекле для вентиляции у самого потолка позволяли ему это сделать, хоть и пришлось подождать, когда необходимый запах дойдет до органов осязания.

– Так что не стоит принимать нас за плюшевых игрушек, которые не могут за себя постоять. Если ты не станешь говорить то, что нас интересует, то перестанешь представлять для нас ценность, – вновь оскалился гиена, растягивая лыбу до ушей. – А когда это случится, то ты будешь молить о том, чтобы мы обошлись с тобой столь же мягко, как с этим рыбьим кормом!

– Ой, да неуж-шели? – перестав принюхиваться, неожиданно тоже расплылся в широкой улыбке змей, демонстрируя шикарный ассортимент острейших зубов, самый маленький из которых был длиной с кинжал, а верхние клыки вообще коротким мечам подобны. При взгляде на эту «доброжелательную» улыбку даже хищникам стало дурно. – Надеетес-с-сь меня запугать, убеждая в том, ч-ч-что это именно вы убили моего помощ-щ-щника?

– Значит эта анаконда была твоим помощником? – сразу же зацепился за его слова Бого. – Какое положение ты занимал в вашем налете?

– Я был руководителем и иниц-ц-циатором вс-с-сех нападений. Довольны? – снисходительно посмотрел на них Соларис, перестав ухмыляться.

– Отлично! Значит мы взяли лидера их шайки! – потер лапы гиена. – А ну быстро признавайся, змеиная морда, куда вы утащили наших граждан, а не то…

– А не то ч-ч-что? – покачал темным языком наг. – Вс-с-се равно вы ничего мне не с-с-сделате.

– Это почему же? – насупился Буйволсон.

– Киш-ш-шка тонка! – вновь обнажил ряд острых клыков-ножей, но на этот раз в пренебрежении. – Трус-с-сливый корм! Вы не з-са с-с-своих горожан тряс-с-сетесь! Вы з-са с-с-свои места в общ-щ-ществе тряс-с-сетесь, а на других вам прос-с-сто плевать! Ес-с-сли не было бы плевать, то вы хотя бы заметили наш-ш-ше прис-с-сутс-с-ствие до того, как с-с-стало бы с-с-слиш-ш-шком поздно! – будь у него капюшон, как у кобры, то точно раздул бы. – А теперь вы пытаетес-с-сь меня запугать, и ч-ч-чем? Тем, ч-ч-что убьете меня, как этого кретина? Да попадис-с-сь он мне тогда – с-с-сам бы его убил!

– Погоди, ты что осуждаешь его? – перебил его шипение удивленный Сэм.

– Ес-с-стес-с-ственно! – вновь показал язык огромный змей. – Ведь я ему прямым текс-с-стом с-с-сказал: не с-с-сметь трогать мудрец-ц-ца, ес-с-сли вдруг тот им вс-с-стретитс-с-ся! А они ч-ч-что? Я ч-ч-чую кровь на этом клыке, – вновь посмотрел на вещдок в копыте зебры и зашипел еще более зло, чем прежде: – Это не наш-ш-ша кровь. И не ваш-ш-ша. Этот идиот имел наглос-с-сть укус-с-сить саму С-с-смерть и за это был наказан. Проклятье Диви, наложенное на вес-с-сь наш-ш-ш род, убило его с-с-с первой каплей крови до того, как ч-ч-елюс-с-сти с-с-сомкнулис-с-сь и пуля попала в мозг. Ес-с-сли бы не этот идиот, то Диви была бы уж-ше у нас-с-с! Именно она была нам нуж-шна! Именно потому мы заш-ш-шли так далеко и открыли з-сдес-с-сь охоту!

Соларис посмотрел Рыкинсу в глаза, прекрасно зная, что тот единственный понимает о чем он говорит. Нагу нет оснований доверять мешку меха и костей, будь тот хоть весь облит запахом Диви. Так что если волк откроет пасть и начнет объяснять Буйволсону и остальным, по какой именно причине и ради кого змеи начали шарить в Зверополисе и округе, то никто из этих четверых живым отсюда не выйдет. А что касается вероятного осуждения хумана… Что ж, приемнице Хильды придется лучше выбирать себе знакомых.

– Значит, вы явились сюда не просто так, а в поиске кого-то, – опустив замечания про проклятье и прочую чушь, подвел итог речи заключенного Бого. – Кого?

– Не виж-шу с-с-смыс-с-сла облегч-ч-чать вам работу, – ответил этот гад вместо того, чтобы во всем сознаться.

– Кого бы они не искали, но судя по всему искомый не горел желанием куда-либо с ними отправляться, – поежился под проникновенным взглядом чешуйчатого волк, почему-то почувствовавший себя, как на минном поле. – Значит, этот неизвестный все еще должен находиться в Зверополисе!

Соларис хмыкнул, что очень походило на «Ладно, поживи еще, но я слежу за тобой», и посмотрел на пару следователей, которых в любом случае не собирался отпускать живыми по причине того, что после не факт, что сумеет до них добраться. Но это не значит, что наг не оставил ментальный блок в головах волка и буйвола, которые снижают у них критическое мышление в отношении всего, что касается преемницы Войны, и не позволит слова лишнего произнести. А если оба будут упорствовать, то сильные головные боли поуменьшат их запал.

– Значит надо разослать ориентировки и выяснить, за кем именно охотились ползучие гады, что даже решили сменить места охоты, – быстро закивал гиена, косясь на широко зевнувшего змея, не выглядевшего раздасованным или рассерженным.

– Вот и ладуш-ш-шки. Проваливайте уже, я ус-с-стал, – демонстративно закрыл глаза Соларис.

– Не думай, что на этом все! – постучала копытом по стеклу зебра. – Мы продолжим, когда вернемся!

– Es-s-sli vernetes-s-s’, v chem ya s-s-sil’no s-s-somnevaus-s-s’, – что-то прошелестел титанобоа себе под нос, обнажая клыки в недоброй ухмылке.

Потому что он уже давно заложил в головы обоих программу самоуничтожения, а волк с буйволом и так каждый день к нему наведываются, вместе с тюремщиками, чтобы наг мог обновлять и корректировать у них поведенческие закладки.

– Что? Что ты сказал? – естественно не поняла ни слова та.

– С-с-счас-с-тливого пути, говорю, – еще шире оскалился гипнотизер, потеревшись плоской головой о прозрачное стекло, ничуть не препятствующее его способностям. – Оч-ч-чень неприятно было с-с-с вами познакомитьс-с-ся.

– Мы не прощаемся, – фыркнула зебра, утаскивая на буксире притихшего напарника.

Соларис провожал их взглядом, пока за их спинами не закрылась дверь, после чего посмотрел на оставшихся посетителей, которых надо чуточку задержать, чтобы дать фору той парочке. А то еще окликнут этих следователей и заметят их пустые взгляды в сочетании с односложными ответами. Что поделать, если в момент выполнения самоубийственных заданий жертвам надо полностью выключать рациональное мышление и инстинкт самосохранения.

– А на кого ориентировки рассылать? – поморщился Сэм от слабого укола в висках.

– На Ночную Тень, – словно прочтя его мысли, помассировал голову Бого. – Во всей этой истории именно про него меньше всего известно, и чуют мои рога именно он ящериц привлек. Пора бы выяснить, кто скрывается под маской.

– У меня идея получш-ш-ше, – стукнув хвостом по стеклу, поймал их взгляд наг, немедленно вторгаясь в ход чужих мыслей. – Никаких ориентировок пос-с-сылать не нужно. Вс-с-се данные об Ноч-чной Тени унич-чтожить, а вс-с-се, что будете получ-ч-чать заново – игнорируйте, – змей помотал головой: – Хаш-ш-ш… Как ж-ше неудобно так общ-щ-щатьс-с-ся! Трис-с-ста лет не раз-сговаривал вс-с-слух. Яз-сык заплетаетс-ся!

– «Так же добудьте и потеряйте запись сегодняшнего моего допроса, а сами забудьте все с момента, когда следователи вышли, и начните осознавать себя, когда тоже окажетесь снаружи,  – решив больше не изгаляться над собой, начал транслировать животным приказы прямо в мозг. Причем в этой форме общения он почти не шипел, а голос стал приятным мужским баритоном. – Вы слишком устали за сегодня. Возьмите выходной, но завтра обязательно возвращайтесь сюда для дальнейшей беседы… Ах, да! Последний вопрос. Помимо меня вы взяли еще кого-нибудь живым?»

– Да-а… Крокодила… – с пустым взглядом протянул Сэм.

Черный титанобоа на секунду задумался, покачав языком.

– «Свободны», – потерял к ним всякий интерес, зная, что полицейские послушными куклами выйдут и начнут действовать согласно заложенной программе.

«Ага, как же, запугать они меня пытаются и силой давить,  – свернувшись в кольца, засыпал змей. – Наивные создания. Это они у меня в заложниках, а не я у них…

Несколько минут позже

– А куда следователи делись? – первым очухался Рыкинс, когда они уже поднялись из тюремного блока наверх.

Буйволсон вздрогнул, проморгался и уставился на волка так, словно впервые увидел. Но капитан быстро опомнился и отправился на поиски, которые закончились, едва начавшись, у стойки с Когтяузером. Позор всех гепардов сообщил, что видел, как зебра с гиеной быстрым шагом покинули участок, сели в машину, газанули и уже через сто метров по какой-то причине свернули на встречную полосу прямо под колеса фуры. На данный момент все копы, что стали невольными свидетелями инцидента, с охреневшими мордами ходят вокруг расплющенного в блин стального гроба и пытаются понять, кто виноват и почему водитель вообще совершил сей самоубийственный поступок, унесший жизнь и его пассажира.

Когтяузер из-за прозрачных входных дверей напротив тоже видел момент аварии и чуть сам не помер, подавившись пончиком. И потому рассказывал все это, заметно задыхаясь и указывая дрожащей пухлой лапкой с бутылкой воды на выход.

– КАКОГО…?! – ожидаемо взревел Бого на такие новости.

====== За стеклом (часть третья) ======

Это утро в департаменте началось не так, как обычно. Ну не принято у них, чтобы через парадный вход, как к себе домой, заваливалась толпа разнообразного вооруженного зверья. Ошалевшие от подобной наглости полицейские, не успевшие даже как следует заправиться утренним кофе, оказались мгновенно уложены мордой в пол. Совершенно не ожидали дерзкого налета, ограниченные наличием лишь успокаивающего оружия (что-то более серьезное хранится на складе и требует специального разрешения на применение) против огнестрельного и ранними посетителями, немедленно перешедших в ранг заложников. Если где-то и вспыхивало сопротивление, то быстро подавлялось угрозой расправы с пленниками и парой ранений. Так что бравым полицейским ничего не оставалось, кроме как скрипеть зубами от бессильной злобы и ждать подкрепления от других участков. Больше всех скрипел, конечно же, Буйволсон, оказавшийся так же захваченным врасплох прямиком в уборной. Роль покорной жертвы здоровяку совершенно не нравилась, но и получить пулю ему тоже не улыбалось, а придумать ничего не получалось. Какая-то необъяснимая сила удерживала его на месте и заставляла затаиться, поджидая нужного момента и обещая, что все будет хорошо. Впрочем, если бы не поднятая паника, то многие могли бы заметить, что все полицейские в участке ведут себя немного странно. На их мордах не было страха, лишь легкое волнение. Никто не нарывался, не угрожал, не уговаривал. Тихо-мирно сидели там, где их оставили, и внимательно наблюдали за своей охраной. Преступников, ожидавших большего, подобное отношение к себе сбивало с толку и изрядно нервировало. Было некое ощущение неправильности во всем этом.

– Ты! – копыто главаря-кабана банды указало на единственного показавшегося ему адекватным полицейского, который действительно боялся, а не сидел с постной миной. – Пойдешь с нами!

– Что вам нужно? – испуганно пискнул вздернутый за шкирку сразу двумя мордоворотами бандитской наружности молодой полярный волк.

– Проведешь к камерам задержания, – грубо схватив за локоть и вывернув лапу за спину, толкнул его вперед главарь. – Поторапливайся, падаль! У нас мало времени! Ключи! Ключи не забывай!

– От каких камер ключи нужны? – старался не обращать внимания на упиравшийся в бок пистолет Рыкинс.

– От всех! – прикинув количество возможных задержанных, которых необходимо выпустить для осуществления плана, кабан решил разделить силы. – Эй, Кость, Рваный! Прошвырнитесь с блондинкой по нижнему ярусу и выпустите змея! А вы, – бросил ключи другой паре, – помимо прочих найдите и выпустите ящера! Они должны навести достаточно шороху, чтобы у нас появилось время убраться из города с награбленным!

«Так сюда они завернули, чтобы выиграть время и уйти от погони? – начал догадываться Сэм, на автомате открывая своим пропуском все мешающие проходу двери. – Наверное, кто-то гениальный в их группе вспомнил про заключенных здесь чешуйчатых и предложил их выпустить вместе с другими удерживаемыми до разбирательств преступниками, чтобы распылить внимание полиции. Конечно, кому какое дело окажется до какой-то шайки грабителей, если на воле окажутся два опасных активных хищника? Разумеется, в первую очередь все на ящеров переключатся! Интересно, а они хоть задумывались над тем, что сами окажутся заперты в участке с этими самыми хищниками? Снаружи спецслужбы наверняка уже оцепили все здание. Деваться им некуда! Идиоты»

– Поторапливайся! – толкали волка в спину те же самые мордовороты, хотя они и так чуть ли не бежали. – Куда дальше?

– Здесь, – Сэм остановился перед дверью в помещение со стеклянной тюрьмой для особого преступника, чувствуя непонятную робость. – Он здесь.

– Открывай! – вновь подтолкнули его грабители, благоразумно отойдя на шаг.

Как будто ждали, что стоит двери открыться – и оттуда немедленно выскочит здоровая гадина, которая в первую же секунду схарчит оказавшегося на её пути. В принципе, может быть, но они не встречались с этой забавной зверушкой и не в курсе, что даже эта укрепленная бронированная дверь не факт, что удержит нага. Для того, чтобы клетку занести, пришлось целую стену разбирать, а потом заделывать, потому что архитекторами не предусматривалась возможность того, что преступника приведут не в наручниках под конвоем и тот вообще не будет являться анималийцем. Когда камера в тюрьме для нага будет готова, то выгружать придется в том же порядке.

В подземном помещении все было нормально. Тихий гул работающей вентиляции с конденсаторами и шорох брони плотоядной чешуйчатой твари, меняющей свое положение. Соларис встретил потревоживших его покой широким зевком с демонстрацией набора шикарнейших клыков, достойных динозавра, коим он, по факту, и являлся. Лениво посмотрел на резко пожелавших оказаться далеко-далеко налетчиков, встречаясь с ними взглядом и мгновенно подчиняя ничего не подозревавших животных, после чего изволил покоситься на своего самого частого посетителя, которого уже можно без натяжки назвать приятелем.

– С-с-служба не ждет-с? Ос-с-сталс-с-ся бы дома, как я с-с-советовал, глупый детеныш-ш-ш… – с ноткой злорадства зашипел трехсотлетний хищник.

– Да я сам уже жалею, что не послушал тебя. Надо было реально взять неделю больничного и хорошенько напиться с такой работой, – едва слышно ответил другой хищник, но более мелкий белый и пушистый, нервным шагом приближаясь к террариуму. – Откуда я знал, что сегодня будет? Да и ты не похож на предсказателя!

Черный змей на последнее заявление лишь задумчиво покачал раздвоенным языком.

– Без разговоров! – прикрикнул на Сэма один из отошедших от вида бронированной туши мордоворотов, угрожающе потрясая оружием. – Выпускай эту тварь!

– Я… Я не знаю пароля! – беспомощно посмотрел волк на электронный замок.

– Лучше бы его тебе узнать, а иначе… – передернул затвором второй громила, наставляя пистолет на поникшего полицейского.

Соларис закатил глаза, вопрошая у потолка за что ему все это.

– Попробуй наугад, – предложил наг, придвигаясь ближе к стеклу, чтобы его плоская треугольная голова оказалась напротив вытянутой морды.

Сэм скептично посмотрел в малахитовые глаза и послушно начал набирать первые пришедшие на ум цифры на замке. Все равно же пароля не знает и никто ему его не скажет.

Огонек на замке после первой же попытки сменил цвет на зеленый, сопровождаясь звуком открываемой стеклянной клетки, приведя не ожидавшего подобного поворота Рыкинса в ступор.

– Ты вес-с-сьма удачлив.

– Да я сам не ожидал, что получится… – начал было растерявшийся Сэм, продолжавший пялиться на замок, как вздрогнул от грохота выстрела.

Опомнившись, он обернулся на звук, услышав задержавшийся на секунду второй выстрел, и с недоумением уставился на закрытую дверь, спешно захлопнутую бандитами, когда клетка начала открываться. Очевидно, в планах преступников было запереть использованного копа вместе с голодным монстром и убежать до того, как наг закончит со своим нежданным завтраком.

Однако что-то пошло не так, о чем сообщал резко ударивший в нос ищейки металлический запах крови.

Эти вооруженные типы, что… погибли? Но как? Что произошло?

Шелест чешуи привел в чувство и заставил перестать думать о судьбе оказавшихся по ту сторону двери. Потому что по ЭТУ сторону очень скоро может тоже случиться еще одно убийство.

Соларис неспешно выполз из надоевшего холодного узилища, перекладывая кольца с одного места на другое и вытянувшись так, что почти касался потолка. А потолок тут и на жирафов рассчитан между прочим! Самая настоящая громадина!

– Мус-с-сор, – презрительно зашипел на дверь наг, когда убедился, что никого постороннего больше нет, а те двое реально застрелились согласно его приказу.

Совсем никого достаточно волевого нет, чтобы сопротивляться его гипнозу. Даже в прозрачную тюрьму посадили вместо того, чтобы всячески изолировать или окружить зеркалами. Так совершенно не интересно. Будто на курорте, если бы не будили постоянно своими занудными допросами, на которых он благополучно дрыхнет. Так себе сервис, на троечку.

В последний раз широко зевнул, подавляя желание вернуться в спячку и продолжить общаться с сородичами, с которыми связан коллективным разумом. Но как тут остаться в стороне, когда тут какая-то посторонняя сила решила влезть и сломать его игрушки? Он предусмотрел такой сценарий только вчера из-за того, что был сосредоточен совсем на другом, но перепрограммировать своих марионеток он успел, чтобы снизить количество пострадавших. Очень уж много горячих голов, особенно среди молодежи, которую не так уж просто заставить не нарываться. Загнанные в угол преступники, не желающие идти в тюрьму, слишком нервные. Может у кого-то дрогнуть палец, если на них нападут.

Что ж, раз такое дело, то почему бы не размяться и не подкрепиться заодно? Полицейских тягать опасно, потому что Диви обидеться потом может, преступников считают поголовно. А кто скажет, сколько точно налетчиков было? Может быть и вправду меньше их на самом деле, чем считалось ранее, либо же часть умудрилась где-то скрыться?

Малахитовые сверкающие змеиные глаза уставились на пытавшегося мимикрировать под стенку волка, забившегося в самый дальний угол. Саблеподобные клыки чешуйчатого помимо воли обнажились в глумливой (Или плотоядной? Наверняка плотоядной) ухмылке.

– В ч-чем дело, детеныш-ш? Ты уже не такой с-с-смелый, как за метром с-с-стекла?

– Ты же не будешь меня есть, верно? Друзей есть нельзя! – заметив поползновение в свою сторону, панически затараторил загнанный в угол зверь.

– О? Так-с мы друзья? – немного прикрыл мигательной пленочкой глаза величественно надвигающийся на него наг, глядя свысока. – Не много ли ты о с-себе возомнил, млекопитающ-щ-щее?

– А разве нет? – царапнул стену позади себя, в невольной попытке вскарабкаться выше. – Я думал, что все эти несколько часов разговоров по душам что-то для тебя значили… – отвел взгляд, прикидывая, сможет ли проскочить мимо занявшей почти все свободное пространство туши и запереться в опустевшем террариуме или же только спровоцирует, буквально прыгая змею в пасть?

– К твоему с-с-сведению, ты мне вс-с-сегда только меш-шал, – покачал языком прямо перед белой мордой.

Слишком долго раздумывал. За это время Соларис успел сократить расстояние до минимума, лишая последнего шанса на побег. Сложно увернуться, когда дыхание доисторического чудовища колышет наэлектролизовавшуюся от напряжения шерсть. Сэм зажмурился, не желая видеть длиннющие клыки в приоткрывшейся пасти, которая потянулась с явным намерением перекусить его пополам. Но вместо этого опасные челюсти сомкнулись на полицейской форме и потянули сжавшегося волка наверх, грубо скинув перед дверью.

Не поверив, что все еще жив, Сэм так и остался притворяться мертвым, свернувшись в клубочек.

– С-с-слабые что-то офиц-церы нынч-че пош-шли, – поддел его кончиком хвоста Соларис, а то мало ли, вдруг и вправду помер со страху.

– Посмотрел бы я на тебя, если бы на тебя надвигалась зубастая неуязвимая махина способная проглотить тебя полностью в один присест, – осторожно приоткрыл один глаз Рыкинс, тут же наткнувшись на низко склонившуюся к нему черную чешуйчатую морду.

– Один раз я подобное уже не пережил, – что-то не совсем внятно прошипел наг, утыкаясь носом зверю в грудь, чтобы снова прикусить ткань и поднять на дрожащие и не держащие толком лапы. – С-с-стой ровно, ш-шкура! Больш-ше я тебя поднимать не с-с-собираюс-сь!

– Зачем тебе вообще меня поднимать? – проскулил волк. – Ползи себе на волю, а меня в уголке оставь. Не покусанным, желательно.

– С-с-сам я дверь не открою без-с шума, – Соларис посмотрел на него со вселенской усталостью окруженного идиотами. – Пальц-цев нет.

– А ты меня сразу после этого съешь?

– С каждой с-с-секундой эта мыс-сль кажетс-с-ся мне вс-сё более с-с-соблаз-снительной! – зашипел теряющий терпение змей.

– Понял, – мигом оказался тот рядом с захлопнутой, но не запертой дверью, вцепившись в ручку на уровне его носа.

Однако, стоило ему потянуть на себя препятствие с хорошо смазанными петлями, как тут же отшатнулся назад в ужасе, столкнувшись с подползшей ближе бронированной тушей.

Сам же Соларис остался равнодушным открывшимся видом на два тела в луже крови с простреленными головами. Покосился только на расположение ранений, отметив, что одновременно выстрелить друг в друга животные не успели, как он того хотел. У одного палец сжался раньше и потому, застрелив напарника, ему пришлось приставить дуло к своему виску.

Вид крови и чужих мозгов ввел в ступор недавнего стажера, заставив змея скептично хмыкнуть. В первый раз, что ли, трупы увидел? Странно, вроде бы полицейский к таким вещам должен быть привычным. Однако вон как стремительно меняет цвет с белого на зеленоватый и обратно. Особенно когда наг, ничего не стесняясь, отодвинул мешавшегося волка и прополз на выход прямо по трупам, испачкав брюхо в теплой крови, отчего на полу позади него оставались волнистые разводы. Ширина прохода и коридоров, рассчитанная на крупных млекопитающих, спокойно позволяла ему перемещаться.

Рыкинс отвис не сразу, с трудом уняв дрожь в коленях. Внутренне холодея, он вжался в стенку, чтобы, не дай духи, не испачкать свои белоснежные лапки в расползшемся багровом пятне, и упал на четвереньки, взяв низкий старт, стремясь оказаться как можно дальше от этого страшного места. Он пробежал до конца коридора и даже лестничный пролет, прежде чем опомниться и задаться вопросом «А куда он, собственно, бежит?» Наверх? К своим коллегам и начальству, взятым в заложники, чтобы его мгновенно схватили? А то и вовсе пристрелят на месте, если узнают, что случилось с их товарищами. Не поверят, что это змей их… А как это случилось вообще? Они реально сами застрелились?! Но почему??? И куда уполз этот самый змей? Может быть, хоть Солнечный понял, что произошло?

«На склад», – решил он в результате недолгого размышления.

Учитывая что здесь, помимо оккупировавших участок готовых защищаться и убивать бандитов, где-то находится две чешуйчатые машины смерти, подходящее ситуации оружие ему совершенно не помешает. Добраться бы только до него. А то раздающиеся сверху крики о помощи, как раз оттуда, где должен быть заперт аллигатор, не внушают никакого желания туда идти. Но придется, потому что в любом случае выход отсюда только один. Так что дальше Сэм крался вверх на полусогнутых ногах, подобно охотящейся кошке, внимательно прислушиваясь и принюхиваясь. И почти сразу же уловил знакомый запах уползшего нага, смешанный с металлически-солоноватыми нотками чужой крови. Что-то слишком сильно пахнет кровью. Разве запах не должен слабеть из-за удаления от источника? Наверное, кажется из-за нервов. Не может же быть, что…

«Может…» – сглотнул застывший зверь, увидев кровавые росписи на стене и потемневшие обрывки одежды под ней.

Переборов себя, он ещё медленнее, чем до этого, двинулся дальше, заглядывая за угол. И мгновенно пожалел, что не остался внизу, заперевшись в тихой и безопасной стеклянной клетке. Потому что открывшаяся картина достойна высокобюджетного хоррора и навсегда отпечатается в его памяти.

Все преступники и подозреваемые, находившиеся под арестом, включая тех, кто виноват в сегодняшнем безобразии, были не просто мертвы. Они были разорваны на части и буквально выпотрошены, отчего все тюремное помещение оказалось залито десятками литров крови и содержимым внутренностей. Искаженные ужасом и болью морды многих разных животных безучастно смотрели перед собой пустыми глазами. А над этой кучей мертвого мяса возвышался трехметровый мускулистый окровавленный ящер и с остервенением вгрызался в чужую плоть, закатывая от удовольствия глаза. Длительное голодание в застенках негативно повлияло на самоконтроль аллигатора, незамедлительно набросившегося на тех, кто решил его освободить.

Сэм не смог сдержать писка, зажимая себе пасть обеими лапами.

Ящер услышал и тут же поднял свою зубастую окровавленную пасть с ошметками плоти среди клыков. Желтые змеиные глаза тут же заметили белое пятно, ярко выделяющееся на фоне бойни.

Полярный волк не мог ничего поделать, кроме как наблюдать за тем, как стремительно для своих габаритов и обманчивой неуклюжести двинулся к нему монстр. От ужаса и шока он не мог сдвинуться с места или хотя бы попытаться увернуться от острых когтей, метящих прямо в беззащитное брюхо. Сознание затопило понимание, что это конец. Его прямо тут и убьют. Выпотрошат и съедят, прямо как этих бедолаг, некоторые из которых и вправду могли быть ни в чем не виноватыми.

Позади сжавшегося белого волка внезапно появилась высокая тень с опасно сверкнувшими зеленым цветом глазами. Заметив нового участника, ящер мигом передумал нападать на обманчиво беспомощную добычу и шарахнулся в сторону, теперь стремясь наоборот оказаться как можно дальше от этого места и от рассерженного нага в частности. Но быстро метнувшийся вперед, подобно плети, чешуйчатый хвост опрокинул навзничь и оплел испуганно сжавшегося хищника, поднимая над полом вниз головой.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю