290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » ДНК бога (СИ) » Текст книги (страница 23)
ДНК бога (СИ)
  • Текст добавлен: 27 ноября 2019, 08:00

Текст книги "ДНК бога (СИ)"


Автор книги: Лилия Брукс






сообщить о нарушении

Текущая страница: 23 (всего у книги 63 страниц)

– Не читай мне мораль, я уже большой мальчик, – отмахнулся от него Ник и прибавил шаг, чтобы догнать зайчиху.

Целый день звери провели в засекреченной подземной части комплекса. Прибывший туда на пару часов Кёниг позволил им слоняться где заблагорассудиться, попросив лишь не мешаться ученым в их проектах, после, убедившись, что ничего нового узнать не удалось, убежал вновь на какие-то встречи.

Правящая Семья была до глубины души возмущена дерзким похищением и устроила разбор полетов с остальными Семьями элиты, справедливо подозревая их. Те в свою очередь обвиняют Кёнигов, что это они не сумели уберечь божество и вообще они давно уже изжили себя, как правители, слишком уж засиделись у себя на троне и не видят дальше собственного носа. Кажется, Кира послужила лишь причиной для давно готовящейся смуты среди всей верхушки Редфорта против собственного правительства. Ещё несколько дней и накал страстей между всеми Семьями чистокровных вполне может перерасти в вооруженный конфликт за власть. Как зверопольцы успели узнать, подобные смуты случались и раньше, но попытки переворота проваливались из-за того, что мятежникам не удавалось склонить население на свою сторону. Горожане верили в Кёнигов и поддерживали их, потому что именно эту Семью избрали их боги. Но теперь, если мятежники сумеют склонить кого-то из хуманов на свою сторону, то им будет проще простого свергнуть Кёнигов, объявив себя новыми избранными. Народ сам за них все сделает. Неудивительно, что Кёниги так носятся.

Всё-таки эти псы свихнулись на своей вере в создателей. Если быстро не найти хумана, то без кровопролития не обойтись.

– Вот ты где. Не хочешь сходить в столовую? Твоих друзей я уже поймал, осталось только тебя туда загнать.

Волкас отвлекся от изучения плиты с изображением борющихся Войны с Миром и посмотрел на вошедшего в музей Рея, крутящего в лапах смартфон. С самого утра овчарка провел на связи и постоянно с кем-то ругался, угрожал, допрашивал или же торговался, пытаясь нащупать хоть одну ниточку к пропавшей, но опять же безрезультатно. Поначалу следуя за псом след в след куда бы тот не пошел, волк решил отстать, понимая, что только мешается работать. Тем более, что нежданные союзники работают вполне оперативно, а у полицейских другого города не было абсолютно никаких связей на чужой территории.

От них абсолютно никакой пользы, пока длится это ожидание. Но с каждым часом терпение Девида все больше подходит к концу.

– Я не голоден, – сказал волк нейтральным тоном, вновь вернувшись к изучению рисунка.

– По тебе и не скажешь. Ты со вчерашнего утра ел хоть что-нибудь? – не отставал пес, остановившись на расстоянии вытянутой лапы.

– Нет.

– Мне тут бессмысленные жертвы не нужны! Быстро в столовую к остальным!

– Сказал же, что не голоден, – отведя назад уши, с вызовом посмотрел на него Волкас, не понимая почему тот к нему пристал.

– Давай, давай! – вдруг схватил его за локоть Рей и целенаправленно потащил к выходу, не смотря на сопротивление. – Хуману своему претензии выдвигать будешь, а пока вы трое находитесь на моей совести, то обедать будете по расписанию!

– Ты мне мамочка что ли?! Отпусти меня! – возмутился Волкас, вырывая лапу.

Золотисто-черный пес растянул губы в клыкастой ухмылочке, щуря зеленоватые глаза. Девид обладал редкой способностью трезво оценивать силу своих противников, что нередко его выручало. Так вот этот спокойно лыбящийся парень был сильнее, чем кажется на первый взгляд. Телосложение ладное, взгляд цепкий, движения плавные, точные и экономные, что сразу выдает в нем хорошего бойца. Намного более лучшего, чем простой полицейский, прошедший стандартную подготовку. А чему учат здешних спецов остается только гадать, но вступать с кем-то из псов в поединок зверю явно не хотелось.

– Сам дойду, – сдался волк, покидая помещение с плитами.

Идя по запаху, Девид быстро добрался куда надо и сразу же плюхнулся рядом с весело балаболящим лисом, собравшим вокруг себя толпу слушающих. Ясно, опять какие-то байки травит. Так увлекся, что даже не заметил, как новоприбывший коллега свиснул у него стакан ягодного сока, вдруг почувствовав страшную жажду.

– А вот других объедать совсем не обязательно, – прокомментировал эту его маленькую шалость принесший два подноса с едой Рей и поставил один перед носом скривившегося волка. – Если он не опустеет, то я решу, что ты без сил и тебе нельзя будет идти с остальными, когда мы узнаем местоположение хумана.

– Засунь свое мнение знаешь куда? – вяло зарычал на него в ответ Волкас, неохотно пододвигая к себе поднос. – Переигрываешь со своей ролью нашей няньки.

– А ты не веди себя, как маленький, – фыркнул Рей. – К чему все эти самоистязания с недосыпом и голодовкой? От этого никому лучше не будет, только себе хуже делаешь, да еще и нас всех подводишь. Кто Киру успокаивать будет, когда мы ее найдем? Я уже понял – особа вспыльчивая, недоверчивая и мало кого слушать будет, особенно если не знает его лично.

– Р-р-р-р-р, – то ли согласился с ним, то ли послал его к черту Девид, без энтузиазма пережевывая рыбьи котлеты.

– О, мисс Хоппс, прошу меня простить, – переведя на зайчиху взгляд, а вернее на содержимое её тарелок, поспешил покаяться пес. – Я совсем позабыл передать поварам, что для вас приготовлен спецзаказ. Наша еда вряд ли подойдет вашей тонкой натуре. Ведь все здесь поголовно хищники, – он начал подниматься, повернув голову в сторону раздаточных столов. – Я сейчас принесу...

И в это самое мгновение по полу прокатила легкая дрожь, от которой всколыхнулось содержимое стаканов.

В столовой сразу же воцарила тишина. Все до единого задрали головы, прислушиваясь к тихому грохоту где-то далеко наверху.

– Посидите пока здесь, – резко посерьёзнел Догбери, вместе с десятком псов не в лабораторных халатах поспешив к выходу.

В их лапах было оружие. Огнестрельное. И только овчарка достал телефон, решив более цивилизованно выяснить, что произошло.

Переглянувшись, звери синхронно кивнули и тоже вскочили, не намереваясь оставаться в стороне.

– Вот черт! – выругался Девид, на одних рефлексах опрокидывая ближайший стол, хватая лиса с зайкой за загривки и утянув их за собой в укрытие.

Не успели обедающие сделать и пары шагов, как навстречу решившим разобраться в чем дело собакам выбежала вооруженная толпа, сразу же открыв огонь. Никто даже тявкнуть не успел, как первые убитые уже осели на пол. Второй ряд немного притормозил и поднял оружие навстречу непонятно откуда взявшемуся противнику, но через секунду ещё трое псов превратилось в решето. Самые последние из идущих успели уйти с линии обстрела прежде чем пули разорвали и их, но в этом случае пострадали другие мирно обедающие, окрасив белые халаты кровью.

Рейвуд спасся только благодаря тому, что в последнюю секунду успел заметить опасность и упасть на все четыре лапы. Выронив телефон, он прыгнул к убитым, ныряя под пули и подбираясь к противникам практически вплотную, подобрал пистолет, после чего метким выстрелом в голову уложил двух нападавших прежде, чем те успели переключиться с толпы на него одного. Не ожидая столь быстрого ответа от растерявшихся защитников подземного комплекса, противник отпрянул к стенам, начав нести потери и сообразив, что на виду лучше не стоять. Овчарка воспользовался небольшой путаницей в неслаженных рядах и сиганул в укрытие, пока кому-то не пришло в голову направить на него оружие.

Ученые в ужасе бросились бежать, пытаясь скрыться от опасности, падая один за другим, когда их настигала шальная пуля. Вооруженные собаки заняли удобные для перестрелки позиции, стараясь как можно скорее покинуть ненадежные в качестве средства защиты столы, которые пули прошивали насквозь, и скрыться за колонами, поддерживающими потолок.

Волкас тоже быстро сообразил, что деревянная столешница не выдержит автоматной очереди, поэтому дал сигнал перепуганным новичкам следовать за ним. Им надо выбираться! Без оружия и средств защиты им не продержаться и секунды. Короткими перебежками, звери пробирались ко второму выходу из столовой. Волк то и дело оборачивался на новеньких (Живы ли? Не ранены?), прекрасно зная, что в настоящих перестрелках с боевыми патронами им находиться ещё не приходилось. Да и сам он участвовал в них всего пару раз в жизни, до сих пор с содроганием вспоминая холодную тяжесть боевого пистолета, которые полицейским выдавали только в самом крайнем случае, когда преступника не были намерены брать живьем. В относительно мирном зверином обществе убийство себе подобных считалось самым страшным смертным грехом, которому нет прощения. Вот почему Волкас не хотел принимать от Киры её “кровавое” оружие. Вот почему творящееся сейчас вокруг них было настоящим безумием. Эта... бойня ломала всё их представление о мире, ввергая в состояние первобытного ужаса.

Звери осторожно ступали, стараясь избегать осколков разбитых тарелок, темных луж крови, мертвых тел и умоляющих о помощи раненых. Уши то и дело испуганно прижимались к голове от стонов и близкого выстрела. Джуди то и дело порывалась броситься и помочь умирающим, но парни крепко держали бьющуюся зайчиху, не позволяя ей высунуться и попасть под обстрел.

– Мы собираемся просто сбежать?! – зарычал распушившийся до состояния шара лис, удерживая обмякшую заплаканную подругу, перепачканную в чужой крови.

– А ты так торопишься на тот свет?! – зарычал на него в ответ Девид и опасливо выглянул из укрытия, чтобы убедиться, что на них сейчас никто не обращает внимания. – Забудь про значок! Это не наши разборки! Пускай псы грызутся между собой, сколько им влезет – нас это не касается. Или же ты хочешь рисковать ее жизнью, зато показать себя героем? – указал он на дрожащую зайчиху в лисьих лапах, тихо сходящую с ума от количества смертей, за раз явно превосходящих норму среднестатичного зверопольца за всю жизнь.

Слишком впечатлительная. Не готова психика зайчихи к таким жестким испытаниям, каким бы многообещающим полицейским она не была.

Напоминание о том, что всё это не шуточки и его возлюбленной действительно угрожает серьезная опасность, отрезвило Ника и заставила вспомнить, что его шкура ему тоже дорога. Странно, что эти слова сказал не он.

– Лично я никем из вас рисковать не готов, тем более, что мы не вооружены даже транквилизаторами, которые в данной ситуации бесполезны! – избавив от необходимости отвечать, серый утянул обоих за собой, так ни разу и не поднявшись на задние лапы. – И хоть потом прокляните меня и заклеймите трусом – мне все равно!

Он намерено держал парочку у себя под боком, поддавшись взыгравшему в нем инстинкту защищать, чтобы хоть немного, но прикрыть их собой от случайного выстрела.

– Как будем выбираться? – спросил Ник, изо всех сил пытаясь подавить в себе рвущуюся наружу истерику.

Волкас промолчал. Из выхода, к которому они так старательно пробирались, тоже доносились крики и выстрелы.

Вот куда они опять ввязались, а?

И тут кто-то постучал ему по макушке!

Волк среагировал мгновенно, бросившись на противника быстрее, чем понял кто это.

– Не меня, идиоты! – зарычал Рей, поймав в воздухе лапы зверя прежде, чем они успели бы вскрыть ему горло. – Боги, чему вас только учили?

Овчарка стоял в окружении еще семи выживших, весь перепачканный в крови, взъерошенный, слегка прихрамывающий на ушибленную лапу и злююющииий! Все тяжело дышали и тревожно крутили головами, готовые в любой момент отразить новое нападение.

– Так, – изрек пес, внимательно осмотрев всех троих и убедившись, что никто из них не ранен, после обернулся к своим подчиненным: – Двое остаются и помогают раненым. Остальные за мной. Дайте им оружие, – это он уже кивнул на зверопольцев.

Отпустив лапы Девида, Рейвуд обернулся вначале на вход в столовую откуда прибежали нападавшие, а теперь лежали их трупы, после на тот, возле которого они стояли и откуда доносились крики, быстро выбрал и пошел на звук стрельбы.

– Стой!

– Что здесь происходит?! – выкрикнули обе фразы одновременно звери.

– Да чтоб я знал! – огрызнулся на них овчарка.

Не успел он сделать и пяти шагов, как один из мертвецов вдруг схватил проходящего мимо Рея за лапу, отчего перенервничавший пес едва на потолок не запрыгнул. Пистолет молниеносно вскинулся в сторону потенциального “зомби”, но ему хватило выдержки не выстрелить.

– Пож... ста, – жадно хватал воздух тот самый рыжий колли, который вчера сбил их с лап. – Так больно...

С каждым вдохом из его простреленной груди толчками выстреливала кровь, заливая все вокруг.

Пистолет задрожал и опустился. Рей опустился на колено перед подчиненным и осторожно приподнял ему голову, положив другую лапу на грудь, в жалкой попытке зажать рану.

– Сайко.

– Пож... ста... – в последний раз всхлипнул колли и затих навсегда.

Овчарка медленно выдохнул сквозь плотно стиснутые зубы, положил голову мертвеца обратно и окинул вдумчивым горьким взглядом погибших. Никто не мешал и не торопил его. Всех сейчас терзали те же самые чувства, что и его.

Любая жизнь священна – передается из уст в уста на протяжении сотен лет. И животные покорно следуют этой простой истине по сей день, а особенно собаки. В их закрытой общине убийства случались раз в столетие и то зачастую случайно. Они хорошо помнили заветы создателей и больше всего на свете им хотелось быть на них... непохожими. “Жесток, как человек”, “Убиваешь легко, как человек” – такие поговорки ходят в их роду, напоминая что произойдет в случае, если животные будут следовать пути разрушения. Ох, зря они вообще начали интересоваться вооружением погибшей цивилизации. Только богам известно о чем псы думали, решив оставить огнестрелы, когда даже менее развитые звери давно перешли на более гуманные способы обезвреживания противника. Чужие уроки хорошо усваиваются, но некоторые требуют наглядной демонстрации для повышения стимуляции. Видимо, они слишком изнежились за это время спокойствия, ни разу в открытую не сталкиваясь с явлением терактов. Массовые убийства невиновных просто за то, что оказался не в том месте, не в то время – это же так... по-человечески. Подобное претит самой их природе.

– Напали собаки из числа нашей же охраны, – решил сказать Рей, принимая вертикальное положение. – В наших рядах предатель. И когда я узнаю кто это... – зарычал он, до крови гневно сжав кулак.

– Но почему они пошли на такое?! Ради чего? – спросил один из выживших, оказавшийся коротколапой таксой.

– Ради чего? Что им было нужно? – вслух повторил за ним Рей, задавая себе вопросы и помогая мысли сформироваться щелчками пальцев. – Здесь должно быть что-то, что их привлекало...

– Много чего. Все таки здесь находится хранилище с артефактами создателей, – кивнул светлый сенбернар, с отвращением отдирая засохшие на шерсти кровяные сгустки.

– Артефакт. Создатели, – Рей замер, когда ответ наконец-то пришел в его голову. – Ну конечно! Глас Богов!

– Он здесь? – удивились звери.

– Нельзя позволить им унести единственную связь с хуманом! – крикнул овчарка, жестом приказывая следовать за ним.

Выжившие охранники, включая получивших пистолеты троих полицейских, поспешили следом в коридоры. Мимо них то и дело проносились обезумевшие от ужаса собаки, пытавшиеся выбраться из кошмара и найти безопасный уголок. Отряд двигался осторожно, не зная кто из них друг, а кто только притворяется, чтобы потом выстрелить им в спину. Гнетущая атмосфера царящей вокруг паники давила. А то что выстрелы прекратились – совсем не успокаивало.

– Р-р-р-р! – разъяренно взвыл Рей, заглянув в одну из лабораторий и увидев там разгром. – Утащили! На выход, быстро! Может, мы еще успеем их перехватить!

Быстро пробежав два поворота и не столкнувшись ни с одним противником, отряд немного расслабился, как столкнулся нос к носу с таким же вооруженным отрядом собак, только превосходящих их численностью в два раза.

– Не стрелять!!! – одновременно выкрикнули Рей и Ральф, вовремя разглядев друг друга.

– Какого черта, Догбери?! Что здесь творится?!! – в места зарычал на своего заместителя дог, схватив его за груди и встряхнув несколько раз. – Почему я должен нестись через Редфорт, чтобы увидеть, как наше управление взлетело на воздух?! Кто это сделал?!!!

– Я не знаю, милорд, но они переманили на свою сторону значительную часть нашей охраны и открыли огонь по ученым, – покаянно прижал уши к голове овчарка, словно в случившемся был виноват только он один. – И забрали Глас Богов.

– Не только Глас, – подправил его высунувшийся из-за лапы взбешенного принца коротышка-чихуахуа в очках и белом лабораторном халатике. – Некоторые из перебежчиков имели высший доступ в хранилище. Множество артефактов пропало.

– Это полный провал! – разжал пальцы Ральф и спрятал морду в лапах. – Вначале мы упустили хумана, а теперь на нашей же территории оказываются предатели, вырезавшие значительную часть сотрудников и загубившие бесценные научные проекты! На священной земле наших предков никогда не оскверненной убийством, вдруг в один день проливается столько крови! Слово чести больше не имеет веса! Что это, если не начало конца?!

– На этот раз мятежники зашли слишком далеко. Перед своей жаждой власти они не остановятся ни перед чем, – сдержанно кивнул Рей, незаметно растирая место, где ему случайно выдрал шерсть чересчур вспыльчивый Кёниг, когда схватил. – Видимо, они посчитали, что Война оправдает их преступления, когда они добьются своего... Полный провал, – тяжело вздохнув, согласился он с утверждением своего шефа.

На этот раз овчарка не стал сам отвозить их гостиницу, а отправил с ними другого пса, оставшись в разгромленном отделе. До утра никто не проронил ни слова, мысленно про себя переживая все самые страшные моменты трагедии, которая для любого из них могла окончиться намного хуже. До самого утра не находивший себе места волк измерял шагами квадратные метры, с каждой минутой понимая, что ситуация окончательно вышла из-под контроля. Больше рассчитывать на псов не стоило. Они пытались, но не смогли справиться. Пришло время браться за расследование самому...

Решительно направившись к двери, Волкас открыл ее, чтобы забрать с собой коллег, как увидел, как к нему по коридору направляется Рейвуд с серьезной миной в сопровождении еще двух собак. Вооруженные.

– Что происходит? – тут же насторожился Девид, так и не опустив ручку двери, чтобы в любой момент захлопнуть ее перед их носом.

Краем глаза он заметил, как из своих номеров выглянули Ник с Джуди, привлеченные встревоженным голосом сержанта из коридора.

Догбери поравнялся с Волкасом, внимательно заглядывая в янтарные глаза, и неожиданно широко улыбнулся, что было вдвойне подозрительно.

– Стало известно всего полчаса назад. Один из наших агентов вышел на связь, – сказал пес, сложив лапы за спиной и дернув в сторону хвостом.

Девид внимательно его слушал, гадая, что он хочет этим сказать.

– Хуман всего в пятнадцати минутах езды отсюда. Прямо у нас под носом, – повеселевшим тоном сообщил Рей, удовлетворенно разглядывая три вытянувшиеся морды. – Группа захвата уже на месте, остались лишь вы.

– Так вы... – голос волка дрогнул, словно он испугался, что все сказанное ему лишь почудилось.

– Враг прокололся. Мы нашли её...

====== Ну, приве-е-ет... ======

Ехать и вправду оказалось недалеко, даже меньше указанного овчаркой времени.

Гравий тихо шуршал под шинами медленно катящейся тонированной машины мимо двухэтажного бетонного здания на краю города, где земля отдана под строительство дач и частных домов. Почти остановившись напротив закрытых металлических кованных ворот, автомобиль снова ускорился и заехал во двор соседнего дома, утонувшего в листве деревьев.

– Долго ты! – сказал им вместо приветствия дог, даже не обернувшись.

Рей провел зверопольцев почти через весь дом, оказавшийся совсем небольшим и явно обитаемым, только его хозяев видно нигде не было, а вместо них почти в каждом углу было по хмурой собачьей морде в военной форме. Ральф оказался на кухне вместе с еще пятью собаками, разложив на широком столе какой-то чертеж, который они все внимательно изучали.

Увидев дога, Рей почему-то притормозил и слегка поклонился. Странно. Овчарка, конечно, преклоняется перед своим начальником, как того требуют правила их общества, основанные на подчинении старшим, но ни разу не в буквальном смысле!

– Прошу простить, что заставил ждать, правитель, – заискивающим тоном сказал пес, не поднимая головы. – Я спешил, как мог.

Правитель? Нехило Ральф за ночь прокачался! Хотя, погодите-ка, а это точно он?

– Тебе не обязательно было приезжать, – отодвинув бедром в сторону подскочившего лиса, зашел на кухню всем знакомый младший принц, размешивая чашку свежезаваренного крепкого кофе.

Вид у него был такой, словно он целую неделю только и делал, что вагоны разгружал. В случившейся в его отделе трагедии ему пришлось не легче, чем остальным. Весь вечер и ночь он только и делал, что обзванивал родственников погибших и раненых, сообщая им страшную новость, ведь в конце концов вся ответственность лежала именно на нем, как на руководителе.

Звери проводили Ральфа недоумевающим взглядом. Э-э-э, два черных дога?!

– И пропустить все веселье? Вот уж нет, братец! Один отдуваться ты не будешь! Это касается всей нашей Семьи.

Незнакомый дог соизволил-таки обернуться к пришедшим, дав разглядеть себя получше. Впрочем, неудивительно, что звери поначалу обознались. Королевские отпрыски были очень сильно похожи друг на друга, с одним лишь отличием, что старший брат был на несколько сантиметров выше и имел выделяющуюся на фоне блестящей гладкой черной шкуры белую “звездочку” на лбу. И выглядел он лет на десять старше.

– Тем более, что твой отдел отвечает за внешнюю разведку, а не за разборки внутри нашего ареала, – продолжил говорить деловым тоном второй дог. – Твои специалисты хороши, не спорю, но в данной ситуации пускай в дело вступит полиция Редфорта.

– Если прикажешь, никто из моих агентов и с места не сдвинется, но несколько собак я бы порекомендовал оставить, – отведя назад острые уши, приподнял подбородок Ральф, что могло выглядеть как дерзость, если бы оба пса не были кровными родственниками.

– Этих?

Повинуясь немому приказу своего принца, Рейвуд и трое гончих (как их до этого не заметили? И когда близнецов снова стала полная коллекция?) вышли вперед, подвергшись внимательному осмотру со стороны правителя Редфорта.

– Все еще держишь у себя своего нечистокровного телохранителя? Или кто он у тебя сейчас? Еще и этих обалдуев? Умеешь же ты подбирать свое окружение, Ральф, – скептически хмыкнул до сих пор не представившийся черный пес, после перевел взгляд на зверопольцев. – Это те звери, о которых ты говорил? Прибывшие вместе с хуманом? – дождавшись от младшего брата утвердительного кивка, дог шагнул ближе к ним. – Мое имя Айзек Кёниг. Я семьдесят пятый правитель Редфорта. Приятно видеть гостей в нашей столице, господа.

Полицейские тоже выразили ему свое почтение, как того требовал этикет, но вышло немного сконфужено. Не каждый день все же приходится за лапу здороваться с титулованными особами одного из самых загадочных уголков Анималии, перед которыми даже мэр Зверополиса вытягивается в струнку.

Покончив с формальностями, животные сгрудились вокруг чертежа. Все присутствующие на собрании собаки были крупных пород, поэтому Нику с Джуди пришлось вставать на стул, чтобы быть с ними на одном уровне. Свита старшего Кёнига больше косилась на стоящего напротив Рейвуда, чем на схему, периодически издавая презрительные фырканья, но овчарку это нисколько не смущало. Подумаешь, какие-то богатенькие щеночки морду скорчили. Короля делает его свита, верно? Рядом с королевской кровью должны быть лишь лучшие из лучших с безупречной родословной до двадцатого колена, чтобы подчеркнуть статус своего лорда. А тут какой-то выскочка, пусть тоже из элитной Семьи, но выродок, нечистокровный, которого в детстве вместе с братьями/сестрами сгнобить не сумели, мало того, что постоянно рядом с одним из Кёнигов крутится вначале в качестве телохранителя и наставника, так еще и стал его заместителем, доверенной лапой, на которого теперь и гавкнуть без последствий опасно. Его приставили к принцу просто в качестве шутки, а оно вот как обернулось. Вот почему Рейвуда Догбери “немного” недолюбливают. Его место рядом с младшим принцем должно было достаться другому! Чистокровке! Не дано “избранным от рождения” понять, что значит добиться чего-то своими силами и мозгами, а не за счет связей таких же “отмеченных богами” родственничков. Как же они бесят... Рею остается лишь радоваться, что ему шеф нормальный достался, без этой маразматичной причуды, который сам не прочь поговорить с кем-нибудь на равных и ценит в окружающих их поступки и личностные качества, а не влиятельность их семейств.

– Итак, что мы имеем? – первым взял слово Айзек, ударив раскрытой ладонью по столешнице.

На его морде были неподдельный интерес и какая-то щенячья радость, которые прорывались сквозь маску прививаемой Кёнигам невозмутимости. Ну да, не пристало политикам столь высокого полета развлекаться подобным, особенно в их мирном уголке, а тут самый настоящий штурм планируется! Это же капец как развлечься можно!

– Примерно сорок минут назад один из наших агентов под прикрытием вышел на связь с прямым заявлением, что хуман находится в здании по соседству, – набрав в легкие побольше воздуха, начал отчет Ральф.

Чистокровки из свиты переглянулись. Агенты под прикрытием? Интересно, а в их Семьи таких Кёниги подкидывали? И ведь не расскажешь о возможных шпионах родственникам – клятва верности обязует хранить все секреты своего лорда и ни в коем случае не использовать их ему во вред, как бы им этого не хотелось. Слово чести для них не пустой звук. С момента принесения клятвы нет никого выше лорда, которому служишь, даже собственная Семья уже не имеет над ними никакой власти, пока их не освободят от обязательства нести службу и дальше.

– Кому принадлежит это здание?

– Одному частному исследовательскому центру. Их основной корпус в другой точке, а этот в документах отмечен, как вспомогательный. По бумагам ничего подозрительного, – пожал плечами Ральф.

Рей после его речи встрепенулся, перестав строить глазки пыхтящим, как ежики, собакам из свиты, и посмотрел на план внимательнее.

– Частный исследовательский центр? – задумчиво переспросил Айзек.

– Каким типом исследований они занимаются?! – вмешался Волкас, невольно царапнув когтями чертеж.

– Поосторожнее, юноша, план у нас в единственном экземпляре, – неодобрительно поцокал языком старший Кёниг, двумя пальцами приподняв одну его лапу.

– Опасения вполне обоснованные, но волноваться не о чем, – поспешил успокоить волка Ральф, аналогично поднимая вторую серую лапу. – Один из осведомителей наблюдает всего несколько часов за состоянием хумана в качестве медика, но никаких следов вскрытия отмечено не было. Если похитители и хотели узнать немного из анатомии создателей, то ограничились лишь поверхностным осмотром и сбором анализов. Сейчас их больше волнует, что на нее перестает действовать любая анестезия, какую бы они не применяли, кроме самой радикальной вроде удара по голове. По их действиям ясно, что не в их планах причинять хуману какой-либо вред.

– Так кому принадлежит этот исследовательский центр? – вернулся к теме Айзек.

Ральф замялся, после чего с неохотой выдал:

– Семье Догбери.

– Овчаркам? – тихо зарычал правитель. – Впрочем, ничего удивительного, они уже давно под нас копают!

– Твоя Семья может стоять за нападением?! – звери повернулись к притихшему Рею.

– Похоже на то, если их не подставили, – нейтральным тоном ответил тот. По его морде невозможно было что-либо прочитать. – В каждой Семье элиты свыше сотни животных разной степени родства. Нельзя обвинять всех разом. В любом случае я служу только своему лорду, поэтому предательства с моей стороны ждать не стоит.

– Хумана держат здесь, – черный коготь младшего принца остановился в центральной части чертежа. – Там она находится под постоянным присмотром врачей, не позволяющих ей очнуться раньше времени. По моей команде один из агентов отвлечет внимание врачей и разбудит пациента. Другой наш союзник разберется с камерами. Также нам стало известно, что Глас Богов тоже находится в здании. Вот за ним-то и отправится один из отрядов, пока второй будет идти навстречу агентам вместе с хуманом и проводит их в безопасное место. Охрана немногочисленная, видимо, никто не подозревал, что среди них будет крот или же, что их раскроют так быстро.

– Что насчет организатора? – внимательно наблюдая за перемещением когтя брата, спросил дог с белым пятнышком.

– О нем ничего не известно, но информаторы доложили, что объект привезли назад в город только чтобы лично передать ему в лапы. Это здание – просто место передачи заложника и артефакта.

– Значит у нас мало времени. Начинаем немедленно!

– Пульс опять ускоряется. Да что ж такое! – в который раз за прошедший час выругался терьер.

Он с тревогой смотрел на то, как напрягается доверенное ему тело человека и натягиваются сдерживающие его ремни. Глаза пока еще закрыты, но кто знает, в какой момент хуман очнется? Вряд ли у нее будет хорошее настроение. Рано, еще слишком рано будить. Может, снова попробовать хлороформ? Но к нему выработался иммунитет в первую очередь. Что же делать? Ремни вряд ли помогут надолго. Мышечная масса продолжает расти, как на дрожжах, и уже сейчас у связанной может оказаться достаточно сил, чтобы разорвать путы. Неужели нет ничего, что могло бы выиграть еще несколько часов покоя, пока заказчик не заберет отсюда эту тварь?! Но в то же время ему хочется остаться с ней как можно дольше.

Терьер наблюдает за божеством своего народа с момента ее вывоза из клиники. Ему приказали узнать как можно больше о возможностях хумана, не повреждая тела, чем он с воодушевлением и занимался все это время. Воспаление легких не продержалось двое суток, лишь многократно усилив иммунитет, сделав его почти непробиваемым. Раздробленные кости руки почти полностью срослись, хоть гипс еще и рано снимать. Да еще и результаты исследований покоя не дают. С помощью специализированного оборудования удалось выделить из человеческой крови довольно интересную субстанцию. Видимо, именно в ней и кроется секрет такой сумасшедшей регенерации организма, но опробовать “кровь бога” пока не доводилось. Центрифугированием из сыворотки получилось добыть пока несколько капель этой прозрачной субстанции, и потому терьер не очень сильно огорчился, когда ему заявили, что объект его исследования будет увезен уже сегодня. Ведь самая любопытная часть бога останется в маленькой пробирке, над которой можно экспериментировать сколько душе угодно!


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю