290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » ДНК бога (СИ) » Текст книги (страница 52)
ДНК бога (СИ)
  • Текст добавлен: 27 ноября 2019, 08:00

Текст книги "ДНК бога (СИ)"


Автор книги: Лилия Брукс






сообщить о нарушении

Текущая страница: 52 (всего у книги 63 страниц)

Анималийцы переглянулись, потупили еще секунду, и дружно ломанулись на выход.

Еще раз выругавшись, когда при попытке взять под контроль обезумевшую от столь грубого обращения ракету выскочила ошибка, Верас не придумала ничего лучше, чем направить ее в окно в надежде, что та упадет подальше от оживленного места, быстро подхватить винтовку с Гласом, чтобы те не пострадали в неизбежном скачке ЭМИ, и выскочила в коридор. Столкнувшись там с паникующей четверкой, она одним широким взмахом сгребла всех и врубила кинетический щит на все остатки энергии, окружив им все в радиусе метра от себя.

Грянул взрыв, от которого содрогнулось все здание, но к ее удивлению совсем слабенький по сравнению с тем, каким он должен был быть. Иначе бы от элитной собачьей “будки” остались одни лишь развалины. Система ожидаемо предупредила о скачке радиоактивного фона, но тот тоже оказался совсем не опасным для окружающих. Фух, вроде пронесло. То самое чувство, когда наоборот радуешься, что оружие испортилось. Новый радиоактивный элемент пусть и не настолько энергоемкий, как тот же уран или радий, но зато куда чище, чем тот, что использовался в обычных межконтинентальных боеголовках, стоящих на вооружении у ядерных держав. Ее мини-ракеты поражают все лишь в радиусе десятка метров, оставляя после себя быстро исчезающий радиоактивный фон. Похоже, что неуправляемая ракета влетела на второй этаж и там взорвалась. Повезло, что опоры не рухнули и их не завалило.

А потом до нее дошло, что она своей неудачной попыткой спасти особняк и всех, кто в нем находится, могла убить всех, кто находился в это время во дворе. Испепеляющая вспышка оставила от несчастных лишь обгорелые кости и силуэты на стенах.

Как неудобно получилось...

Если об этом кто-нибудь узнает, конечно же.

– Пусти! Раздавишь! – слабо пискнула Джуди, придавленная бедром.

Волкас с Беленко недовольно заворчали и начали предпринимать попытки выбраться, так как основной вес хумана пришелся именно на их тушки, а Ник отделался легче всех, упав как раз между ними.

– Кира... – с сердитым видом первым поднялся Девид, помогая изрядно помятой Хоппс. – Скажи мне, это по твоему нормально? Вот КАКОГО У ТЕБЯ РАКЕТЫ В КАРМАНАХ??! – грозно рявкнул он на сидящего хумана, склонившись над ней, с видом волка из “Ну, погоди!”. – Раз пораскидывала свои игрушки, так следи за ними лучше!

– Эй! Это ты должен следить за своими подчиненными, чтобы те не размахивали ракетами, словно волшебными палочками! – возмутилась его наездом Кира, с заметным усилием поднявшаяся на ноги, и больно ткнула его указательным пальцем в грудь. – Снова ты из меня виноватую делаешь!

А сама при этом лихорадочно думала, почему взрыв получился настолько слабым и как так вышло, что никто не пострадал. Снаружи совершенно отчетливо слышались отголоски русской речи. Но криков раненых и плача по убитым вроде нет. Черт, надо разогнать народ и сказать им держаться подальше от этого места.

И энергии всего 2%...

Взяв свою винтовку в руку и с удовлетворением отметив, что компьютер исправно воспринимает ее, как часть одного комплекта, синхронизировавшись с ней тоже. Мысленно дав команду винтовке выхода из боевого режима, Кира легко сложила свое оружие на три части, словно детский конструктор, и отточенным за годы практики движением прикрепила ее на спине на специально появившихся крепежах. Не удержавшись, снова потянулась, наслаждаясь своей вновь обретенной целостностью и единством с послушными ее воле технологиями.

Словно слепой, вновь обретший зрение.

Как же она скучала по этому чувству.

– А ты из меня будто не делаешь вечно самого виноватого! – оскалился сержант, не желая сдавать позиции.

– Помолчи, – шикнула на него та, обращаясь к интерфейсу, чтобы тот выдал ей требуемое, а второй рукой схватила чуть не вышедшую за пределы щита зайчиху. – Продолжайте стоять рядом со мной и пошли скорее отсюда, чтобы вы случайно не облучились. Пусть излучение и не проходит сквозь стены, но перестраховаться стоит. С ядерной ракетой шутки плохи, даже такой “безопасной” для среды,

– В смысле “ядерная”?! – охренели все.

– Так что не рыпайтесь и сваливаем отсюда, – посадила она несопротивляющуюся Джуди себе на шею, словно маленького ребенка.

После чего бросила за спину какую-то маленькую темную овальную капсулу, сунула Ника в лапы растерявшемуся Девиду, схватила обоих крупных хищников и чуть ли не выволокла их из дома, громко говоря встречающейся по пути прислуге, чтобы те уходили как можно быстрее из этого места. Джуди обернулась, и увидела, что из тех капсул, что хуман разбрасывает на своем пути, распыляется какой-то газ.

– Что это? – спросила зайчиха, постучав по шлему.

– Споры гриба cladosporium sphaerospermum, – ответила Верас. – Был обнаружен в саркофаге Чернобыльской атомной электростанции, где когда-то случилась катастрофа мирового масштаба. Выделяется тем, что питается вредной радиацией, как растения солнечным светом, и при этом бурно разрастается. Вот увидите, уже к завтрашнему утру здесь можно будет жить, как ни в чем не бывало.

– Это все жутко интересно, но мне интересно, как ты будешь объяснять догу, что случилось с его домом, – съязвил Девид, слабо трепыхаясь в ее железной хватке, а тут еще Ник в лапах крутится, не желая на нем кататься.

– Да без проблем, волчонок, – пожала плечами Кира.

Она посмотрела на стоящего во дворе в окружении охраны хмурого Ральфа, направившегося к ней, когда их заметил. Вызывающий по мобильному пожарных Рей слонялся под окнами, поглядывая на огонь. Хуман удивилась, увидев, что его электроника не пострадала. Тоже посмотрела наверх и нехорошо прищурилась, не веря показаниям датчиков. Смертельное излучение бушевало ТОЛЬКО в пределах комнаты, куда угодила ракета, и, не смотря на отсутствие стен, не устремлялось во двор, не распространялось по всему этажу, а словно натыкалось на невидимую преграду, не причиняя никому вреда.

Как такое возможно?

Что за... Видно сенсоры барахлят.

Рей удивленно посмотрел на прилетевшую в него мелкую штучку, из которой на него пролился белый газ. Испуганно отрыгнул, инстинктивно стряхивая шерсть в тех местах, где на него попала неведомая хрень, после чего заметил, как Война жестом приказывает ему отойти от дома. Прижав ушки, овчарка бегом приблизился к собравшейся во дворе толпе, чтобы тоже узнать, что случилось.

– Говори, – поддев Киру локтем, показал ей клыки волк, заслужив тяжелый взгляд со стороны борзого.

Взгляды всех присутствующих с подозрением скрестились на Войне, точно зная, что это она, ведь никто больше не посмеет тронуть ее броню.

Одна из собак, нечистокровка в длинном пальто, совсем уж неприлично пялилась на хумана со смесью шока и страха и попыталась даже убежать, но была перехвачена властным движением лапы черного дога, схватившего ее за локоть.

Тонированное желтое стекло сверкнуло на солнце, переливаясь еле заметными глазу “ячейками” на его поверхности, когда Верас в непринужденной позе посмотрела на терпеливо ожидающего ее ответа Ральфа и сказала:

– Черныш, не знаю, как так получилось, но в твой дом угодила ядерная ракета. Сегодня ты в нем не живешь. Смирись.

И со злорадством наблюдала, как падают челюсти всех присутствующих собак.

– П-прошу прощен-ния, – заикающийся черный пес принял слегка сероватый оттенок, так сильно он побледнел. – Вы сказали ЯДЕРНАЯ?!

– Во-во, объясните этому демону разрушений, что не стоит таскать с собой подобные игрушки, а то мне уже надоело ей твердить одно и то же, – заворчал волк, скрестив лапы, и болезненно сморщился, когда ее пальцы сжали кончик серого уха. – Ай! Ну что ты делаешь?!

– А еще не стоит забывать, что я, помимо всего прочего, очень мстительная и злопамятная, – немного оттянув ухо, отпустила.

– За что мстить?! Обычно все шишки достаются именно МНЕ! – возмутился тот, потирая покрасневший кончик.

– Я не рискну в своем нынешнем состоянии отчитывать лиса, иначе от него и мокрого места не останется, – перевела та тему, посмотрев на второго виновника всех бед.

– Я уже извинялся, – неуверенно промямлил тот, прячась за своего недавнего носильщика.

– Советую, всем рабочим взять сегодня выходной, – спустила со своей шеи на землю Джуди Кира, и повернулась к полыхающему наверху пожару. – А всем, кто захочет остаться, отойти как можно дальше и не приближаться без моего разрешения.

Не давая времени своей компашке переварить смысл сказанного и начать пытаться ее остановить, Верас, задействовала еще полпроцента энергии на ускорение и запрыгивание прямо в огонь.

Система сразу же завопила об опасности и порекомендовала покинуть опасную зону, но девушка не волновалась, прекрасно зная, что подобное испытание для ее обмундирования, что грязь для танка. Тем более, что умный компьютер комплекта сразу же дал команду внешнему слою поглощать тепло, частично активируя стелс таким образом, что потерь энергии почти не наблюдалось. Ведь именно тепло маскировкой забирается в первую очередь, отчего долго находится в этом режиме становится просто невозможно, когда температура поверхности брони достигает большого минуса.

Со стороны можно реально пересрать, когда среди языков пламени движется некая смазанная полупрозрачная фигура с еле заметными желтыми огоньками в месте глаз, больше похожая на привидение.

Хм, скелетов неудачников, которым не повезло бы здесь находится в момент взрыва, вроде нигде не видно. Неужели действительно настолько подфартило, что обошлось без жертв? Ну и какого звериного бога за это стоит благодарить?

Прогоревший пол опасно скрипел и трещал под шагами солдата забытой цивилизации, угрожая провалиться, когда та медленно обходила бывший кабинет младшего принца, пытаясь узнать, каким образом случилось чудо и как, черт возьми, вообще можно сдерживать радиацию?! Она несколько раз пересекала невидимую невооруженным глазом границу и недоуменно топталась на месте, не зная, что и думать.

Внезапно, ее взгляд зацепился за что-то яркое, пролетающее на ее головой.

Небольшое белое широкое перышко, похожее на гусиное, кружилось в теплых потоках воздуха.

О как, неужели собаки набивают подушки птичьим пухом? Не замечала за ними такого.

Она протянула к нему руку, намереваясь поймать, но то проскользнуло мимо ее пальцев и угодило в огонь. Девушка некоторое время молча наблюдала за тем, как единственная улика обращается в неприятного вида булькающую черную кляксу, после чего в последний раз пробежалась взглядом по стенам и спустилась на первый этаж, чтобы забрать остатки своих вещей.

– Ну, блин, и как в таком виде возвращаться к народу? Они ж меня убьют, за то, что я их убила, – пробурчала Кира, разглядывая свой костюм, на котором фиксировалось большое содержание радиоактивной пыли с высоким содержанием опасных изотопов.

Сама она облучения не боялась, имея иммунитет к подобной дряни, словно таракан, а звери не простят облысения. Хотя кто их поймет, может найдутся такие фанатики, которые наоборот обрадуются и посчитают, что тем самым станут больше похожи на нее.

Боже, упаси мир от идиотов!

От представленной картины, ее передернуло, и хуман стала спешно искать место, где можно было бы на время припрятать свои зараженные вещи, чтобы не нашли и не присвоили.

Выбор пал на лесопарк, находящийся за домом. Там никто не ходит, потому что это охраняемая территория, прилегающая к резиденции, а значит и мешать здесь никому не будет. Облюбовав себе большой раскидистый дуб находящийся на значительном удалении от основной тропы, Кира затащила костюм на верхние ветки (чтобы на земле случайно не наткнулись, а то свищи-ищи потом опять свою броню) и обильно обработала ее грибными спорами. Вот так, завтра уже можно будет забирать, грибок вберет в себя все опасное.

Когда она собиралась уже спускаться, то уловила неподалеку подозрительный шорох. Затаившись, чтобы ничем себя не выдать, девушка прищурилась на знакомую серую фигуру, осторожно идущую по ее следу.

Девид коснулся коры, где улавливал четкий человеческий запах и закрутил головой, пытаясь понять, куда двигаться дальше.

Кира заинтересованно склонилась ниже, в который раз удивляясь его способности, находить ее, куда бы она не направилась, и начала бесшумно спускаться, решив заодно проверить и возможности его слуха.

Все-таки ей тоже было интересно, сколько звериного осталось в этих существах.

Ей было хорошо видно со своего насеста, как он прикрыл глаза, чтобы лучше сосредоточиться на следе, как двигались ноздри на его носе, когда он принюхивался, как его морда медленно поворачивалась в правильную сторону.

Волкас открыл глаза и вытаращился на зависшее прямо перед ним вниз головой личико, которого он едва не коснулся влажным носом.

– By! – расплылась в насмешливой ухмылочке эта вредина, когда он отшатнулся от нее, едва не запнувшись об корень.

– Ты! – недовольно прищурил тот янтарные глаза, схватившись за колотящееся от испуга сердце. – Хватит уже так делать! А то реально приступ схлопочу от твоих шуточек!

Хуман лишь с философским видом развела руками, продолжая висеть вниз головой, удерживаясь за ветку коленями, словно на турнике. Вот теперь он действительно верит, что она относится к семейству приматов.

– Что ты там делала? – задрал голову волк, в трудом разглядев в листве камуфляж. – Зачем ты ее туда затащила?

Кира повернула голову, и принялась хлопать себя по карманам штанов, вытащив оттуда неизвестно когда и у кого умыкнутый наполовину сточенный карандаш с блокнотиком. Она принялась что-то увлеченно строчить.

Девид заинтересовался, подходя к ней вплотную и пытался заглянуть в ее записи. Вот только ему мешали это сделать длинные волосы, свисающие вниз подобно лошадиной гриве и закрывающие обзор. У волка появилось навязчивое желание сдернуть эту мартышку на землю за ее космы, но удержал себя в лапах, логично рассудив, что в таком случае, если ей шею не сломает, то она поломает его.

Девушка вытянула руки, давая ему блокнотик с карандашом, после чего согнулась и уселась на ветку уже нормально, свесив одну ногу, а вторую согнув в колене.

Волкас с легкой тревогой проследил ее маневр (вдруг грохнется, акробатка чертова), после чего открыл блокнот, ожидая увидеть там какую-нибудь шараду или рисунок, с помощью которого она попыталась бы объясниться, но уж никак не анималийскую азбуку. Ровные, печатные хорошо различимые буквы, заставили его на секунду устыдиться своего почерка, раз уж даже всякие попаданки пишут намного красивее и аккуратнее, чем тот, кто всю жизнь ими оперировал.

“На моем снаряжении осело опасное количество радиоактивной пыли, поднятой огнем, так что я оттащила броню и спрятала ее в необитаемом месте, пока та не станет снова безопасной. Она опасна только если ее касаться, – мало того, что грамотно пишет на зверином, так еще и сложноподчиненные предложения валит?! – Р.S. Не волнуйся, радиация для меня не смертельна и даже насморка не будет. P.S.S. Ты отправился в одиночку искать меня втайне от всех. Зачем?”

Хищник в шоке посмотрел на спокойно любующегося на него сверху вниз пришельца, уютно расположившуюся в тени листвы, и озадаченно почесал карандашом за ухом.

Кира спустя полминуты спрыгнула на землю рядом с ним. Обошла сзади, заставив его уши поворачиваться вслед за ее перемещением, пока он старался писать как можно внятнее, и неожиданно положила подбородок ему на плечо, посчитав такую позу наиболее удобной, чтобы следить за движением пишущей палочки.

Отчего-то Девиду сделалось жутко неудобно.

Они тут в лесу. Наедине. Вдвоем. Совсем одни. Никто их пока не хватился, всецело занятые пожаром, а это значит, что никто не придет на помощь, вздумай она что-то сделать с ним. Уж силенок у нее хватит, чтобы пресечь любые попытки сопротивления физически немного более сильного, по сравнению с обычным человеком, лесным хищником. Но она не обычный человек, а значит шансов против нее у него нет никаких.

Сглотнув, полицейский осторожно повернул голову, чтобы краем глаза увидеть ее умиротворенное лицо и движение зрачков, быстро читающих накарябанный текст, а после покосилась на него в ответ.

“Я учуял, что в доме тебя уже не было, и тайно улизнул, пока остальные помогали пожарным. У собак нюх не настолько острый, как у настоящих ищеек. Думал, поговорить с тобой без свидетелей и камер. Зачем ты полезла в огонь, идиотка?! Ты хоть представляешь, как я испугался?! В мире нет зверя, который хотя бы смотреть на огонь мог без страха, а ты просто (много зарисованных слов подряд, потому что ему не сразу удалось подобрать цензурный вариант) прыгнула туда! Ради чего?! И когда ты успела выучить (здесь текст пошел уже корявый, потому что в этот момент Кира неприлично оперлась на него сзади, и его лапы задрожали) наш язык?”

Сердце колотилось, как сумасшедшее, что явно не осталось ей незамеченным судя по тому, каким бесстыдным стал ее взгляд. От этого бедняга вспыхнул только сильнее, сквозь тонкую ткань и густую шерсть спиной ощущая тепло и мягкость прижимающегося к нему тела.

И ее запах.

Одуряющий невыносимо сладкий запах, от которого ему до безумия хочется хоть мимолетом лизнуть гладкую кожу и убедиться, что она действительно не сахарная. От ее неповторимого легко узнаваемого человеческого аромата ему приходилось куда тяжелее, чем от жгучих прикосновений.

Проклятье, да что не так с этим черноглазым созданием? Еще никого и никогда в своей жизни Девид так сильно не хотел...

Попробовать на вкус.

Того шутливого касания за ушком, после которого огреб в челюсть, ему было явно не достаточно.

Его хвост невольно коснулся ее ноги, начав покачиваться в такт эмоциям владельца, что лишь усилило его смущение, потому что подобный жест для его вида, как и для кошачьих, был слишком уж откровенно заигрывающим.

Кира, не меняя позы, вытянула руку, беря в нее лапу с блокнотом, а вторая ее ладонь легла поверх пальцев, стискивающих карандаш.

Сердце снова сделало кульбит, когда девушка принялась писать ответ его же лапами. Ее тонкие неестественно длинные пальчики смотрелись такими хрупкими на фоне когтистой конечности, что просто не верится, что в них действительно заложено столько силы.

Она писала медленно и не так ровно, как если бы делала это самостоятельно, потому что его дрожащие от волнения лапы резко стали непослушными, не желая двигаться в требуемом направлении. Но ее это ничуть не смущало (в отличие от некоторых!), и она искренне наслаждалась этой пыткой.

Как и говорила, Верасы не могут жить спокойно, не сделав кому-нибудь гадости.

А он ее давно облюбованная жертва, над которой можно издеваться, сколько ее душе угодно.

Просто класс.

И умудрился же именно он нарваться на единственного в этом мире живого демона.

“Мы ведь вместе словарь составляли” – гласила новая надпись, когда она отступила, дав ему дышать и думать спокойно.

Девид обернулся и посмотрел на нее с изрядным изумлением, не ожидая такого простого ответа. Девушка с улыбкой развела руками на его взгляд.

– Так ты еще в первые дни могла спокойно читать нашу прессу?! Р-р-р-р, точно, ты же говорила что-то про свою хорошую память, – медленно провел он лапой по морде, чувствуя себя бараном (проклятые человеческие ассоциации). – Но на слух нашу речь по-прежнему не воспринимаешь?

Она никак не отреагировала на его слова – значит не понимает. Ясно все с ней. Но про то, что умеет читать и писать на зверином, могла бы и раньше сказать!

– Слушай, Кир, – начал он наконец-то, сжав блокнотик. – Есть кое-что, что тебе надо знать...

“Не верь собакам. Они хотят тебя уб...”, – он не успел дописать, потому что внезапно она вырвала у него карандаш, а руку положила на текст, даже не взглянув на него.

– Что? – не понял зверь, потянувшись, чтобы отобрать у нее пишущее средство. – Отдай! Пожалуйста! Это важно!

Она отрицательно покачала головой и показала куда-то в сторону.

– Что ты там-м-м... – он едва не прикусил себе язык, когда Война, смотревшая куда-то в указанную сторону, вдруг зажала ему пасть, а второй рукой схватила за грудки и вжала в дерево.

Жестом велев опешившему волку молчать, она отпустила его и плавно двинулась в сторону от указанного ей до этого направления. Она сейчас была босиком, что лишь добавляло ей бесшумности.

Девид удивился столь резкой перемене в ее настроении и сощурил янтарные глаза, пытаясь разглядеть то, что ее так насторожило. Никого не увидел, но изменившееся на короткий промежуток времени направление ветра дало понять, чье приближение ей так не желательно.

Ясно. Оперативно работает парень. Но чего это Кира от своего же телохранителя сбегает?

Разведя лапами на свой же вопрос, хищник вздохнул и решил поддержать ее игру, тоже начав двигаться бесшумно, а то хуман вполне могла избавиться от его сопровождения, если он будет выдавать их хрустом веточек и шорохом опавшей листвы. Не очень простая задачка, знаете ли, но Волкас не ударил мордой в грязь, доказав Верасу, что его братия не забыла основы охоты за столетия и волки по-прежнему могут ступать очень тихо даже на двух лапах.

Хуман одобрительно кивнула и молча потребовала у него блокнотик, куда принялась делать записи прямо на ходу, не издавая при этом никакого шума, хоть и не смотрела на дорогу. Девид подивился этой ее способности, указывающей на явный профессионализм, достичь которого не каждый хищник способен. Один раз она остановилась, к чему-то прислушиваясь, и меняла направление, хотя сам волк ничего подозрительного не ощущал впереди. Интересно, сколько еще в ней скрытых талантов?

И только на десятой минуте молчаливого петляния среди деревьев до него дошло, что она просто путает след, чтобы ни один носатый умник не смог вычислить ее тайник по запаху. Умно. Хотя, глупо ожидать, что тренированный солдат не подумает о подобных мелочах. У нее это должно выходить чисто на автомате.

– Lojis’, – внезапно резко обернулась Верас, и опрокинула ничего не подозревающего зверя в кусты орешника.

– Р-р-р-р... – возмущенно зарычал Девид, когда рухнул прямо в грязь.

Ну все, последняя чистая одежда бесповоротно испорчена! Спасибо тебе, обезьяна лохматая! И как ему теперь ходить?!

А тут еще эта гадость на него сверху плюхнулась, повторно ткнув мордой в грязь.

– Я тебя сейчас...

Она снова зажала ему пасть, не дав закончить угрозу, но по его глазам и приподнявшейся верхней губе, за которой скрывались острые длинные клыки, было ясно, что если он и желает ей эротического путешествия, то далеко не романтического.

Ее не впечатлило.

Приложила палец к губам и сунула блокнотик с тем, что успела написать в промежутках.

Волкас еще раз коротко рыкнул, скатывая нахалку со своей спины, и оставшись лежать (все равно хуже уже не будет, а с психами надо всегда соглашаться), принялся читать.

“Я знаю, что ты хочешь сказать. Не стоит ломать свою легенду и голову в поиске безопасного способа, чтобы предупредить меня о том, что собаки хотят убить Войну...”

У него опять задрожали лапы, а уши прижались к голове.

Так она все знала?

“... Еще в самый первый раз, когда ты их помянул, я начала подозревать, что с ними что-то не так. И пусть я не чувствую в них зла, но страх даже таких чистых существ толкает на убийства. Особенно если они не считают разумных, непохожих на себя (как те же ящеры), достойными того, чтобы о них потом вспоминать и жалеть о том, что их просто расстреляли за их плотоядную природу, но при этом сильно огорчаются, если погибнет кто-то из млекопитающих. Собаки боятся сущности Войны и того, что хуман из пророчества уничтожит все, чего они добивались тысячелетиями. Разумеется, решение устранить такую угрозу прежде, чем та превратится в серьезную проблему – вполне логичное...”

А он считал ее недостаточно умной, чтобы дойти до этого самой. Балбес. Все она понимает. Верасы дураками не бывают, иначе бы она просто не дожила до своего возраста.

Это он кретин, что позволил всему этому случиться.

И пусть происходящее сейчас не было в его власти, но Девид не перестанет костерить себя за то, что не может никак ей помочь. Что он абсолютно бесполезен.

Кира вновь навалилась на его плечо, заставив его оторваться от нерадостных размышлений и посмотреть на нее. Одновременно с этим, она отобрала у него записи и разорвала последний листик на множество маленьких клочков. Но он все равно успел прочесть, что там было дальше.

Хуман указала на белые лапы всего в паре метров от того места, где они затаились.

Борзой стоял молча, крутя головой, но ветер дул в противоположную сторону, и потому он не мог учуять затаившихся. Пес сделал несколько шагов вперед и остановился, неуверенно топчась на месте.

Внезапно Волкас услышал, как позади них раздался шорох. По их следу на четвереньках кралось пять незнакомых ему собак. Он затаил дыхание, на интуитивном уровне почувствовав угрозу от вида их серьезных морд, и вжался в землю. Подобрав под себя лапы и хвост, волк прижал уши, и напряженно наблюдал за их приближением.

“... Но я так же понимаю, что и среди собак свои терки, которые перешли на активный уровень с моим появлением. В их обществе произошел раскол, и я могу в любой момент превратиться в инструмент революции, для свержения действующей власти. Доги даже не подозревают, как много предателей затесалось в ряды их последователей, которые лишь ждут приказа со стороны, чтобы начать переворот...”

Человеческая ладонь успокаивающе прошлась по вставшей шерсти на загривке и плавно переместилась на затылок, чтобы тихонечко почесать за ухом, но такая поддержка не была достаточной для постепенно осознающего всю серьезность ситуации зверя. Мышцы на его спине напряглись, выдавая, что он готов вскочить в любой момент, и если бы не удерживающая его девушка, то он уже пятился бы задом от собак.

Кира болезненно закусила губу, с заметным трудом используя отвод глаз, когда еще не восстановила свои силы. Она не была уверена, что у нее получится такой серьезный фокус спустя всего лишь полдня после пробуждения, и даже удивилась, когда преследователи прошли в метре от них, не замечая лежащую перед ними, как на ладони, парочку. Девид все-таки невольно дернулся, когда нос коричневого питбуля едва не коснулся его передней лапы, но успокаивающе поглаживающая его до этого ладонь словно налилась свинцом и слегка сжала череп, вынуждая остаться на месте.

– Куда они делись? – начали спрашивать друг у друга собаки, поднявшись вертикально, словно сурикаты. – Должны были пройти здесь.

– Я бы их заметил, если бы они прошли мимо меня, – встал в позу борзой, при этом нервно постукивая когтем по кобуре с пистолетом.

Волкас покосился на Киру, которая от головной боли и возрастающей слабости ткнулась лбом ему в плече. Было довольно интересно на собственной шкуре испробовать на себе ее странную способность казаться в глазах других ничем не примечательной вещью, вроде кучки листьев или муравейником. Как хорошо, что Беленко не в курсе дело, что ему стоит ожидать от Войны, иначе не стоял бы сейчас с таким потерянным видом.

Узнать бы еще, что тут происходит...

Стоп... Что за... Ай!

Муравейник!!!

Они лежат прямо на муравейнике, и эти маленькие противные козявки уже затерялись в шерсти, начиная ощутимо кусаться!!!

Ну, Кира... Ну, погоди! Ай!

Чтоб тебя муравьи... Ай!... Сожрали!

Верас едва слышно зашипела на начавшего дергаться, чесаться и всячески выдавать их позицию другими способами приятеля, на что зверь красноречиво посадил ей мурашку на нос. По тому, как она скосила глаза на угрожающе шевелящего челюстями насекомое, стало ясно, что до нее только сейчас дошло, куда именно они попали.

– Их запах обрывается здесь. Они не могли далеко уйти. Разойтись.

Подозрительные псы разошлись в разные стороны, так что уже через полминуты Кира решила подняться с терпящего из последних сил хищника и принялась отряхивать свою одежду, куда забрались противные насекомые.

– Проклятье! Они меня до костей обглодают! – взвыл Девид, ожесточенно растирая спину о кору дерева, сняв перед этим рубашку, с которой тоже стряхнул муравьев.

–Nyjno yhodit’, – сказала Кира на своем языке, которой смахивать кусачую мелочь с гладкой кожи было куда проще.

– Согласен, в данном случае твоя бесшерстность полезна, – по-своему истолковал ее слова рычащий волк.

“... Среди псов для нас нет союзников. Пускай сами разбираются со своими проблемами. Если вмешаемся, то неизбежно прольется чья-то кровь, и очень высокая вероятность, что именно наша...”

Хуман покачала головой, немного помогла ему выбирать из шерсти заползших насекомых, после чего требовательно толкнула в спину, планируя как можно скорее достигнуть резиденции младшего принца, где на них не рискнут нападать в открытую всякие противники действующего режима.

“... И предупреждая твои расспросы насчет моей причастности к твоему расследованию, отвечаю сразу – не лезь в это. Нечего полицейским вмешиваться в разборки Ночной Тени и преступных группировок Зверополиса. Ты погибнешь, а меня не будет рядом, чтобы тебя вытащить. Ни с кем не говори и вообще никак не привлекай к себе внимание. Просто откажись от этого дела, иначе одна из последующих наших встреч произойдет на твоих похоронах. Если собаки не избавятся от всех нас раньше...”

– Госпожа, разве вам не говорили, что опасно гулять без сопровождения? – неожиданно из-за деревьев нарисовался вышедший к ним на встречу борзой.

Пока что один, но его пособники должны быть неподалеку.

– Кто сказал, что она без сопровождения? – постарался ответить Девид как можно более беззаботным тоном. – Мы просто гуляем.

А сам автоматическим движением лапы задвинул девушку себе за спину, успев кинуть мимолетный взгляд на ее лицо. Сильно устала, потому и не почувствовала пса впереди, но спокойная. Облокотилась на него, обхватив двумя руками за лапу, чтобы случайно не упасть, а виском коснулась плеча.

Довольно миленько они сейчас, видимо, должны смотреться со стороны. Грязные, взъерошенные, как будто в грязи катались (что правда), и еще он без майки (надеть надо бы обратно, но эти проклятые мурашки еще ползают по спине и даже ниже, куда лапы не доходят). А тут еще хуман так доверительно прильнула к нему, словно они уже год, как женаты.

Неисправимая.

Вот и пес, судя по выражению морды, тоже начал думать, что они в лесу уединились совсем не для содержательной беседы, а для чего-то более... Активного.

– Я здесь, чтобы проводить вас, – белый пес решил внешне никак не реагировать на подобное непотребство со стороны своей подопечной, что довольно таки странно, ведь вряд ли он настолько быстро поумнел после вправки мозгов. – Прошу следовать за мной.

“... Но самое главное – чтобы я с этого дня не начала делать...”

Кира немного потянула Девида за шерсть на лапе и тихонечко отрицательно покачала головой с серьезным видом.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю