290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » ДНК бога (СИ) » Текст книги (страница 6)
ДНК бога (СИ)
  • Текст добавлен: 27 ноября 2019, 08:00

Текст книги "ДНК бога (СИ)"


Автор книги: Лилия Брукс






сообщить о нарушении

Текущая страница: 6 (всего у книги 63 страниц)

– Простите, сэр, – с серьезным видом подошел к ним Ник, подметая своим шикарным хвостом пол. – Не мог бы я перекинуться парой слов с вашей прекрасной спутницей?

– Проваливай, лис! Не видишь, что эта дама занята! – даже не обернулся на него гиена, продолжая что-то ворковать на ушко Джуди.

А его лапа, лежащая на ее талии, начала медленно путешествовать по телу, поднимаясь вверх. То ли из-за этого движения, то ли из-за ответа, но глаза Ника гневно вспыхнули зеленым огнем, как у настоящей нечисти.

– Сэр, прошу заметить, что вы разговариваете с офицером полиции, – с несвойственным ему обычно ледяным колючим тоном, Уайлд показал свой значок.

Вот теперь на него посмотрели более пристально, и взгляд этот был скорее насмешливым. Ну да, конечно, чтобы лис и в полиции!

– Ваша спутница по описаниям похожа на подозреваемую в афере. Она соблазняет и затаскивает одиноких богатых мужчин к себе в номер в отеле с намеком на продолжение, но вскоре, пока она “готовится” в ванне, появляется ее вооруженный “бойфренд”, угрожающий убить мужчину на почве ревности, если тот ему не заплатит.

По мере того, как лис рассказывал, гиена отодвигался все дальше и дальше от зайчихи, радуясь, что не попался на такой вот лохотрон.

– Но я ничего не делала! Это ошибка! – подыграла Джуди, проявляя свои актерские навыки.

– Это мы выясним уже в участке! – лис довольно грубо вытащил ее из-за стола и заломил лапку за спину.

– Пш-ш-ш! Полегче, герой! – зашипела она на него, делая вид, что изо всех сил сопротивляется аресту и пытается доказать свою невиновность.

– Прости, – он немного ослабил нажим на заломленную руку.

Ощущения бьющегося в лапах девичьего тела начали вызывать жар и желание выпустить когти в добычу. Опасаясь, что не совладает с собой, Ник подхватил подругу и выбежал с ней на лапах наружу.

– Мой бог, мне давно не было так весело! – отсмеялась Джуди, идя по улице под локоток со своим напарником.

Лис, пусть и пришел немного в себя, все еще выглядел подавленным. Но на самом деле, буря в его душе после случая в кафе уже улеглась, а на сердце разлилось приятное тепло от прикосновения цепких лапок, держащихся за его локоть.

– В следующий раз, когда дело запахнет жареным, не сиди до последнего, а сразу иди в отказ. Вам, кроликам, так далеко до лисьей изворотливости, – осуждающе покачал он головой.

– Кто-то бы сейчас сказал, что ты плохо на меня влияешь!

Пока они сидели в кафе, на улице окончательно стемнело. Над головой мигали редкие звездочки, заглушаемые светом фонарей. Редкие прохожие спешили по своим домам, и уже через два часа бесцельного шатания по засыпающему городу улицы практически полностью опустели. И лишь одна странная парочка, изображая влюбленных, ступала по собственным длинным теням и о чем-то мирно беседовала.

– Слушай, так мы ничего не добьемся, – не выдержал Ник уже глубоко за полночь. – Мы можем так бродить хоть всю ночь, а на нас так никто и не нападет.

– Что еще делать? Нам же надо поймать этого мстителя, а так просто он не появляется, – уже откровенно висела на его лапе Джуди, устав идти.

– Я тут подумал... А нам обязательно нужен настоящий преступник? – как-то странно усмехнулся Ник.

– Э-э-э, – Хоппс, возможно, только сейчас об этом подумала. – Ну, надо же, чтобы все выглядело, как можно реалистичнее!

– О, как! – ухмылочка Ника в полутьме стала особенно кровожадной. – Тогда кричи погромче! Тебя же могут не услышать...

Не успела она и ахнуть, как лис легко подхватил ее и потащил в темное место.

– Караул! Грабят! Убивают! Насилую-ю-ют!

– Морковка, ты бы уже определилась, что мне делать! – отпустил ее Ник, прикрывая голову от ударов сумочкой. – И понежнее, я же не настоящий грабитель в конце концов!

– Ой, прости, пожалуйста! Я сильно ударила, да? – прекратив размахивать своим орудием массового поражения, зайчиха начала заискивающе заглядывать ему в мордочку.

Глаза лиса опасно сверкнули. Вырвав сумочку из ее лап, он приподнял ее над землей и прижал к стене так, что их носы оказались на одном уровне.

– Съем, – с абсолютно серьезным выражением сказал он.

Зайчиха задрожала всем телом от внезапно сковавшего ее страха. Ее задние лапки поджались, касаясь пальчиками холодного кирпича. Клыки хищника были так близко от ее шеи, длинный язык оставлял на серой шерстке влажный след, когти кололи плечи и спину, вызывая целый рой мурашек.

– М-м-м, вкусная Морковка, – демонстративно облизнулся Ник, отпрянув.

В его глазах играли огоньки азарта. Или страсти? И чувство страха исчезло, оставляя лишь желание, чтобы этот прекрасный рыжий зверь не останавливался. Неожиданно для себя Джуди отметила, что ей нравится это нарочито грубое обращение и чувство власти над собой.

Господи, что же они творят?! Это ведь так противоестественно!

Сердце лиса затрепетало, как бабочка в паутине, когда он увидел в ее глазах уже не страх. Нет, это был ответ! Едва сдерживая себя в лапах, он вновь склонился и прикусил часть меха за длинным ушком.

– Чего же ты не кричишь? – насмешливо фыркнул он ей уже в области ключиц.

– Помогите! – послушно попыталась крикнуть она, но с таким страстным придыханием, что у него шерсть встала на загривке от возбуждения.

– Ты даже не пытаешься сопротивляться! – упрекнул он ее, оголяя и целуя одно хрупкое плечико.

Его самого по плечу что-то постучало, но он не обратил на это абсолютно никакого внимания.

Его лапы обнимали и поглаживали ее тело сквозь атласную ткань, а она скрестила ноги на его талии.

– Что ж... Я этого и не скрываю, – хихикнула Джуди, открыв глаза, чтобы посмотреть на своего любовника и онемела.

Лис сразу же уловил перемену в ее настроении, когда ее дыхание остановилось, а сердечко испуганно забилось. Он повернул одно ухо, уловив за собой явный шорох. И тут нечто постучало его уже по голове!

Резко распушившись и отпрыгнув вместе с прижимаемой зайкой в сторону, Ник опустил ее на землю и оскалился на так некстати подкравшегося к ним прохожего. Тот был ростом чуть выше метра шестидесяти, одетый в свободного покроя темную (из-за ночи не разобрать цвет) ткань, и лишь штаны плотно облегали ноги. Голова была обмотана большим куском ткани, красиво лежащей большими складками, и край которой спадал на плечи и спину коротким плащом, как у шахидов. Морды из-за темноты и своеобразного глубокого капюшона видно не было. На лапах были надеты рукавицы с металлическими коготками на пальцах, а на ногах мягкие бесшумные сапожки. Вот обувь заинтересовала. Мало кто в городе носил такую, предпочитая больше домашние тапочки, туфельки (женская часть населения) или вовсе без обуви. А мастеров, делающих ее, можно сосчитать по пальцам. Только вот длинный деревянный шест в лапах ввел в окончательный ступор.

Незнакомец некоторое время молча постоял, опираясь на свой шест, после, поняв, что ошибся, и никакого нападения не было, он развернулся и начал уходить.

– Погоди! Не уходи! Я хочу с тобой поговорить! – бросилась за ним зайка, на бегу поправляя свою одежду.

Шест издал в воздухе тихий свист и больно уткнулся ей в грудь, вынуждая остановиться.

– Эй, поосторожнее! – зарычал лис, выуживая пневмотранквилизатор. – Бросай свою палку и сдавайся! Пойдешь с нами в участок на воспитательные беседы.

Капюшон повернулся в его сторону. Как Уайлд не напрягал свое ночное зрение, но никак не удавалось разглядеть под ним что-то помимо темноты. Незнакомец опустил шест, едва ли не касаясь им земли.

– Молодец, теперь бросай!

Он и бросил... Ну, как сказать бросил? Резким ударом шеста снизу вверх выбил оружие из лап Ника, и пока то падало, отбил его, словно битой, отправив в далекий путь. Не останавливая вращения шеста над головой, следующим ударом он уже отправил в полет электрошокер зайки. Шутливо отдав честь обоим обескураженным таким поворотом полицейским, незнакомец, используя свой шест, запрыгнул на балкон на втором этаже, прикрепил к спине свое деревянное орудие и принялся ловко карабкаться на крышу, как заправской паркурщик, где уже исчез через полминуты. Как будто тень опустилась на землю и покинула ее.

– Мститель, – произнесла Хоппс, все этого время не спуская с тени восторженного взгляда.

– Ага, неуловимый, – в сердцах сплюнул лис и задумчиво почесал затылок. – Откуда в Зверополисе взялся крыснзя? Они, вроде, далеко на Востоке на другом конце земного шара свою науку воина постигают.

– Ты думаешь, это настоящий крыснзя?

– А кто еще так выряжаться будет и подобные приемчики показывать? Только это должна быть очень большая крыса! – Ник еще раз посмотрел на то место, где они в последний раз видели незнакомца, и мысленно пожелал тому где-то навернуться за испорченный момент. – Давай я тебя до дому провожу. А то мало ли, вдруг на тебя опять кто-нибудь нападет?

====== Ответы ======

Комментарий к Ответы Просто диалог, в котором поднимаются темы, обсудить которые персонажи должны были уже давно.

– Джуди? Не ожидал.

Девид отошел в сторону, пропуская зайчиху в квартиру.

– Прости, мне надо было вначале позвонить, – покаялась та, переступая порог. – Сегодня у меня ни одна мысль в голове надолго не задерживается.

– Ничего страшного.

– В твоем юном возрасте звучит, как диагноз.

– А?! – лопоухая вытаращилась на Киру, которую было видно отсюда.

Будь на месте геройского офицера кто-то посторонний, тот вряд ли успел бы заметить пришельца, ведь дурой попаданка точно не была, и успела бы спрятаться в случае необходимости.

Девушка сидела на диване перед включенным телевизором, закинув ногу на ногу, и что-то раздраженно черкала в исписанной тетрадке. На секунду она посмотрела на вошедшую и приветствующе кивнула головой. Ее губы шевелились, но звук появился не сразу.

– Добрый день, – раздался ее голос, когда Кира уже успела вновь вернуться к своему занятию.

– Это она сказала? – указала на нее Джуди. – Как?!

– Путем многочасовой нервотрепки, – Волкас прошел мимо и присел на спинку дивана. – Уж с этим адским устройством мы настрадались изрядно! Просидели над ним до поздней ночи, пока не добились от него более менее точного перевода. А сегодня утром Кира еще и озвучку настроила, так что теперь голофон может выдавать не только текстовый, но и голосовой перевод. Уже опробовали. Работает почти без ошибок! Сейчас проводим тест. Кира смотрит телевизор и записывает слова, которые кажутся ей неправильными или не на своем месте. Уже сейчас едва ли сотня набралась. По сравнению со вчерашним, это земля и небо!

– Так это же здорово! – искренне обрадовалась Джуди, подходя поближе к Кире. – Теперь мы можем свободно понимать друг друга!

Человечишка ничего не ответила, а только изредка поглядывала на них.

– Эм... – улыбка Хоппс начала увядать.

Она с вопросом уставилась на Волкаса, испугавшись, что сказала что-то не то, но тот успокаивающе улыбнулся и жестом попросил немного подождать.

– Ага, как же, без ошибок! – начал вещать переводчик через несколько секунд после того, как Кира начала что-то тихо бубнить про себя. – Несостыковки с синонимами еще остались, но они почти не бросаются в глаза, – она отбросила назад часть волос, демонстрируя беспроводной кругляш в ухе. – Зато озвучка, хлеб, задерживается на несколько секунд, что очень неудобно! Чтобы вас не отвлекал мой язык, я настроила вывод для себя в наушник. И закрепила микрофон на шее, чтобы даже самый тихий мой шепот Vega мог уловить и обработать в понятные для вас фразы. Но опять же, у голофона процессор притормаживает, не тянет программы. Что и говорить, этот садовый инструмент еще десять лет назад считался устаревшим.

– Ничего себе садовый инструмент! Да у нас такой еще лет сто не появится!

– Какой садовый инструмент? – не поняла Кира, когда переводчик зашептал их слова ей в ухе.

Волкас закрыл глаза лапой и немного так простоял.

– Пометь у себя, что твое устройство сейчас перевелось, как “садовый инструмент”, – сказал он, когда его отпустило.

– Весело у вас тут, как я погляжу, – заметила Джуди.

– Eto lopata, blin… – пробормотала Кира, делая пометку карандашом.

– Это садовый инструмент, хлеб...

– И периодически слово “хлеб” выскакивает. Я думал, ты еще вчера это исправила!

– Ti predlagaesh mne vse mati spetcial’no dlya tebya perevodit’?

– Не, все не надо, пожалуй, – решил он, выслушав переводчик. – Странные у тебя ругательства... Так чего ты зашла, попрыгунья? За своим ноутбуком, полюбоваться на наш цирк или убедиться, что меня все еще не съели?

– Я... Э-э-э...

– Ясно, все сразу, – вздохнул Волкас и, не слушая отговорок, принес ее компьютер. – Спасибо, нам он очень пригодился, хоть на нем и разрядилась батарейка.

– Почему вы вообще решили, что я съем волка? – спросила Кира с явным недоумением, когда он вернулся. – Я внешне как-то не тяну на koreitca!

– Это ты у нашей рыжей истерички Уайлда спроси! – оскалился в ухмылочке зверь. – Кстати, а чего это ты одна пришла? Я думал, что вы друг без друга даже в сортир не ходите! И как лис тебя одну отпустил? – посмотрел он на порозовевшую зайчиху.

– Буйволсон дал нам задание раскрыть личность мстителя, объявившегося в этом районе. Этой ночью мы с ним столкнулись, и знаешь что? Этот мститель на удивление был похож на крыснзя! Ник заметил, что тот носит обувь и с утра отправился обходить всех местных мастеров, делающих ее на заказ, а я обхожу все гостиницы и отели и спрашиваю, не остановился ли у них иностранец.

– Мститель? – насмешливо хмыкнула девушка, оторвавшись от своих записей. – Это кто еще такой? Давно он у вас?

– Да нет, только на этой неделе объявился, – протянула зайчиха и посмотрела на Киру с подозрением. – Слушайте, ты сказал, что вы сидели допоздна, а что потом было? Скажем, в районе двух часов ночи?

– Ты нас подозреваешь? – удивился Девид. – Да спали мы оба, как убитые! Так заколебались с этим переводчиком, что сил ни на что не оставалось!

– Когда точно появился ваш Мститель? И кто такой крыснзя? – допытывалась девушка.

– Буквально два дня назад он избил трех грабителей до бессознательного состояния. Пришли они в себя уже в камере и не могли толком объяснить, что случилось, – вздохнув, принялась объяснять Джуди. – Крыснзя – это могучие воины Востока, разведчики-диверсанты, шпионы, лазутчики и наемные убийцы. Они владеют множеством умений. Крыснзя должен был прежде всего добывать нужную информацию, а также владеть любым предметом, как оружием, обороняться от любого оружия, в том числе и голыми лапами, внезапно появляться и незаметно скрываться. Они могут долго находиться под водой, дыша через соломинку, лазать по скалам, ориентироваться на местности, тренировать слух, зрительную память, лучше видеть в темноте, обладать тонким обонянием и многое другое. Это закрытое общество, куда входят исключительно крысы и другие грызуны.

– Nichese! – присвистнула Кира. – Это что, некая животная пародия на ninja или assassin? Но если ты меня подозреваешь, то спешу заявить, что два дня назад мне было совсем не до местных gopnikov. Меня больше волновало мое самочувствие.

– У хуманов были свои крыснзя? – удивился Волкас. – Реально? Как у нас?

– Чего сразу “как у вас”? Это еще выяснить надо, у кого цивилизация с другой скопирована! – неизвестно отчего вдруг вспыхнула Кира, сверкнув на него своими черными глазищами. – Вот ты полицейский, верно?

– Да, – не стал отрицать Девид, переглянувшись с Хоппс.

Кира скривилась.

– Хоть бы значки поменяли, ей богу! А то чувствую себя, как в фильме Планета Обезьян. Только в данном сценарии ни одного хумана не осталось вообще, зато вокруг полно furi с хуманской культурой и образом жизни! – она уже давно замолчала, но переводчик продолжал доносить ее слова до остальных, накопив изрядно текста из-за разницы в скорости говорившей и голофона. – Для меня это все кажется таким нереальным, похожим на сон. Кажется, что вот-вот меня разбудит старшина, и я с парнями отправлюсь исследовать новые координаты в надежде, что там окажется какой-нибудь склад, где можно пополнить свои припасы, чтобы иметь возможность выжить еще пару недель. Что вот-вот меня выкинет из этой красивой сказки про видовое равенство, и я снова соберу свой “Cobalt”, подсчитывая, сколько патрон у меня еще осталось и сколько amerov из него я смогу подстрелить. Ведь если вдруг окажется, что это все не сон, то я просто...

Появившаяся тишина затягивалась, создавая напряжение.

– Эти амеры, – осторожно начал Волкас, поняв, что сейчас Кира как никогда открыта для обсуждения больше всего волнующих его вопросов. – На кого они были похожи?

Хуман покосилась на него.

– На вас.

Заметив появившееся на их мордах напряжение, она улыбнулась краешком рта и пояснила:

– Не внешне. Просто, куда я не кину взгляд, мне везде мерещится аналогия с довоенными Штатами. У них было так же красиво. Впрочем, ничего удивительного, ведь этот город на их бывшей территории. Но мне на Родине было намного спокойнее и уютнее.

– Они были хуманами, как и вы?

– Да.

– Значит, “Мифы” не врали, когда писали, что вы сами себя уничтожили? – заключила Джуди, скрестив лапки на груди. – Как вообще можно сражаться с представителями своего народа?! Это же... дикость какая-то!

Выслушав ее вопрос, Кира поджала губы, встала с дивана и отошла к шкафу, оперевшись о него одной рукой. Она стояла к ним спиной, низко опустив голову, что ее длинные вьющиеся волосы скрывали лицо. И когда уже звери решили, что она не будет отвечать на этот вопрос, Кира тихо и сбивчиво заговорила. Слова давались ей с явным трудом.

– Дикость? Я бы даже сказала – сумасшествие, – с явной насмешкой в голосе. – С вашей точки зрения все выглядит именно так, и вы ничуть не ошибаетесь. Мы действительно дикари. Пусть у нас были крутые пушки и навороченные телефоны, но нашей сути это никогда не меняло. У нас было все: интернет-магазины, пытавшиеся впарить откровенную hren’; выпуск новостей по вечерам, в которых сложно отделить правду от вымысла; нудная монотонная работа; кредиты в банках, за которые будут расплачиваться еще твои внуки, несмотря на увеличенную продолжительность жизни; непомерный долг перед обществом, которому ты nahren не сдался, и клоуны у власти, не умеющие решать проблемы растущего населения, но зато отлично придумывающие новые смехотворные законы и налоги. И знающие, что больше всего денег приносит война, поэтому всеми силами препятствовали тому, чтобы этот кровавый огонек никогда не погас. А с кем воевать, когда единственная разумная раса на планете – твоя?

– Кем ты была в своем мире?

– А как вы думаете? – немного повернула она к ним голову.

– Знаешь, вариантов не так много, если, конечно, у вас каждый не носит с собой винтовки и не владеет боевыми приемами, – попытался пошутить Девид, но получилось как-то не очень.

– Я одна из выживших добровольцев, пожелавших участвовать в эксперименте по созданию универсальных солдат. Условием отбора там было наличие отметки в медицинской карте увеличения продолжительности жизни. В мое время только недавно изобрели препарат, замедляющий старение и позволяющий дожить в редких случаях до трехсот лет вместо восьмидесяти. А так как принявших это лекарство было до безобразия мало из-за его немедленного засекречивания в угоду властьимущих и безумной цены ворованных образцов на черном рынке, то и добровольцев оказалось меньше ожидаемого. Идиотов, пожелавших рисковать своей с трудом добытой долгой жизнью ради неясных амбиций неизвестного ученого, было мало.

– Как же тогда ты оказалась в этом замешана?

Кира грустно улыбнулась, повернувшись к слушателям.

– По глупости. Говорила же, что только полные кретины на это соглашались. Правда, узнала я об этом намного позже. Когда... Когда началась война, я не пожелала бежать с остальными и примкнула к отряду ополченцев. Не буду рассказывать обо всем, что я пережила за тот период и почему я обрезала свои волосы, но случилось так, что однажды я познакомилась с одним парнем, и тот оказался волонтером. Он предложил мне долгую жизнь в обмен на участие в одном эксперименте. Помню, тогда я посмеялась над ним, – Кира вернулась на свое место, обхватила руками колено, поставив на него подбородок, и пустым взглядом уставилась в никуда. – Когда ты каждую минуту рискуешь нарваться на пулю или мину, то это лекарство кажется пустой тратой средств, ведь бессмертия оно не обещало. Не знаю, о чем тогда я думала, но согласилась. С того момента моя жизнь кардинально изменилась, как и я. Шанс на выживание в этом опыте был всего лишь 2,7%, но я оказалась упертой. Среди тысячи погибших осталось всего тридцать счастливчиков. Скажете, это жестокость? По сравнению с происходящим вокруг, эти смерти были каплей в море. Получившийся отряд назвали Veras, как единственный в своем роде. Один боец Verasa стоил десяти обычных солдат и обходил по силе, скорости, выносливости, иммунитете и терпимости к боли. Этакий Капитан Америка rossiskogo разлива. А за счет того, что наша жизнь была продлена, с каждым годом мы становились только опаснее, до совершенства оттачивая старые приемы и осваивая новые. Наш отряд быстро завоевал мировое признание, доказав свою эффективность, но разве тридцатка бойцов могла остановить войну миллиардов? Несколько раз побывав на передовой и потеряв троих, нас начали жалеть и поставили охраной к нескольким высокопоставленным семенам хвойного дерева. Война шла уже шестой год. Все устали, и все чаще начали звучать слова о грядущем перемирии. Переговоры проходили на нейтральной территории. Весь мир, затаив дыхание, наблюдал, как два хумана, под защитой своих телохранителей, решали судьбу всей планеты. Но переговоры сорвались из-за неизвестного снайпера. Он застрелил представителя одной из сторон. Не знаю, кому он служил, но своего он добился. Перемирие переросло в новый скандал с взаимными упреками, и случилось то, чего все боялись с самого начала. В ход пошло ядерное оружие. Ваши зоны отчуждения как раз показывают, где был сконцентрирован основной удар. Наш отряд распался. Все выжившее после начала ядерной войны население ушло под землю, спасаясь от радиации, но некоторые предпочли остаться на поверхности и бежать туда, где еще было возможно жить без защитного костюма. Я пошла вместе с ними. Во-первых, мне было все равно, во-вторых, оставалось еще много, кому могли пригодиться услуги наемника или телохранителя бывшего бойца Verasa, в-третьих... Мне просто было интересно, сколько времени должно было пройти, прежде чем хуманы окончательно друг друга уничтожат, – она засмеялась. Нехорошо так засмеялась, со злорадством. – Ведь это так на нас похоже: продолжать ненавидеть других и обвинять во всех случившихся неприятностях, когда надо, наоборот, пытаться объединиться ради всеобщего выживания. Знаете, в этом всем даже есть некая прелесть. Восемь миллиардов взлетело на воздух ради амбиций пары сотен, владеющих всеми мировыми запасами. И при всем эта же сотня убеждала остальных, что мирные жители “нерабы” и действуют они в интересах своего народа!

– Сколько тебе лет?

– Двадцать пять.

– Хм, тогда выходит, что ты стала солдатом в девятнадцать лет, – мысленно прикинула про себя Джуди. – Ты говорила, что война до переговоров длилась шесть лет, и двадцать пять лет тебе было бы сейчас при условии, что ты попала к нам сюда в год срыва переговоров. Или тебе было меньше, когда все началось?

– Умный зайчик, – засмеялась Кира. – Мне было пятнадцать.

– Значит, ты работала наемником четыре года?

– Пятьдесят шесть.

– Сколько??! – опешили звери. – Ты же сказала, что тебе двадцать пять лет!

Она посмотрела на них с откровенной насмешкой.

– Я вас не обманула. Физически мне двадцать пять. Замедленное старение, помните?

– Или все дело в том лекарстве, которым ты меня опоила? – тихо зарычал Волкас. – То, что я изменился, тебя совсем не удивило!

Хуман покачала головой:

– Нет, neirostimylyator лишь производит полное обновление клеток и повышает регенерацию в несколько раз за счет энергии организма, но старение он не замедляет. К тому же, его нельзя использовать часто. На психику влияет.

– Для семидесяти семи ты неплохо выглядишь, – решила сделать ей комплимент зайчиха.

– Я бы не хотела распространяться о своем настоящем возрасте. Я сама в смятении, когда вижу даты.

– Погоди, погоди, – не захотел отклоняться от прошлой темы Волкас. – В смысле, на психику влияет? Чем это грозит?

Кира нахмурилась. Видимо, эта тема была ей неприятна.

– Официально neirostimulyator не имеет никаких негативных последствий для организма, но препарат нелегально вышел на рынок до окончания испытаний. Его негативный эффект заметили позже. Дело в том, что нервные клетки обновляются тоже, а старые разрушаются. Начинается проблема с памятью, логикой и контролем эмоций. Но тебе не нужно волноваться на этот счет. После первого применения это незаметно.

– А моя внешность? Можно как-то вернуть все обратно?

– Что тебе не нравится? – с искренним недоумением. – Разве плохо, что ты проживешь лишних пять лет?

– Почему пять?

– Может три. Сколько живут волки? Десять лет?

– Чего это десять?! – заволновался тот. – Почему десять? Вообще-то мне сорок было!

Человек посмотрела на него с еще большим недоумением, подумав, что ее разыгрывают.

– Сорок? – недоверчиво. – Занятно, а мелкой тогда сколько? – внимательно посмотрела она на Джуди с прищуром.

– Двадцать семь.

Непонятно почему, но Киру это очень развеселило.

– Ха! Ха! И еще раз ха! – встав с дивана и взяв курс на кухню, она хихикала над своими мыслями и махнула им рукой. – Пойду-ка я еще в переводчике покопаюсь. Меня ближайший час не трогать!

– Так он же тут лежать остался, – Волкас посмотрел вначале на голофон, после на уходящую Киру. – Впрочем, забей... – принялся массировать он свои виски.

– Кажется, ей просто хочется немного побыть одной, – сказала зайчиха, получив его согласный кивок. – Не знаю, как бы я себя чувствовала, даже перенеся часть того, что выпало ей.

– Я тоже, – признал тот, отняв лапы от головы. – Джуди, я честно пытался помочь ей, и Кира это осознавала. Но я не понимал почему... Почему она смотрит на меня так, будто ждет, что ее ударю. Я не понимал, почему она так долго стоит у окна и боится засыпать без ножа под рукой. Теперь я понимаю, и... Мне от этого становится так больно! Скажи, это нормально?

– Да, нормально, – вздохнула зайчиха, успокаивающе погладив его по колену. – Она просто не привыкла к спокойной жизни, дай ей немного времени.

– Я знаю, просто... Быть на войне больше пятидесяти лет? Разве можно после этого просто сложить оружие и жить, как нормальные звери? Я вижу, что она решила так поступить, но что если у нее не получится?

– У нее все получится, Волкас, вот увидишь. Она сильная, – заверила его зайка, пытаясь вложить в голос всю свою уверенность.

– Иначе я просто сойду с ума, – заговорил переводчик, донеся из кухни слова прислонившегося лбом к холодному стеклу солдата.

====== Предвестники несчастий ======

– Что если он не придет?

– Да куда он денется, Морковка? – захихикал Ник, поглядывая то на часы, то на вход в полицейское управление. – Это коп до мозга костей, такой же идеалист, как и ты. Конечно же, он придет на работу! Не сможет же он продлевать свой халявный больничный, пока опять не постареет, – лис потер лапки в предвкушении интересного зрелища. – А мы пока тут постоим и посмотрим. Так сказать, в первом ряду! Хе-хе-хей! А вот и он!

Через стеклянную дверь было видно, как приближается заметно нервничавший Волкас. Густая серая шерсть наспех прилизана, но все равно привставала на загривке. Желтые глаза сверкали в сторону недоуменно косящихся на него коллег, пытавшихся вспомнить, откуда у них взялся еще один новичок. Полицейская форма оказалась на два размера больше его нынешних габаритов и сидела на нем, как на пацане, решившем примерить папин мундир и покрасоваться в нем перед зеркалом. Да и сам Девид выглядел, как чей-то сынок, пришедший на работу к своим родителям.

– Чего лыбишься, Уайлд? – вместо приветствия, зарычал он на Ника, заметив рыжее пятно на преимущественно сером фоне.

– С выздоровлением хочу поздравить! – еще сильнее заулыбался плут.

– А, ну тогда ладно, – перестал скалиться на него волк и опустил взгляд на зайчиху: – Здравствуй, Хоппс. Как продвигается твое расследование?

– Буксует, – вздохнула Джуди.

– Эй! А меня ты спросить не хочешь? Я ведь вместе с ней работаю!

– Ладно, – Волкас изобразил на морде вселенское терпение. – Как продвигается расследование, лис?

– Буксует, – скопировал тот тон напарницы, прижав ушки к голове. – Я нашел мастера, который, возможно, сделал обувь для нашего крыснзя, но назвать его не может и вообще сообщить о нем что-либо. Заказ был анонимный с одноразовой электронной почты и довольно странным по его словам, из-за чего он вначале решил, что это розыгрыш. Мало того, что обувь требовалась немедленно, буквально на следующий день, из-за чего ему пришлось бросить все, хватать подходящую по требованиям заготовку и работать без перерыва, едва успевая к намеченному сроку, так еще надо было заказ отнести в условное место. Там он в указанной точке нашел деньги за работу с внушительной доплатой за срочность. Говорил, что первый раз у него такой необычный клиент. Он даже из любопытства затаился, желая узнать, кто это такой. Местом, кстати, как раз оказался небольшой хорошо просматриваемый скверик. Заказ мастер положил на лавочку рядом фонарем, под сиденьем которой он и нашел купюры. Если кто-то подойдет, то обувщик его сразу заметит. Прождал он несколько минут. Фонарь неожиданно разбили и, далее с его слов, “как будто тень опустилась на землю”. Он не мог точно описать, кто это был, как выглядел и куда убежал. Сказал лишь, что двигался быстро. Кем бы ни был этот крыснзя, но он хорошо все продумал. Камер там не оказалось, я проверял.

– У меня тоже все плохо, – уныло сообщила Джуди. – Я обошла все гостиницы, все отели в городе и опросила кучу народа, но никто ничего не видел и не слышал, и иностранцы у них не останавливались. Так что, либо это местный житель, либо у него есть знакомые в городе, у которых он и остановился.

– Куда ни плюнь – везде тупик! – выругался Ник. – Уже даже не знаешь, за что цепляться. Следов после себя он не оставляет, свидетели ничего не видели, камер крыснзя избегает. Даже подозреваемых нет! Остается только поймать его за лапу и скинуть с него капюшон, но здесь тоже засада! О нем ничего не слышно уже третьи сутки, с тех пор, как начался этот проклятый дождь! Либо этот мститель не хочет простыть, либо ему стало неинтересно гонять местную шпану, и он занялся каким-то другим делом. Мне бы очень хотелось последнего, потому что это дело начало меня откровенно раздражать!

– Сегодня, вроде, дождя уже не будет. В прогнозе обещали солнце. Может, вам повезет этой ночью, – подбодрил их Волкас.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю