290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » ДНК бога (СИ) » Текст книги (страница 31)
ДНК бога (СИ)
  • Текст добавлен: 27 ноября 2019, 08:00

Текст книги "ДНК бога (СИ)"


Автор книги: Лилия Брукс






сообщить о нарушении

Текущая страница: 31 (всего у книги 63 страниц)

– Ты чего? – непонимающе заглянул ей в лицо Девид и увидел пустой бессмысленный взгляд, направленный в окно.

– Грозы что ли испугалась? – пошутил Ник, но сразу же замолчал под ее угрожающим взглядом.

– Спасибо за ужин, – поднявшись из-за стола, Война кивнула Кёнигам. – Меня не провожать. Я сама найду свою комнату. Позаботьтесь, чтобы никто меня сегодня не беспокоил.

– Конечно, – кивнул в ответ Ральф.

Волкас неодобрительно посмотрел на ее пустую тарелку. Снова ничего не съела.

Шариковая ручка остановилась, не закончив выводить подпись на очередном важном документе.

– Повтори, – сглотнул Айзек, впервые за все время повернувшись к собеседнику.

Овчарка Рейвуд Догбери прибыл в особняк Кёнигов несколько минут назад с важной посылкой от младшего принца правителю Редфорта.

– Кровь бога, – послушно повторил свои последние слова Рей, протянув крошечную запечатанную склянку с прозрачной жидкостью. – Секрет силы Войны в этом веществе, обнаруженном похитителями в ее крови.

– Как оно действует? – Айзек здоровой лапой выхватил у него склянку и изучил ее на просвет, словно это могло дать ему хоть какое-то знание помимо того, что жидкость абсолютно прозрачная и похожа на воду.

– Еще не успели провести никаких исследований, ведь на них бы ушел весь имеющийся у нас материал, – вытянулся в струнку перед своим правителем овчарка. – Мой лорд скрыл существование этой капсулы с кровью бога и просил передать ее вам, сказав, что вы найдете ей лучшее применение.

– Я понял его слова. Передай ему мою благодарность, – Айзек нашел в себе силы оторвать взгляд от крошечной пробирочки, зажатой между подушечками большого и указательного пальцев.

Овчарка поклонился и вышел, чтобы вернуться назад в резиденцию, а черный дог еще долго смотрел на доставленную ему драгоценность.

Если это действительно сконцентрированная сила Войны, то... У него только одна попытка.

Выйдя из кабинета, сжав склянку в лапе, он быстрым шагом направился в самое тихое место в особняке. Замер перед дверью в нерешительности, тихо постучал, как всегда не услышав ответа. Петли скрипнули. По ту сторону его встретила темнота. Бесшумно скользнув в комнату и закрыв за собой дверь, пес некоторое время постоял, дожидаясь, когда его глаза привыкнут ко мраку, и осторожно двинулся к большой двухспальной кровати. Включил ночник, повернув его таким образом, чтобы красноватый из-за ткани свет не тревожил больного.

– Отец, – Айзек тихо позвал неподвижно лежащее тело, коснувшись еле теплой лапы.

Ничего, никакого отклика.

Они были похожи друг на друга, как две капли воды, как это бывает между близкими родственниками, с тем лишь различием, что больной имел выцветшую когда-то угольно-черную шерсть, истощенное костлявое тело и тяжелое дыхание.

Бывший правитель общины собак всегда имел слабое здоровье и почти никогда не покидал больничную койку. Его братья и сестры рождались мертвыми, и Семье догов пришлось приложить немало усилий чтобы уберечь единственного прямого потомка легендарного первого Кёнига, от которого они все потом получили эту фамилию. Хорошо хоть его дети родились здоровыми, но подобная тенденция появляется в Семьях чистокровных все чаще. Болезни, врожденные пороки, отсталость в развитии. Они просто медленно вырождаются, несмотря на старания и поиск идеальных партнеров для зачатия следующего поколения. Всю жизнь отец Айзека, Ральфа и Алии боролся со своей слабостью, но несколько лет неизвестная болезнь сгубила его окончательно, день за днем вытягивая последние силы из ослабевшего организма пса. Врачи лишь разводят лапами, не в состоянии ничем помочь. Кёниги не пожелали оставлять одного из своих умирать в больнице, забрав в родное поместье.

Поможет лишь чудо.

Чудо.

Которое он сейчас держал в своих лапах у кровати умирающего.

– Я принес лекарство...

====== Гроза ======

Звук дождя убаюкивал почище колыбельной. Чем яростнее гремит снаружи гроза, тем уютнее становилось на душе в теплой постельке на мягонькой подушке.

– Крах! – вывел из сна прокатившийся рокот.

Волкас заворочался и натянул одеяло по самые уши. Что ж ему в последнее время так на сон “везет”? То Кира на свои садистские тренировки выгоняла или концерты закатывала, то от волнения за нее бессонница нападала, то коллеги за стеной... гм... Теперь еще эта гроза прямо над городом проходит. Сил хватало чтобы откровенно не зевать при всем народе, тем более, что хуман весь долгий день не давала никому расслабляться с тех пор, как ее нашли. Но стоило очутиться одному и увидеть постель, как напала такая дикая усталость, что он едва сумел стянуть с себя рубашку и рухнуть мордой вниз полностью опустошенным.

Снова грохот, перешедший в подозрительный шорох. Мягкое треугольное ушко выглянуло из-под одеяла, улавливая звук, а вслед показался и принюхивающийся длинный черный нос.

До непростительно медленно просыпающегося мозга начала доходить тревожная информация.

В комнате был кто-то еще.

Полицейский, стараясь ничем не выдавать, что уже находится в сознании, сделал вид, будто снова заворочался во сне, а на деле подобрал под себя все конечности, чтобы одним прыжком...

Яркая молния в незанавешенном окне больно резанула по чувствительным глазам, ненадолго лишая ночного зрения. Но за миг до этого Волкас успел увидеть, как над ним нависла рослая бесформенная фигура с маленькими светящимися синими глазами, смотрящими прямо на него.

– А-а-а!!! Не-е-ет!!! Изыди!!! – от страха отбросил он сам себя назад, стремясь оказаться как можно дальше от этого чудовища.

Запутавшись в одеяле, волк упал на пол с другой стороны кровати, подстреленным гусем, и забился, словно рыба в сети, стремясь поскорее освободиться.

Уловив знакомое насмешливое “пф-ф-ф” и человеческий запах, Девид гневно зарычал. Выпутавшись, он схватил первый попавшийся ему под лапу предмет и швырнул лампу в неподвижную фигуру. Шнур оказался коротким, лампа упала на кровать.

– Никуда я не пойду!!! – оскалился зверь, пытаясь сфокусировать возвращающееся к нему зрение на освещаемом огоньками Гласа лице. – Даже под угрозой расстрела! Можешь и не мечтать! Иди собак гоняй со своей тренировкой, а меня не трогай!

– Я и не хотела, – спокойно ответила Кира, слабо улыбнувшись.

– А... Что ты тогда здесь делаешь? – удивился он, мгновенно успокаиваясь. – И чего это ты в одеяло закуталась?

– Здесь довольно прохладный климат, – плотнее запахнулась девушка. – Но все местные жители покрыты шерстью и им не нужны теплые одеяла в это время года.

– Р-р-р-р-р, – закрыл глаза лапой волк и покачал головой.

Зверополис находится в более южной точке в отличие от северного Редфорта. Почему-то никому не пришла мысль, что бесшерстному существу в легкой одежде будет холодно ночью, да еще и во время грозы.

Шагнув к своей кровати, Девид поставив лампу на место и протянул ей свое одеяло:

– Иди. Под двумя тебе уже не будет холодно, а мне и так нормально.

– Ну да, ты же в шубе, – отчего-то не стала она брать его одеяло, все так же продолжая неподвижно стоять и смотреть на него в ожидании.

– Чего еще? – недовольно заворчал он, опуская лапу. – Чем ты опять недовольна?

– Гроза, – негромко ответила она.

– Что гроза? Что ты от меня хочешь? Это ты у нас живое божество, а я не умею разгонять облака движением пальца!

– У меня с ней плохие ассоциации, – перевела она взгляд на окно, повернувшись к нему спиной.

Волкас непонимающе посмотрел туда же. Какие еще ассоциации? Ну, подумаешь, дождь тарабанит, ветер гнет деревья, яркие вспышки и грохот, словно взрыв снарядов... Оу... Кажется, понял.

– Ты тоже слышишь их?

– Кого? – бросил он отвергнутое одеяло назад и начал его расправлять.

– Голоса мертвых.

Зверь замер на середине движения и посмотрел на сутулую темную фигуру. Вот это ее накры-ы-ыло! Только шизофрении ему еще не хватало!

– Я помню лицо каждого за миг до того, как я забирала его жизнь, – не оборачиваясь, продолжила она. – Помню каждое их слово. Их страх, их ненависть, слезы и проклятья... В такую погоду память старается особенно сильно. Кажется, что стоит мне закрыть глаза – и со всех сторон ко мне тянутся окровавленные руки, чтобы разорвать, – Верас вздохнула, опустив голову так, что волосы заслонили синие огоньки. – Этот шепот сводит меня с ума. Я люблю тишину и одиночество, но в них мне нет покоя.

– “Мне тоже нет покоя”, – с тоской посмотрел Девид на манящую остывающую постельку.

– Можно остаться с тобой на эту ночь? – повернулась она к нему боком.

Э-э-э... Что? Он ослышался?

– В смысле? – клацнув подобранной челюстью, Волкас решил на всякий случай уточнить.

Кира смутилась еще сильнее, сцепив и выворачивая пальцы, как маленькая девочка. Неужели ей действительно знакомо это чувство?

– С тобой спокойно, – буркнула она в ответ на его вытянутую морду.

Мда уж, не будь он таким уставшим, то вдоволь бы позубоскалил на эту тему. Но, с другой стороны, Кира сейчас старается высказать ему свое доверие как умеет. Смех в такой ситуации она может посчитать за оскорбление, и отдалится, закрыв все эмоции в себе. Чем сильнее создание, тем тяжелее ему признавать подобные маленькие слабости и тем меньше шансов, что подобное когда-нибудь повторится. Видимо, Кира хорошо помнила ночь после кошмара, когда Девид прибежал ее успокаивать, и вновь потянулась за поддержкой, не в силах сама справиться со своими страхами.

– Хорошо, – ответил зверь, хоть и не смог скрыть подозрение.

Подобные перепады настроения пугают, честно говоря.

Девид забрался назад на кровать и отложил для нее свою подушку.

– Спокойной ночи, – пожелал он, растянувшись на животе и положив голову на передние лапы, как обычный волк.

Несколько минут ничего не происходило. Кира, с головой закутанная в одеяло, все так же молча стояла посреди комнаты, сверля его взглядом, а ему было пофигу что над ним тут сердито демон дышит. Просто дайте поспать, ё-моё! Захочет остаться – места ей достаточно оставил и еще подушку пожертвовал, передумает – возьмет одеяло и уйдет.

Матрас прогнулся под весом. Все-таки осталась.

Почти заснувший волк удивленно распахнул глаза, позабыв про сон, когда его сбоку обхватили тонкие, но сильные гладкие руки.

Этот запах...

Слишком близко!

– Кира? – повернулся он набок, пытаясь отстраниться. – Ты перепутала, я не подушка. Она чуть правее и прямоугольная.

Но вместо этого она лишь сильнее прижалась, уткнувшись носом в грудь, что не было видно лица.

– Кир? – коснулся лапой ее плеча Волкас и начал осматриваться. – Ты зачем артефакт сняла? Чтобы не светился?

Трындец, а ведь хуман действительно замерзла. Ее тело сотрясала неунимающаяся мелкая дрожь.

– Ti tepli, – что-то пробормотала она себе под нос, запуская холодные пальцы в густую шерсть на животе опешившего волка.

От этих нескромных прикосновений по всему телу пробежала горячая волна, сконцентрировавшись на кончиках ее пальцев. Почему-то ему подумалось, что не зря он все-таки не стал раздеваться полностью.

– Кир-р-р-р-р... – негромко зарычал Девид, перевернувшись на спину полностью и схватив ее за плечи уже двумя лапами. – Что ты делаешь? Я же взрослый волк, елки-палки!

Внимательно разглядывая белеющее в темноте лицо насколько это позволяло ему зрение (все-таки волки больше ночные хищники), он не увидел на нем ни тени похоти или желания, а простое недовольство и непонимание хумана, зачем ее оторвали от большой мохнатой грелки.

Хм... Снова недопонимание видов? Больше похоже на это, а то он уже грешным делом подумал, что она его соблазнять пытается. Хуман, чтоб ее... Не знает нормы и законы нового мира, в котором очутилась. А ведь ему, раз уж вызвался, придется все ей разжевывать. Еще бы она его слушалась... И ведь обещал себе еще днем, что потолкует с ней на тему влияния прикосновений на реакцию тел окружающих, когда она еще овчарку в качестве наглядного пособия использовала. Ладно, сейчас она все равно не поймет ни слова без Гласа Богов, сколько на нее ни рычи. Поговорит с ней потом... К тому же, он как-то сам обмолвился, что не против, чтобы она его тискала. Чего теперь задний ход давать?

– Шалишь? – усмехнулся он, успокаиваясь. – Ты смотри, у нас женщины по ночам приходят к мужчинам чаще не для того, чтобы просто погреться. Я ведь еще неправильно тебя понять могу, и тогда уже тебе придется от меня отбиваться!

Но не смотря на то, что волк ее больше не отпихивал и расслабился, сама Кира наоборот напряглась, оставшись стоять на коленях, чуть нависая над ним. От нее веяло настороженностью. Ну вот, теперь она ему не доверяет. Сейчас уйдет назад в свою комнату, а он будет до конца ночи мучиться совестью, что ей не помог. И ведь она сейчас без артефакта, значит его слов понять не могла. Пусть это и была шутка, ведь другие виды привлекать его не должны, но кто знает, что у нее сейчас в голове творится, когда она своими глазищами на него так таращится?

Девушка не была закутана в одеяло, в котором пришла, и он мог видеть, что на ней была одета не ее одежда из капсулы с броней и не платье, в котором присутствовала на ужине, а в незнакомой длинной мужской рубашке с рукавами, достающей ей до середины бедра. Где она ее только достала? Однако, он не мог не признать, что в таком виде с растрепанными распущенными волосами Кира смотрелась на удивление по-домашнему и гармонично вписывалась в обстановку.

Приподнявшись на локтях, волк протянул к ней лапу, чтобы поймать это чудо, но она начала от него опасливо отодвигаться. Что-то он ее не понимает: чего это хуман сейчас начала его сторониться, если еще полминуты назад беззастенчиво обнимала, как плюшевую игрушку?

Вспышка молнии из окна высветила ее гибкую кошачью фигуру сквозь ткань и точенный овал лица. Девид даже пискнуть не успел, как нежданная ночная гостья, отбросив все сомнения, рухнула на него сверху. Упала осторожно, за что отдельное спасибо, хоть и сбила дыхание на миг.

– Надо же, Уайлд оказался прав, – захихикал Волкас, скосив на прижавшуюся к нему девушку отражающие свет янтарные глаза. – Оказывается, ты действительно боишься грозы.

– Zatknis’, – негромко отозвалась та где-то в области подмышки на его довольное урчание.

Как-то незаметно ее голова оказалась у него на плече, а рука сжала шерсть на груди. Но сейчас полицейский не стал возражать против подобной близости и сонно зевнул, прикрыв глаза, позволяя ей делать с собой, что захочет. В пределах разумного, конечно же.

Кира слышала часто-часто бьющееся об ребра сердце (кого он пытается обмануть своей видимостью спокойствия?) и чувствовала на себе его внимательный взгляд, сверлящий затылок. Боится, что съест его что ли? Забавный щенок, хоть и достает периодически своим занудством и нравоучениями. Кто из них двоих старше, получается, с подобным отношением? Но с ним в правду намного спокойнее. Не в плане защиты, – не сравниться полицейскому с крещенным войной тренированным убийцей, – просто достающие ее с самого начала непогоды голоса с того света и холод отступали под умиротворяющим воздействием уверенно качающего немного более горячую, чем у нее, густую кровь сердца хищника.

А ведь они действительно довольно сильно похожи на людей. Под густым мягким и теплым мехом прощупывались мышцы груди и пресса строением не похожие на звериные. Кажется, скоро она окончательно развеет все свои иллюзии насчет их истинной натуры. И почему раньше не позволяла себе столь детального осмотра? Интересно, а на людей они тоже похожи в плане... Ха, все-таки нет. Случайно наткнувшись на спрятанный в шерсти на груди крошечный сосок она обнаружила еще два ниже, идущие в ряд. Как у обычного нормального волка. Вот и ладушки...

Волкас снова напрягся, когда ее шаловливые пальчики, не пролежавшие без дела и двух минут, начали неторопливо спускаться в низ живота (сердце при этом забилось еще быстрее), и уже хотел было ее остановить, но хуман, видимо, удовлетворившись беглым осмотром, вернула руку назад ему на грудь, ухватившись за шерсть, и затихла. Вздохнув, Девид посмотрел на ее спокойное лицо и пустые глаза, уставившиеся в никуда.

Грохот грома.

Кира неосознанно сжимает руку сильнее и больно натягивает шерсть в том месте, где в него вцепилась. Сипло выпустив воздух сквозь зубы, зверь положил свою ладонь поверх ее кулака, расслабляя пальцы и переплетая со своими, а то еще выдерет ненароком ему клок и будет ходить плешивым. Другой лапой он нащупал сбившееся вниз одеяло и накрыл им их обоих, в конце неуверенно приобняв девушку на уровне лопаток. Та благодарно закопалась носом в его шерсть, что он больше не мог видеть ее лица.

Закрыв глаза и откинув назад голову, чтобы не соблазняться ее вкусным запахом (почему хуман пахнет как первоклассная добыча?), Волкас на автомате начал играться с кончиками волос, про себя отмечая, что так ему, пожалуй, нравится. Все-таки он уже достаточно привык к этой особе и она вовсе не кажется ему противной, а скорее напротив...

Опасно близко...

Девид отчаянно пытался вспомнить, чтобы он когда-нибудь так мирно лежал с волчицами. Вот просто так. Взаимная симпатия, флирт, одиночные встречи ради сброса напряжения и расхождение на следующий день с редким продолжением на следующую ночь. Временные спутницы его вполне устраивали, не желая ни к кому привязываться и оставаться свободным телом и душой. О необходимости обзавестись потомством он никогда не думал, полагая, что детей от давно остепенившихся братьев и сестер вполне хватит родителям, чтобы отвести душу. Да и разве волки-одиночки такая уж редкость? Обычная норма для его вида. По сути, он ни с кем еще так долго не пробыл, сколько с этой попаданкой, но Кира никогда не проявляла к нему чувств, которые не расценивались бы как чисто приятельские. Считает другом, которому может довериться, что только подтвердилось, раз пришла и лежит рядом.

Сможет ли он жить как ни в чем не бывало, как после очередного разрыва с любовницей, если эта вредная наглость вдруг когда-нибудь исчезнет из его жизни?

Кира подняла голову и посмотрела на него с вопросом, когда бившееся до этого ровно и спокойно угомонившееся сердце вдруг ни с того ни с сего вновь сорвалось в бешеный испуганный ритм.

– Все нормально. Спи дальше, – Волкас сглотнул появившийся в горле колючий ком.

В ее черных, как небо, глазах поселились звезды. Или же это слабый свет из окна так отражается? Свет? Но сейчас же темень, что только звериное чутье и выручает.

Может, это тараканы в ее голове что-то празднуют?

Завораживает.

Ой, ее взгляд сменился, вновь став невыносимым. Как это у нее получается? Будто кнопкой выключателя щелкнула.

Волшебство кончилось.

Убедившись, что никакой угрозы вокруг не наблюдается, но так и не поняв отчего ее приятель испугался, Кира улеглась назад, свернувшись под теплым боком. Волкас обнял ее уже увереннее, положив морду на макушку. Вкусно пахнет. На моральные нормы уже как-то все равно. Ведь может он тоже позволить себе маленькую слабость и расслабиться в присутствии самого ужасного и опасного существа за всю историю планеты?

Как бы не так!

– Ti chego takoi nervni? – недовольно фыркнула Верас, когда его сердце вновь сделало кульбит.

Ага, поспишь тут, когда, приподняв голову, Кира начала дышать в его горло. Ничем не защищенную уязвимую точку, в которую так просто впиться клыками.

Тело парализовало от страха, а пальцы сильнее сжались на ее плечах, чтобы даже при малейшем признаке угрозы отбросить ее от себя. Ни одна волчица не позволяла себе так далеко зайти, хорошо зная реакцию.

Гребаные инстинкты! Как он умудрился так подставиться?!

Этот обычай существует у волков еще с диких времен, когда были стаи. В схватках проигравший подставлял шею врагу, чтобы принять смерть, либо же своему вожаку, признавая его силу и власть над собой. А еще шею позволяют себе подставить только тому, кто уж точно никогда не воспользуется выпавшим шансом одним укусом покончить с глупым и наивным волком. Либо победителю, либо вожаку, либо любимым. Остальные, кто попытается приблизить свои зубы к шее волка рискуют нарваться на крупные неприятности. Кира ему не вожак, не избранная. Враг? Не сказал бы. Воспользуется ли шансом?

В панике Волкас как-то совсем позабыл, что лежит не с волчицей и даже совсем не с анималийкой. Хуман просто не понимает, каким испытаниям сейчас его подвергла своим... Это же даже не заигрывание, а простая случайность. Он уже говорил, но повторит еще раз: “Гребаные инстинкты!!!” Мозги отрубает на раз вместе с логикой!

Фыркнула, своим дыханием взлохматив короткую шерсть на горле. Девид зажмурился, стараясь держать себя (и ее заодно) в лапах, но внутри него все словно заледенело. А ведь это еще одна из самых эрогенных зон к тому же!

– Zadolbal! – отстранившись, повернулась она на другой бок и потянулась за подушкой.

Да ну его, припадочного. Вздрагивает от малейшей мелочи.

– Фух, –облегченно выдохнул волк, быстрым движением касаясь шеи, чтобы убедиться, что действительно цел.

Больше он не будет столь беспечен. Все-таки рейтинг Киры в его глазах значительно упал за этот день, чтобы доверять ей, как прежде. То чуть на складе не пристрелит, вывихнув лапу, то в лимузине нападет, то Войной назовется, то арбузами напугает и ножиком поугрожает. Ненормальная.

И все же...

Опираясь на выпрямленные передние лапы, хищник склонился над закутавшейся в одеяло девушкой, прищурившись.

Либо победитель, либо вожак, либо любимая. Либо же пригвождающая одним только взглядом богиня до тех пор, пока он не определится к какой категории ее все же стоит относить. Глупые инстинкты...

Лапы согнулись в локте, медленно опуская удерживаемое тело. Положив подбородок на ее предплечье и обняв хвостом ноги, волк тяжело вздохнул и скосил янтарные глаза на ее лицо. Не спит, пялится в окно и вообще делает вид, будто его не существует. Все так же не смотря на него, вытащила руку из-под серой морды (теперь его подбородок оказался не на предплечье, а на боку) и рассеянно потрепала по мохнатому загривку и за прижатыми ушами. Что за странная привычка? Так и не выяснил, что означает этот знак внимания.

Дети двух миров.

Между ними еще столько недопонимания. Смогут ли они когда-нибудь преодолеть эту пропасть и, несмотря на различия, прийти к пониманию?

И все же... Он к ней уже привык. Не хочет ничего менять. Пусть все так и останется.

Не исчезай больше надолго.

Пожалуйста.

– И это только сейчас заметили?! – зарычал Рейвуд. – Чем вы занимались весь день?

– А ко мне какие претензии? – не остался в долгу вызвавший их в комнату охраны пес. – Картинка хорошая и звук приличный. А вот то, что именно записывается я не контролирую! – щелкнув видео наугад, нажал он “плэй”.

“... – Я считал, артефакт будет все переводить в доступную для всех форму. Но довольно много остается непонятных слов. Что означает “тэпэшка”?

– Lychshe tebe ne znat’, a to opyat’ nachnesh’ ychit’ morali. Chto vi obsyjdali, poka menya ne bilo?

– Гм... Ничего особенного. Просто парни хотели узнать о тебе немного больше, дабы избежать возможных конфузов...”

– Записывается лишь ее оригинальная речь. Ничего не понимаю, – устало потер глаза Ральф.

– Это наблюдается на каждой записи. Ни одного понятного нам слова от Войны, – оттеснив охранника, овчарка сам сунулся в компьютер, прощелкивая файлы. – Что за чертовщина?! Вся полученная от нее информация сохранилась лишь в нашей памяти! Но мы же слышали перевод! Как так?!

– Мы слышали, а компьютер нет, – озадаченно хмыкнул дог. – Кажется, я понял, как работает Глас Богов.

– Мой лорд? – повернул к нему голову Рей, навострив уши.

– Вся ее речь – на самом деле галлюцинация, транслируемая устройством прямо в ее мозг и окружающих. Только перед этим Глас считывает нужную информацию с того, на кого в данный момент обращено ее внимание. Как церковник начинал вдруг ни с того ни с сего разговаривать на языке хуманов, лишь мимолетом помянув богов. Устройство обнаружило в радиусе нужного носителя языка и настроилось на него. Это так же объясняет, почему Глас не работал все это время, хотя мы даже зарядили его немного. Просто к нему в комплект обязательно хуман должен прилагаться.

– Такие технологии... Больше похоже на волшебство, – покачал головой Догбери. – Где, кстати, наша Война?

– А где ей еще быть? В своей комнате сидит и что-то листает... – пес постучал когтем по экрану, где упомянутый персонаж действительно спокойно сидела в кресле и читала книжку.

Продолжая поглаживать уснувшего зверя и бездумно пялиться в потолок, Кира напряглась, уловив непонятный звук.

– Что такое? – мгновенно проснулся Волкас, стоило ей только сесть.

Он не знал, что ее насторожило, но на всякий случай тоже испугался. Убрав ее руку со своей головы, он тоже сел, бегло осмотрел комнату и принюхался. Ничего подозрительного. Посмотрел на нее с вопросом, а хуман в это время надевала засветившийся на ее голове огоньками металлический обруч-переводчик. Где она его прятала? Не успел увидеть.

– Что за крики? – спросила она.

Крики? Опять шиза накрыла и голоса мерещатся или...

Девид прислушался и почти сразу же обнаружил источник подозрительных звуков.

Да ла-а-адно... Опять?! А ничего, что псы везде камер понатыкали?!!

– Никогда не слышала, как кричат зайцы? – отведя назад уши, поинтересовался Волкас, стараясь сохранять морду кирпичом. – Согласен, в первый раз от таких воплей поседеть можно от страха, но со временем привыкаешь... Эй! Куда собралась?

Кира встала босыми ногами на холодный пол с явным намерением уйти.

– Как куда? – не поняла она вопроса. – Помочь!

Девид лег назад на кровать и прикусил простынь, чтобы не расхохотаться.

– Не думаю, что им нужна помощь, – ответил он через несколько секунд, умудрившись сохранить серьезность. – Сами справятся.

– Уверен? – усомнилась Верас, передернувшись от особо громкого вопля. – Судя по звукам их там потрошат живьем!

– Я бы сказал, что им наоборот очень хорошо, – не сумел сдержать хитрой ухмылки волк и вновь ухватился зубами за ткань, наблюдая за тем, как меняется ее выражение лица.

– Так они там... – дошло до хумана через десяток секунд и бросила быстрый взгляд на потолок, где этажом выше обосновались любовнички. – Вот же... Ксенофилы, blyat’!

Не в силах больше сдерживаться, Волкас залился громким смехом, ткнувшись носом в матрас и засучив по нему лапами. Вот умора! И это еще она называет их наивными?!

Кира посмотрела на него с обидой и еще какой-то неопределенной эмоцией. Девид не так уж хорошо научился читать ее мимику, чтобы знать наверняка. Она опасается? Да не, показалось, наверное. Тем более, что эта эмоция исчезла так же быстро, как и появилась.

Вернувшись в постель, Кира вновь накрылась и уютно устроилась в объятиях подгребшего ее под себя волка.

– Значит, у вас есть межвидовые отношения? – сказала девушка, едва он только коснулся ее.

Ну вот, опять он смутился. Эх, а ведь так хорошо лежалось молча...

– Это не такая уж и редкость в современном мире, – выдохнул волк в ее волосы. – Но в большинстве случаев это бывает между родственными видами, как между белыми и бурыми медведями, тиграми и пантерами, хомяками и мышами. Такие пары, как Хоппс и Уайлд – исключение из правил. Все-таки такая любовь противоестественна и может плохо кончится. Не смотря на эволюцию, хищникам и травоядным лучше сохранять дистанцию. Слишком разные.

– Но ты же этого им не скажешь?

– Не мне им указывать, как жить, – засыпая, пробормотал Девид. – Они взрослые звери и знают на что идут.

– А сам ты интересуешься подобным? – понизив голос, с намеком коснулась она мохнатой лапы, устроившейся на ее талии.

– Даже и не надейся! – фыркнул зверь, не открывая глаз, но лапу не убрал. – Я натурал!

– В каком смысле?

– В смысле, что мне нравятся только дамочки с такими же ушками и хвостом, как у меня, – заворчал тот. – Можно даже другого цвета.

– А, тогда я не ошиблась в тебе с самого начала, – мурлыкнула Кира, плотнее прижимаясь к нему спиной. – Ты безопасный.

Волкас разлепил глаза и возмущенно сощурился.

Ах, “бе-е-езо-о-опа-а-асный”? Совсем что ли никогда всерьез не воспринимала? Пф-ф-ф, хуман... Тоже мне венец эволюции! Говорит о равенстве, но на деле думает о них, как о простых животных! Пусть говорящих, но животных. То есть, ниже ее по достоинству. Даже в этом плане ни разу не воспринимала, как возможного партнера, отделавшись лишь небольшими сомнениями, которые сама же и развеяла!

– ЧТО?! ОПЯТЬ?!! – раздался сверху истеричный заикающийся возглас Уайлда.

Кира с Девидом дружно прыснули со смеха. А на что ты надеялся, рыжий? С зайчихой ведь имеешь дело! Раз уж связался, то отрабатывай теперь, как кролик, круглые сутки напролет с перерывами по естественным нуждам.

– Говоря про риски, ты имел в виду это? – хихикала хуман. – Если он будет так стараться, то до утра точно не доживет!

– Вроде того, – облизнулся волк и покосился на ее умиротворенное лицо.

Однако, он отвлекся. Лапы чешутся, как хочется потолковать с ней насчет “безопасности” взрослых животных противоположного пола. Он же ее теперь официальный опекун, верно? Вот сейчас и проведет воспитательный урок, чтоб не была впредь такой наивной в этом плане.

– Знаешь, в последнее время я все чаще думаю внести небольшое разнообразие в личную жизнь...

Хищник сильнее обнял ее талию, пощекотав острыми когтями кожу на животе, и с урчанием провел кончиком широкого языка по краю ушной раковины.

Кира перестала улыбаться над замученным лисом и попыталась отстраниться, но Девид держал крепко. Он чувствовал, как ее тело превращается в натянутую струну, готовое вот-вот сорваться в бой. Повеяло угрозой, ощутимой даже на физическом уровне, но результат надо было закрепить.

– Кажется, я начинаю понимать веяние новой моды, – продолжил он мурлыкать на ее ухо. – Одно и то же быстро надоедает, а вокруг такой выбор! Интересно, сможет ли еще кто-нибудь похвастаться тем, что занимался сексом с самой богиней? Столь редкая экзотика... На тебя наверняка откроется настоящая охота, пока не очутишься в плену у какого-нибудь богатого извращенца. Вот же какая ирония. В древности хуманы охотились на зверей, а теперь ты сама превратишься в лакомую добычу. Может, мне первому откусить кусочек раз сама пришла ко мне в лапы?!! – последние слова он уже прорычал, резко переворачивая ее на спину.

Все как и спланировал: колено между бедер, чтобы не смогла сдвинуть ноги, лапы упереть в плечи, оскаленные клыки и побольше голодного блеска в глазах, чтобы уж наверняка хорошенько усвоила урок. А теперь отслеживаем реакцию на это маленькое представление и делаем выводы.

Первой реакцией, конечно же, был шок. Не каждый день ведь на нее крупные волки бросаются с такой четко оговоренной целью.

Последовавшая за первой реакцией растерянность от встречи с непредвиденной ситуацией тоже вполне предсказуема. Но дальше...


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю