290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » ДНК бога (СИ) » Текст книги (страница 25)
ДНК бога (СИ)
  • Текст добавлен: 27 ноября 2019, 08:00

Текст книги "ДНК бога (СИ)"


Автор книги: Лилия Брукс






сообщить о нарушении

Текущая страница: 25 (всего у книги 63 страниц)

Кира посмотрела на нервно сжимавшуюся дымчато-серую лапу, после на его испуганную умоляющую мордашку, мазнула взглядом по царапине, где она зацепила его пулей, и общий побитый вид.

– Что он говорит?

– Этот зверь пытается убедить вас, что на самом деле я плохой и не заслуживаю вашего доверия, – скорчил морду Алистер, пытаясь всем своим видом показать нелепицу слов полицейского. – Но не стоит ему верить, моя богиня. Предатели Кёниги договорились со зверопольцами поделиться результатами исследований вашего организма в обмен на то, что звери заманили вас сюда.

– Заманили?

Кира нехорошо прищурилась на поникшую под ее взглядом четверку животных, понимающих, что переубедить ее они не в силах – все равно не поймет, а направленное на них огнестрельное оружие в лапах охранников центра к активным мерам как-то не располагало.

Верас скинула лапу волка со своего плеча и неторопливо направилась к своему собеседнику, обозначая свой путь капельками крови на полу. Волкас посмотрел на свою ладонь, ненадолго сохранившую тепло ее тела, и отступил к остальным, чувствуя себя обманутым.

Вот так легко взяла и поверила тому, что наговорил ей абсолютно незнакомый пес, как бы красноречив тот не был? И это после всего, что им пришлось вместе пережить? Похоже, все это время Девид был о ней слишком хорошего мнения.

– Какие нехорошие злые звери, – мурлыкнула Кира, встав вполтную к занервничавшему псу и провела пальцем по его подбородку, приподняв морду, чтобы овчарка смотрел ей в глаза, не отводя взгляд. – Они заслуживают наказание за свое предательство.

– Прикажете убить их? – мгновенно среагировал Алистер, радуясь, что все идет так легко и гладко.

– Несомненно, – все тем же томным голосом выдохнула она ему на ухо, не позволяя оттесниться. – Но вам незачем пачкать свои лапки их смертью. Позволь мне с ними расквитаться. Могу я взять твой пистолет?

– К-конечно, – заикаясь выдал тот, почувствовав прикосновение ее ловких ручек и с каждой секундой теряя уверенность под ее немигающим змеиным взглядом, от которого ему никуда не деться.

Черт, какая же у нее невероятно мощная аура! Если это странное черноокое создание надавит еще чуть сильнее, то он реально начнет скулить от страха от ее хищной кровожадной ухмылочки маньяка, с которой только жертвы потрошить. И о чем он думал, считая, что можно подчинить себе бога, когда она сама ломает его волю одним только взглядом?!

– Мне бы хотелось понимать их мольбы о пощаде. Я это возьму, малыш? – каким-то интимным ласковым прикосновением провела она ему за ушами, взлохматив шерсть и окончательно очаровав, что бедняга от шока перестал вообще соображать, о чем она говорит.

Резким движением сорвав с его головы Глас Богов, Кира отпрыгнула назад, щелчком снимая пистолет с предохранителя и с осуждением покосившись на вскинувшиеся в ее сторону автоматы.

– Что ж, теперь поговорим, – обратилась она ко всем сразу, примеряя новое украшение, сдерживающее ее темные кудри. – Без посредников, чтобы никто не искажал слова другого, – это девушка уже посмотрела на скисшего более старшего Догбери, осознавшего жестокий обман.

– Кира... – позвал ее Девид, не знавший, что уже и думать.

Только что он был свидетелем предательства существа, ставшего ему почти что родным, и до боли вонзившихся в ладони когтей отстраненно наблюдал, как она вьется вокруг ошарашенного пса, а уже через минуту после этого осознал, что на самом деле Кира не перешла на сторону мятежника, а просто подобралась поближе и отвлекла его внимание, чтобы завладеть артефактом. Но вот почему она сейчас направила на него пистолет, стоило волку сделать шаг в ее сторону, позвав по имени, он никак не мог взять в толк.

– Итак, раз ты первым решил выступить, волчонок, то начнем с первого вопроса, – тоном строгой учительницы, начала вещать на своем певучем языке, который каким-то образом стал понятным.

Тот ответил ей охреневшим взглядом, что воспринялось, как знак согласия.

– Как так вышло, что заснув у тебя на лапах, которые посчитала безопасными, я раз за разом приходила в себя на операционном столе? – строгий тон стал обвиняющим, а взгляд, и без того холодный, колючим и безжалостным.

Волкас шумно сглотнул, поняв, что она не шутит. Верас действительно была серьезно обижена на него, и если он не сумеет подобрать нужные слова, то окажется застрелен без сожаления.

– Ты была ранена и тебе нужна была операция...

– Я заметила. Спасибо врачам за старание, – положила она свободную простреленную руку на то место, где были порваны мышцы. – Но я в жизни не поверю, что непрекращающиеся попытки меня усыпить были мне во благо. Скорее походило на насильное удержание. Для чего?

– Как я говорил, звери в сговоре с Кёнигами, – не дав ему ответить, вмешался мятежник. – Лорды подкупили зверопольцев, чтобы те помогли...

Выстрел.

– Заткнись! – отступив подальше от едва не упавшей ей на голову штукатурки, опустила оружие Кира. – Тебе я тоже дам высказаться! Итак... – вновь требовательно посмотрела она на волка.

– Ты была в очень плохом состоянии. Тебя срочно перевезли в клинику, но после этого мы тебя не видели, – не в силах выдерживать пронзительный взгляд “демона”, тот смущено шаркнул лапой, признавая свою вину перед ней.

– А потом явилась эта отрыжка двухцветная, подкупила врачей и вывезла тебя на вертолете прямо после операции! – закончил за него Ник, обвиняюще ткнув пальцем в набычившегося Алистера.

– Прям таки двухцветная? – едва слышно покачал головой Рей, оценив природную раскраску лиса.

– Это наглая ложь, порочащая честную фамилию Семьи Догбери! – сделал морду кирпичом обвиняемый. – Прямо как этот выродок, предавший весь наш род, не подчинившись приказам старшинства!

– Уж кто бы говорил, дорогой дядюшка! – не остался в долгу Рейвуд. – Семья отказалась от меня, потому что я мешался элите, помогая своему лорду строить собственную империю, выведшую Кёнигов на новый уровень в вопросах внешней политики, не учитывающей мнение других Семей, а ты перекупил часть нашей охраны и устроил кровавый переполох в отделе, чтобы выкрасть артефакт!

– Какие у вас есть доказательства? – фыркнул тот.

– Только то, что именно один из Догбери заплатил повстанцам за расстрел ученых, кражу бога вместе с Гласом и доставку сюда, чтобы передать заказчику лично в лапы, – не меняя тона, продолжил вещать более молодой овчарка. – Мы опросили задержанных. Они рассказали, что у всех них был один наниматель – овчарка.

– Но ведь я не единственный овчарка здесь, родственничек. Быть может, тот самый Догбери, заваривший всю эту кашу, ты? – с ноткой ехидства заметил Алистер. – Каково это убивать, мальчишка? Знать, что чья-то жизнь зависит от твердости твоей лапы и легкого нажатия пальцем? Ведь ты был в самой гуще событий и не побоялся поднять оружие на свой народ, нарушив самый строгий завет предков!

Рейвуд опешил от подобного заявления и не нашелся с ответом.

– От убийства убийц количество убийц в сумме не меняется, – философски заметила Верас, уставшая от их перебранки. – Кажется, я многое пропустила, пока была в отключке.

– Кира, только не говори, что поверила этому проходимцу! – щелкнул зубом Девид на самодовольно задравшего нос чистокровку. – Он же всем нам головы морочит!

– Молчать, – шикнула на него она и заложила руки за спину, принявшись расхаживать между двумя противостоящими сторонами в состоянии глубокой задумчивости. – Я ненавижу разбирать чужие конфликты. Все ваши претензии друг к другу меня не волнуют, так что даже не пытайтесь втянуть меня в свои разборки, – под ее гневным взглядом все поникли, как провинившиеся школьники. – В любой другой момент своей жизни я бы просто вас всех перестреляла. Я МОГУ застрелить вас всех прямо сейчас, не делая скидки на долгое знакомство, – долгий взгляд в сторону волка. – Но я не буду. Потому что больше чужих конфликтов я ненавижу только людей. С ними у меня всегда разговор короткий. Только вы не люди. Вы все животные! Разумные прямоходящие говорящие животные, которые не должны иметь отрицательных человеческих пороков. Поэтому я вас не тронула. Или же... – Кира остановилась напротив Алистера и направила на него пистолет. – Вы более человечны, чем я думаю?

Возникла долгая напряженная пауза. Овчарка несколько раз пытался что-то невнятно ответить, а палец девушки начал подрагивать на спусковом крючке. Никто не рисковал вмешиваться, сами усиленно размышляя над ее неожиданным вопросом.

– Заблокировать все выходы! Никого не выпускать!

Внезапно в помещение, где проходили “переговоры”, вломилась вооруженная толпа собак, быстренько окружившая всех участников, взяв их под прицел. Баланс сил снова покачнулся. Напрягшийся Рейвуд облегченно выдохнул, заметив среди ввалившихся две знакомые рослые фигуры догов, торопливо проталкивающихся к ним сквозь группу захвата. Спустя несколько секунд гончий, укусивший хумана, спокойно поднялся с того места, куда его отшвырнула Верас и откуда он, притворяясь, наблюдал за ходом разговора, готовый в любой момент “восстать” и помочь.

– Кажется, мы вовремя, – заметил Айзек, выступая вперед своего младшего брата. – Потрясающе. Настоящий живой бог!

– Еще раз назовешь меня богом, – словишь пулю, – скосила на него глаза Кира, все еще не отводя пистолет от погрустневшего с появлением новых персонажей Алистера.

– Как прикажете, – не очень огорчился тот, продолжая с любопытством ее разглядывать.

– Алистер Догбери, вы арестованы за измену родине и организацию убийства семнадцати сотрудников научного отдела, а также в нахождении в тяжелом состоянии еще двадцати собак! – выслушав краткие объяснения своего зама, Ральф встал рядом с правителем. – Вы беретесь под стражу до разбирательства в суде либо же... – сделал он многозначительную паузу, посмотрев на Киру. – Приговор может быть вынесен создателем немедленно?

– Нет, – быстро ответила она, когда не успел еще никто напрячься. – Я не буду никого судить, – и опустила пистолет, не переставая внимательно смотреть в глаза окончательно сбитого с толку Алистера. – Я не бог, чтобы вы там себе не напридумывали. И я не имею права так просто распоряжаться чужой жизнью. Правила моего мира не действуют в вашем. Сами его судите. Он ваш, – приглашающим жестом указала она на бросившую оружие и поднявшую лапы группу мятежников.

Недоверчиво оборачиваясь на нее, новоприбывшие собаки надели на них наручники.

– Вы не можете меня арестовать, если богиня скажет обратное, – мятежник не желал мириться с проигрышем и намерен был держаться до последнего.

– S hyali? – удивилась та, что даже Глас не сработал.

– Вы не можете оставаться в нейтралитете и должны выбрать сторону.

– Вообще-то, это мы должны выбрать за каким богом следовать, – подправил его Ральф.

– Волчо-о-ок! – протянула Кира, что тот мгновенно прижал уши. – Так что там насчет сговора с собаками?

– Какого сговора? – потупился Волкас, на всякий случай спрятавшись за овчарку. – Мы ни о чем с ними не договаривались, а здесь лишь потому, что они сами боятся с тобой на контакт идти, особенно после того, что ты здесь устроила!

– В таком случае я определилась! – от ее широкой улыбки покоробило всех присутствующих. Волкас попытался увернуться от ее руки, но она схватила его за шиворот, как котенка, и панибратски приобняла за плечи простреленной рукой. – Пошли уже отсюда. В туалет хочу, сил нет! Сколько я дней проспала?

– Почти три, – ответил тот, не делая попыток отстраниться, хоть она и размахивала пистолетом перед его носом.

– Тогда неудивительно. Прости, что помяла и подстрелила, – понизив голос, извинилась Кира. – Просто все вы для меня собачьи морды. Если бы не твои рыже-ушастые хвостики, то тебя бы я так и не высмотрела. И кстати, – встряхнула она его, стоило ему лишь открыть пасть для положенной дозы возмущения. – У тебя классный голос! Мне нравится!

И оставила его с низко опущенной челюстью.

====== Бесконтрольная ======

Вещи и оружие ей не вернули, а сама она их не нашла, когда слонялась по медицинскому центру после того, как очнулась. Пусть собаки и уверяли, что непременно выполнят ее просьбу, но Кира сомневалась, что когда-нибудь снова увидит свою винтовку, если поверит их словам. Отправится сама искать, если затянут хоть на день.

Черт, а ведь она уже привыкла к этим мягким бесшумным тканевым сапожкам от костюма мстителя. Вряд ли найдется еще один мастер, способный сделать нормальную обувь по одному лишь описанию и экскизу от руки. Придется вновь тормошить того же. Босой ходить совсем не айс, хоть для окружающих это вполне нормально, и настроения это совсем не добавляло. А эти симпатичные кожаные перчатки со стальными коготочками? Она их отжала у одного из бандюг, оказавшимся здоровой хищной кошкой без когтей. Так понравились, что эти самые когти пришлось из его лап выковыривать и под свою руку подстраивать.

– А ты другого места для этого не нашла? – скромно поинтересовался Волкас. – И может лучше этим займется кто-то с нужным образованием?

Сидящие напротив хумана Ник с Джуди неосознанно старались держаться от нее как можно дальше, глядя на ее манипуляции дикими глазами.

– У меня пуля в локте застряла, а это не так приятно, как тебе может показаться! Я руку сгибаю с трудом, потому что свинец о кость трется, – проворчала в ответ та, продолжая ковыряться в ране. – Кстати, за ножик мой спасибо. Он у меня памятный. Я им больше двадцати гавнюкам брюха вскрыла и в вашем мире помог многим индивидам морду набить.

От ее спокойного выражения лица, когда она ковыряла лезвием в собственном мясе, всем находящимся рядом становилось как-то не по себе. Особенно обоим Кёнигам, уместившихся на одном диванчике лимузина, но пока не лезущим к сердитому создателю со своими глупыми расспросами. Непривычные. Начинают задумываться, чего еще можно ожидать от существа, совсем не боящегося боли, и начинают нервничать еще сильнее.

– Да не за что, – пискнул лис, вытирая лапы о штаны, которые умудрился пару раз порезать об этот “трофей”, когда разрезал крокодильи путы.

– Так это ты его подобрал? – удивилась хуман, посмотрев на рыжего хищника. – Тебе же оружие вообще доверять нельзя! И вообще, кто выдал этому животному пистолет? Отберите немедленно! Этот зверь единственный, кто подстрелил меня столько раз подряд и еще дышит! Я его боюсь!

– Не кипишуй, – поморщился Девид от ее выкриков.

Непривычно было слышать Вераса без озвучки переводчика. До этого Кира старалась общаться шепотом, чтобы было хорошо слышно голофон, но теперь, когда с помощью Гласа Богов она избавилась от ограничений, девушка стала разговаривать нормально и довольно... громко. Ее настоящий певучий язык, ставший каким-то образом понятным, был непривычно громким для чуткого слуха животных и, порой, издаваемые ею децибелы превосходили вопли мартовских кошек. Конечно, Кира и раньше кричала, но только когда злилась. Неужели это ее нормальный тон?! Бедные их ушки... Остается лишь молиться, что это просто временные последствия оглушения светошумовой гранатой.

– Ты бы тоже не выделялся, волчок! – немедленно переключилась она на сидящего рядом копа. – Я пока решила повременить с экзекуцией и дать шанс объясниться, но до тех пор, пока это не случится, вы все под моим подозрением.

– Все еще не доверяешь нам? – вздохнула зайчиха.

Их опасения подтвердились и мятежнику все-таки удалось заложить в душу человека семя сомнения в отношении лояльности своего окружения. Но хвала благоразумности этого создания, Кира решила дать им шанс высказаться и спокойно ехала в окружении десятка машин сопровождения в подорванный вчера отдел внешней разведки, разместившегося так, что оказался в слиянии с засекреченным бункером. Только ей об этом никто не сказал, ограничившись формулировкой “Сама все поймешь по прибытии”, а та в ответ пригрозила им каким-то локальным Армагеддоном, если псы вздумают выкинуть нечто такое, что ей может не понравиться. Ведь насчет “человечности” местных представителей ей до сих пор никто не дал ответа.

– Я никому никогда не доверяла полностью, потому и прожила так долго, – заливая сиденья кровью из расширевшейся раны, прошипела она сквозь зубы, но извлекла мешавшую пулю. – А тебе особенно не доверяю, лисья морда! – оторвавшись от своего тошнотворного занятия, Кира направила окровавленный клинок в сторону сжавшегося Ника. – Тебе даже шариковую ручку давать опасно! Так что пистолет на пол и пнул ко мне, живо! И ты тоже, ушастая!

Знаменитая парочка скривила моськи и затянула что-то в свое оправдание, но под ее потемневшим взглядом, положили оружие на пол и пинками направили через весь салон. Кира воткнула нож в сиденье рядом с собой по самую рукоять, подобрала один, который затормозила своей ногой, и начала внимательно разглядывать.

– “Макаров”, если не ошибаюсь. Потому что на самом деле, это всего лишь его жалкая подделка, заклинивающая уже после пятой обоймы. Мне постоянно приходилось менять оружие, потому что ваши игрушки выполнены очень уж некачественно, чтобы считаться стоящими в реальном бою. Где достали? – перевела она взгляд на догов.

– Находили непострадавшие хранилища создателей в закрытых землях, – охотно ответил Айзек.

– Но секрет создания оказавшихся в них технологий оказался потерян. Пришлось самим придумать оборудование для изготовления дубликатов, – закончил за брата Ральф.

– Фиговые у вас вышли дубликаты. Хуже, чем у китайцев с их ворованными технологиями, – хмыкнула Кира, деловито извлекая боезаряды, после чего начала в буквальном смысле разламывать пистолет на отдельные кусочки, разрывая нежное нутро своими тонкими длинными пальчиками. – Ломаются еще легче, чем настоящие! Вот в таком виде можешь уже с ним поиграться, – добродушно разрешила Кира и, приподнявшись, высыпала обломки пистолета на колени ошарашенного лиса. – А ядерные бомбы там не обнаружили?

– Какие бомбы? – удивился старший дог, как его одернул брат и что-то тихо затараторил ему на ухо, выписывая лапами нечто большое, наподобие взрыва. – А-а-а... “Второе солнце”? – скривился пес, словно сказал нечто неприличное, и замотал головой. – Мы их не трогали. Это оружие слишком опасное и нестабильное. У нас нет противников, против которых его можно было бы использовать, к тому же мы не настолько...

– Не настолько глупы, чтобы создавать оружие, от которого в итоге пострадают обе стороны? – перебила его она, как-то странно на них поглядывая. – Но готова спорить, что если не создать, то разобрать и изучить такую штуковину вы не отказались. Чисто на всякий случай, – некоторое время полюбовавшись на их смущенные мордашки, Кира повернулась к Волкасу. – Если ваша цивилизация считает нецелесообразным ядерное оружие, то откуда ты знаешь про последствия его применения?

– Эм, – глубокомысленно изрек он, растеряв все свое красноречие под ее пронзительными черными, как омуты, глазами.

– Так ведь куча фильмов же повыходила на эту тему, – затеребила зайчиха край одежды, когда жуткие глаза переместились на нее.

– Фильмы? – хуман моргнула и посмотрела уже нормально, впервые за все время с их встречи. – Это что же получается? Проще предупредить, чем лечить? Так просто? И все так дружно согласились, что оно вам нафиг не надо?

– А кому оно надо? – дружно согласились все, кто находился в салоне.

Молча едущий рядом с водителем Рейвуд, который корректировал маршрут, чтобы их делегация не проходила по улицам с интенсивным движением и не создавала пробки, лишь усмехнулся от их разговора.

– Занятно, – ее взгляд снова изменился. – А что насчет огнестрельного? Вы строите небоскребы, изучаете компьютерные технологии и собираете сложные двигатели, но не можете сделать качественный оружейный механизм? Что-то не вяжется!

– Кёниг всегда выступали против оружия создателей вообще, но элита придерживается другого мнения и именно под их руководством происходило исследование военных технологий, пока правящая Семья вновь не получила полный контроль над всеми хранилищами, – начал объясняться Ральф. – До этого момента наши агенты старались максимально отсрочить либо же изменить проекты, снижая качество их результатов. Правда, с боевыми машинами такой фокус не прошел, потому что элита уделяла им особое внимание, но мы заморозили готовые образцы в одном из хранилищ. Незачем волновать Анималию заявлениями, что Редфорт занимался развитием военной промышленности вопреки всем договорам, когда никаких войн в нашей истории, за исключением самых ранних, не было. Мы должны подавать пример остальным видам и учить их жить в гармонии, а не бряцать оружием на границе. Потому и настояли на отмене огнестрельного оружия по всему миру.

– Но не у себя, – заметила Верас, с намеком покосившись на их кобуры, выглядывающие из-под одежды.

– Это... Тоже элита настояла, – скис старший Кёниг, спешно размышляя, как бы ей разъяснить всю творившуюся за последние сотни лет запутанную грызню между Семьями, которая только усилилась в последние десятилетия с вхождением в эпоху новейших технологий. – Умудрились пропихнуть в совет петицию об его узаконивании, теперь каждый находящийся на госслужбе обязан носить травматическое оружие вместо транквилизаторов, а полиция и то и другое.

– Ох уж эти либералы. Даже здесь нет от них покоя. Но зачем? Для красоты?

– Для самообороны. Но в них не было нужды, ведь наше общество мирное, и стреляли из пистолетов наши ребята только по мишеням в тире. Кёниги не видели опасности в этих игрушках, за исключением несчастных случаев при неаккуратном обращении. Расслабились. Но после случившегося вчера у нас появились подозрения по какой именно причине элита продвигала смертельное оружие в обиход. Оставив попытки свергнуть правящую Семью политическими методами, элита решила пойти ва-банк и устроить вооруженный переворот за счет собственной армии, просто вырезав политических противников либо же вынудить нас подписать документы о своем отстранении от власти, поставив на грань вымирания чистой линии. К тому же появился создатель, который, если бы они сумели склонить вас на свою сторону, смог бы убедить взбунтовавшийся в таком случае народ, что их дело правое. Просто удачное совпадение, которое могло снизить потери среди сторонников нынешнего правителя.

– О, а вот такие ситуации мне знакомы, – расплылась в кровожадной улыбке Кира, напрягаясь, словно для броска, отчего заволновались и остальные. – Свержение законной власти? Диктаторские режимы? Разжигание гражданской войны и бесконтрольное распространение огнестрельного оружия? Такая ваша утопия? Не так уж и сильно вы отличаетесь от людей... – ее прищур сосредоточился на двух почти одинаковых черных догах.

Звери тревожно переглянулись, поняв к чему были все эти вопросы. Оказывается, хуман решила провести сравнение между своей и их цивилизациями, решая, насколько они “человечны”, причем явно с плохой стороны. С учетом того, что именно этот параметр почему-то сдерживал ее от убийства, при получении положительного результата своего анализа поведение Вераса может непредсказуемо поменяться. Если псам не удастся разрядить обстановку...

– Это дело лап нескольких предателей, одержимых жаждой власти. Не все звери такие, – не очень уверенно начал Айзек.

– А вы думаете, люди голосовали за войну? У парада всегда должен быть руководитель. Миллионы погибают ради выгоды одного, знакомый сценарий, нет? – похоже, Кира серьезно завелась, причем непонятно отчего! – Думаете, я хотела становиться такой? Бросаться в самое пекло ради интересов тех, кто в это время спокойно ужинает в дорогом ресторане, а в самом конце на костях погибших пожимает руку своему врагу, признавая, что эта “партия” проиграна? Почему у вас повторяется так же?

– Да откуда я знаю?! – рявкнул на нее в ответ правитель Редфорта, гневно глядя в пустые глаза разошедшегося “демона”. – Так всегда было! Всегда найдется тот, кто считает, что пришла пора перемен и обществу надо раскрепоститься, приняв новые правила взамен заветов предков! Это неотделимо от природы! Конфликты никогда не исчезнут! Стоит разрешить один, так возникает новый! Что вы хотите услышать, богиня? Что приведя Анималию в относительный порядок, вопреки законам природы, мы сами потеряли согласие? Что озабоченный творящимся снаружи, Редфорт совершенно упустил из виду то, что творится прямо у него под носом? И убийство невинных висит на самом деле не на мятежниках, а на нас? Что это мы позволили подобному случиться?

Дог тяжело дышал, морально выжатый этой вспышкой внезапной злости. Сейчас ему было стыдно за свой срыв, недостойный правителя и его Семьи, но сказанного не воротишь. Кира неподвижно сверлила его тяжелым, ничего не выражающим взглядом и, кажется, совсем не дышала. Она медленно выдыхала воздух из легких, отчего тот выходил с едва слышным шипением. И этот звук был страшнее разгневанного здорового нага. Сейчас что-то будет! Оба принца уже успели пожалеть, что решили ехать без своих телохранителей.

– Довольно необычное заключение для политика, – сказала она абсолютно спокойно, что всех удивило. – Обычно они предпочитают сваливать вину на другого, а не брать ее на себя. Так что там с убийством невинных и самым строгим заветом? – невинно поинтересовалась Кира, склонив голову набок, что выглядело бы вполне безобидно, если бы не все тот же странный тяжелый взгляд.

Оба Кёнига мельком глянули друг на друга. Пронесло что ли?

– Во время нашего правления никогда не случалось преднамеренных убийств. Таков был завет наших богов и мы ему неотступно следуем, – на этот раз взял слово Ральф и невольно поежился, когда на нем сосредоточилось все ее внимание.

– Вот как? Это причина по которой в меня ни разу не попали ваши собаки либо же они все хреновые стрелки?

– Как мы можем ранить собственного бога? – сделали те возмущенные морды.

Кира усмехнулась и протянула Айзеку частично загипсованную руку. Тот посмотрел на нее с подозрением, но оттолкнуть не посмел. Теплые тонкие человеческие пальцы коснулись мягких черных мохнатых подушечек, заинтересованно проведя снизу вверх и обратно по загнутым острым звериным когтям. А уже через секунду их ладони соприкоснулись полностью.

“Совсем как на плите”, – невольно восхитился Ральф, вместе с остальными наблюдая за их действиями со стороны.

– А может, в меня не стреляли, потому что им было приказано? Отдали мне на растерзание, как беспомощных ягнят, чтобы я хоть немного насытилась их кровью, – задумчиво продолжила хуман, сжимая пальцы на его ладони и образуя “замок”. – И ваши сказки про бога лишь прикрытие? Обычных солдат не жалко, ими можно пожертвовать ради ваших игр, но что если бы я захотела убить... тебя? – резко рванула она правителя на себя и повалила на пол салона. – Выстрелите ли тогда?

Айзек взвизгнул от боли, когда его лапа оказалась заломленной за спину и вывернута с такой силой, что еще немного и кость не выдержит. Кира навалилась на него сверху, уткнув носом вниз и прижав коленом, чтобы не рыпался. Ральф в порыве подался вперед, чтобы удержать брата, но не успел вовремя и остался сидеть, ошарашенно взирая на творящееся круглыми глазами.

– Что ты делаешь?! – воскликнули звери, делая попытку оттащить ее, но не тут-то было.

Кира отмахнулась от них свободной рукой без видимого труда. Лис с зайчихой влетели назад на свое сиденье быстрее, чем они вскочили оттуда. Пистолеты она отняла у них заблаговременно, чем сразу вывела обоих из игры, по крайней мере, пока Джуди не вспомнила про свои боевые навыки, а вот волка было стряхнуть не так просто из-за неудобной позы и тесноты салона – он потяжелее будет и вцепился когтями.

– Немедленно отпусти его! Ты что, сумасшедшая?! – рычал Девид, безрезультатно пытаясь разжать ее пальцы.

Уж он-то точно не ожидал от нее подобной выходки и тоже не на шутку перепугался.

– Да! И уже давно, вообще-то! – ударила она его локтем под диафрагму, отчего у него перехватило дыхание и он разжал лапы, после чего девушка просто толкнула его тоже назад на свое место. – Не вмешивайся, половичок! Я тебя возродила – я же тебя и убью! Я сейчас разговариваю только с ним, – накричав на полицейских, повернула она голову в сторону напрягшегося младшего принца. – Как тебе такая ситуация? Что теперь говорят ваши правила насчет преднамеренного убийства? Как мне так можно, значит, перестрелять столько собак, сколько заблагорассудится, ведь вы боитесь выстрелить в меня в ответ! Я ведь бог, разве нет? Мне все можно? Но если вместо солдат будет кто-то более весомый? – Кира приподняла голову зарычавшего от боли дога за шерсть на затылке. – Убьешь ли ты меня, чтобы спасти жизнь своего брата и повелителя?

– Не делай этого! – крикнула Хоппс.

– Ты приказываешь мне? – нехорошо зыркнула на нее Кира.

– Нет, я прошу... – поутихла та.

– Просьбами здесь ничего не поделаешь. Мне плевать на последствия!

– А если прикажем? – уточнил Ник.

– Рискни и узнаешь, воротник, – фыркнула хуман.

– Я сказал отпусти его! – отдышавшись, вновь зарычал Волкас, потянувшись за пистолетом. – Что на тебя нашло?! Почему тебе так нравится нарываться на проблемы? Ты что, хочешь умереть?!

Зверопольцы недоумевали. Если еще минуту назад они были уверены, что смогут без проблем контролировать хумана, полагаясь на свое долгое знакомство с ней и ее расположение, то сейчас они просто не знали что делать. Девушка будто не слышит их, на любое замечание отвечая хищным оскалом, словно обезумела. Она даже Девида ударила, а ведь он ее самый близкий сторонник! Даже он не может на нее повлиять, а это очень плохой знак...

– Да, – холодно посмотрела в ответ Кира и презрительно прищурилась на оружие в его лапах. – Очень хочу. Но не от вскрытых вен, веревки на шее или рук предателей. Я, как последний Верас, должна погибнуть в самоубийственной схватке, утащив с собой в Ад как можно больше врагов, чтобы не опозорить память своего отряда и наши имена надолго сохранились в памяти людей. Мне нужны достойные соперники, а не беспомощные щенки! Но от вас же подобного не дождешься! – вновь зашипела она на ухо своей жертве, на миг отпустив и вновь заломив его лапу. – Мне надоело ждать! Я слушаю твое решение, пес! Либо я, либо он! Альтернативы не будет!

Если сказать, что Ральф был в шоке от подобной ситуации – это ничего не сказать. Потому что он реально охренел, даже в мыслях не допуская такого поворота событий. Оказался заперт в машине с психованной убийцей, которая, как самый настоящий маньяк из фильмов ужаса, начала нести откровенную непонятную чушь и еще требовать от него решения: убить саму маньячку или позволить ей разделаться с родным братом! В любой другой ситуации, он бы не задумывался. Жизнь правителя Редфорта бесспорно ценится выше, чем чья-либо, а на подобных ненормальных не распространяются общепринятые правила и заветы предков. Да за одну только угрозу членам правящей Семьи грозит пожизненное! Но и то, что требует от него хуман невозможно. Несмотря на все ее провокации, нельзя не то, чтобы убить, но и вообще причинять богу какой-либо вред! Если они оплошают сейчас, то второй попытки не будет! Проклятые камни с их предупреждениями!


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю