290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Words Heard In Silense / Xena Uber (ЛП) » Текст книги (страница 21)
Words Heard In Silense / Xena Uber (ЛП)
  • Текст добавлен: 7 декабря 2019, 18:30

Текст книги "Words Heard In Silense / Xena Uber (ЛП)"


Автор книги: Novan T






сообщить о нарушении

Текущая страница: 21 (всего у книги 49 страниц)

– Вы делали это раньше?

– Нет, но я слышал о таких вещах. И я верю, что знаю, где я могу их получить, если ты этого хочешь. – У Чарли опустилась голова, подбородок на груди, низкий голос. – Я хочу быть таким же мужчиной, как ты от меня.

Ребекка потёрла плечи и наклонилась, чтобы прошептать ему на ухо.

– Чарли, в уединении нашей спальни, ты именно то, что я хочу. Я думаю, что ты самая красивая вещь, которую я когда-либо видела, и мне нравится прикасаться к тебе и заставлять тебя прикасаться ко мне в ответ. – Она поцеловала его в щеку. – Я верю, что ты покажешь мне, что там возможно, но я желаю только тебя.

Чарли посмотрела ей в глаза, надеясь увидеть правду.

– Только меня? Меня достаточно для тебя?

– Да, мой дорогой Чарли. Только тебя. Ты делаешь меня счастливой и тебя более чем достаточно для меня.

Чарли счастливо улыбнулся.

– Ну, тогда, я думаю, мне просто нужно научиться жить с этим.

Ребекка вернулась к стрижке.

– Да, я думаю, вы это сделаете. Я уверена, что вы настроитесь довольно хорошо. – Она провела пальцами по его волосам, проверяя срез. – Теперь ты будешь стоять неподвижно, пока я беру бритву к твоей шее, или мне нужно привязать тебя к этому стулу?

≪Бритва? Моя шея? Тупой бритвой? ≫ – Я буду очень, очень тих. Обещаю. Пожалуйста, не скользите? Моя шея очень чувствительна.

Она взяла бритву и надела её на кожаный ремешок.

– Я обещаю не перерезать тебе горло, Чарли, мы только дразнили насчёт бритвы. Она довольно острая. – Она передала это ему. – Посмотри на себе.

– Нет, дорогая. Я доверяю тебе. – Чарли наклонил голову вперёд, обнажив шею своей рукой и лезвию.

В тот момент, когда Ребекка приставила лезвие к коже Чарли, она заставила её осознать, как сильно он ей доверял. Если бы она была союзником-шпионом, она могла бы легко перерезать горло Чарли, и никто бы ничего не мог с этим поделать. Она очень осторожно и очень ласково начала срезать короткие волосы с его шеи.

– Я люблю тебя, Чарли.

Он ждал, пока она закончит его шею. Затем он повернулся, чтобы посмотреть ей в глаза.

– Я люблю тебя, Ребекка. Я доверяю тебе всем, что я есть, и всем, что у меня есть. Я доверяю тебе с моей честью.

– Я обещаю хранить его в безопасности и защищать его и тебя до самого последнего дня, Чарльз Редмонд.

Всё, что мог сделать Чарли, это закрыть глаза и насладиться моментом.

***

Позже стрижка Чарли была закончена, и Ребекка выпустили его из пытки, она отправила его на пути и отнесла стул обратно на кухню. Сара курировала огонь в котле. Она подняла голову и слегка улыбнулась Ребекке.

– Не беспокойтесь об этом, мисс Ребекка, мужчины начинают корчиться в кресле, когда молодые люди подстригают их волосы, и это одна из тех вещей, которых они никогда не перерастут. Моя мама говорила, что это потому, что все они думают, что они как Сэмпсон.

Ребекка засмеялась.

– Я вижу это. Надеюсь, полковник Редмонд не считает меня Далилой.

Ребекка вышла на крыльцо, чтобы забрать вещи, которые она там оставила, когда суматоха заставила её пройти за угол дома. Там она увидела Дункана и другого солдата посреди кулачного боя.

– Мальчики! Прекратите это! – Она покинула крыльцо и побежала к мужчинам. – Прекратите это! – Она хотела попытаться разлучить их, но знала, что у неё не хватит сил остановить этих двух мужчин, которые намерены причинить друг другу боль. Она подошла к задней части дома и закричала так громко, как только могла. – Чарли! Сержант Джексон!

Чарли только входил в свой кабинет, царапая маленькие волоски, которые неминуемо проскользнули у него под воротник. Он повернулся и побежал по дому в поисках Ребекки. Он был уверен, что она в беде. Джоко был в своей палатке, чтобы собрать свои вещи, и тащил их обратно, чтобы занять небольшую комнату, которая, по словам Беулы, должна была быть его собственной. Он бросил свои вещи в грязь и побежал.

– О, Чарли, ты должен остановить их! – Она указала на другую сторону дома, когда увидела, как Чарли вышел из своего кабинета.

Чарли посмотрел туда, куда указала Ребекка. Дункан катался в грязи с тем, что выглядело как один из солдат Пенсильвании из компании Монтгомери. К счастью, Джоко был на пути к сцене с другой стороны. Двое мужчин двинулись быстро. Чарли буквально снял Дункана с большого человека. Дэвисон, воинственная история агрессивного поведения, встал и после снова атаковал Дункана. Джоко схватил солдата Дэвисона и прижал руки к спине. Ребекка осталась в стороне, но наблюдала, как двое мужчин отделяют бойцов друг от друга. Это было всё, что она могла сделать, чтобы остаться и позволить Чарли справиться с ситуацией. Командный голос Чарли присутствовал в полную силу.

– Довольно.

Оба мужчины поняли, что их командир присутствует. Они сосредоточились на полном внимании, глаза вперёд, один с почерневшим глазом, а другой с окровавленной губой. Чарли обошёл их обоих.

– Хорошо. Кто из вас хочет рассказать мне, что здесь произошло?

Оба мужчины упорно молчали.

– Хорошо. Дункан. Ты последний человек, которого я бы ожидал нарушить правила ведения боя в лагере. Что случилось?

– Сэр, нет… ничего, сэр. – Дункан перевёл взгляд на Ребекку, затем снова на своего командира.

Чарли поймал взгляд. Он встал позади Дэвисона.

– Как насчёт тебя, солдат? Что ты скажешь?

– Ничего, сэр. – Человек почти зарычал, отвечая.

– Вы оба знаете, что боевые действия – это наказуемое преступление.

– Да, сэр. – Они ответили вместе.

Дункан тяжело сглотнул.

– Кто из вас начал это?

Дункан вышел вперёд без слов. Один взгляд Дункана на его невесту рассказал историю. Чарли поднял бровь. Дункан Нейлер был самым нежным человеком во всём полку. Всё, что Дэвисон говорил о Ребекке, должно быть, было грубым. Чарли кивнул.

– Я предполагаю, что что-то было сказано или сделано, что вдохновило это поведение.

– Я бросил первый удар… сэр. – Ответил Дункан. – Это я был виноват.

– Дункан, иди в мой офис. Жди моего решения. И вытирай ноги, прежде чем войти. Я не хочу грязи на всём. – Он повернулся к Дэвисону и просто ждал.

Дункан удвоил время вокруг дома, чтобы дождаться полковника. Дэвисон просто продолжал стоять там, глядя прямо перед собой.

– Поскольку я знаю Дункана достаточно хорошо, чтобы знать, что он не нанесёт удар без какой-либо провокации, вы хотите сказать мне, что вы сказали?

Дэвисон перевёл взгляд на Ребекку, а затем он пристально посмотрел на Чарли.

– Я сказал, что она шлюха.

– Вы понимаете, что говорите о моей невесте? – Голос Чарли был твёрдым и ровным.

– Вы заслуживаете её. – Его губы сжались, прежде чем он ухмыльнулся. – Сэр.

Характер Чарли быстро нарастал. Смертельное спокойствие установилось над ним, то, что Джоко признавал самым смертоносным из всех настроений Чарли.

– Правда? Не могли бы вы сказать мне, мистер Дэвисон, почему вы придерживаетесь такого мнения?

– Она – мусор на юге. Имеет смысл, что ты найдёшь свой путь в её кровати.

– Значит ли это, что вы верите, что я тоже южный мусор, мистер Дэвисон?

Человек ничего не сказал, но продолжал смотреть на своего командира. Затем он глубоко вздохнул.

– Они не должны были давать вам команду. Вы – сочувствуете южным. Посмотрите, что вы приказываете нам сделать для этих повстанцев. Я бы лучше перерезал себе горло, чем порезал кусок дерева, чтобы согреть их.

– Вы знаете, солдат, что мы выполняем приказы самого главнокомандующего?

– Не все люди с ним согласны. Они начали эту войну, пусть они пострадают за неё.

– Хорошо. Мы собираемся решить этот вопрос сегодня. – Он повернулся к Джоко. – Соберите полк. Я хочу, чтобы через пятнадцать минут в северном загоне была полная посещаемость в строю. – Возвращаясь к Дэвисону, он приказал: – Вы, сэр, будете свободны высказать своё мнение при собрании. Я ожидаю, что вы изложите его кратко и как джентльмен. Знайте, что я лично выступлю за другую сторону этого вопроса. – Чарли вызвал одного из штабных сержантов из своего старого полка. – Сержант, охраняйте этого человека. Он арестован за борьбу в лагере. Могут быть предъявлены дополнительные обвинения, в частности, нарушение служебных обязанностей. – Чарли пошёл в свой кабинет, чтобы разобраться с Дунканом, пока собирался полк. – Ну, что ты скажешь для себя, парень?

– Сэр, я извиняюсь за борьбу. – Дункан стоял прямым шомполом перед столом Чарли.

– Так сколько же ваших товарищей по армии имеют такое же мнение о нашей ситуации, как Дэвисон?

– Сэр?

– Мистер Дэвисон только что сообщил мне, что он назвал мисс Ребекку шлюхой. Он продолжил, чтобы сообщить мне, что мне не следовало давать эту команду, потому что я сочувствую югу. Я предполагаю, что он сказал что-то, похожее на вас.

Глаза Дункана на мгновение опустились на пол, затем он снова посмотрел вверх.

– Да, сэр. Он сказал ужасные вещи о мисс Ребекке, и он… – Мальчик остановился и покачал головой.

Более мягко, Чарли убедил его.

– Скажи мне, Дункан. Я не могу это исправить, если я не знаю, с чем сталкиваюсь.

– Дэвисон сказал ужасные вещи о мисс Ребекке, которые я, скорее всего, не повторю, а что касается других вещей, сэр, я знаю, что несколько… несколько человек из команды майора Монти ворчали вокруг них.

– Я предполагаю, что он назвал мисс Ребекку шлюхой. Что-нибудь хуже этого?

Дункан выглядел очень неловко и извивался под взглядом Чарли.

– Он сказал… сказал…

– Давай, парень. Я не сержусь на тебя. На самом деле, если бы это был я, а не ты, я мог бы чувствовать себя некомфортно из-за необходимости дисциплинировать себя.

Дункан немного рассмеялся. Затем он встал прямо и посмотрел на своего командира.

– Он сказал, что её нужно вывести в одно из полей и показать, что может сделать для неё хороший северный мужчина, вместо того, чтобы делить с ней её кровать. Затем он прокомментировал, что могла бы сделать мисс Ребекка. – Он глубоко вздохнул. – Я пытался не обращать на него внимания, сэр, но когда он говорил о причинении вреда мисс Ребекке, я просто не мог… вы… не могли этого допустить.

– Я понимаю, Дункан. Я сделал бы то же самое, что и ты. А как насчёт проблем, которые у него возникают со мной как его командиром?

– Сэр, люди ворчат. Не… не все из них имеют в виду половину того, что они говорят, но Дэвисон – просто подлый сэр. Всегда был. Майор Монти мог быть командующим, и он тоже нашёл бы что-то не таким. У вас просто есть больше его ненависти, сэр.

– Хорошо. Ваше наказание за сражение будет наложено на сборе. Время для нас, чтобы пойти.

Чарли вышел с Дунканом позади него, как только появился Полк.

– Полковник. Что случилось?

Чарли пошёл к месту сбора.

– Вам придётся провести обзор действий. Кажется, у мистера Дэвисона есть серьёзная жалоба на меня, а также желание оскорбить нашу хозяйку – я могу добавить, что это довольно грубо.

– Ребекка? Милорд, что кто-то может сказать о Ребекке?

– Очевидно, что она – южный мусор, шлюха, и что она должна выяснить, что хороший мужчина-янки может сделать для женщины, вместо того, чтобы делить её кровать со мной. Кстати, я сочувствующий югу, который не заслуживает командования.

– Мой Чарли. Ты тоже начал войну? – Полк засмеялся, пытаясь обдумать весь этот удар, а также пытаясь выяснить, почему Чарли не охотится на Дэвисона за то, что было сказано о Ребекке. – И что же сделал молодой Дункан?

– Кинулся на Дэвисона. Хотел бы я иметь.

– Дэвисон сказал эти вещи Дункану? Не похоже, что это было бы так приятно. Любой, у кого есть глаза, может видеть, что Дункан ужасно влюблён в Ребекку.

– Он сказал мне подобные вещи. – Голос Чарли был абсолютно мёртвым.

– О, Чарли, извини. Что мы будем с этим делать?

– Вы дадите Дэвисону шанс высказать своё мнение. Затем я укажу несколько фактов. В этот момент любой человек, который согласен с Дэвисоном, будет приглашён в другое место. Немедленно. Разочарование в связи с неисполнением обязанностей и невыполнение приказа главнокомандующего.

– Хорошо. Мы разберёмся с этим. Скажи мне, Ребекка это слышала?

– Если честно, я не знаю.

– Надеюсь, что нет. Она была очень добра и не заслуживает такого неуважения.

– Никто не делает.

Двое мужчин прибыли к месту сбора.

– Хорошо, Полк. Это твоё шоу.

Второй командир занял своё место перед войсками, медленно двигаясь взад-вперёд.

– Хорошо. Кажется, вы, ребята, нуждаетесь в шансе, чтобы избавиться от некоторых вещей. И если вы захотите это сделать, мы дадим вам шанс сделать это прямо сейчас. – Он повернулся и посмотрел в толпу. – Но перед этим полковнику Редмонду есть, что сказать вам.

Чарли подошёл и встал перед мужчинами. Медленно, он перевёл взгляд на все собравшиеся компании, глядя в глаза отдельным людям, которые, как он знал, были смутьянами и недовольными. Некоторые избегали его; большинство смотрело на него с некоторой степенью любопытства.

– Похоже, у некоторых из вас могли возникнуть проблемы с отношениями, которые я пытаюсь построить с этим сообществом, и с некоторыми рабочими деталями, на которые вы были назначены. Я также понимаю, что у вас могут быть проблемы с отдельными лицами, либо среди наших хозяев или в рамках этой команды. Это ваш шанс высказать своё мнение. – Он ходил перед войсками. – Однако прежде чем вы это сделаете, вы должны знать, что 13-я Пенсильвания действует по приказу непосредственно от Главнокомандующего и подтверждена Генералом Грантом и Генералом Шериданом. Полковник Полк будет вести этот процесс, так как у меня есть личный интерес. Поэтому я буду выступать только как член полка, а не как ваш командир, до тех пор, пока мне не удастся выполнить свой долг.

Полк сделал шаг вперёд.

– Вы слышали полковника. Любой человек, которому есть, что сказать о нашей ситуации, может сказать это сейчас или сообщить мне в моём кабинете в течение следующих получаса. Но позвольте мне сказать вам, джентльмены, я не потерплю уничижительных высказываний о миссис Гейнс. Если вам есть, что сказать о полковнике или обо мне, скажите это сейчас. Ничего другого не потерплю. – Он посмотрел на Чарли, который сжал кулаки. – Что-нибудь ещё, сэр?

– Дэвисон. Я сказал вам, что у вас будет шанс высказать своё мнение. Вы можете сделать это сейчас. Публично.

Очевидно, Чарли собирался довести эту проблему до головы.

– Мне нечего сказать, что мужчины, лояльные Союзу, не все готовы знать. Эта женщина – шлюха, а вы – сочувствующий.

– Любой, кто согласен с мистером Дэвисоном, может сделать шаг вперёд.

Полк с любопытством наблюдал, как около двадцати человек ёрзали, а затем пятнадцать или около того вышли вперёд.

– Квартирмейстер. Заплатите этим людям их кварталы и оплатите их сбор. Проследите за тем, чтобы у них была гражданская одежда. Покажите их как собранных из 13-й Пенсильвании по состоянию на эту дату. Идите упорядочённым образом, покиньте боевые линии и выходите на свободу от обязанности, которая не будет отмечаться как причина. Создавайте любое нарушение, преследуйте любое гражданское лицо любым способом, и вам будет предъявлено обвинение в нарушении прямого приказа, невыполнении долга и в проявлении позорного увольнения. Вам ясно?

Мужчины просто смотрели друг на друга и смотрели на Чарли, не веря в то, что только что произошло.

– Ты не можешь сделать это! – Один из мужчин кричал в спину.

Он повернулся к полку.

– О, да, я могу, солдат. Этот полк будет подчиняться приказам нашего Главнокомандующего. Таким образом, мы начнём процесс восстановления Союза. Гражданские лица этого сообщества не являются вооружёнными противниками. Они не сделали ничего, чтобы гарантировать эту антипатию. Сам генерал Грант, когда он бивуакировал здесь прошлой весной, сказал, что это самая разрушенная часть страны, которую он видел, и что эти люди заслуживают нашей поддержки и помощи, если они хотят успешно вернуться в Союз. – Чарли продолжил решать другую важную проблему, свою собственную приверженность долгу. – Я лично служил этой стране в течение двадцати лет. Я стоял в Буэна-Виста и жил. Некоторые из вас были со мной с того времени. Я стоял в Виксбурге. Некоторые из вас были там во время этого кровавого ада. Я буду с вами, когда мы закончим этот конфликт. Но я не скажу, что люди 13-го были чем-то меньшим, чем благородные джентльмены. О, и солдат? Я могу сделать больше, чем просто. Наказание за невыполнение прямого приказа вашего командира во время войны – смерть.

Внезапный холод охватил беспокойную толпу. Тон голоса Чарли дал понять, что он не угрожает им. Вместо этого он просто заявил, что у него не будет никаких угрызений совести в отношении исполнения наказания, если ситуация потребует такого крайнего акта. Полк подал сигнал нескольким вооружённым солдатам, действующим в качестве часовых, и они начали собирать нескольких человек, которые вышли вперёд.

– Кто-нибудь ещё хочет сейчас? Это время говорить.

Чарли стоял со скрещёнными руками и выгравированным на камне лицом. Они смотрели, но никому больше нечего было сказать, кроме Дункана, который поднял руку.

– Сэр?

– Капрал Нейлер?

– Вы сказали мне, что я найду своё наказание за борьбу, сэр.

Чарли повернулся к остальным мужчинам.

– Нейлер воевал с Дэвисоном. Дэвисон назвал мисс Ребекку шлюхой и назвал меня южным сочувствующим. Я буду принимать предложения о том, что следует сделать с мистером Нейлером в связи с этим нарушением правил.

– Он должен быть вынужден съесть тушёное мясо кролика сержанта Джексона. – Кто-то подпрыгнул за спиной, вызвав рёв смеха у остальной части группы.

– Теперь это наказание. Другие предложения?

Похоже, никто из мужчин не хотел называть своё наказание. Они смещались взад и вперёд.

– Ну, с тех пор как мистер Нейлер попал в беду из-за защиты мисс Ребекки, я думаю, что назначение его постоянным телохранителем кажется уместным. Конечно, это означает, что он всегда так или иначе дежурит. Как вы думаете, полковник Полк?

Полк прочистил горло и спрятал улыбку за рукой.

– Я думаю, что это хорошая идея, сэр. Он может сопровождать мисс Ребекку в город и тому подобное, когда вас нет в наличии.

Чарли повернулся к войскам.

– Господа, что вы думаете об этой идее?

– Я видел мисс Ребекку, когда её что-то бесит. Мне немного жаль Нейлера, сэр. – Один мужчина в конце ряда предложил. – Нет ничего хуже, чем южная леди, которая полна вздора.

– Хорошо, мужчины. Разве у кого-то из вас всё ещё есть проблемы с приказами президента Линкольна или с моим командованием?

Они ответили все сразу как правильная единица.

– Нет, сэр!

– Тогда, господа, наши заказы, чтобы найти способ, чтобы получить гражданство Калпепера Коунти через эту зиму в одной части – и по пути, возможно, сделать реконструкцию Союза. Мы боролись так долго и трудности немного облегчаются.

Мужчины немного сместились, ожидая, что их уволят. Вместо этого Чарли немного поговорил с Полком, а затем повернулся к войскам.

– Пока вы все здесь, у меня есть ещё одно объявление.

Они отступили, ожидая услышать, что ещё их командир должен был уронить на них.

– В рамках наших праздников я объявляю официальную Гимнсхану, которая состоится 22 и 23 числа этого месяца. Победившая рота этой весной будет служить моей личной охраной и авангардом полка. Очки в этой компании будут служить носителем цвета. Будут предоставлены соответствующие призы для победителей каждого события. Господа, это возможность отточить свои навыки в качестве солдат, всадников и членов команды по борьбе с трещинами. События будут включать в себя: традиционные гонки на выносливость и гонки по пересечённой местности, верховая езда и демонстрация мастерства с сабельным, копьём, ружьём и боковым оружием. Мы пригласим гражданское население сообщества наблюдать за нашими играми. У вас есть две недели для тренировок. Я ожидаю каждого из вас участвовать в каком-либо мероприятии.

Приветствие поднялось от мужчин. Такие мероприятия обычно были весёлыми, и они наслаждались вызовом. Во всяком случае, хвастаться местным жителям звучало как хорошая идея. Чарли улыбнулся. Мужчины были отвлечены от их последнего кризиса, и, казалось, было всеобщее одобрение к гимнахе.

– Вольно.

Мужчины распались и вернулись к своим обязанностям с гудением возбуждённой болтовни.

***

Ребекка стянула постельное бельё с кровати. Часть её хотела злиться и расстраиваться из-за того, что было сказано о ней, но она не могла. В том-то и дело, что она могла понять, почему люди Чарли так думают. Что её разозлило, так это то, что про Чарли говорили гадости. Она положила старые вещи в корзину и положила новые на кровать, быстро перестелив их.

– Дураки, неужели они не видят, как усердно работает Чарли, чтобы сделать вещи лучше? – ворчала она, продолжая бродить по комнате.

– Папа?

Ребекка подняла голову и увидела, что Эм стоит в дверях. Она подошла и подняла маленькую девочку.

– Что ты здесь делаешь, дорогая, и где твоя мама?

– Мама подметает. Эм нужен папа.

– О, дорогая, я не думаю, что сейчас хорошее время, чтобы беспокоить папу. Давайте спустимся и попробуем кусочки яблок.

– Яблоко! – Эм прыгнула в объятия Ребекки.

– Да, мэм.

Она понесла ребёнка вниз по лестнице, встретив Элизабет внизу.

– Добрый день, Ребекка.

– Добрый день. Хотите присоединиться к Эм и мне за чаем и яблоками?

– Я бы с удовольствием. Я закончила свои раунды. Скажи мне, что случилось совсем недавно.

– Один из солдат вступил в драку с Дунканом. Видимо, у него были какие-то недобрые слова о Чарли, и я и Дункан взяли его на себя.

– О, дорогая, – Элизабет посмотрела в коридоре на офис Чарли. – Дайте мне несколько минут, а затем вы с Эм присоединитесь ко мне в офисе Чарли.

– Как вы думаете, всё в порядке?

– Это будет более чем хорошо. И очень необходимо. – Элизабет повернулась на каблуках и пошла в кабинет Чарли, стуча в дверь.

– Проходите.

Элизабет вошла в кабинет и закрыла за собой дверь.

– Я знала это, – сказала она, пересекла комнату и уселась в кресло.

Чарли сидел за столом с головой в руках.

Он кисло посмотрел:

– Что?

– Что ты будешь здесь задумчивым.

– Ну, что бы ты сделала? У меня был бунт в строю. Я попробовал хороший способ. Это не сработало. Сколько ещё людей верят в то, что они делают, и не имеют смелости сказать это?

– Я знаю, Чарли, поверь мне. Это должно быть очень трудно, но размышления над этим не помогут. Ты и Ричард очень хорошие командиры. Я справлюсь с этим, я уверена.

– И чтобы они использовали Ребекку в качестве оправдания. Я сделал её целью, и они сделали удар. Так сколько из этого действительно моя вина?

– Вы сделали её мишенью? Разве она не просила вашей защиты?

– Чёрт возьми, Элизабет. Я мог бы предложить ей свою защиту, не спать в её постели.

Она ухмыльнулась своему другу.

– Нет, ты не мог. Чарли, я люблю тебя. Мы были друзьями долгое время, и я очень люблю Ребекку. Я думаю, что она подходит тебе, но Чарли, она сделала это сама, пригласив тебя в свою постель.

– Вы говорите, что этому маленькому… – Чарли откусил назад то, что он собирался сказать, – было оправданно назвать Ребекку шлюхой?

– Нет, я не говорю об этом вообще. Никто не имеет этого права. Но простой факт заключается в том, что люди думают, что вы двое ведёте бурный роман, и в результате люди сформировали мнение о овдовевшей женщине, которая, очевидно, даёт её тело полковнику янки.

– Так, кто из нас хуже – предательская южная женщина или дьявольский полковник янки? И, Боже, помоги мне, я более чем хочу сделать её честной женщиной. Вы знаете это, Элизабет.

Она снова усмехнулась.

– Чарли, Ребекка – честная женщина, хорошая женщина. И вы не более дьявол, чем мистер Уитмен, – она остановилась и переосмыслила это с улыбкой. – Хорошо, ты не больше дьявол, чем я. Эта война вызвала много обид, Чарли, и ты должен знать, что твои люди устали и будут набрасываться. Я думаю, что у тебя есть планы на зимний фестиваль, они прекрасны и будут иметь большое значение для поднятия морального духа. Помните, Чарли, эти мужчины скучают по своим жёнам, детям и любимым, и они видят вас здесь с Ребеккой, и вы, кажется, так счастливы.

Чарли закрыл глаза и снова уткнулся головой в руки.

≪Если бы они знали. Если бы они только знали, через что мне пришлось пройти, чтобы они были одеты и накормлены, чтобы получать им необходимую помощь, когда они болеют. Они как мои дети. Когда они сталкиваются с врагом и умирают, вырубаются, как скот. Когда мне приходится писать их родителям, их жёнам. Когда я вижу, как они лежат в лазарете, им не хватает руки или ноги≫. – Элизабет. Я больше не могу этого делать. Когда объявят о прекращении огня, я соберусь как можно быстрее.

– Чарли, я знаю, что это тяжело для тебя. Я знаю, что ты счастлив здесь с Ребеккой и с нетерпением ждёшь возможности вернуться и начать жизнь с ней. Я хочу, чтобы вы оба, я хочу, чтобы вы оба были счастливы, но вы должны знать, что есть люди в сообществе, которые чувствуют себя точно так же, как некоторые из этих людей. Они не уходят, и есть вероятность, что они будут говорить об этом более устно. Вы не можете приходить в свой офис и размышлять каждый раз. Вы утонете в отчаянии, и я уверяю вас, Ребекка устанет от этого. Вы должны быть готовы быть сильными и выстоять.

– Я знаю, что вы правы, Элизабет. Но, чёрт возьми, все! Такое чувство, что люди ненавидят меня всю жизнь. – Гораздо печальным голосом, потерянным голосом, он добавил. – Что со мной не так, Элизабет?

– Мой дорогой друг, с тобой всё в порядке. Ричард или Джоко ненавидят тебя?

– Нет. – Угрюмо.

– Уитмен или я тебя ненавидим?

– Нет.

– Ребекка Гейнс ненавидит тебя? – Она улыбнулась и подмигнула подруге.

– Нет. – Чарли исказил лицо. – Вы пытаетесь загнать меня в угол.

– Вовсе нет. Я просто указываю, что есть люди, которые любят и заботятся о вас. И, кроме Ричарда, все остальные из нас точно знают, кто вы, Чарли, и никто из нас не ненавидит вас за это или что-то ещё. Более того, один из нас любит тебя из-за этого. Я не хочу тебя обидеть, мой друг, но если бы ты был действительно мужчиной, я не думаю, что тебе бы повезло с Ребеккой.

Чарли посмотрел на Элизабет с огромным замешательством. Она только что выдвинула идею, которая никогда не приходила в голову хорошему полковнику.

– Я имею в виду, я собираю из сказанного, что с ней плохо обращались, правда?

– Да. – Чарли говорил медленно, его мысли работали сверхурочно, чтобы попытаться обработать то, что предложила Элизабет. – Она была ужасно оскорблена.

– Её муж, мужчина во всех смыслах этого слова. Она рассказала мне, какую жизнь она имела с ним. Что он почти изнасиловал её, когда хотел. Она никогда не знала нежности от мужчины. Я думаю, что если вы были бы мужчиной, она была бы гораздо более пугливой. Скажи мне, Чарли, она пригласила тебя разделить кровать, до или после того, как она узнала?

– После. – Чарли выглядел настороженно.

Это была перспектива, которую он никогда даже не рассматривал.

– Я поставлю вам месячную плату, что если бы вы были мужчиной во всех смыслах этого слова, вы бы всё равно спали в своей палатке. Ребекка любит вас, потому что вы женщина. Во всех смыслах этого слова.

Чарли откинулся на спинку стула, его рот буквально распахнулся. Сцены проходили через его голову, сцены их обоих вместе, Ребекка рассказывала Чарли, какая она красивая, как важна её нежность.

– Чарли Редмонд потерял дар речи? Мне придётся записать это в своём дневнике.

Чарли посмотрел на Элизабет.

– Так ты думаешь, она действительно хочет меня?

Элизабет улыбнулась.

– Это легко, Чарли. Да. Я знаю, что она знает. Любой, кто смотрит на неё, может это увидеть.

– Но… я имею в виду, когда мы впервые обедали. Она бросила мне вызов, чтобы убедить её. Она хотела, чтобы я был джентльменом. Она относится ко мне как к джентльмену. Она хочет быть моей женой.

– Она очень умная женщина, Чарли. Она знает, что вам придётся оставаться мужчиной для внешнего мира, и она приспосабливается к этому, чтобы она не могла случайно раскрыть ваш секрет. Но когда вы одиноки и особенно, когда вы одни в своей спальне, кто ты там?

Очень медленно улыбка необычайного спокойствия распространилась по чертам Чарли.

– Это единственный раз, когда я женщина. Я, только я.

– Правильно, а Ребекка отвернулась или была отброшена, когда ≪ты только ты≫?

Щёки Чарли покраснели. Он помнил её желание прикоснуться и порадовать его, чтобы узнать, чем она может порадовать его.

– Очевидно, нет.

– В самом деле. Так что, мой дорогой друг, избавься от мрака и гибели и приготовься к жизни с этой замечательной женщиной.

Был своевременный стук в дверь. Чарли был благодарен, потому что он мог сказать, что Элизабет собирается отправиться на разгул.

– Войдите. – Он улыбнулся Элизабет.

У неё была привычка читать его акты бунта, когда он становился слишком угрюмым. Избегать их всегда было хорошо.

Дверь открылась, и Эм ворвалась, бегая так быстро, как её маленькие ножки понесли её к Чарли.

– Папа! – закричала она, хихикнув, и бросилась на него.

Ребекка несла поднос, стараясь не смеяться.

Элизабет улыбнулась своему другу.

– Она ненавидит тебя, Чарли?

Чарли посмотрел на своего друга и покачал головой, пытаясь справиться с маленькой темноволосой голубоглазой обезьяной, которая быстро карабкалась по его телу.

– Элизабет, ты ужасный манипулятор. Эм, не жуй кнопки папы. – Чарли пытался спасти свою форму от её постоянно любопытных рук и рта.

Ребекка засмеялась, наливая чай для всех.

– Она прорезывает зубы, Чарли. Что ты ожидаешь?

– Папа хороший.

– Клянусь, я собираюсь замочить кусок сыромятной кожи в мёде, чтобы дать ей что-нибудь пережёвывать, не затрагивая мои медные пуговицы. Мои дорогие медные пуговицы. – Когда Чарли повысил голос, движение Эм прекратилось, и её нижняя губа высунулась из-за слёз на глазах.

– Папа? – задохнулась она.

– Что это, малышка? Ты хорошая девушка, очень хорошая девушка. Только не жуй мои пуговицы. – Он улыбнулся ей и полез в свой карман, вытаскивая кусок мягкой неокрашенной кожи, который он взял для работы в плетёную заколку для Ребекки. Он мог получить больше, откуда это пришло. – Вот, малышка. Если у тебя болят зубы, можешь это пережевать.

Она взяла кожу и перевернула её в руках, а затем предложила Чарли.

– Папа кусает?

Элизабет делала всё возможное, чтобы скрыть улыбку на её лице, но безуспешно. Ребекка протянула ей чашку чая и поставила одну перед Чарли. Очень серьёзно, Чарли сложил полоску кожи пополам и укусил её, оставив в коже очень чёткие вмятины. Ребекка рассмеялась и освободила Чарли от Эм.

– Папа глупый?

Эм выпрямилась в руках Ребекки и очень серьёзно посмотрела на неё, когда она взяла свою кожу в руку.

– Папа хороший.

Чарли рассмеялся.

– Ну, дамы, вы верите самому молодому участнику вашей женственности или мне удалось полностью унизить себя в ваших глазах своим небольшим проявлением гнева?

Элизабет усмехнулась.

– Ты знаешь, что я чувствую, Чарли.

Ребекка наклонилась и поцеловала его в щеку.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю