290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Words Heard In Silense / Xena Uber (ЛП) » Текст книги (страница 18)
Words Heard In Silense / Xena Uber (ЛП)
  • Текст добавлен: 7 декабря 2019, 18:30

Текст книги "Words Heard In Silense / Xena Uber (ЛП)"


Автор книги: Novan T






сообщить о нарушении

Текущая страница: 18 (всего у книги 49 страниц)

Ребекка кивнула и взяла Элизабет за руку.

– Спасибо. Вы знаете, у меня нет желания причинять боль Чарли. Я просто хотела убедиться, что с ним всё в порядке.

– Я подозреваю, что худшая вещь, с которой Чарли должен иметь дело сейчас, это некоторое разочарование. Он может удержать вас, но не может свободно выражать свою любовь к вам. Он выживает с помощью некоторых холодных ванн, и нескольких поздних ночей, как у вас той ночью. Вы можете найти его бегущим или делающим другие вещи, чтобы утомить себя физически. И вы делаете совершенно правильные вещи. Примите то, что любовь и физическая привязанность от него вам нравятся. Делайте каждый шаг медленно, и стройте свои отношения на доверии и дружбе, чтобы они продлились в течение многих лет.

– Хм, ещё одна вещь. В ту ночь после того, как Чарли уснула, у меня появилось очень необычное чувство в глубине живота, и мне было интересно, – её голос на самом деле сломался, и ей пришлось прочистить горло. – Если всё в порядке.

– Было ли это чувство неприятным или просто необычным – возможно, ощущение стеснения? Покалывание или опухание? И вы заметили, что ваше сердцебиение немного подскочило или другие части вашего тела стали чувствительными?

– Это определённо не было неприятно. И да, я чувствовала всё это; мне потребовалось добрых четверть часа, чтобы моё сердце перестало биться так громко, что я услышала это в своих ушах. И когда Чарли перевернулся и обнял меня своими руками, всё, что я могла сделать, это захныкать.

Элизабет глубоко вздохнула, сохраняя внешность нейтральной и нежной.

≪О, господин, одна девственница, пытающаяся научить другого чему-то интимному, не является моим лучшим умением. Чарли, мой друг, я, конечно, надеюсь, что у тебя больше опыта, чем у меня в действии. Потому что я сейчас работаю по учебнику≫. – Я верю, моя дорогая, что твоё тело реагировало на Чарли – на физическое желание, которое он испытывает к тебе, и на желание, которое ты имеешь к нему. Все эти чувства являются частью сексуального возбуждения, дорогая женщина.

Ребекка засмеялась.

– Ну, это ново. – Она снова покачала головой. – Я не могу поверить, что должна задавать эти вопросы. Ради Бога, я взрослая женщина. Та, кто была замужем и овдовела. Вы могли бы подумать, что у меня есть какая-то подсказка.

Элизабет смягчилась от её довольно клинического я.

– Ребекка, ты взрослая женщина, у которой был грубый и нелюбимый муж, и которая сейчас сталкивается с отношениями, которые, по меньшей мере, выходят за пределы ≪нормальных≫, какими бы они ни были. Конечно, у тебя есть новое, чему поучиться.

***

Ребекка была вполне доволена тем, как все собрались в один день. Дункан и его люди проделали огромную работу по переоборудованию комнат, в которых разместятся беженцы, прибывающие позже в тот же день. Мистер Купер собрал человек, чтобы доставить из церкви несколько матрасов и дровяную печь. Всего пара человек из экипажа Дункана потратила около двух часов, чтобы правильно установить и выпустить воздух. В то время как Ребекка была рада помочь, где могла, ей пришлось признать, по крайней мере, для себя, что мысль о том, чтобы незнакомцы приходили в её дом, была немного пугающей. Она понятия не имела, чего ожидать. Она также волновалась за Чарли; его непристойный комментарий о шпионах касался и её. Это могут быть только женщины и дети, но на данный момент ничто не выходит за рамки невозможного. Услышав вечернее выступление Чарли и полковника Полка, она поняла, что Конфедерация отчаянно пытается нанести последний удар в надежде выиграть войну, давно проигранную. Она сделала себе мысленную пометку, чтобы посмотреть и послушать всё очень внимательно. Она не допустит никакого вреда Чарли или его людям.

Она шла к передней части дома, когда услышала тихий голос. Она последовала за хихиканьем в переднюю гостиную, где Констанс была занята Эмили, которая сидела на стуле и смотрела в окно.

– Папа! – закричал ребёнок и ударил по стеклу.

– О, кто-то видит полковника Редмонда?

– Да, мэм. Полковник стоит на пороге, а несколько его офицеров курят сигару.

Чарли и Джоко только что вернулись из своей ежедневной поездки, пыльные и уставшие, но в хорошем настроении. Они остановились, чтобы поговорить с несколькими командирами роты, которые шли по дороге от железнодорожных станций. Ребекка улыбнулась, подошла к окну и увидела Чарли с Полком и несколькими другими. Он смеялся и выглядел очень расслабленным. Она позволила злой мысли прорасти на мгновение.

– Эм, ты бы хотела пойти к папе?

Глаза ребёнка расширились, когда она посмотрела на Ребекку.

– Папа! – закричала она, прежде чем снова постучать в окно.

– Ну, тогда давай, прежде чем разобъёшь окно. – Она взяла ребёнка на руки и направилась к входной двери.

Она открыла её и вышла на переднее крыльцо.

– Папа! – Эмили взвизгнула и хлопнула в ладоши.

Чарли просто опустил голову и медленно покачал ею из стороны в сторону. Он обернулся и помахал им, его улыбка была чем-то средним между ласковой и полной смущения.

– У вас есть кто-то, кто отчаянно хочет вас видеть, полковник. – Ребекка усмехнулась, подняв юбку и спустившись по ступенькам. – Я боялась, что она собирается разбить стекло в окне гостиной.

В тот момент, когда он был в пределах досягаемости, Эмили бросилась к Чарли.

– Папа. Поцелуй, папа.

Люди Чарли подавили смех, поскольку их командир был украшен неаккуратным поцелуем ребёнка и жёсткими объятиями.

Полковник прочистил горло.

– Господа, могу я представить мисс Эмили. Она и её мать некоторое время останутся с миссис Гейнс.

Каждый мужчина, в свою очередь, здоровался с ребёнком, едва позволяя улыбке прорваться.

– Папа. – Эмили похлопала Чарли по груди. – Орси?

– Я обещаю принести Шеннон, чтобы вы увидели её сегодня позже, малышка. – Он посмотрел на мужчин. – Она любит меня только за мою лошадь.

***

Суббота, 3 ДЕКАБРЯ, 1864.

Ребекка и Констанция наслаждались лёгким обедом вместе, а затем мать и дочь удалились в свою комнату для дремоты. Ребекка обошла дом в поисках того, что нужно сделать в последнюю минуту, но ничего не нашла. Это значительно помогло ей успокоиться. Зайдя на кухню, она обнаружила, что Сара и Беула готовят большие кастрюли с супом.

– Хм, чем-то хорошим пахнет. – Она заглянула в один из горшков, затем взяла ложку в руку. Она улыбнулась Саре, прежде чем попробовать суп. – О, это очень хорошо. Что это?

– Это только суп с ветчиной и фасолью, мисс Ребекка. Капрал Дункан принёс фасоль, а мистер Купер поставил немного ветчины для вкуса.

– Сара, ты творишь чудеса. – Ребекка не могла удержаться, и она попробовала другой вкус супа. – А что ты делаешь, Беула?

– Сара убедила меня сделать кукурузный хлеб. У нас будет много дополнительных ртов, чтобы накормить этим вечером.

– И каждый вечер на какое-то время, я думаю. – Согласилась Ребекка.

– Мисс Ребекка?

– Да, Сара.

– Полковник Редмонд упомянул о возможности нанять ещё нескольких человек, тем более что он говорил об открытии северного крыла и восстановлении конюшен. Мне было интересно, если он всё ещё хочет это сделать. У меня есть несколько членов семьи, которые хотят работать и хорошо кушать.

– Я верю, что он есть, но вам придётся поговорить об этом с полковником. Вы можете поговорить с ним сегодня вечером после обеда.

– Да, мэм.

Рег вошёл на кухню и указал на Ребекку.

– Мэм, миссис Купер и миссис Уильямс здесь.

Ребекка посмотрела на потолок и помолилась Богу, чтобы он дал ей сил.

– Хорошо, давайте пойдём здороваться с ними. Где Даниэль, когда он мне нужен больше всего.

– Что?

– Ничего, Рег. Давайте посмотрим, что сегодня скажут.

Они пошли к передней части дома, где женщины выходили из своей коляски, за которой следовал фургон с беженцами из города.

– Добрый день, дамы. – Ребекка поприветствовала их, наблюдая, как все выходят из фургона с помощью Рега. – Бухта Гейнс готова, и мы приветствуем вас всех. Сара готовит для вас горячий суп и чай, а Рег покажет вам ваши комнаты. Для каждого из вас есть тёплый огонь и тёплая, сухая кровать.

Она переехала к мальчику лет десяти. Выражение его молодого лица заставило сердце Ребекки заболеть.

– Как тебя зовут, сынок?

– Иеремия.

– Ну, Иеремия, я рада видеть здесь молодого человека.

– Я ухаживаю за моей мамой с тех пор, как папа был отозван.

– Я уверена, что это так. И я уверена, что вы окажете большую помощь. Здесь много чего можно сделать молодому человеку.

Иеремия оглянулся на свою мать.

– Это будет хорошо, мама?

– Конечно, сынок. Ты можешь помочь, где миссис Гейнс нуждается в тебе. Это самое меньшее, что мы можем сделать, чтобы отплатить ей за её доброту.

– Ты мне ничего не должна. Но я думаю, будет хорошо, если ты будешь занята молодым Иеремией.

– Да, мэм, вы знаете, какими могут быть мальчики.

– В самом деле, да. Мой брат Эндрю был одним из тех, кому отец должен был давать занятие, чтобы он не оказался в чём-то, во что лучше всего не попадаться. – Она взъерошила волосы мальчика. – Тогда начните с того, что помогите всем устроиться.

– Да, мэм.

Блондинка обратилась к матери мальчика.

– Пожалуйста, зовите меня Ребеккой. А вас?

– Саманта Картер.

– Я рада познакомиться с тобой, Саманта. Я хочу, чтобы это было при лучших обстоятельствах. Добро пожаловать в мой дом. А теперь иди с Регом и улаживай себя. Я приду.

Она наблюдала, как группа пошла к дому. Ей потребуется время, чтобы познакомиться со всеми из них. Она снова повернулась к миссис Купер.

– Хорошо, Грейс, это начало.

– Да, это так, Ребекка, мы благодарны.

Миссис Уильямс принюхалась.

– Мой муж говорит мне, что мы можем ожидать увидеть вас и полковника на служении в это воскресенье.

≪О, лорд Чарли, во что ты втянул нас сейчас? Мы должны появиться в церкви как пара? ≫ – Ребекка улыбнулась. – Если это то, что сказал полковник, миссис Уильямс, то да, мы будем на службе в воскресенье. Я с нетерпением жду этого, так как обстоятельства не позволяли мне присутствовать в течение некоторого времени.

========== Глава 14 ==========

Воскресенье, 4 ДЕКАБРЯ, 1864, Калпепер.

Чарли разбудил всю семью рано воскресным утром. Он обещал, и он хотел сдержать своё слово. Все они будут в церкви, одетые по своим лучшим качествам и представятся в качестве настоящих членов общины. Полк, половина командиров его роты и все, кроме одного из врачей Самуэльсона, тоже пришли. Ребекка была одета в сдержанное серое платье, а Чарли был в костюме Даниэля, как и Полк, когда он пришёл, чтобы присоединиться к ним. Элизабет была в чёрном и белом, что соответствовало её профессиональному положению. Между ними Ребекка и Лизбет нашли подходящую воскресную одежду для всех дам. Даже слуги были заняты на весь день. В повозках и фургонах, заполненных представителями бухты Гейнс, ещё четверо офицеров ехали в своих лучших проявлениях, чтобы служить как эскортом, так и представителями полка.

Приходящие в церковь граждане Калпепера не знали, что их поразило, когда это окружение въехало на церковный двор. Ребекка и Чарли вместе с Элизабет маршировали с Полком, Констанцией и Эмили. Они сели на скамью Гейнсов в передней части церкви, одно из немногих реальных преимуществ, которые покойный и неоплаченный мистер Гейнс предоставил Ребекке. Эмили сидела между Констанцией и Ребеккой, а два джентльмена заняли последние позиции. За ними следовали двенадцать беженцев, женщины и дети, оставшиеся на ферме. Их сопровождали четверо офицеров и четверо медиков полка. Они заняли свои места в неназначенных скамьях в задней части здания. Слуги поднялись наверх к балкону негров. За завтраком Чарли сказал Саре и Беуле набрать ещё трёх слуг, чтобы помочь позаботиться о наплыве беженцев и больных людей. Волна тихого шёпота прокатилась по балкону, когда эти две очень умелые женщины искали подходящих сотрудников среди своих друзей и родственников. Миссис Уильямс, сидящая у органа сбоку от апсиды, глубоко вздохнула между зубами.

≪Как они посмели войти в эту церковь, как если бы они были семьёй; эти нарушители, эти предатели славного намерения отцов-основателей? ≫

Милый тихий голос поднялся над тихим шёпотом, который кружил вокруг церкви.

– Папа. Папа. – Эм пыталась проползти по коленям Ребекки, чтобы добраться до Чарли.

– Тише, Эм. Мы в Божьем доме. Ты должна быть почтительна и спокойна в Божьем доме.

– Да, мама. – Маленькая девочка уселась в изгиб руки своей матери.

Миссис Купер и остальная часть хора заняли свои позиции позади органа. Она улыбнулась про себя, увидев Ребекку, сидящую со своим полковником. Маленькая черноволосая чертовка рядом с Ребеккой действительно могла быть ребёнком полковника Редмонда. Но тогда миссис Картер тоже была темноволосой.

– Этот ребёнок назвал этого чудовища папой. И миссис Картер позволила это. Что случилось со всеми добрыми южными женщинами в этом городе? Испорченные этими проклятыми янки. Посмотрите на эту маленькую шлюшку, сидящую там на скамье дорогого мистера Гейнса, этого благородного героя дел, как будто она гордится тем, что сидит там с этим янки. Это позор, я говорю вам, абсолютный позор.

– Маргарет Уильямс, следи за своим ртом. Я заявляю, что на днях ты будешь осуждена за своё кощунство. Я знаю, что миссис Гейнс имеет полное право сидеть там, а полковник Редмонд имеет только самые почётные намерения. Возможно, он выбран для Союза в этой войне, но он всё ещё хороший южный джентльмен.

В этот момент Преподобный Уильямс вошёл и занял свою позицию перед алтарём. Миссис Уильямс начала процессию. Дальнейший разговор был отложен до окончания службы. Отстающие встали на свои места, и с соответствующим количеством шороха и кашля собрание пришло в порядок. Призывание, прочитанное одним из старейшин церкви, и первый гимн были обычными. Затем Преподобный Уильямс вышел на кафедру. Из мягкого, слегка неуклюжего человека, которого Чарли видел раньше, появился совсем другой человек. Уильямс был чем-то очень редким – служителем, который действительно верил в силу Бога, чьё слово он проповедовал и который позволил этой силе течь через него во время проповеди.

– Наш текст на этот день взят из Екклесиаста, глава девятая, стихи с десятого по восемнадцатый.

≪Что бы ни делала твоя рука, делай это с твоей силой; ибо нет ни работы, ни устройства, ни знания, ни мудрости в могиле, куда ты идёшь. Я вернулся и увидел под солнцем, что гонка не для стремительных, не для сражения с сильными, не для хлеба мудрых и не для богатых понимающих людей и не для одарённых людей; но время и случайности случаются со всеми ними. Ибо человек также не знает своего времени: как рыбы, пойманные в злой сети, и как птицы, пойманные в ловушку; так же сыны человеческие были обмануты во злое время, когда оно внезапно обрушилось на них. Эту мудрость я видел и под солнцем, и мне она показалась великой: был маленький город, и в нём было мало людей; и вышел великий царь против него, и осадил его, и построил против него большие опоры. В нём был найден бедный мудрец, и он мудростью спас город, но ни один человек не помнил того самого бедного человека. Тогда я сказал: мудрость лучше силы, но мудрость бедняка презирается, и слова его не слышны.

Слова мудрецов звучат в тишине больше, чем крик правящего среди глупцов. Мудрость лучше, чем оружие войны, но один грешник разрушает много добра≫.

– Благодаря судьбе и случайности мы столкнулись с военным временем. Теперь это время войны подходит к концу, и мы должны найти другой путь. – Добрый министр говорил страстно и сочувственно о разрушительных действиях войны и цене, которую все заплатили за это. – Но тогда, разве мы не все воюем против злой мысли, против нехватки сострадания, против того, чтобы позволить политическим вопросам одолеть душевные проблемы? – Он смотрел в будущее и говорил о конфликте, который положит конец всем конфликтам; что каждый мужчина, женщина и ребёнок должны будут столкнуться за себя.

А потом он говорил о том, что случилось бы, если бы среди них появился мудрец и предложил им мир и шанс на новое будущее; как голоса глупцов, которые не могли позволить времени войны перейти в мирное время, могли утопить слова мудрости. Ибо мудрость говорится тихо, а мудрые слова слышатся только в тишине мирного сердца.

Преподобный Уильямс говорил, достигая многих людей из его аудитории с состраданием в его просьбе. Эмили была слишком молода, чтобы слушать. Она оглядела церковь, наслаждаясь светом через окно, немного пососала пальцы и начала извиваться. Беременность Констанции начала проявляться; держать в руках извивающегося малыша было неудобно, поэтому Ребекка взяла маленькую девочку на руки. Она быстро обняла Ребекку и уснула на коленях. Когда проповедь закончилась, собрание стало вторым гимном. В молитве преподобного Уильямса просили молчания сердца услышать слова мудрости в это время перемен. Гимн разбудил маленькую девочку, которая обычно просыпалась и капризничала, когда она впервые проснулась. Чарли тихо поднял ребёнка с колен Ребекки и провёл её через гимн. Она вернулась к Ребекке, пока шла тарелка для сбора. Чарли бросил серебряный доллар в тарелку, и Ребекка потянулась в свою сетку за маленькой серебряной монетой. Чарли заметил, что многим людям в собрании нечего было предложить, а из тех, у кого они были, обычно это была просто копейка. Последний гимн и благословение были закончены, и пришло время выходить из маленькой церкви. Констанция выглядела уставшей, а Элизабет и Полк оба заботились о ней. Чарли просто взял Эмили на руки и вышел, чтобы вежливо поприветствовать любого, кто соизволит поговорить с захватчиком Янки. Первым его приветствовал добрый служитель. Мистер Купер тоже был там. Удивительно, но мэр Фрейзер также был там, чтобы поблагодарить полковника и его окружение. Дамы во главе с миссис Купер собрались вокруг Элизабет и Ребекки, которые к настоящему времени взяли Эмили из рук Чарли. Маленькая девочка была центром большого оханья и боли. Она была в восторге от внимания и была очень обаятельной. Пока дамы восхищались маленькой девочкой, мисс Рейнольдс заметила кольцо на левой руке Ребекки и указала на него. Когда другие женщины в группе поняли, что подразумевает это кольцо, наступил момент ошеломлённой тишины, такой глубокой, что джентльмены подняли глаза, чтобы увидеть, что случилось. Тогда сразу вспыхнули все женщины, некоторые завидовали, другие не были уверены в правильности брака с врагом.

Миссис Уильямс, избавившись от одежды, которую она носила как органистка, вошла в группу, явно готовая осудить завоевателя и его блудницу, когда её муж вышел перед ней.

Твёрдым, сдержанным голосом он повернулся к Чарли и объявил:

– Я вижу, что поздравления в порядке, полковник. Когда вы планируете провести счастливое мероприятие? Вы знаете, я ожидаю, чтобы исполнить обязанности.

Чарли улыбнулся, Ребекка покраснела, и миссис Уильямс выглядела так, словно собирается взорваться. В общем, это было очень успешное воскресенье.

***

Среда, 7 ДЕКАБРЯ, 1864.

Ребекка вошла в комнату тихо, закрыв за собой дверь. Она подошла к кровати Монтгомери и посмотрела на его спящую фигуру.

– Добрый вечер, майор. Я буду сидеть с вами некоторое время. Доктор Уокер попросила нас поговорить с вами в надежде, что вы ответите. Но так как я не знаю, что сказать джентльмену, такому как вы, я подумала, что, возможно, я просто прочитаю тебе.

Она подвинула стул к кровати и подняла фитиль на лампе, чтобы получить больше света. Взяв Библию со стола, она открыла её.

– Давайте начнём с самого начала, майор? – Она прочистила горло и поправила коврик на коленях. – Бытиё, глава первая. В начале…

Ребекка потёрла глаза. Она не была уверена, как долго она читала. Время от времени она делала паузу, чтобы дать майору глоток воды, как указала Элизабет. Она положила маркеровочную ленту в Библию и встала, чтобы растянуть уставшие мышцы. Подойдя к окну, она увидела, что было очень поздно. Луна была высоко в небе, тонкие серые облака проходили над ней, вызывая тени на земле. Ребекка поняла, что именно так она и чувствовала себя сейчас, поскольку Чарли казался таким далёким последние несколько дней, как тень отбрасывалась на её сердце. Она посмотрела на кольцо на пальце, играя с ним.

– О, Чарли, если ты передумал, тебе нужно только так сказать, – вздохнула она, её мысли с каждым мгновением погружались в мрачное отчаяние.

Она собиралась снова занять своё место, когда дверь открылась, и вошёл Самуэльсон.

– Добрый вечер, мисс Ребекка. Я здесь, чтобы провести остаток ночи.

– Спасибо, Самуэльсон.

– Были ли какие-либо изменения?

– Нет, боюсь, что нет, но он регулярно пьёт воду. Просто маленькими глотками, но он глотает её.

– Это хорошо. – Мужчина посмотрел на женщину перед собой. – Мисс Ребекка, я думаю, вам нужно отдохнуть. Вы выглядите измотанной.

– Возможно. Это были очень трудные несколько дней. – Она похлопала его по плечу. – Спокойной ночи, сэр, увидимся завтра.

Она вышла из комнаты и направилась в свою спальню. Войдя внутрь, она увидела, что кровать всё ещё пуста, что Чарли ещё не ложился спать. Она вышла из спальни и спустилась вниз. Войдя на кухню, она приготовила чай. Борясь со слезами всё время, она работала на кухне. Подняв кусок хлеба, она начала подносить его к губам, но обнаружила, что у неё нет аппетита, и положила его в корзину. Приняв чай, она пошла в заднюю комнату и устроилась в своём кресле у окна. Натянув платок на плечи и одеяло на ноги, она потягивала чай, глядя в окно. Вскоре она почувствовала, что её веки стали очень тяжёлыми, но вместо того, чтобы встать лицом к их кровати, которая была холодной и пустой, она позволила сну забрать её на стуле.

***

Чарли провёл вечер документирования проблем, что он нашёл по всей округе. Он потворствовал себе в полчаса перед костром с сигарой и стаканом бренди. Наконец он проскользнул в прихожую и сел на нижнюю ступеньку, чтобы снять ботинки. Держа их в одной руке, он прокрался вверх по лестнице и вошёл в частную гостиную Ребекки. Там он снял с себя всю одежду и натянул ночную рубашку. Погасив последний свет в комнате, он открыл дверь в спальню. Он чуть не запаниковал, когда понял, что она не в постели, как он ожидал. Он быстро оглядел комнату. Нет, кресло-качалка была пуста. Он вернулся в маленькую гостиную. Может быть, она заснула в Давенпорте, но там тоже было пусто. Он поспешно спустился вниз, а затем увидел слабый свет под дверью задней гостиной. Она сидела там, завёрнутая в платок и одеяло на коленях, спала в своём кресле у окна. Мягко он пошёл к ней. Двигаясь медленно и осторожно, он взял её на руки. Она не проснулась полностью, но обняла его за шею и с довольным вздохом зарыла голову ему в плечо. Осторожно он нёс её по лестнице в постель. Он положил её на её обычную сторону, а затем скользнул рядом с ней. Она перевернулась, ища его тепло во сне. Обвитые, удовлетворённые на мгновение ощущением его объятий и её сладкого запаха в ноздрях, они спали.

***

Четверг, 8 ДЕКАБРЯ, 1864.

Ребекка просыпалась медленно и потянулась к Чарли, который уже ушёл. Она вздохнула и перевернулась на спину, глядя в потолок. Она не была уверена, что произошло с Чарли в последние несколько дней, но она задавалась вопросом, было ли это как-то связано с другими женщинами, которые появились. Возможно, он нашёл юную Констанцию и маленькую Эмили куда более привлекательными, ведь это была женщина с детьми, и было ясно, что Чарли обожает их. Отбросив мысли из головы, она откинула одеяло и села. Лизбет вошла в комнату и открыла шторы.

– Утро, мисс Ребекка. Что бы вы хотели надеть сегодня?

– Мне всё равно. – Тихо ответила она.

Лизбет посмотрела на свою хозяйку.

– С вами всё в порядке, мэм?

– Я в порядке. Просто очень устала.

Ребекка подошла к окну, а Лизбет суетилась по комнате, раскладывая одежду. Она посмотрела на свою землю, размышляя, куда Чарли ушёл.

– Полковник Редмонд ушёл на день?

– О да, мэм. Полковник встал очень рано этим утром. Он ушёл на завтрак с мисс Констанс, мисс Эмили и доктором Уокер, прежде чем уйти.

– Понятно. – Она услышала, как раздался её собственный голос, и она унюхала слёзы.

Похоже, Чарли вносит некоторые новые изменения. Она не могла придумать причину, по которой он не разбудил бы её. Ребекка быстро оделась и пошла в комнату майора Монтгомери. Она проскользнула внутрь и обнаружила, что Элизабет ухаживает за пациентом.

– Ой, прости, я не имела в виду… – Она начала уходить.

– Нет, нет, Ребекка, входи. Я почти закончила здесь.

– Как он?

– Лучше. Я вижу какое-то движение за его веками. Это очень хороший знак.

– Элизабет, Чарли показался тебе хорошим за завтраком?

– О, да, вы бы видели, как он помогал маленькой Эм с её завтраком. Это было восхитительно.

Она улыбнулась, хотя чувствовала, что её сердце разрывается.

– Хорошо, я рада. Он не разбудил меня этим утром.

– Ну, мы все встали очень рано. Одна из опасностей жизни вокруг военных.

– А Констанс?

– Одна из опасностей беременности. – Элизабет усмехнулась, натягивая одеяла на майора.

– Я уверена. – Она подошла ближе к кровати и протянула Элизабет прохладную ткань. – Вы знаете, куда сегодня утром тоже ушёл полковник?

– Я полагаю, что он заканчивает своё исследование потребностей графства. Вы знаете, он действительно очень серьёзно относится к попытке создать основу для эффективной реконструкции.

– О, да, я знаю. Эти люди не знают, как им повезло, что прибыл полковник, а не кто-то другой.

– Он сказал что-то о желании сделать так, чтобы работа могла начаться до первого снега.

– Действительный момент. На нас может выпасть снег в любое время, и погода начнёт меняться. – Она задавалась вопросом, как долго она могла бы болтать без дела.

Ей казалось, что она умирает внутри, и всё, что она хотела сделать, это придумать что-то ещё и выяснить, как она могла отпустить Чарли.

– Он сказал мне в частном порядке, что он хотел сделать так, и привести всё в порядок, чтобы у него было больше времени, чтобы провести его с вами.

Она улыбнулась и слегка кивнула. Очевидно, Чарли не объяснил Элизабет, что в его планах могут произойти изменения.

– Это было бы чудесно.

– Ребекка, что не так?

– О, ничего. Я уверена, что со временем всё сработает. – Она глубоко вздохнула. – Так много нужно сделать.

– Ребекка, посмотри на меня.

Блондинка расправила плечи и посмотрела на доктора.

– Да?

Элизабет очень внимательно посмотрела на Ребекку. Под её глазами были глубокие тени, слегка налитые кровью. Её цвет был бледным, и в её руках был крошечный тремор.

– Вы слишком сильно напрягаетесь. Если вы не будете осторожны, вы попадёте в мой список пациентов. Я рекомендую хорошо кушать или два или несколько часов подремать.

Ребекка кивнула.

– Да, конечно, доктор, я позабочусь об этом. – Она сжала плечо подруги. – Спасибо за твою заботу.

– Так вы хотите сказать мне, что вы не спите и не едите должным образом?

– Вы знаете, Элизабет, – соврала Ребекка. – Предстоит сделать так много работы. У нас есть беженцы, о которых нужно заботиться, и майор, о котором нужно заботиться, пока он выздоровеет.

Элизабет с беспокойством посмотрела на своего юного друга. Здесь что-то происходило, но она не могла указать на это. Ребекка выглядела так, будто не спала и не ела как следует, а Чарли просто выглядел как ад сегодня утром. В его глазах был призрачный взгляд, и он с тоской смотрел на дверь или на потолок во время завтрака.

– Ну, дорогая, ты ничего не сможешь сделать, если подтолкнёшь себя к болезни.

– Я обещаю позаботиться о себе. На самом деле я пойду сейчас и посмотрю, есть ли у Сары ещё что-нибудь поесть.

Когда молодая женщина повернулась, чтобы уйти, Элизабет внимательно следила за ней. Что-то было в её позе, что-то в её походке, что излучало огромную грусть. Долгое время после того, как дверь закрылась, Элизабет продолжала смотреть на неё.

≪Крыса. Я собираюсь поговорить с этим человеком. Что-то здесь не так≫.

***

Ребекка стояла на заднем крыльце, глядя в сторону лагеря, желая Чарли быть дома, чтобы они могли поговорить. Потом она посчитала, что не имеет права что-либо ему говорить. Ей просто нужно подождать, пока он не придёт к ней. Вид капрала Нейлера вызвал улыбку на её лице, когда она помахала молодому человеку.

– Доброе утро, Дункан.

– Доброе утро… утро, мисс Ребекка.

– А чем ты занимаешься этим бодрым утром?

– Вообще-то, мэм, я здесь, чтобы забрать Иеремия. Мы собираемся на рыбалку… наловить этим утром… утром, чтобы посмотреть, сможем ли мы взять свежего окуня на обед… сегодня вечером.

– Это очень любезно с вашей стороны присматривать за таким мальчиком.

– Моё… Пож… удовольствие.

– Ты хороший человек, Дункан.

Молодой солдат опустил голову, пытаясь скрыть румянец.

– Спасибо.

Ребекка подпрыгнула, когда дверь кухни хлопнула, и Иеремия пробежал мимо неё к своему новому другу. Она усмехнулась энтузиазму мальчика.

– Будь хорошим мальчиком и удачи. Я с нетерпением жду рыбы на ужин сегодня вечером.

Они оба помахали ей, направляясь к пруду. Она потягивала чай, ощущая его тепло, когда он скатывался по её горлу, прохладу воздуха и боль, которую она чувствовала. Завершая чай, она настроилась на дом, чтобы узнать, за кем нужно присматривать этим утром.

***

Ребекка покинула комнату Монтгомери.

Однажды Констанция приехала взять на себя немного. Молодая женщина не могла выполнять большую часть работы по хозяйству из-за своего состояния, но сидеть с раненым мужчиной было чем-то, что она могла сделать. Эмили дремлет и будет спать по крайней мере час. Ребекка пообещала взять на себя ответственность за ребёнка, когда она проснётся. Она ненадолго остановилась наверху, почувствовав головокружение. Придерживаясь перил, она начала спускаться по лестнице, но сделала паузу после первых нескольких шагов. Она покачала головой, чувствуя, как комната начинает немного вращаться. Затем всё начало тускнеть. Мгновение спустя всё потемнело. Рег вошёл в главный зал, чтобы отнести груз древесины в заднюю комнату. Мисс Ребекка лежала смятой кучей у подножия лестницы.

– Господи, мисс Ребекка.

Он оглянулся и побежал наверх, чтобы найти доктора Элизабет. Он знал лучше, чем пытаться двигать мисс Ребекку.

– Доктор Элизабет. Доктор Элизабет! – Его крики подняли всех в доме.

Элизабет выбежала из своей консультационной комнаты.

– Что такое?

– Это мисс Ребекка, мэм. Она упала, и я боюсь, что она мертва.

Элизабет схватила свой чёрный футляр и вышла из офиса с мрачным выражением лица. Рег танцевал позади неё, желая помочь и не зная как. Они вернулись в зал, где все собирались. Дети плакали от фурора, взрослые выглядели испуганными и безрезультатными.

Элизабет опустилась на колени возле обмякшего тела Ребекки и быстро проверила её пульс и дыхание. Оба были тонкими, но вполне нормальными. Она посмотрела на зевающих зевак.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю