332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Семен Бабаевский » Семен Бабаевский. Собрание сочинений в 5 томах. Том 1 » Текст книги (страница 13)
Семен Бабаевский. Собрание сочинений в 5 томах. Том 1
  • Текст добавлен: 20 сентября 2016, 18:25

Текст книги "Семен Бабаевский. Собрание сочинений в 5 томах. Том 1"


Автор книги: Семен Бабаевский






сообщить о нарушении

Текущая страница: 13 (всего у книги 45 страниц)

– Иринушка, ты куда? – спросила она.

Ответа не последовало.

– Прорвалось небо, – сказала Марфа, снимая с головы рядюжку. – Придется тебе у нас заночевать.

– Иного выхода нет, – согласился Сергей. – Только о постели не беспокойтесь. Я привык спать по-походному.

– Зачем же по-походному? У нас кровать есть.

– Мамо, – отозвалась из сеней Ирина, – постелите ему в моей комнате. Я и сегодня буду спать в сенцах.

– Хорошо, Иринушка, постелю.

– Вот этого не делайте, – сказал Сергей. – Дайте мне какое-нибудь рядно или бурку.

Марфа не стала его слушать, взяла лампу и пошла в соседнюю комнату. Сергей видел, как она взбивала подушки, как свалилось на пол мелко стеганное одеяло, слышал, как шуршали простыни. Когда постель была готова, Марфа взяла Сергея за руку и, как мать сына, отвела в комнату, совсем маленькую, с одним окном, на котором висела намокшая снизу занавеска.

– Тебе тут будет хорошо, – сказала Марфа. – Простыни постелила чистые. Может, окно закрыть? Сыро…

– Нет, ничего не надо, – смущенно ответил Сергей.

Марфа прикрыла за собой дверь. Сергей постоял у небольшого столика, посмотрел в маленькое зеркало и при слабом свете лампы увидел свои густые, сердито сдвинутые брови. «Так вот ты какая, Смуглянка», – подумал он, улыбнувшись, и вышел в сенцы.

Ирина стояла в открытых дверях и смотрела в мутную, шумевшую дождем ночь. Она слышала его шаги, но не взглянула, и гордо поднятая ее голова в белой чалме осталась неподвижной.

– Зачем ты сказала, чтобы мне там постелили?

Ирина не ответила, точно за шумом дождя не слышала его голоса. Тогда Сергей взял ее сзади за плечи и повернул к себе. Она посмотрела на него, и в ее темных глазах заблестели не то слезы, не то капельки дождя.

– Ты же был на фронте, – проговорила она, подставив босую ногу под струю воды, стекавшую с крыши.

– И что из этого?

– Небось надоело спать по-походному? А теперь отсыпайся на мягкой постели. Все равно у нас там никто не спит.

– Это жалость?

Она тихонько засмеялась.

– Нет, уважение.

– И только?

Ирина нахмурилась и промолчала. Она снова отвернулась и стала ловить ладонью капли. А дождь шумел, и ночь становилась все темней.

– Желаю покойной ночи! – сказала Ирина и торопливо ушла в хату, на ходу распуская косу.

Сергей немного постоял в сенях и пошел в отведенную ему комнату. Когда проходил переднюю, то невольно посмотрел на Ирину. Она стояла перед зеркалом, молодая, стройная и красивая. Расчесывая косу, она подняла над головой руки, из-под локтя посмотрела на Сергея своими быстрыми, ласковыми глазами. Марфа возилась у печки.

«Гордая. Не желает и разговаривать. А смотрит, и глаза блестят».

Сергей неохотно разделся, лег в кровать и ощутил голой спиной приятный холодок постельного белья. Широко раскинув руки на подушках, он вздохнул, закрыл глаза и сразу же увидел Ирину, стоящую перед зеркалом, ее волосы, покрывавшие, как шалью, всю спину, поднятые руки и блеск ее ласковых глаз.

Глава VII

После того как Сергей уехал с Хохлаковым, Семен заскучал без своего друга. Прошелся по двору, заглянул в сарайчик с дырявой крышей, увидел изломанный плетень в базу, повалившуюся калитку, поломанную дверь в погребе, – все, на что он ни смотрел, просило рук, топора и гвоздей.

Семен вернулся в хату и сказал Анфисе, чтобы она раздобыла кое-какой плотницкий инструмент.

– Ты разве умеешь плотничать? – удивилась Анфиса.

– А что ж хитрого? Тут и уметь нечего.

Семен увидел под лавкой старые Анфисины туфли, взял их и стал рассматривать.

– Тоже можно бы подремонтировать.

– Старье… Никуда не годятся, – со смехом сказала Анфиса.

– Так-таки никуда и не годятся? А я вот возьмусь за них, они и сгодятся. Еще какие туфли получатся.

Анфиса принесла топор, пилу, молоток и горсть ржавых гвоздей. Семен вышел из хаты и принялся за дело. Работал быстро и так умело, точно всю жизнь только этим и занимался. К обеду и плетень стоял на своем месте, и калитка была поднята, и дверь в погребе отремонтирована. После этого Семен взялся и за крышу. Принес к сарайчику соломы, смочил ее водой и наделал граблями узкие, хорошо спрессованные валки. Забравшись на стропила, он попросил Анфису подать ему мокрую, приготовленную для кровли солому. «Да он на все руки мастер, – подумала о Семене Анфиса, когда крыша была готова и оставалось только поставить гребень из камыша. – Вот если бы у меня был такой брат». При этом Анфиса невольно улыбнулась, так как под словом «брат» она подразумевала нечто совсем другое, а что именно – догадаться было нетрудно.

У Семена тоже иной раз возникали подобного рода мысли, особенно в тот момент, когда Анфиса, нанизав вилами солому, легко подымала ее и осторожно клала к его ногам. Семен видел в Анфисе хорошую помощницу и невольно говорил сам себе:

«Вот такую бы мне жену».

В этом месте следует оговориться. Не подумайте, что Семен приехал на Кубань с определенной целью – жениться здесь на какой-нибудь молодой и красивой казачке и обосноваться на постоянное жительство. Правда, Семен был круглым сиротой, он не имел, как говорится, ни кола ни двора. Ему было все равно – ехать ли на Кубань или на Урал. Однако к Сергею он приехал только в гости и намеревался пробыть в Усть-Невинской месяц или два – не больше…

Такая оговорка необходима потому, чтобы никто, видя, с каким старанием Семен взялся за работу, не мог упрекнуть бывшего фронтовика в том, что он принялся наводить порядок в чужом дворе из каких-то личных выгод и чтобы никто не мог сказать: «Вот он какой хитрый, этот радист-пулеметчик! Дескать, знаем, для каких целей понадобились ему и поломанные двери, и крыша, и туфли Анфисы!» Увидит все это старый Тутаринов, обрадуется и скажет: «А посмотри, Ниловна! Да у этого парня золотые руки! Какой-то колдун! Прошелся по двору, поколдовал – и все кругом блестит и сияет! Как ты, Ниловна, на то смотришь, если б стал этот парень нашим зятем? Свой-то сын третий день по району раскатывается, о доме забыл, а Семен, смотри, какой хозяйственный. В колхоз его примем, а там, гляди, и бригадиром станет. Голова!..» В свою очередь, Ниловна, как женщина добрая, скажет: «Всякий зять любит дочку взять, но Семен – парень славный, его можно и в зятья принять».

Получив такую высокую похвалу родителей, Семену останется лишь заручиться согласием Анфисы и смело засылать в дом Тутариновых сватов. А сваты на Кубани – народ дотошный, разговорчивый, знающий, как лучше подойти к отцу и матери. Кто-кто, а уж они-то сумеют сказать не только о том, что будущий зять – мастер на все руки, что ему ничего не стоит починить крышу или отремонтировать обувь, а и о том, что на груди у Семена – три ордена и шесть медалей, что с таким героем Анфисе можно идти хоть на край света, – и весь этот разговор кончится свадьбой.

Нет, нет! Таких корыстных намерений у Семена не было. Причина его стараний коренилась в его же характере. Ни внешним видом, ни душевным складом, ни привычками, ни чем-либо другим он не выделялся в среде своих друзей-танкистов. В меру был храбр, в меру вынослив, в меру любил повеселиться, – словом, парень как парень, и только одна черта характера бросалась в глаза – его трудолюбие. Когда руки Семена ничем не были заняты, он не находил себе места: и скучал, и злился, и ощущал ломоту в теле, а ночью страдал бессонницей.

Такая необычная любовь к труду была у него в крови. Взявшись за дело, отдавал всего себя и не знал, что такое усталость, а самый процесс труда приносил ему одно наслаждение – сделанная вещь казалась необыкновенно красивой! Вот и теперь, покончив с крышей, он слез на землю и долго стоял, любуясь тем, как поблескивает на солнце гладко причесанная солома; а мысль о том, что об этом скажут старики Тутариновы, ему и в голову не приходила.

– Анфиса, – проговорил он, любовно поглядывая на крышу, – а здорово у нас получилось! Просто красиво.

Под вечер с огорода пришли Тимофей Ильич и Ниловна. Старик сразу заметил во дворе перемену, остановился возле сарайчика, осмотрел крышу и подумал: «Видать, Сергей вернулся и за ум взялся. А что ж, крыша дельная!» Когда же от Анфисы узнал, что Сергей как уехал с Хохлаковым, так не возвращался, что крышу чинил Семен, Тимофей Ильич нахмурился и, сердито посмотрев на Ниловну, сказал:

– Куда наш беглец запропал?

Ужинали на дворе при слабом свете луны. Семен сидел рядом с Тимофеем Ильичом. Ели молча. Первым заговорил Тимофей Ильич.

– Умеешь? – Тимофей Ильич посмотрел на сарайчик.

– Дело привычное.

– Где же ты учился? Может, на войне?

– А что ж? На войне нас, Тимофей Ильич, всему научили.

– А! Так-таки всему?

– Батя, а вы еще и не знаете, – вмешалась в разговор Анфиса, – Семен и туфли мне починил. Вот посмотрите.

Тимофей Ильич внимательно осмотрел починку.

– А Сергея тоже всему этому обучали на войне? Или только одному геройству?

– Да что ты, Тимофей, все на Сережу бурчишь и бурчишь, – сказала Ниловна. – Вот буркун старый.

– А чего он третий день до дому не является? Уехал – а куда и зачем?

После ужина Тимофей Ильич сел на завалинку, позвал Семена. Угостил табаком и спросил:

– Ты, случаем, водокачку не сумеешь починить? Какая-то в ней случилась поломка.

– Колесо корцами воду берет? – с достоинством спросил Семен.

– Корцами.

– И не крутится?

– Стоит.

– Значит, вода лопасти проломила. Можно исправить.

Такой ответ Тимофея Ильича обрадовал. Старик повеселел и стал расспрашивать Семена и откуда он родом, и кто его родители, и надолго ли приехал в станицу. Тут же он решил выяснить и такой, казалось бы, на первый взгляд пустяковый вопрос: нравится ли гостю Усть-Невинская – старинная линейная станица, стоявшая по соседству с черкесскими аулами, а также – хороши ли горы, лежащие зеленой грядой по ту сторону реки (Тимофей Ильич родился и состарился в верховьях Кубани и был убежден, что красивее этих мест нигде нет). Семену нужно было сказать: «Да какой может быть разговор? Места здесь великолепные, просто райские места; и горы такие веселые, что смотришь на них и насмотреться не можешь; а Усть-Невинская – так это же не станица, а один сплошной сад». После этого старик пришел бы к выводу, что приятель его сына – человек рассудительный, а главное, о жизни судит правильно… Но Семен сказал то, что думал:

– Местность ваша, Тимофей Ильич, мне не по душе. Что это за местность? Станица стоит в каком-то котловане. Кругом горы. Куда ни посмотришь, кругом одни горы да река. Скучно. Я бы тут ни за что не жил.

Такой ответ обидел Тимофея Ильича.

– Вижу, ни шута ты в нашей жизни не смыслишь, – сердито проговорил он и встал. – Где еще найдешь такое место?

Семен понял, что совершил непоправимую ошибку. Старик не сказал больше ни слова, взял кисет и ушел в хату, продолжая мысленно спор с Семеном. Перед тем как лечь в постель, он посмотрел в окно и увидел Семена и Анфису. Они стояли за воротами в тени дерева. «А-а-а… Местность ему не по душе, – подумал Тимофей Ильич, – а дочка моя по душе».

– Анфиса! – крикнул он. – А ну, иди в хату.

Вошла Анфиса. Остановилась у порога, не взглянув на отца.

– Чего вам, батя?

– А того, что пора спать. Завтра встанешь на заре, вместо матери пойдешь на огород.

– Я только немного постою…

– Нечего тебе с ним стоять. Есть и свои парубки.

– Разве Семен чужой?

– Свой или чужой – не твоего ума дело. Тебе сказано – иди спать.

У Анфисы тревожно забилось сердце. Стало так обидно, что слезы выступили на глазах. Ничего не ответив, она вошла в свою комнату. Склонила голову на освещенный луной подоконник и расплакалась.

– Эх, девичество! – услышала голос матери. – Как что – слезы! Не печалься. Батько скоро задаст храпака… А ты и уйдешь. Полюбила? – уже чуть слышным шепотом спросила она.

– Не знаю, мамо… Разве нельзя постоять?

– Да ты не плачь. Отчего ж нельзя? Можно…

Мать и дочь долго еще сидели у освещенного луной окна.

Не дождавшись Анфисы, Семен побрел в сад и остановился возле груши, под которой белела постель. Спать не хотелось. Опершись плечом о ствол дерева, он стоял, точно в забытьи, потеряв счет времени. Луна давно гуляла над крышами домов, над садами, и высокое бледное небо было без звезд. Станицу, залитую голубоватым светом, наполнили странные звуки, идущие не то со степи, не то из земли. То прогремит тачанка, и тогда долго-долго стоит в лунном воздухе стук колес и трудно понять, по какой же дороге скачет в станицу упряжка добрых коней; то заскрипят ярма, послышится разноголосое цоканье вперемежку со свистом, и уже перед вашими глазами живая картина: медленно движется бычий обоз, а возчики лениво помахивают кнутами – кто сидит, свесив с дробин ноги; кто полулежит, держа в руке кисет и раздумывая: свернуть ли ему цигарку и задымить на всю степь или подождать; то взлетит к небу песня – женские голоса такие звонкие, что кажется: нет, это не женский хор, это не голоса колхозниц, идущих по степи домой, – это степь поет перед сном свою вечернюю песню; то запиликает где-нибудь гармонь, и уже кто-то, не щадя ног, выделывает такие разудалые колена, что гудит земля и пыль подымается столбом.

Долго стоял Семен и слушал, и ему стало грустно: видимо, оттого загрустил он, что и говор тачанки, и плач ярма, и песня, и голос гармоники были ему и странными и непонятными. «Вот я и остался один, – подумал Семен и впервые за всю жизнь ощутил такую острую боль в сердце, что готов был расплакаться. – Сергей уехал по району, наверно, разыскивает Смуглянку. Да и что ему? Он – дома, а вот я. Эх, Кубань, значит, не всем ты мила и ласкова. И Анфиса не пришла ко мне. Эх, бездомный ты, Семен, и нечего тебе горевать, а ложись-ка ты под дерево и коротай ночь… Тебе это по привычке…» Он сел, склонил на грудь голову и еще острее почувствовал горечь одиночества. «Где я буду жить?» На фронте такой вопрос никогда не приходил ему в голову – тогда он казался и далеким и ненужным. «Да, хорошо Сергею! Повоевал вволю, повидал и Варшаву, и Берлин, и Прагу, а теперь приехал домой, и ему рады отец, мать, сестренка. Куда ни пойдет, с кем ни встретится, везде его встречают лаской и почетом. А что, в самом деле, останусь и я на Кубани. Земли здесь много, а к горам привыкну. Вступлю в колхоз, попрошу земли для застройки. Дадут, потому что заслужил. А домишко и сам построю. Попрошу Анфису, она поможет». Тут он представил себе домик на краю станицы, а вокруг молодой сад. По саду идет Анфиса и несет на руках сына… «И что это я так размечтался? – упрекнул он сам себя. – Видно, не мечтать мне надо, а поскорее уезжать отсюда куда-нибудь на завод или на шахту».

– Сеня, о чем задумался?

Семен открыл глаза и увидел Анфису.

– Да так, разные мысли лезут в голову.

– И невеселые?

– А чему же радоваться?

Анфиса подсела к нему, и вся она показалась Семену маленькой, нежной.

– Приходи завтра на огород, – прошептала она.

Быстро поднявшись, Анфиса еще раз наклонилась и, сказав: «Так приходи же», – смело поцеловала Семена в щеку и убежала, нагибаясь между деревьями. Когда она вскочила в открытое окно и закрыла створки, Семен, не раздеваясь, лег и долго смотрел на блестевшие листья груши, на голубой лоскуток неба в просвете листвы. Тоска сразу отлегла от сердца, и все вокруг точно преобразилось: и сад шептался приветливо, и горы, окутанные туманом, сделались красивыми… А станица в лунном сиянии казалась такой сказочной, что ее нельзя было ни с чем сравнить. Семену уже не хотелось уезжать отсюда. На сердце было светло и спокойно, и снова, закрыв глаза, он видел на краю станицы тот же новенький домик в молодом саду и Анфису. «А что ж, – подумал он, – все это может быть. Останусь на Кубани, и обязательно будут у меня и своя хата, и любимая жена».

Уснул он только под утро.

Глава VIII

Если вам доведется когда-нибудь побывать в верховьях Кубани, не забудьте взойти на гору вблизи Усть-Невинской. Отсюда открывается вид на огородные плантации, лежавшие в зеленой пойме, похожей на неглубокое корыто, на дне которого, образуя и петли и крючки, изгибаясь и так и эдак, блестит вода. Правый берег немного обрывист, местами порос бузиной и терном, местами усыпан желтым песком; левый же совсем отлогий и сплошь укрыт грядами и грядочками самой причудливой формы: они то строго квадратные, в виде растянутых полушалков, то изогнутые, как подковы, то со шпилем и длинными концами, наподобие башлыка. И каждый такой башлык или полушалок имеет свой особый цвет: вот вы видите темно-зеленый бархат – не верьте своим глазам! Это вовсе не бархат, а густая помидорная ботва; вот блестящие на солнце цинковые листы, местами серые, точно посыпанные золой, а ведь это и не цинк и не зола, а капустные гряды; вот бледно-розовое полотно – нет, это не полотно, а свекольная ботва. Между грядами течет вода – узкие ручейки исчертили все поле; то там, то сям, как стража, стоят кряжистые дубы в кудлатых папахах; чернеет домишко, балаган, а дальше – навес на кривых ногах.

Провожая Семена на огород ремонтировать водокачку, Ниловна подала на стол яичницу, напоила гостя парным молоком, спросила, не продрог ли он на заре, когда упала роса, и при этом ласково посмотрела Семену в лицо, как бы желая узнать, о чем говорила с ним вчера Анфиса. Ах, уж эти матери! Все-то им надо знать!

Захватив пилу, топор, гвозди, Семен в хорошем настроении вышел за станицу. Всходило солнце, и именно в этот час пестрота красок и оттенков на огородных плантациях казалась особенно яркой. Пойма была залита солнцем, и по ней белели платки – повсюду, низко нагибаясь, работали женщины; где-то там, среди них, должна быть и Анфиса. Семен стоял и не знал, куда идти. Заметив между деревьями черный круг, он пошел к нему напрямик, уже ощущая свежий запах помидоров, лука, капусты, молодых огурцов.

Колесо, подававшее воду, было старое. Доски на нем почернели, обшивка покрылась зеленой плесенью. Видимо, не один десяток лет безропотно вращалось оно на этом месте и за долгую свою жизнь столько подняло из реки воды, что если бы собрать ее в одно место, то образовалось бы порядочное озеро. Семен перекрыл воду. Поток со злостью наскочил на лопасти. Колесо вздрогнуло, заскрипело, но вращаться не захотело.

– А вот я тебя заставлю, заставлю, – сказал Семен, снова отведя в сторону воду.

– Ты с кем же это балачку ведешь?

К Семену подошла бабка Параська с ведром. Это была говорливая, не по летам веселая старуха, умевшая и сплясать, и спеть старинные, всеми уже забытые песни. Без нее не обходились ни свадьба, ни крестины. Обычно на веселье бабка Параська являлась не одна, а со своим мужем, высоким и сухим Евсеем. Старик был до крайности застенчив и молчалив. Садился где-нибудь в темном углу, немилосердно курил и смотрел на свою бойкую, веселящуюся жену с покорной тоской. «И когда ты, Парася, утихомиришься?» – часто говорил он жене, возвращаясь домой. «А отчего же и не повеселиться, – отвечала Параська. – Веселись, пока на свете живешь». На это Евсей угрюмо отвечал: «Само собой, но стыд. Года ж не позволяют».

Жили Евсей и Параська Семененковы на краю станицы – прямо от их двора начинался спуск к огородам. Был у них единственный сын Иван. Без согласия родителей он женился на городской девушке и этим так обидел стариков, что они наотрез отказались видеть в своем доме молодую невестку. Иван остался в городе, работал на железной дороге, писал письма. Два или три раза приезжал сам и привозил внучат – двух белоголовых мальчиков. Параська ласкала внучат и, сжалившись над сыном, сказала: «Привез бы ты и свою кралю. Что она там за птица, родившая тебе таких добреньких хлопчиков?» Евсей, никогда не возражавший жене, не стерпел: «А чего тебе на нее смотреть? Повидала внучат и сына, чего же еще?»

Так с тех пор Евсей и Параська и жили одни.

– Водокачку будешь поправлять? – поинтересовалась Параська.

– Попробую.

– Плохо без воды. Овоща сохнет. – Параська посмотрела на Семена своими маленькими глазами, окруженными мелкими морщинками. – А чей же ты будешь? Что-то я тебя не знаю.

– Нездешний. К Сергею Тутаринову в гости приехал.

– В гости. А где ж твои родители?

– Нету у меня, бабуся, родителей. В войну погибли.

– Горе, горе. – Параська покачала головой, зачерпнула ведром воду. – А где ж будешь жить?

– На земле места много.

– Знать, и домишка своего нету?

– Еще не нажил.

– Поступай до нас в колхоз.

– А примете?

– Почему же и не принять? Такой парень – и не принять?

Параська еще немного постояла и унесла ведро с водой. А Семен срубил толстую и длинную ветку, положил ее под колесо, повернул на пол-оборота. Из воды поднялись поломанные лопасти.

– Вот в чем загвоздка!

Подошел Тимофей Ильич, молча осмотрел колесо, покачал головой и спросил:

– Помощники потребуются?

– Сперва раздобудьте доску, – ответил Семен, отдирая сгнившие куски лопасти.

– Доска найдется, а помощников нету. На огороде у меня одни бабы.

– А вы пришлите Анфису, – сказал Семен и покраснел.

– Какая там из нее помощница, – серьезно проговорил старик и ушел в сарай.

Вскоре он принес кусок широкой доски.

– Я сам подмогу. А ну, давай примеряем.

Тимофею Ильичу нужно было обмерять грядки для посадки поздних сортов капусты, посмотреть, как идет выборочный сбор огурцов, побывать на прополке картофеля, но он не ушел от водокачки, пока не был забит последний гвоздь. Сам открыл шлюз. Вода забурлила, колесо, лениво поворачиваясь, загремело железными корцами, и брызги радугой засверкали на солнце. Поглаживая усы, Тимофей Ильич смотрел на свежий ручеек, уже блестевший в канавке. «Вот и без Анфисы обошлось, – подумал он. – А то, вишь, как быстро облюбовал себе помощницу. Миловались бы тут, а дело стояло».

Тимофей Ильич поблагодарил Семена и сказал, что за эту работу ему будут записаны трудодни или выданы наличные деньги.

– Никакой платы мне не нужно, – проговорил Семен, глядя на огород и ища глазами Анфису.

– Какой же ты нехозяйственный, – пошутил Тимофей Ильич. – Разве можно от платы отказываться? А как жить? Эх ты, голова! Садись, отдохнем, покурим.

Они сели под деревом и задымили цигарками.

– Посмотрел я нынче на твою работу, – проговорил Тимофей Ильич. – Есть хватка, есть. На свете тебе жить будет легко. Но тут я коснусь и Анфисы. А ты не обижайся, потому как отцу без этого нельзя… Я к тому речь веду, что ежели тебе местность наша не по душе и ты в скором времени собираешься уезжать, то нечего тебе и голову дурить девушке.

– Тимофей Ильич! – заволновался Семен. – И такое вы придумали! Разве я дурю Анфисе голову?

– Тут и придумывать нечего, – угрюмо сказал Тимофей Ильич. – И так видно. А что Анфиса смыслит? Молодая и глупая.

Вот он, самый подходящий момент для объяснений! Семен это понял и хотел было открыть Тимофею Ильичу свою душу и рассказать о том, что он передумал и перечувствовал прошедшей ночью, после того как Анфиса поцеловала его в щеку и убежала. Но в это время, как на грех, к водокачке подкатил уже знакомый «газик», и из него вышел Рубцов-Емницкий.

– Пошла вода! – крикнул он. – Папаша, сами исправили?

– Семен помог. Мастер попался хороший.

– А! Адъютант кавалера Золотой Звезды! А где ж, для ясности, сам герой?

– Федор Лукич увез, – нехотя ответил Тимофей Ильич.

– Таки увез! – удивился Рубцов-Емницкий. – Ну, раз он попался в руки Федору Лукичу, то скоро не вырвется. – Тут Рубцов-Емницкий намотал на палец наконечник пояса. – Тимофей Ильич, а как у вас идет сбор огурцов? Не смогу ли я прихватить с собой какой-нибудь ящичек, для ясности! Можно будет?

Не дожидаясь ответа, Рубцов-Емницкий взял огородника под руку и быстро увел к огуречным грядам…

Пока они будут идти и разговаривать, пока Рубцов-Емницкий не спеша сорвет молодой ярко-зеленый плод, оботрет его платком, посмотрит на солнце – блестит ли корка, затем достанет нож, разрежет и только потом уже съест; пока он будет беседовать со сборщиками и обещать им всякие приятные вещи, как-то: открыть на огороде промтоварную точку, завезти сюда мануфактуры, – словом, пока все это будет говориться, мы тем временем заглянем в контору Рубцова-Емницкого.

В станице Рощенской, в тени каштанов и тутовника, на третьей улице от площади стоит довольно-таки уютный домик под черепичной крышей с голубыми, под цвет весеннего неба, ставнями. Это и есть контора райпотребсоюза. Тишина царит вокруг затененных стен. Порой из окон в сад доносится стук косточек на счетах; порой зазвенит пчела над столом главного бухгалтера, и тогда послышится голос: «Марья Ивановна, не откажите в любезности, поставьте цветы на окно, а то медоносные существа не дают спокойно работать»; иногда затрещит телефон, и секретарша деловым тоном скажет: «Лев Ильич выехал по району. Когда будет? Этого я вам сказать не могу». И затем снова наступит длительный покой.

Но так было раньше. А со вчерашнего дня привычная жизнь в тихом домике была нарушена. Началось это утром. Распахнулась дверь, и в контору, мягко ступая своими тупоносыми сапожками, вбежал Рубцов-Емницкий. Не заходя к себе в кабинет, он обвел строгим взглядом подчиненных и сказал:

– Для ясности, будьте все на своих местах. Я скоро вернусь.

Дверь снова распахнулась, и Рубцов-Емницкий исчез. Служащие непонимающе переглянулись, а потом молча посмотрели на главного бухгалтера, который негромко сказал: «Н-да, товарищи, это, я вижу, что-то такое». А вот что именно он увидел, так никто и не узнал. Секретарша в смятении стала торопливо перелистывать входящую и исходящую книгу, как бы желая в ней найти ответ на столь загадочные слова Рубцова-Емницкого.

А Рубцов-Емницкий в это время подходил к райкому. Кондратьева он застал в машине и наскоро, в самых кратких словах, доложил о встрече Героя, нарисовал красочную картину и, как бы между прочим, намекнул, что надо бы сегодня вынести решение о направлении Сергея Тутаринова на работу заместителем председателя райпотребсоюза.

– Да погоди, Лев Ильич, – сказал Кондратьев. – И чего ты всегда так торопишься?

– А я не тороплюсь, но само дело подгоняет. Понимаете, Николай Петрович, мне же надо подготовиться.

Кондратьев спешил и поэтому не стал расспрашивать, о какой подготовке говорил Рубцов-Емницкий. Шофер включил мотор, и Кондратьев, захлопывая дверцу машины, сказал:

– Поговори с секретарем по кадрам. А решение принять мы всегда успеем.

С этой минуты все и началось. Рубцов-Емницкий снова появился в конторе, деловым шагом прошел в кабинет и тотчас позвал завхоза, главного бухгалтера и личную секретаршу. Под строжайшим секретом им было дано указание готовиться к встрече заместителя председателя. Рубцов-Емницкий произнес краткую речь, и секретарша, женщина немолодая, опытная, тут же записала на бумаге каждое его слово, выделив основные мысли и пометив каждую буквой. Так, под буквой «а» содержался главный тезис, а именно: заместителем председателя будет не кто иной, как Герой Советского Союза. Услышав это, главный бухгалтер даже рот открыл от удивления: «Кто? Как его фамилия?» Секретарша была женщина учтивая, она не стала интересоваться фамилией будущего заместителя, а поставила на бумаге десять точек и посмотрела на Рубцова-Емницкого тем покорным взглядом, который точно говорил: зачем же преждевременно задавать вопросы? Лучше всего поставить точки.

– Правильно, Ефросинья Федотовна, – сказал Рубцов-Емницкий, умевший читать мысли своей секретарши, – покамест пускай стоят, для ясности, точечки, а потом и фамилию запишете.

Под буквой «б» шли указания, касавшиеся одного лишь бухгалтера. Ему вменялось в обязанность: срочно составить смету расходов, необходимых на ремонт и отделку кабинета, и, самое главное, подыскать нужные статьи. Главный бухгалтер внимательно выслушал, утвердительно кивнул головой, и этот кивок стоил пространной речи. Под буквами «в», «г» и «д» речь шла о завхозе. На него возлагалась главная задача: раздобыть лесоматериал, кирпич, масляные краски самых ярких цветов, белила, олифу, кожу для обивки дверей, найти лучших мастеров. Завхоз вынул из кармана записную книжку, неторопливо переписал все это на отдельный листок и, тоже не сказав ни слова, утвердительно кивнул головой. Под очередными буквами алфавита стояли лаконичные фразы: «Красный бархат на стол – достать через Петра Петровича». «Диван, шифоньер, мягкие кресла, шторы на окна – позвонить в Пятигорск Ираклию Самсоновичу». «Заказать художнику портрет – по фотографии из газеты». Потом пошли и вовсе краткие пометки: «Чернильный прибор – зеркальный». «Стекло на стол – через Петра Петровича», «Половиков – семь метров». Когда же секретарша дошла до буквы «щ» и написала: «Художественную вывеску на двери», Рубцов-Емницкий встал и, строго постукивая серебряным кончиком пояса по столу, сказал:

– Для ясности, все понятно? Действуйте!

Рубцов-Емницкий сел в машину и уехал, а домик в тени тутовых и каштановых деревьев уже напоминал муравейник, в который был брошен камень. Пчелы теперь не кружились над столом главного бухгалтера, а если б они и появились, то он все равно бы их не заметил, ибо весь был погружен в составление сметы. Служащие были взволнованы. «Кто же он? Как его фамилия? Молодой или старый? Строгий или не строгий?» – возникали самые разнообразные вопросы, и никто не мог дать на них точный и исчерпывающий ответ. Картотетчица, девица неопределенных лет, с торчащей куделью на голове, то и дело смотрелась в зеркальце и размышляла над тем, менять ли ей прическу завтра или подождать и сменить в тот день, когда в конторе появится новый заместитель.

Но вскоре служащим пришлось покинуть свои места. Завхоз, не так давно работавший прорабом в лесхозе, проявил такую ревностную деятельность, выполняя пункты «в», «г» и «д», что в два дня завалил всю контору лесом, известью, цементом, кирпичом, красками. Были отысканы и лучшие мастера. Смежная с кабинетом Рубцова-Емницкого комната торгового отдела была освобождена, и туда первыми пришли штукатуры. Возле дверей и окон трудились маляры, испачканные красками всех цветов. Люди, проходя мимо уютного домика, в недоумении разводили руками. «Рубцов-Емницкий уже перестраивается», – говорили они.

Рубцов-Емницкий хорошо знал своего завхоза и, разъезжая по району, был совершенно спокоен за своевременную отделку кабинета. Он также был уверен, что и Петр Петрович, и Ираклий Самсонович охотно ему помогут достать все необходимое.

Лишь одна мысль не давала ему покоя: где сейчас находится Сергей Тутаринов? Не испортит ли все дело Хохлаков? Не вздумает ли он взять Сергея к себе в райисполком? Поэтому, поговорив со сборщиками огурцов, Рубцов-Емницкий отвел в сторону Тимофея Ильича и сказал:

– Вы не говорили с сыном?

– Малость говорил.

– Что же он?

– Будто так и ничего, а хочет подумать. Так сразу, говорит, нельзя.

– Да, посоветуйте, Тимофей Ильич, как бы мне его разыскать. Не поехать ли мне в Краснокаменскую?


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю