156 000 произведений, 19 000 авторов.

» » Львиной Тропой. Пульс (СИ) » Текст книги (страница 98)
Львиной Тропой. Пульс (СИ)
  • Текст добавлен: 3 мая 2017, 08:00

Текст книги "Львиной Тропой. Пульс (СИ)"


Автор книги: Wade Duke Norgius






сообщить о нарушении

Текущая страница: 98 (всего у книги 104 страниц)

Шар ударил прямо передо мной, обвалив пол. Я чуть было не полетел следом за обломками перекрытия. Гривер тем временем поднёс лапу с зажатой в ней Квистис к своей пасти. Жертва тщетно пыталась выбраться, упиралась руками. Даже метнула огонь прямо в упор. Слабенький. Силы инструктора были на исходе, нас всех здорово измотало. Без толку. Яростно сверкнули глаза чудовища. Гривер взревел. - Скволл! – за рёвом чудовища крик Квистис почти не угадывался. Хватка усилилась, под пальцами Хранителя неприятно затрещало. Взмах лапы и фигурка в оранжевом, Квистис Трип, мой инструктор, моя наставница и верная боевая подруга, исчезла за краем площадки. Колокол ударил в шестой раз. Хранитель торжествующе взревел, ему ответил смех Ультимеции. Хлопок экзкатера. Шатающийся Ирвин держался одной рукой за затылок, ворот его пальто был испачкан кровью. Первый выстрел прошёлся рядом с троном. Наверное, впервые на моей памяти Ковбой промахнулся. Оживившийся Хранитель волшебницы поспешил в его сторону, усердно топая лапами, словно задавшийся целью обрушить, наконец, хлипкое перекрытие. Ирвин нажал на спусковой крючок. Заряд угодил Гриверу в плечо, тот заревел, в этот раз почувствовалась боль в его вопле. Ещё выстрел – второе плечо. Рука Ирвина дрожала, ствол эстарского пара-карабина гулял из стороны в сторону. На сотую долю секунды он замер. Хлопок. Поток энергии ударил Гривера прямо в массивную широченную грудь. Хранитель вздрогнул, изогнулся. Вибро-заряды оставили на его теле раны, из которых бил свет. Протяжный рёв Хранителя повысился на ноту. Бьющая из него энергия обволакивала всё вокруг, заливая нас белым светом, скрывая собой и останки разрушенного зала, и очертания замка в ночи, и чёрное небо. - Бей в свой колокол, сучка, - проговорил Ирвин, опуская оружие. Тело Гривера задрожало. Задул ветер. Взрыв и мы будто бы оказались в центре урагана. Энергия бушевала вокруг нас, грозясь либо подхватить шальным потоком и сбросить с башни вниз, либо попросту сжечь. Защитные контуры жалобно звенели, вот-вот готовые пасть. Седьмой удар зловещего колокола. Ирвин, припавший на колено, стремительно менялся. Всегда готовый встретить смерть в рассвете сил и биться с ней за собственную жизнь, он старел прямо на глазах. Выцвели его волосы, ссохлась кожа, испещрённая глубокими морщинами. Он оторвал руку от своего затылка, поднёс к лицу. Взглянул на собственные вековые пальцы. Беззвучная усмешка и он начал заваливаться назад. На залитый белым пол упал уже его прах. Истошный, полный страдания, крик Сельфи заглушил окруживший нас гул. - Я вижу ваши судьбы. И здесь они обрываются, - торжественно поведал голос Ультимеции. Глаза Феи словно налились кровью. - Сельфи, не надо! – крикнула Риноа. – Она этого хочет, разве не видишь? Чтобы ты потратила все силы! Нужно вместе, только вместе, только так! Тильмитт не слушала. Найдя глазами замершую над нами Ультимецию, она ударила по ней молниями. Лёд. Огонь. Сотканный в копьё порыв ветра. Снова молнии. Заклинания сыпались с его рук без остановки. Мощнейшие, пробивающие даже защиту абсолютной волшебницы. Ни одно не рассеялось на подлёте к цели. Тело колдуньи дрожало от каждой атаки, будто бы и не пыталось защищаться. Словно предлагая проверить себя на прочность. Сельфи била не переставая, вкладывая в каждую атаку всю ярость, на которую была способна. Меньше чем за полминуты её пара-выпады стали ощутимо слабее, к концу минуты она полностью выдохлась. - Кажется, я сдулась, - тяжело дыша произнесла девушка. Вновь подняла взгляд на зависшую в воздухе волшебницу. – И не только я. Ультимеция быстро растворялась в воздухе. - Это всё? – Тильмитт осторожно оглянулась. Вокруг всё было в белом. Гул продолжался, уже казался слуху настолько естественным, что мы перестали его замечать. - Нет, - глаза Риноа были преисполнены ужаса. – Она почти закончила… Её оборвал зловещий смех, звучавший будто бы отовсюду. Принцесса и Фея успели испуганно переглянуться прежде чем свет померк. Раздался восьмой удар колокола. Чёрное полотно, усеянное тусклыми белыми точками, величиной от силы в треть спичечной головки, окутывало всё вокруг. Мы стояли на нём и под ним, оно было везде, куда бы мы не взглянули. Космос? Звёзды? - Ребята! – испуганный голос Сельфи, доносящийся неизвестно откуда. – Скволл! Риноа! Где вы?! Как я могу здесь дышать? Почему вакуум не убивает меня? Почему разница в давлении не разносит в кровавые ошмётки мою голову? - Ребята! Не бросайте меня! Вокруг бушевала энергия. Так бьёт раскалённая лава в действующем вулкане перед извержением. Так свирепствует океан во время урагана. Так ведёт себя земля при десятибалльном землетрясении. Потоки накатывались один на другой, переплетались, выворачивались наизнанку, распадаясь на множество малых и соединяясь в единый. Холодные и чуждые. Пульсируя, они будто бы создавали зловещую мелодию. - Пожалуйста! – голос Сельфи прозвучал слабее чем до этого. - Она пропала, - тихо произнесла Риноа. Я оглянулся. Девушка в синем платье была здесь, но неунывающей Сельфи Тильмитт нигде не было. Она просто исчезла. - Не оставляйте меня!.. Не бросайте одну!.. Пожа… - голос сорвался на быстро затихающий плач. Она исчезла. Навсегда. Как будто бы её никогда и не существовало… Хотя кого «её?» Я уже не мог вспомнить. «Сёстры идут. Готовься увидеть истинное лицо Дочерей Хайна, воин». А вот Ультимеция исчезать не торопилась. Из пустоты нам являлось жуткое создание, по сравнению с которой ужасающий конструктор плоти, служивший сосудом для сущности волшебницы Адель, казался детским лепетом. Ультимеция преобразилась. Появившееся перед нами существо почти в три человеческих роста, обтянутое посеревшей кожей, с обвисшей грудью, расставив в стороны длинные руки, местами покрытые костяными наростами, не имело лица. Вместо него был пульсирующей сгусток светящейся энергии. Из головы её торчали длинные изогнутые рога, переходящие в кожистые крылья. Из одеяний волшебницы остался лишь подол платья, сменивший свой цвет. Сейчас он словно зеркало отражал звёздный пейзаж. Распахнутый в стороны, он обнажал тело молодой женщины, скованной цепями и висящей вниз головой, врастающей ногами в тело той твари, что была сверху. «Мы есть Ультимеция. Сжатие времени завершается», - голос ведьмы, прозвучавший в моей голове, был холодным и безжизненным. Чужеродным. Над головой существа исчезла одна светящаяся точка. Затем следующая. Звёзды гасли. Не только наш мир – целая вселенная исчезала, повинуясь воле могучей и безумной ведьмы. Ведь она безумна. Чего она пытается достигнуть? «Мы есть конец и начало всего. Мир, который вы знали, исчез. Он стёрт, дабы быть отлитым заново. На пороге новый мир, где найдётся место каждому. Грядёт новая жизнь». Новая жизнь? Такая как та, что сейчас перед нами? Против этого бился последний из рода Ад’дайн? Это он имел в виду? Это он предотвращал? Если да, то я понимаю его взгляды. Понимаю и принимаю. По телу будто бы пробежался холодок, тонизирующий уставшие мышцы. Ярость, злость, боль утрат уходили, уступая место холодной уверенности. Мы справимся. «Теперь ты видишь, воин. Они есть зло». Да, последний из рода Ад’дайн. Клинок Львиного Сердца осветил пространство вокруг. - Нет, Скволл, - кричал кто-то за спиной. – Не так! Так мы её не остановим! Я бежал вперёд, шагая по пустоте космоса. Со свободной руки привычно рвались ледяные заряды, раз за разом. Они разбивались о тело существа. Пусть они не причинят ей вреда, пусть. Этот бой закончится иначе. Голова волшебницы развернулась ко мне. «Заблудшее дитя. Остановись». Вакуум послушно уплотнился, замедляя мои движения. Мы и через это проходили. Взмах ганблейдом, ещё один. Медленно, но уверенно я боролся со вставшей преградой. Не беда. Я дотянусь до тебя, даже если на это уйдут века. Даже если вечность. Я доберусь до тебя, ведьма. «Ты одержим чужой жаждой крови, мальчик. Ты достоин иного. Другой мир, другая жизнь. Отложи бесполезное оружие, умерь свой гнев. Не слушай холодную тьму, она лжёт. Она родилась ради убийства, жила ради него. Что есть суть его? Лишь война. Ты не такой. Выслушай меня. Последуй за мной. Ты познаешь ласки матери, я дарую тебе отца, его уроки и наставления. Твоя старшая сестра никогда тебя не покинет. У тебя будет детство без боли и лишений. Твоя жизнь будет иной, более лучшей. Такой как ты пожелаешь. Целый мир по твоему желанию». - Не слушай, это не так! - кричали мне в спину. – Это всё ложь! Она предложит тебе лишь иллюзии! Я махал клинком, кромсая пространство. Волны окружающих энергий зашевелились, потекли мне за спину. Короткий взгляд через плечо. Риноа медленно взмывала вверх, за спиной её светились два белых полупрозрачных крыла. Разведя руки в стороны, она притягивала ими все внешние потоки. «Зачем ты противишься, Сестра?» - кажется, она говорила сейчас это не мне, но я продолжал её слышать. – «Чем так плохи иллюзии? Ты сама можешь ощутить на себе всю их прелесть. Познать жизнь где ты и твоя мать не заперты в отцовском доме. Вы никогда не будете птицами в золотой клетке. Мир, где генерал Карвэй – не грозный тиран, я любящий муж и отец. Не отталкивай его, Сестра. Пойдём со мной». Риноа ответила мощнейшим градом атак. Черпаемая ею из пустоты энергия обрушилась каскадом разноцветных сполохов. Рядом с Ультимецией рвалось пространство, ежесекундно порождая множество ударных волн, расплывающихся по чёрной пустоте космоса. «Хватит, Сестра!» Крылья Риноа надломились. Вскрикнув, она начала опускаться вниз, запрокинув голову назад, будто бы кто-то её душил. Почти все звёзды успели погаснуть, оставив нам лишь непроглядный мрак вечной пустоты, их осталось от силы десяток, одиноких, разбросанных по разным углам тёмного полотна. Очередной рёв за эту схватку. Мой рёв. Я не позволю ей причинить вред Риноа, моей волшебнице. Не позволю стереть мой мир, заменив на пачку больных фантазий. Да, моя жизнь не была сахаром, но именно за это я так ценю её. За все те уроки, что я вынес, за те мелочи, которым порой так редко радовался. Это моя жизнь, мой путь и я не жалею что прошёл по нему. «Это наш мир, воин. Его мы и защищаем». «Зачем? Почему? Для чего? Задай себе эти вопросы, дитя. Найди на них ответы, если сможешь. Время сжато, твоей прежней жизни больше нет. Её никогда не было. Даже тьма этому не подвластна». «Ложь! Всё ложь!» Невидимые щупальца проникали в моё сознание, минуя все ментальные барьеры. Они по-хозяйски перебирали мою память, рылись в ней. Вот несколько из них начали окутывать чёрную сферу. Тьма протестующе затряслась, отдавая глухой болью в висках, но сопротивляться не смогла. Хранитель, Убийца Волшебниц, оказался бессильным перед волей абсолютной волшебницы. Я невольно опустил клинок. «Вы не вспомните себя, даже собственных имён. Новый мир не будет вашим, либо моим. Он станет нашим. Общим. Где будет место для всех нас». - Скволл! Скволл! – кричал сзади слабеющий голос. Скволл… Это ведь имя… Такое странное. И, кажется… Это моё имя. Доли мгновений будто бы растягивались по моей воле, давая мне драгоценные крупицы умирающего времени чтобы всё взвесить и как следует обдумать. Существо прямо напротив меня. Оно сулит нам новую, лучшую жизнь, но почему-то я знаю что это обман. Ничего этого не будет на самом деле. Мы станем лишь частью её больной фантазии, запертые в сознании чужом и враждебном. Мой собственный разум, в котором свирепо колыхается тьма, окутанная невидимыми путами. Она призывает убить, уничтожить, стереть в порошок ведьму. Она трясётся в бессильной злобе. Девушка в синем за моей спиной, молодая волшебница. Отчего-то так тепло в груди когда я думаю о ней. Риноа… Я помню тебя. Помню кто мы и зачем пришли. Помню те немногие наши моменты, хорошие и не очень, но они были и остаются нашими. Они не умерли. - Всё ложь, ведьма! – крикнул я. «Почему?» - голос впервые проявил эмоции. Удивление. – «Почему ты продолжаешь сопротивляться? Ты простой смертный, не знающий самого себя». - Я человек, вставший против твоей воли! – Львиное Сердце вновь выставлено вперёд. - Я друг, товарищ и брат тех, кого ты убила! – взмах клинка, перерубающий незримые путы, держащие доселе моё сознание. - Я сиид, призванный тебя остановить! – противящееся моему приближению пространство послушно рвётся под лезвием ганблейда. - Я рыцарь волшебницы Риноа! – Ультимеция становится всё ближе. - Я – Скволл Леонхарт! Женщина в цепях, являвшаяся нижней частью последней формы Ультимеции, широко распахнула глаза. Я успел ощутить сильный скан, пробежавшийся по мне за рекордно короткое время. Будто бы она проверяла правдивость моих слов. Женщина начала медленно биться в собственных оковах, стараясь освободиться. Что-то изменилось. Тело Ультимеции, так плавно и величественно парившее прямо передо мной, задрожало. Её идеальная защита уже не выглядела столь совершенной. Я видел образующиеся из ниоткуда бреши, видел их не глазами, но чем-то ещё. Интуицией. Инстинктом бойца. Истинным взором. Мне понадобится лишь удар, лишь один точный удар! «Мы сможем, воин! Она не получит наш мир! Никто его не получит! Пусть мы будем стёрты, но и она последует за нами! Я шёл за ней сквозь века, я жил лишь ради этого мига! Сёстры не получат желаемое! Убей их!» Ультимеция совсем рядом. Толчок ногами о безжизненный вакуум, прыжок на увлечённую собственной внутренней борьбой колдунью. Взмах клинка. «Помоги!» - голос в голове звучал иначе. В нём читалось сразу и отчаяние, и страх, и сочувствие, и скорбь. Скованная женщина, какая-то часть Ультимеции, вдруг решившая ей противиться. – «Помоги! Я всё исправлю!» «Это ложь, воин! Убей их! Убей их всех!» «Я верну вам ваше время! Помоги!» - Скволл, послушай её! – кричал за спиной крепнущий голос. «Нет! Они ведьмы, воин! Они всегда лгут! Убей их! Сотри всё, не дай им шанса возрождаться и впредь! Это наш мир и лучше пусть он исчезнет, чем достанется им! Убей!» Что за?.. Хранитель готов дать миру исчезнуть лишь бы избавиться от ведьм? Когда горит твой дом, как ты поступишь? Как я сейчас поступлю? Собью ли пламя или начну ломать несущие стены? Это мгновение тянулось нескончаемо долго. Мой прыжок завершался, я уже был на расстоянии удара. Вот оно, тело Ультимеции. Ослабленное собственными противоречиями. Как же я поступлю? Истинный взор не обманешь. Я вижу перед собой невероятную по своей природе сущность, скопление энергий. Моего разума не хватает чтобы увидеть весь спектр её мощи. И если я нанесу удар, вся эта мощь хлынет во все стороны. И что тогда? Как и говорит тьма? Всё исчезнет, и мы, и они? Готов ли я остановить всё такой ценой?.. Прыжок завершался. Минуя содрогающееся тело волшебницы, я нанёс удар по её нижней части, перерубая цепи, сковывавшие бьющееся в них тело. «Спасибо» - тут же раздалось в голове. Высвободившаяся женщина тянулась руками к верхней части, сминая его. – «Спасибо, Леонхарт!» Далось ей моё имя? Откуда она может меня знать?... Риноа уже действовала. Вновь раскинув светящиеся крылья, озаряющие темноту мёртвого космоса, она тянула энергию к себе, и через выставленные вперёд руки направляла её в нижнюю часть Ультимеции. Тьма тряслась от гнева и ярости. Никто не смеет ослушаться последнего из рода Ад’дайн. Никто! Будто бы тонкая игла неприятно кольнула в мозг. И без того чёрная беззвёздная пустошь покрылась ещё более густым мраком, оставляя только меня, сжимающуюся в ком Ультимецию и светлого ангела, Риноа. Я смотрел на неё словно через узкие разрезы глухого забрала. Дочь Хайна. Ведьма. Осталась лишь она? Шаг вперёд. За спиной тело абсолютной колдуньи уже успело сжаться в маленький шар, вот-вот он должен был лопнуть, разметав вокруг сущность волшебницы. Если крылатая ведьма будет ещё живой, то она примет её часть, если не всю. Тогда нет гарантий что Сёстры больше не вернутся. Они всегда возвращаются. Перерождаются в других женщинах. В родных и любимых. Я шагал по пустоте словно по ступенькам, а в руках моих тёплая сталь Львиного Сердца готовилась нанести последний удар. Глаза Риноа светились. Голова чуть закинута назад. - Всё почти закончилось, - произнесла она. Я крутанул клинок, отводя его чуть за спину, направляя острием вниз. Это ведь Риноа, я сейчас стою напротив неё. Почему я так хочу нанести удар? Я послушаю Хранителя? Ставшего равным им, волшебницам, тем трём Сёстрам, уничтожением которых он стал одержим? Равным в их общем безумии. - Делай как считаешь нужным, - тихо проговорила Риноа. Её глаза перестали светиться. Взгляд печальный и очень усталый. - Я не хочу жить в мире, где не будет тебя. Где твоё место займёт Ад'дайн. За спиной сжатая форма волшебницы громко взорвалась, оглушая пустоту медленно растущим гулом. Волна от вырвавшейся энергии надвигалась, стремительно, но при этом так неспешно. Это был миг, растянутый на целую вечность. Девушка напротив меня, парящая на белоснежных крыльях, покорно ждала, чуть опустив голову. Ожидала своей участи. - Я никогда не причиню тебе вреда, Риноа, - крутанув ганблейд, я убрал его в ножны. – Я лю…

    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю