156 000 произведений, 19 000 авторов.

» » Львиной Тропой. Пульс (СИ) » Текст книги (страница 74)
Львиной Тропой. Пульс (СИ)
  • Текст добавлен: 3 мая 2017, 08:00

Текст книги "Львиной Тропой. Пульс (СИ)"


Автор книги: Wade Duke Norgius






сообщить о нарушении

Текущая страница: 74 (всего у книги 104 страниц)

Мы отправились искать корабль Белых Сиидов. Возможно, они действительно сейчас где-то у берегов Сентры, шанс случайно наткнуться на них небольшой, но он был. Уже что-то. Слова Матроны подтверждались и данными от некоторых пленных. Они утверждали, что корабль с солнечным парусом несколько раз попадался им на глаза, но всегда уходил от преследования. Те катера с абордажными командами, что отправлялись в погоню, так и не вернулись. Это были далеко не все интересные факты. Если верить гальбадианцам, то вместе с Садом к этим берегам пришла целая эскадра, однако большая её часть отправилась в неизвестном для остальных направлении. При этом среди крейсеров были и суда инженерного корпуса, оснащённые для глубоководных погружений. Что бы это могло значить не смог пояснить даже Ирвин. Сады двигались друг за другом, соблюдая дистанцию примерно в километр. Впереди Баламб, за ним Гальбадия. Часть нашего персонала пришлось разместить в захваченной твердыне, отчего наша Академия выглядела непривычно пустынной. В ходе боя Сад Баламб особенно пострадал, в частности блок общежитий. Не поздоровилось и моей комнате, так что мне пришлось довольствоваться общественными душевыми в кадетском блоке или же в тренировочном центре. Спал я иногда в приёмной кабинета Крамера, очень удобно в каком-то смысле, почти рядом с работой. Сам Сид вместе с Эдеей расположились в Саду Гальбадия, по моей же просьбе. К ним, помимо Ирвина, были приставлены и Сельфи вместе с Квистис. Зелла я оставил в качестве подручного Ксу. Герой битвы двух Садов, Даггерт Хэгг, всё ещё отдыхал после полученных ранений, так что инструктору Мили пригодился бы в помощниках смышлёный малый вроде Динхта. Я не стал объяснять Крамерам ситуацию с моим Хранителем, думаю что Эдея сама всё прекрасно понимала. И Сид тоже должен был понимать: Олос, он же Дьяболос, как я понял из диалога в реакторной Сада Гальбадия, скорей всего был знаком с моим Хранителем. И все они были из Круга Равных. Напрашивался вывод: их война случилась настолько давно, что они сами не сразу об этом вспоминали. Если подумать, то бессмертие, которое они получили, как-то и их разум затронуло, иначе как объяснить их порой сомнительную адекватность. Ведь предел у сознания тоже должен быть, его никаким бессмертием тела не обеспечить. Может быть они впадали в некий анабиоз, может быть просто в какой-то момент теряли самосознание, тем не менее сохраняя способность мыслить. К примеру, Ифрит Зелла, по словам самого же Динхта, словами говорит редко, больше мыслеобразами. Возможно, он попросту одичал в своей пещере. Кто знает как оно на самом деле. Меня больше беспокоило иное. Состояние Риноа за всё это время так и не изменилось. Медсёстры услужливо сняли с неё полевую форму, переодели в больничные пижамы. Она продолжала мирно лежать, будто бы в глубоком сне, разве что мертвенная бледность кожи могла выдать её неведомую болезнь. По-прежнему холодная. Я приходил к ней как только выдавалась свободная минутка. Учитывая относительное спокойствие нашего пути, минуток у меня было достаточно. Каждый раз когда я приходил в палату, касался руки девушки, всё сильней и неприятней колола под сердцем невидимая ледяная игла. Каждый раз усиливался страх, что Риноа так никогда и не очнётся. Окружающие пытались намекнуть мне, а некоторые и вовсе говорили прямо, что я стал нервозным и легко раздражимым. Я не отвечал, но затылком чувствовал то сочувствующие, то несколько осуждающие взгляды. Я прекрасно всё это и сам понимал. Понимал, что ещё немного и я сам же себя доведу до срыва, серьёзного нервного срыва. Я уже практически на грани отчаяния. Головой я это прекрасно осознавал, но вот что-то ещё, какое-то странное чувство, меня непрерывно беспокоило. Риноа в себя не приходит, Белые находиться не спешат, что делать – не знаю. И от этого незнания с каждым днём усиливалось чувство тревоги. Мне бы стоило развеяться, сходить в тренировочный центр к примеру, на время забыв о Риноа, но я просто не мог этого сделать. Просто был не в силах. Видя это, один раз меня выгнала из палаты принцессы лично Квина Кадоваки, запретив мне приходить туда минимум сутки. Я бы мог возразить, мог бы воспользоваться своим положением, банально забить на её запрет, но я послушался. Не из уважения к Бабуле, вернее – не только из-за него. В какой-то степени я был рад, что Кадоваки так поступила. Лучше денёк провести с головой в делах Сада, чем методично доводить себя до ручки. Сразу же после нашего отправления на поиски корабля, ближе к вечеру, когда я уже планировал спуститься в лазарет, Хранитель явил мне очередную картинку. Всё тот же зал, где была казнена правительница Сентриума, Великая Лунна. Бедлам, случившейся в ходе недавней схватки, уже постепенно убрали, разве что дыру в потолке не успели залатать. Над Сентриумом сгущались новые тучи. Почувствовав пьянящий запах свободы, знать уже начала шептаться кому предназначен Драконий Перст и кому править Сентриумом. Простые люди в смятении - многие из них так сильно боялись свою госпожу, что сейчас не представляют своё существование без её покровительства. В Церкви раскол, вот что больше всего поражало. Ровно половина ордена Хайна готова встать на нашу сторону, Магистр Тонбери признал нашу власть. Но вот его брат по вере нас порицает. Я ещё не определился с их участью, но, скорей всего, смерть им будет заменена на изгнание. Я клялся убивать каждого, кто встанет рядом с ведьмами, но понимаю что не стоит казнить жрецов. Простой люд этого не поймёт. Перед моими глазами стояли шестеро: пять мужчин и одна женщина. Они оживлённо спорили, что делать дальше. «Мы победили!» - заявил мужчина с лысой гладкой головой. – «Юг теперь ваш, но север останется за мной!» Стоявший рядом с ним воин держал в руках чёрный угловатый шлем. Услышав слова говорившего, закивал улыбаясь. «Так мы и договаривались» - добавил он. Какие они всё же глупцы! Одержав одну победу, уже готовы делить Сентриум на части. Будто голодные псы, ухватившиеся за голую кость. Недаром ведь северный лорд носит свою кличку! Цербер, пёс из преисподней. Он не только жесток, но и ведёт себя порой хуже бешеной собаки. Почему он и его родич, его советник, не понимают что война ещё не закончилась? «Мёртвое Копьё ушёл. Из-за вас». Северяне замолчали, переглядываясь. «Не было о том уговора» - произнёс верный соратник лорда. – «Вам нужна была голова Лунны, вы её получили. О её верном рыцаре не было сказано ни слова! Он бежал, последний из рода Ад’дайн, бежал со всех ног, бросив свои когорты. Он покрыл себя позором, в Сентриуме больше нет для него места. Ни на севере, ни на юге». Они не понимают или не хотят понимать того, что понимаю я. Нельзя было дать ему уйти. Я знаю куда он направился. На восток, через море, в земли Эстар. Он не простит нам своего поражения. Я чувствую что там, на востоке, решатся судьбы. Наши и всех обитателей этого мира. Я окинул взглядом остальных членов Круга, ища поддержки. Но ни мой верный учитель, ни следопыт моего покойного отца, ни моя старшая и горячо любимая сестра не поддержали меня. Они лишь опускали глаза. Неужели никто? Последняя надежда, Злой Язык. Он стоял чуть поодаль остальных, в углу, словно бесплотная тень. Увидев мой взгляд, лишь покачал головой. Неудивительно, ещё недавно он собирался убить меня, обнажил против своего господина и старого друга клинок. Я готов был оказать ему честь, позволить умереть как благородному, снести голову, но меня остановили. Сестра не позволила. «Брат мой» - будто бы услышав, что я её вспоминаю, произнесла она. – «Пойми, у нас нет сейчас сил идти вслед за Мёртвым Копьём. Тобой движет месть, а не чувство долга. Мы не можем бросить Сентриум. Вельможи, лишённые чар Лунны, уже сейчас готовы сцепиться в борьбе за Драконий Перст. Мы показали им что Сентриум принадлежит людям, а не богиням. Стоит нам уйти, как кровь начнёт литься с ещё большей силой!» «Верно говорит твоя старшая сестрица!» - заметил лорд. – «Даром что баба, а голова у неё варит. Не то что у других Ад’дайнов!» Я даже ничего не сказал на это – просто вытащил из ножен свой клинок, принимая боевую стойку. Северяне не растерялись, тоже схватились за оружие, но прежде чем кто-то из нас успел сделать хоть шаг, раздалась властная команда. «Прекратить!» - не своим голосом прохрипел Первый. Пламя, которым ударила по нему Лунна, сильно обожгло его. Будь он обычным человеком – остался бы горсткой пепла на мраморном полу старого храма, сердца Сентриума. Ведьма била по нему не столько огнём, сколько всей своей яростью и презрением к обычному человеку. Но Первый никогда не был простым смертным. Он вошёл в залу. Всё ещё слаб, шаг его не твёрд. На лицо натянут капюшон накидки, скрывающий ужасные ожоги. Голова опущена, взгляд в пол. «Не время грызть друг другу глотки!» - властно прохрипел он вновь, держась рукой о стену. «Тебе нельзя вставать!» - воскликнула сестра. «Оставлять вас наедине друг с другом тоже нельзя!» - Первый сделал ещё несколько шагов вдоль стены. «Мой названный брат ушёл на восток, в земли Эстар». «Замолчи, младший Ад’дайн!» - рявкнул Первый. – «Ты! Разве я просил тебя убивать Лунну?!» «Я исполнил свой долг! Свою клятву!» «Глупец! Мы до сих пор не знаем кто такие волшебницы, я должен был сначала в этом разобраться!» - не поднимая головы, Первый развернулся в мою сторону. – «Неужели ты не понимаешь простых истин?» Я не знал что ему ответить. Для чего? Что он хотел узнать от пленённой волшебницы? Как бы он понял те знания, которыми обладает Дочь Хайна? Да, они смертны как и мы, они такие же люди, как и мы, но источник их силы неясен. Я не успел постичь искусство истинного взора как он, но и без него чувствовал: эти женщины – они иные, они отличаются от нас. Они даже тел не оставляют после смерти. Первый может постигать суть вещей материальных, но что он рассчитывал найти там, где пасуют логика и здравый смысл? Волшебницы просто есть, и созданы они такими, какими мы их знаем. «Вы ещё этого не ощущаете, но я чувствую» - произнёс он. – «В нас что-то изменилось. Сломалось. Бой с Лунной не прошёл бесследно, мы воспротивились ей, мы победили, но какова цена… Мы меняемся, я чувствую это!» - Первый поднял голову, являя нам сплошной ожог. От волевого благородного лица остался лишь жутко опалённый кусок плоти. Глаз не было, мы предполагали что он их лишится, но из глазниц сочился серебристый свет. – «Видишь?! Видишь это, младший из рода Ад’дайн?! Я лишь первый в череде этих перемен, на очереди вы, все вы! Я вижу это, как нечто незримое в вас поменялось. Ваша суть. Мы не просто Круг Равных теперь, не просто защитные силы людей! Нужно было понять что с нами происходит, но ты влез со своей жаждой мести!» Мы как завороженные смотрели в ставшее жутким лицо Первого. Он не человек, видит Хайн. Ни один смертный не способен пережить такое. На нём сгорела вся его одежда, пластины лёгкой брони, которую он предпочитал надёжным тяжёлым латам, расплавились, а он продолжает не только цепляться за жизнь, но и стоять на ногах. Боже, если ты меня слышишь, ответь – кто он? Кто это создание, способное выжить в пламени Дочерей твоих? Он бог, как и ты? Равный не только нам, не только ведьмам, но и тебе самому? «Почему Мёртвое Копьё бежал на восток?» - более спокойно спросил он. «Там сёстры Лунны, ведьмы» - покорно ответил я. Как бы я не старался, но мой голос дрогнул. «Значит мы идём туда. Как только я поправлюсь, не раньше. Ведьмы теперь не просто источник знаний, это ещё и способ обратить наши перемены». «Как?» - испуганно спросила сестра. «Если вы по-прежнему мне доверяете, то будьте уверены – я узнаю как». «А что с Сентриумом?» - подал голос лорд. Как мне показалось, произносил он слова с некоторой издёвкой. «Вам решать, у вас есть для этого время». Северяне вновь переглянулись. Видение пропало. Корабль Белых Сиидов мы заметили спустя неделю поисков. Он стоял в неприметной бухте, сложив свой солнечный парус. Даже не сделал попыток уйти, когда мы подошли ближе. Идти к ним со мной вызвался Зелл, я не возразил. На борту, несмотря на внешнее спокойствие судна, нас встретили достаточно настороженно. Целый отряд в белых формах. Они не скрывали свою решительность и были готовы при малейшем подозрении дать нам бой. - Кто у вас старший? – спросил я, окидывая взглядом собравшуюся небольшую армию. - Смотря с чем вы пожаловали, Сад Баламб, - ответила девушка из числа Белых. - Хотим доложить о волшебнице Эдее. Мы её остановили, она больше нам не враг. - Вы убили Маму Иди?! – девушка сверкнула глазами. По белым рядам прошёл ропот негодования. - Нет, она в порядке. И угрозы больше не представляет. За нами идёт Сад Гальбадия, мы захватили его. Она на его борту. Белые неуверенно переглянулись. - Прошу за мной, - произнесла девушка, потратив минуту на раздумья. Ряды расступились, и мы с Зеллом зашагали по палубе. Сииды вернулись к своим обязанностям, хотя всё же удостоили нас недоверчивыми провожающими взглядами. - Мы тоже Эдею так называем, Мама Иди, - произнёс Зелл, но девушка не ответила, даже не обернулась. Динхт лишь пожал плечами. У кают мы услышали лай. Через секунду на палубу выскочил лохматый пёс и начал энергично скакать у ног Зелла. - Анжело?! – изумлённо воскликнул Динхт, опускаясь к радостно высунувшему язык псу. – Дружище, ты здесь откуда?! Рад тебя видеть! - Да куда убежала эта чёртова собака! – на палубу выскочил паренёк в кепке, явно тимберского покроя. – Ой! Ребята!.. Я не сразу узнал информатора Лесных Сов, Уотса. - Уотс, старина! – снова воскликнул Зелл. – А ты сам-то здесь как очутился? - Уотс, ну где ты там? – на палубе появился ещё один член тимберского сопротивления, Зон. – Ух ты, наши сииды! Привет, ребята! А мы думали вы на севере Гальбадии геройствовать будете. Отчасти это было правдой. Нагеройствовать мы там успели, до сих пор отмываемся. - Так как вы, мужики, на этом корабле оказались? – спросил Динхт. - Ёж, это офигеть какая длинная история, - ответил Зон. – После того как мы вас спровадили, благополучно заметь, из Тимбер-Сити, пришла пора и нам отступать. Сначала мы думали отсидеться в ближайшем пригороде, но там слишком сильно шерстили гальбадианские военные. Их было немного, так и городок был не самый крупный. В общем, мы здорово перепаниковали и дали дёру на юг, чуть ли не на своих двоих бежали. Анжело нам здорово помог во всём этом. На юге, уже на побережье, в одном городке были моряки из свободных команд. Знаете же этих отчаянных морских охотников, которые на своих корытах готовы гонять по океану за драконами? Вот на такое судно мы и попали, они плыли на юг. После череды удачных стычек с драконами, нам всё же не повезло, уже у этих проклятых берегов! Но тут появился этот корабль. Эти белые спасли нас, мы попросились к ним на борт. Они не отказали, вот мы и здесь. Скажу вам этот кораблик тоже постоянно в передрягах, одно за другим сыпалось! В лице гальбадианцев в основном! Приключение у нас вышло невероятное, слышите?! Рассказать кому в Тимбере – никто ж не поверит! - Мы прямо как легендарные путешественники! – добавил Уотс. - Молчал бы, легендарный путешественник! – с издёвкой воскликнул Зон, оборачиваясь к товарищу. – Кто всё время ныл что нам конец? - Я хотя бы в гальюне не запирался при первой же опасности! – в тон ответил Уотс. - Это… - лидер Лесных Сов замялся, подбирая слова. – Ты нагло врёшь!... Ну, ребята, - он снова повернулся к нам. – А как ваше путешествие на север Гальбадии? Как Риноа? Она в порядке? Члены тимберского сопротивления выжидающе смотрели на меня. Я мог бы сказать что всё хорошо, что она в Саду. Но глядя в честные глаза простодушных дурачков, я не нашёл в себе сил соврать. - Она сражалась вместе с нами с волшебницей, - тихо начал я свой ответ. – После боя Риноа… В общем она без сознания, уже много дней. Мы не знаем что именно с ней произошло и никак помочь ей пока не можем. Мне… Мне очень жаль. Лица бывших членов сопротивления вытянулись. Уотс, не найдя слов, схватился рукой за кепку. Зон же не отрывал от меня взгляда. Приветливое выражение лица стремительно пропадало, нижняя челюсть начала подрагивать. - Ты! – истерично крикнул он, подскакивая ко мне и хватая за отвороты куртки. – Что я тебе говорил?! Что я сказал, сука?! Чтобы ты о ней заботился, тупорылый ты придурок! Чтобы с ней ничего не случилось! А что ты сейчас мне заявляешь?! Что ты сделал?! Ублюдок, я убью тебя, клянусь, своими же руками убью!!! Он продолжал трясти меня за грудки, крича оскорбления мне прямо в лицо, активно брызгая слюной, а я даже не сопротивлялся. По большому счёту, Зон был прав. Во всём. Я не доглядел за их принцессой, позволил ей участвовать в опасной авантюре. Решил с ней не спорить, а просто махнул рукой. И вот к чему это привело. Зон прав, это целиком и полностью моя вина. На плечо Зона упала крепкая хватка Динхта. - Приятель, полегче, - тихо, но уверенно произнёс Зелл. - Зон, успокойся! – подключился к процессу Уотс, хватая товарища за руку. – С Риноа всё в порядке, она просто без сознания. Ей скоро станет лучше, так ведь? – вопрошающий взгляд в мою сторону. - Непременно, - уверенно заявил Динхт. Руки Зона разжались, взгляд стал более осмысленным. Кажется, он начал остывать. - Если ей не станет лучше… - процедил он, отойдя на пару шагов назад. – Клянусь, я действительно тебя убью. Лидер Лесных Сов, потеряв к нам какой-либо интерес, отошел к борту и задумчиво стал глядеть вдаль. - Вы простите его, - прошептал Уотс. – Он очень беспокоится за Риноа. Как и все мы.

    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю