156 000 произведений, 19 000 авторов.

» » Львиной Тропой. Пульс (СИ) » Текст книги (страница 46)
Львиной Тропой. Пульс (СИ)
  • Текст добавлен: 3 мая 2017, 08:00

Текст книги "Львиной Тропой. Пульс (СИ)"


Автор книги: Wade Duke Norgius






сообщить о нарушении

Текущая страница: 46 (всего у книги 104 страниц)

- Я знаю, - коротко ответил я. Может быть стоило добавить что-то ещё? Для поддержания морального духа её группы. Что я им доверяю. Что лично инструктору я доверяю больше чем себе? - Эй, ковбойчик! – небрежно бросил Зелл. – Когда всё закончится – я тебе врежу! За всё хорошее. - Согласен, - усмехнулся Ирвин. – Только за девчонок наших головой отвечаешь, идёт? - Идёт! – решительно воскликнул Динхт. Мы расселись по машинам и разъехались в разные стороны. Я всё ещё сомневался. Что если инструктор не справится и с её группой что-нибудь случится. Что тогда? Как мне тогда с этим жить, ведь получается, что именно на мне вся ответственность? Они же фактически остаются на вражеской территории без какой-либо поддержки. В пустыне. Стоило ли их туда отправлять? Может, всё же надо было самому заняться ракетами? Даже лучше. В идеале - одному, так все остались бы целыми... Ладно, пока будем думать о том, как обогнать время. ========== 25. Когда дома беспорядок ========== Как ни странно, но мы всё же успели… До аэродрома домчались минут за сорок. По дороге Ирвин поведал достаточно много интересных деталей касаемо места, откуда нам посчастливилось сбежать. Тюрьма, по большому счёту, была прикрытием. Под землёй, в песках, находился огромный бункер, забитый учёными. Целый научно-исследовательский институт. А название такое, «Пе», - это такое условное обозначение. Либо пустыня, либо подземелье. Либо нечто неприличное, выбирай на свой вкус. Вот так-то, звучит вроде внушительно, всем разинуть рты и бояться долгое время. Чем конкретно там занимаются Киннеас в своё время выяснить толком не успел, но он точно знал, что это напрямую связанно с пара-потоками и человеком. Заключённые служили материалом для исследований, поэтому-то за столько лет ни один политически осуждённый оттуда и не вышел. Жуть. Вот уж точно живодёрня, как сказал некий дядя Байрон. Ирвин ещё многое болтал. В основном - как ему удалось избежать ареста и о приказе от генерала Хартилли. Ничего сверхъестественного: спецслужбы остаются спецслужбами, у них свои методы. После бедлама на параде, спустя пару часов, его забрали люди генерала, вернули в особняк, а оттуда Ирвин направился в пустыню. Вообще генерал поступил по-хитрому: когда стало ясно, что убийство волшебницы сорвалось, его агенты тут же принялись нас вязать, якобы к ним мы отношения никакого не имеем, а они честно делают свою работу. Умно! Шпионы, они такие. В какой-то момент я понял, что моя догадка тогда, на допросе, оказалась верна. Стоило один раз ответить, как раскалываться дальше станет намного проще. С Ирвином случилось тоже самое, он выдавал достаточно информации, за одно упоминание о которой в Гальбадии он тут же станет персоной нон-грата. Даже вытягивать из него ничего не пришлось, он сам охотно всё рассказывал. А не нарочно ли были все эти откровения? Киннеас весьма верно подметил, что теперь он такой же государственный преступник, после нашего-то освобождения. Да и наговорил он себе наверно на несколько пожизненных и смертных казней. Видимо, таким образом он сжигал мосты, а заодно и пытался вернуть утраченное доверие новых союзников, то есть наше. Единственно, что мне казалось странным – так это его решение поменять сторону. Чем именно он мотивировался? Это если отбросить тот момент, что в Эдею стрелял непосредственно он. Если не учитывать этот немаловажный факт. Были ли ещё причины, которые могли побудить молодого шпиона решиться на такой шаг? И знает ли ответ сам шпион?.. Перед самым аэродромом Ирвин приказал нам не встревать и предоставить всё решить ему самому. Никто не возразил, я так-то вообще был только «за». Если не брать в расчёт принцессу, нас всего двое, маловато для штурма военных баз. На контрольно-пропускном пункте Ирвин, не покидая машины, помахал своим удостоверением перед носом караульных и стал быстро, с нажимом, убеждать охранников нас пропустить к командиру базы. Говорил он так много и так убедительно, что от силы через пять минут командир аэродрома лично пожаловал к кпп. Выскочив из машины, Ирвин начал основную программу представления. Вот уж в ком точно пропадал отличный актёр! Киннеас выдал целую историю о секретном деле государственной важности, напрямую касающейся безопасности Федерации. Говорил по-разному: то громко требуя, то заискивающе, используя лесть, то заговорщически переходя на шёпот. О том, что это вопрос жизни и смерти многих, слишком многих. О том, что время не ждёт. О том, что родина не забудет. О многом. Даже не могу представить, что именно в его эпопеи было заранее заготовлено, а что - чистой воды импровизация. В общем, без единого выстрела, без единого трупа и потерь, мы угнали сверхзвуковой истребитель, быстро выбрав подходящую модель. В основном акцентируя внимания на размеры кабины. Подходящий нашёлся сразу, как потом шепнул мне Ирвин, это была многофункциональная модификация, рассчитанная как раз на экипаж из трёх человек. Полёт длился нормально и без происшествий. Летели достаточно низко, в паре десятков метров от поверхности океана. Наша машина барахлить и капризничать не решалась. Дважды я заметил как пенилась вода внизу – это морские драконы показывали свои вечно голодные пасти, провожали недосягаемую цель хищными взглядами. Впереди нас ждал Баламб и полнейшая неизвестность. Вынужденное безделье постепенно начало меня угнетать, когда Ирвин, сидящий за штурвалом, снова заговорил: - Кстати, стоит подметить, что расписание Окон изменилось. Серьёзно, сразу же после того самого прямого эфира из Тимбер-Сити. Они стали намного короче по времени. Прозвучит невероятно, но такое чувство, что кто-то специально накладывает эти Помехи. - На нас это как-нибудь отразится? – спросил я, не понимая к чему это он. - Не думаю. К тому же мы высоко не поднимаемся. Ну и пока не одной летучей твари нас не догнало. - Тогда какая разница? - Никакой, - ответил Ирвин, после короткой паузы. – Я просто немного нервничаю. Впервые лечу. Не подумайте, я знаю как управлять такой техникой, но опыта почти нет. Сам посуди - авиация не использовалась уже два десятка лет. А, вот оно что. Ну это определённо обнадёживает. Хотя мы действительно не собирались падать, во всяком случае наша машина этого открыто не заявляла… Ближе к Баламбу Ирвин начал набирать высоту. Рискованно. Поднялись мы достаточно высоко. Обогнали стаю белых чаек. - Скволл, - произнесла сзади Риноа. – Посмотри как красиво. Я обернулся, насколько это позволяла теснота кабины. Риноа прямо светилась от счастья, разглядывая открывающиеся виды. - Здорово, правда? Не ответив, я повернулся обратно, уставившись глазами в спину кресла первого пилота. Восторга Риноа я не разделял, меня беспокоило, и достаточно сильно, иное. В Баламбе нет аэродромов. Ни военных, ни гражданских. Вообще никаких. - Постараемся соскочить как можно ближе к берегу, - произнёс Ирвин, видимо, думая в том же русле. - Как соскочить?! – ужаснулась за спиной принцесса. - Катапультирование, - пояснил Киннеас. – Для этого и поднялись, иначе разбились бы о воду. Во всяком случае мне так кажется. Думаю, что с основами управления парашютом вам придётся разбираться уже в процессе. Ну и самолёт уйдёт на автопилоте, если тот не успеет сгореть, куда-нибудь подальше и разобьётся в океане. В итоге никаких вам чёрных ящиков. Никто не пострадает. Я надеюсь. Я тоже искренне на это надеялся… Ирвин вылетел из кабины первым. В разгерметизированную кабину задували потоки воздуха, хлёсткими ударами лупя по лицу. - Скволл, у меня не получается! – крикнули за спиной. Ну что за напасть! Принцесса, ну как же так?! Пришлось отстёгиваться и тянуться к ней, дабы нажать рычаг. Сердце в эти моменты разрывалось между желаниями выскочить из груди или же уйти в пятки. Каждую долю секунды потоки воздуха грозились вырвать меня из кабины и отправить в свободный полёт. Намертво вцепившись одной рукой в металлическую раму, я пытался дотянуться до рычага под креслом принцессы. Когда катапульта сработала, чуть не приложив меня по голове, я вернулся на место. Пристегнулся обратно. Нажал на рычаг. Сильный толчок и я уже летел вверх. Когда над головой раскрылся парашют, я машинально облегчённо вздохнул. Почти прямо под нами расположился Баламб, я разглядел очертания города и бело-голубую гору, Сад Баламб. Академия возвышалась над округой целая и невредимая! Дома! Я уже почти дома!.. Так, а что с остальными? Вдалеке виднелись ещё два раскрывшихся в небе купола. Вроде бы целы. Над Баламбом в небе не водится особо крупных хищников, да и мелких, если честно, не замечалось. Хоть существа порой и мигрируют с места на место, но не думаю что это успело произойти за те несколько дней моего отсутствия. А вот по приземлению местная фауна может встретить нас клыкастыми мордами... Приземлился я у берега. Почти. Попал на мелководье в диких районах длинной полосы баламбских пляжей. Вдалеке маячила фигурка Риноа. Неприятностей, не считая достаточно злых и кусачих, рыб фаститокалонок, мы не встретили. Ледяные глыбы с моей ладони быстро разогнали рыбью стаю и мы поспешили выбраться на песок. Хорошо, что сейчас не пора нереста: в эти периоды фастикалонка вполне могла очень умело скакать и по песку, не забывая впиваться зубами во всё, что посчитает съедобным. В такие сезоны патрули на пляжах всегда усиленные. Вскоре появился запыхавшийся Ирвин, видимо бежал без остановки. Судя по верному обрезу, который вновь был вне кобуры, по дороге пришлось отбиваться от нашей гостеприимной живности. Хотя выстрелов я не расслышал. Далее следовал марш-бросок до шоссе, всего пара километров. Я и Киннеас преодолели бы эту дистанцию в рекордные сроки, но с нами была Риноа, приходилось думать и об её отсутствии подготовки, а так же об агрессивной фауне. К слову, принцесса старалась не быть обузой, держалась молодцом и выкладывалась без остатка. За что от меня ей огромное спасибо, пусть и не вслух… И вот, наконец-то, мы оказались у стен Сада. Он был цел, никаких следов разрушений. Было удивительно приятно вдохнуть столь забытый воздух его окрестностей, пропитанный морской солью и чем-то неуловимым, не осязаемым. Нужно быть отсюда, чтобы понимать это. Вот они, родные очертания моего дома! Я удивился, но это было действительно неожиданно приятно и восхитительно увидеть этот небольшой парк перед парадными ступенями, эти ступени, арку главного входа. Удивился вдвойне, когда понял, что в Саду что-то не так, не так как должно быть. Что здесь вообще происходит?! На краю нашего парка, что перед главным входом, кружило несколько багзов. Куда смотрят дежурные? Ага, вон и они. У самых ступеней. Среди них один из деканов. Пытаются атаковать группу сиидов?! Что?! Я помчался к ним, за мной еле поспевали снайпер с принцессой. За считанные секунды пути в голове успели проскочить несколько возможных объяснений ситуации: ну может этакая странная имитация боя, ну мало ли. Кто знает, что могло взбрести в головы обитателей деканата? Оказавшись ближе понял что всё по настоящему. С неподдельной яростью числом превосходящие кадеты наседали на сиидов. Клинки со звоном сходились в воздухе, атакующие заклинания разбивались о защитные контуры, гневно кричал что-то нечленораздельное декан. Да они что, с ума все посходили разом?! И именно сейчас! А ведь не исключено что гальбадианские ракеты вполне могли быть запущены и вот-вот попадают с неба! - Стойте! – крикнул я. Меня не услышали. Хрен с вами! На ходу я обнажил ганблейд. Очень во время – одному из сиидов пришлось совсем туго. Он казался сбит с ног, над ним зависли клинки его оппонентов. Не блокируй я своим ганблейдом удар ближайшего из кадетов, ему точно не поздоровилось. - Стойте! – снова крикнул я, пытаясь перекричать шум разгоревшегося боя. На меня уже успели обратить внимание. - Вы на стороне Крамера?! – гневно выкрикнул декан. - Мы на стороне Сада! – машинально ответил я, толком не успев переварить услышанный то ли вопрос, то ли утверждение. – Послушайте: сюда могут лететь гальбадианские ракеты! Все разом притихли, то переглядываясь, то бросая в мою сторону недоверчивые взгляды. За спиной появились Риноа и Ирвин. - Кто говорит? – грозным требовательным тоном спросил декан. Я заметил в его руке пистолет, направленный дулом в землю. Пока дулом в землю. - Сиид Скволл Леонхарт, - начал было я. Декан тут же дёрнулся, пытаясь навести на меня пистолет. Чуть позади, за мой спиной, грянул выстрел, пуля вошла в землю рядом с ногами декана. Ирвин не дремал. - Даже не думай, дядя! – с угрозой произнёс Ковбой, поигрывая револьвером. – Это всех касается! - Мы только что из Федерации, с задания, - я решил не тратить времени попросту и донести, наконец, до этих спятивших. – Ракеты могут быть нацелены на Сад! Это не шутка, не учебная тревога! Удар может состояться в любое время, в любую минуту! Несколько секунд все переваривали информацию. Декан среагировал самым первым. Его глаза медленно округлились, он издал истошный вопль «Бежим!» и сорвался с места в сторону шоссе до Баламб-Сити. - Что здесь происходит? – спросил я. - Мы сами толком не знаем, - отозвался один из кадетов, провожая взглядом убегающего декана. – Они сказали нам, что Кремер и сииды предали Сад и их положено взять под арест, приказ Главного Магистра. Главного Магистра? А Крамер тогда кто?! Хотя стоп! Сада Гальбадия, слова Квистис про некоего Хозяина Сада, о назревающем в Академии конфликте. Мятые листы договора в моих руках… Главный Магистр Сада Баламб господин Н. Это этот самый господин Н. ответственный за царящий здесь кавардак? Повторив кадетам и сиида об угрозе ракетного удара, я побежал внутрь, сопровождаемый принцессой и стрелком. В самом Саду дела обстояли ещё хуже, чем у его порога. Если на подступах я решил что что-то не так, то сейчас я окончательно убедился – в Академии царит полнейший хаос. Тут и там идут бои между сиидами и старшими кадетами, отовсюду слышен звон клинков, пальба, шум творимых заклинаний. Хорошо хоть до Хранителей дело не дошло, иначе от милого дома остались бы унылые руины. Хотя это и так нам прогнозируется… В главном холле на нас среагировал декан. Определив в нас угрозу, он не тратя время ненужные уточнения, приказал группе кадетов взять нас. Ирвин вопросительно взглянул на меня, я отрицательно покачал головой. Множить число трупов желания никакого не было. Особенно - в рядах своих же. Кадеты быстро приближались с ганблейдами на изготовку. Чуть младше меня, каждому, наверно, лет по четырнадцать – пятнадцать. Биться с ними совсем не хотелось. Решение пришло внезапно: я вскинул ладонь, направляя ледяные потоки им под ноги. Не резко и агрессивно, как обычно, материализуя ледяные тараны или более изощрённые формы льда. Плавно и спокойно. На полу образовалась наледь, кадеты, теряя равновесие, падали один за другим. Чудо, но никто из них не поранился о собственное оружие… Над головой просвистела пуля, рядом хлопнул в ответ верный револьвер Ирвина. Стрелявший декан, схватившись за раненную ногу, повалился на пол, выкрикивая ругательства в адрес Ковбоя. - Что? – Киннеас, не выпуская револьвера, виновато развёл руки в стороны, видя мой неодобрительный взгляд. – Он же жив! В подтверждение мы услышали новую порцию брани от раненного. Кадеты, поднимающиеся на ноги, завидев револьвер, с угрозой смотрящий на них, и недобрую ухмылку нашего стрелка, поспешили ретироваться. - Скволл, ты вовремя, да! – окликнул меня мощный голос. Обернувшись на звук, я увидел бежавшего к нам со всех ног Раиджина, за ним следовала неизменная спутница – Фуджин. - У нас тут полная анархия, да! – с ходу сообщил он мне очевидное. – Наша работа насмарку, да! Хана всей дисциплине! Фуджин кивнула, сохраняя типичное для любой ситуации выражение лица. - Что здесь творится? – спросил я. - Да мы сами толком не понимаем, да! – воскликнул Раиджин. – Всё началось совсем недавно. Говорят, что сначала был сильный спор у деканов и Крамера, да! Что-то они от него требовали, что-то не поделили! Потом деканы объявили, что Крамер и сииды предали Сад и приказали кадетам арестовать их, да! Ну а те, само собой, так просто не даются! Деканы всё время орут про Главного Магистра и Хозяина Сада, да, я вообще ничего не понимаю! Разве не Крамер хозяин и Магистр, да?! Дурдом, честное слово! - А с вами-то что случилось, да? Вы откуда такие взмыленные? - Сад может быть целью гальбадианских ракет! – ответил я. - Валим! – тут же рявкнул Раиджин, предприняв попытку бежать в сторону выхода. Его остановила Фуджин, ухватив того за ремень формы и отвесив хорошего пинка по голени, гигант даже припал на колено, потирая ушибленную конечность. - Больно же, Фудж! – жалобно произнёс он снизу. - План? – коротко спросила девушка. - Сообщите всем, кому сможете, о ракетах. Пусть эвакуируются. Говорите от лица дисциплинарного комитета. Фуджин утверждающе кивнула.

    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю