332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Тит Макций Плавт » Пьессы » Текст книги (страница 30)
Пьессы
  • Текст добавлен: 30 октября 2016, 23:45

Текст книги "Пьессы"


Автор книги: Тит Макций Плавт






сообщить о нарушении

Текущая страница: 30 (всего у книги 53 страниц)

АКТ ТРЕТИЙ
СЦЕНА ПЕРВАЯ

Юпитер.

Юпитер

Амфитрион я, раб со мною Сосия;

Где нужно, он становится Меркурием.

Живу на самом верхнем этаже, могу,

Когда угодно, делаться Юпитером. [397]

Сюда прибыв, Амфитрионом делаюсь

Тотчас же и меняю одеяние.

Сейчас являюсь в вашу честь: комедию

Нельзя оставить эту незаконченной.

А также и Алкмене я помочь пришел:

870 Безвинную стыдит и укоряет муж.

Не прав я буду, если допущу, чтоб мой

Поступок на Алкмену пал невинную.

Итак, Амфитрионом притворюсь опять,

Как это раз уж сделал, и в семействе их

Все до конца смешаю и запутаю.

Потом позволю, чтобы все раскрылося,

И помощь принесу Алкмене вовремя,

И роды безболезненные ей пошлю

От мужа и меня единовременно.

880 Велел не отлучаться я Меркурию

На случай приказания. Ну, к ней теперь!

СЦЕНА ВТОРАЯ

Алкмена, Юпитер.

Алкмена

Сидеть не в силах дома. О, в каком меня

Бесчестии, позоре обвиняет муж!

Кричит: "Того, что было, вовсе не было",

И в чем я неповинна, тем корит меня.

И думает, мне так ли этак – все равно.

Но нет, клянусь, позорной клеветы и лжи

Сносить не стану: тотчас же расстанусь с ним,

Не то пусть извиняется и под клятвою

890 Возьмет назад невинной обвинение.

Юпитер (в сторону)

Я требование это должен выполнить.

Тогда лишь я прием увижу ласковый:

Поступок повредил Амфитриону мой,

Моя любовь – забота неповинному;

Теперь я на себя приму последствия

Во гневе нанесенных им жене обид.

Хоть я в них неповинен.

Алкмена

Вот обидчик мой,

Вину взваливший на меня, несчастную,

В разврате.

Юпитер

Я хочу поговорить с тобой,

Жена. Ты отвернулась?

Алкмена

Да, таков мой нрав:

90 °Смотреть всегда противно мне на недругов.

Юпитер

На недругов?

Алкмена

Да так и есть, вот разве ты

И тут готов поставить мне упрек во лжи.

Юпитер

Раздражена ты очень.

Алкмена

Руки прочь прими!

Ведь если ты в своем уме и разуме,

Ни в шутку, ни серьезно разговаривать

Не стал бы с той, кого ты сам развратною

Считаешь и зовешь! Одно вот: разве сам

Ты сделался глупей глупца последнего.

Юпитер

От слов моих развратней ты не сделалась,

Вернулся я, чтобы просить прощения.

910 Что может быть прискорбнее душе моей,

Чем слушать, что ты на меня разгневана?

Зачем сказал, ты спросишь? Разъясню тебе.

Конечно, не считал тебя бесстыдною,

А душу я твою тогда испытывал.

Узнать хотел, что сделаешь и как снесешь.

И вот тогда для шутки я сказал тебе,

Чтоб посмеяться. Да спроси хоть Сосию.

Алкмена

А где ж Навкрат, мой родственник? Его тогда

Позвать намеревался ты свидетелем

920 Тому, что не был дома?

Юпитер

В шутку сказано,

И принимать всерьез нельзя слова мои.

Алкмена

Однако сердцу больно было, знаю я.

Юпитер

Алкмена! Заклинаю и молю тебя:

Прости, забудь про это! Не сердись, оставь!

Алкмена

Чиста я – потому всего лишь звук пустой

Слова те; от бесстыдных воздержавшись дел,

Хочу и от бесстыдных отвернуться слов.

Прощай. Бери свое, а мне мое отдай. [398]

Мне дашь ли провожатых?

Юпитер

Ты в уме ль?

Алкмена

Не дашь?

930 Одна пойду, мне спутник Целомудрие.

Юпитер

Останься. Хочешь, под любою клятвою

Тебя признаю верною супругою?

Нарушу клятву – ты, Юпитер, вышний царь,

К Амфитриону будь навек немилостив!

Алкмена

Пусть лучше будет милостив.

Юпитер

Уверен в том:

Ведь искреннюю клятву я принес тебе.

Что, все еще сердита?

Алкмена

Нет.

Юпитер

Вот хорошо.

О, много так случается в роду людском:

То видят наслаждение, то горе вновь;

940 Охватит гнев – вернутся вновь к согласию,

Но если гнев такой разъединит людей,

А после вновь придут они к согласию, -

Вдвойне друзьями станут, чем до той поры.

Алкмена

От слов обидных раньше остеречься бы,

Но раз прощенья просишь ты – я все снесу.

Юпитер

Вели сосуды чистые готовить мне,

В походе я обеты дал, исполнить их

Хочу, домой вернувшись невредим и цел.

Алкмена

Готово будет.

Юпитер

Вызовите Сосию.

К обеду Блефарона пусть позвать идет,

950 Который кормчим был на корабле моем.

(В сторону.)

Не пообедав, пусть он позабавится,

Как я Амфитриона буду прочь тащить

С петлей на шее.

Алкмена

Странно. Что-то шепчет он.

Но вот открылась дверь. Выходит Сосия.

СЦЕНА ТРЕТЬЯ

Сосия, Юпитер, Алкмена.

Сосия

Господин, я здесь. Что нужно, прикажи, я выполню.

Юпитер

Вовремя пришел ты.

Сосия

Между вами, что же, мир опять?

Вас спокойными увидеть радостно, приятно мне.

Дельный раб настраиваться должен по хозяевам,

960 Что они, тем он быть должен, перенять лицо у них:

Веселы – и сам будь весел; им печаль – тебе печаль.

Но ответь, однако, что же, значит, помирились вы?

Юпитер

Ты смеешься? Знаешь сам, я в шутку говорил тогда.

Сосия

В шутку? Мне всерьез казалось и по-настоящему.

Юпитер

Я принес уж извиненье. Мир у нас.

Сосия

Вот хорошо.

Юпитер

Жертву принесу я дома, по обету.

Сосия

Следует.

Юпитер

Передай-ка приглашенье Блефарону-кормчему:

Пусть придет обедать после жертвоприношения.

Сосия

Раньше, чем ты ждешь, вернусь я.

Юпитер

Приходи немедленно.

Сосия уходит.

Алкмена

970 Хочешь, в дом пойду, – что нужно, приготовлю все сама.

Юпитер

Да, ступай и поскорее позаботься обо всем.

Алкмена

Возвращайся, как захочешь, – приготовлю все тотчас.

Юпитер

Дельно говоришь ты это, как жена прилежная.

Алкмена уходит.

Да, оба, госпожа и раб, обмануты:

Для них Амфитрион я: заблуждение!

Явись теперь ты, Сосия божественный:

Меня сейчас ты слышишь, хоть и нет тебя.

Амфитрион вернется – прогони его

От дома прочь какою хочешь выдумкой

980 И на смех подними, пока с земною

Женой я позабавлюсь. Позаботливей

Желанья угадай мои и мне служи,

Пока свершать я буду жертву сам себе.

(Уходит.)

СЦЕНА ЧЕТВЕРТАЯ

Меркурий.

Меркурий

С дороги отступите все! Сойдите прочь! Кто дерзостный

Найдется – поперек пути мне стать сейчас осмелится?

Я бог: народу угрожать, с дороги прогонять его

Не меньше вправе, чем иной ничтожный раб в комедиях,

Что весть приносит: "Цел корабль!", "Приплыл старик

разгневанный!"

Веленьям вняв Юпитера, сюда спешу на зов его, -

990 Тем более поэтому дорогу уступайте мне.

Отец зовет, к нему спешу, послушный приказанию.

Как должен добрый сын, служу отцу: бодрю влюбленного,

Остерегаю, состою при нем, с ним вместе радуюсь.

Отец ли наслаждается – и мне в том наслаждение.

Влюблен? Умно и правильно влечению он следует,

И людям надо делать так, лишь мера соблюдалась бы.

Амфитриона высмеять отец желает: выполню

Прекрасно на глазах у вас я дело это, зрители.

Венком украшу голову и разыграю пьяного,

1000 Взберусь вот наверх, славно так отсюда прогоню его,

Что трезвый опьянеет он, лишь пусть сюда пожалует,

Конечно, раб поплатится потом за это, Сосия,

Ему за то, что сделал я, достанется. А мне-то что?

Мне нужно угождать отцу, ему служить обязан я.

А, вот Амфитрион идет. Отлично подшучу над ним.

Хватило б только вашего желанья слушать. В дом пойду,

Надену одеяние, подвыпившим приличное,

На крышу заберусь потом, оттуда прогоню его.

СЦЕНА ПЯТАЯ

Амфитрион.

Амфитрион

Нет на корабле Навкрата, там я не нашел его.

1010 В городе его и дома вовсе не видал никто.

Улицы обрыскал все я, лавки парфюмерные

И лекарственные лавки, на съестной, на рынке был.

Обошел палестру, форум и цирюльни, храмы все, [399]

В поисках устал, Навкрата все же не нашел нигде.

А теперь домой отправлюсь, дальше допрошу жену:

Кто он, с кем прелюбодейством осквернилася она?

Лучше умереть, чем этот розыск мне не завершить,

И сегодня же. Однако двери заперты! Эге,

К одному одно! Прекрасно. Постучу-ка в дверь. Эй, вы!

1020 Кто там есть? Ну, открывайте! Кто же дверь откроет мне?

СЦЕНА ШЕСТАЯ

Меркурий, Амфитрион.

Меркурий

Кто там?

Амфитрион

Я.

Меркурий

Кто – я?

Амфитрион

Сказал уж.

Меркурий

Хоть бы разразил тебя

Сам Юпитер и другие боги! Что ломаешь дверь?

Амфитрион

Это как?

Меркурий

А так! Убогим на всю жизнь останешься.

Амфитрион

Сосия!

Меркурий

Да, Сосия. Я помню, не забыл еще.

А тебе чего?

Амфитрион

Мерзавец! Мне чего? Что за вопрос?

Меркурий

Да, вопрос. Крюков с дверей ты чуть не посорвал, болван.

Что ж ты думал? От казны нам двери наставляются?

Что ты пялишься? Что надо, дуралей? Кто ты такой?

Амфитрион

Висельник! Аль палок мало об тебя обломано?

103 °Спрашиваешь, кто я? Нынче же разожгу плетьми тебя!

Меркурий

В юности большим, наверно, был ты расточителем.

Амфитрион

Что?

Меркурий

На старость оплеухи стал себе выпрашивать.

Амфитрион

Негодяй! Свои словечки сыплешь на беду себе.

Меркурий

Жертвую тебе…

Амфитрион

Чего там?

Меркурий

Все мои пощечины.

. . . . . . . . . . . .

С этого места в рукописях начинается большой пропуск. Содержание

утраченных сцен восстанавливается в самых общих чертах на основании

коротеньких отрывков (всего двадцать три стиха, частью неполных),

сохранившихся у римских грамматиков.

Отгоняя Амфитриона от его собственного дома, Сосия-Меркурий пускает ему

в голову горшок с водой. По уходе Меркурия является подлинный Сосия вместе с

приглашенным на обед кормчим Блефароном. Полагая, что это и есть тот Сосия,

который не пустил его в собственный дом, Амфитрион осыпает его бранью и

бьет. Тогда на шум выходит Алкмена; Амфитрион подвергает ее строжайшему

допросу и всячески бранит. Она сначала пробует отвечать спокойно, но в конце

концов уходит в уверенности, что имела дело с человеком, несомненно,

сошедшим с ума. В довершение путаницы из дому выходит Юпитер в образе

Амфитриона. Оба они с бранью обвиняют друг друга в прелюбодеянии, и Юпитер

тащит Амфитриона с веревкой на шее. Блефарон, которого Амфитрион просит

установить его личность, не в состоянии отличить подлинного Амфитриона от

его двойника.

АКТ ЧЕТВЕРТЫЙ
СЦЕНА ПЕРВАЯ

Блефарон, Амфитрион, Юпитер.

Блефарон

Сами меж собой делитесь. Ухожу, мне некогда.

Никогда, нигде такого дива я не видывал!

Амфитрион

Блефарон, прошу, останься! Помоги!

Блефарон

Прощай. Какой

Толк в подмоге? Помогать я сам не разберу кому.

(Уходит.)

Юпитер

В дом войду: родит Алкмена.

(Входит.)

Амфитрион

Я погиб! Что делать мне?

1040 Все помощники, друзья все бросили меня. Но нет!

Надо мной не посмеется все же безнаказанно,

Кто б он ни был! Тотчас прямо направляюсь я к царю,

Все скажу, как было дело. Нет, клянусь: сегодня же

Расплачусь я с фессалийским этим отравителем, [400]

Помутившим вовсе разум домочадцам всем моим.

Где ж он? В дом пошел! И я так думаю, к жене моей.

Кто другой меня несчастней в Фивах? Что же делать мне?

Все меня отвергли, всяк как хочет издевается.

Решено! Домой вернусь я и, кого ни встречу там,

Будь жена, будь раб, служанка, будь то соблазнитель сам,

1050 Будь отец, увижу ль деда, – сразу всякого убью,

Ни Юпитер, ни все боги в том не помешают мне.

Что решил, то я исполню. А теперь направлюсь в дом.

(Ломает двери и падает, пораженный ударом грома.)

АКТ ПЯТЫЙ
СЦЕНА ПЕРВАЯ

Бромия, Амфитрион.

Бромия

Надежды, силы, жизнь моя лежат, схоронены в груди,

Нет больше в сердце смелости! Пропало все! Мне кажется.

Земля и море, небо – все стремится раздавить меня

И уничтожить! Горе мне! Что делать, и не знаю я!

Такие в доме чудеса свершились! Горе, бедной, мне!

Душа горит, воды хочу! Разбита вся, бессильна я!

Боль в голову, не слышу я, глаза не видят явственно.

1060 Едва ли есть несчастнее меня на свете женщина!

Что было с госпожой моей! Настали роды, призвала

Богов на помощь. Гул и треск поднялся, вдруг ударил гром,

Кто где стоял, от шума пал. И кто-то мощным голосом

Взгремел: "Алкмена! Помощь тут! Не бойся!

Небожитель сам

К тебе, к твоим является с поддержкой милосердною!

Вставайте, ниц упавшие из страха пред грозой моей!"

Встаю и думаю: горит наш дом – настолько он сиял.

Зовет меня Алкмена, я от зова трепет чувствую,

Но страх за госпожу взял верх, бегу узнать, зачем она

1070 Звала, и вижу: родила она двоих уж мальчиков,

Когда – никто из нас того не видел и не чувствовал.

Но что за старец? Кто такой

Лежит у нашей двери здесь?

Нужто поразил его

Юпитер? Видно, так и есть.

Лежит совсем как мертвый он.

Да это сам хозяин мой!

Амфитрион!

Амфитрион

Погиб я!

Бромия

Встань!

Амфитрион

Пропал!

Бромия

Дай руку.

Амфитрион

Кто со мной?

Бромия

Твоя служанка Бромия.

Амфитрион

Дрожу весь: грянул так в меня

Юпитер! Будто я пришел от Ахерона! Ты зачем

1080 Из дому вышла?

Бромия

Нас сейчас такой же ужас в дрожь привел.

Какое диво у тебя я в доме видела! О, страх,

Амфитрион! Я не пришла в себя еще.

Амфитрион

Постой, скажи,

Ты, значит, узнаешь меня?

Бромия

Конечно.

Амфитрион

Глянь еще.

Бромия

Ну да.

Амфитрион

Из всех моих домашних вот единственная в разуме!

Бромия

Да все в уме.

Амфитрион

Нет, у меня рассудок отняла жена

Позорными поступками.

Бромия

Постой, иное скажешь ты,

Амфитрион! Жена твоя честна и целомудренна.

Вкратце – вот тебе какое, слушай, доказательство.

Первое – тебе Алкмена родила двух близнецов.

Амфитрион

Близнецов?

Бромия

Да, да.

Амфитрион

Блюдут нас боги!

Бромия

Досказать позволь.

1090 Знай, как милостивы боги к вам – к тебе, к жене твоей.

Амфитрион

Расскажи мне.

Бромия

Начинались роды у жены твоей,

Как при родах то бывает, боли появилися.

Стала призывать бессмертных, с головой покрытою, [401]

С чистыми руками, чтобы помощь оказали ей.

Тотчас загремело тяжко. Мы сначала думали,

Рушится твой дом: кругом он, словно золотой, сиял.

Амфитрион

Ну, кончай скорей, прошу я, вдоволь посмеялась ты.

Дальше что?

Бромия

Пока свершалось это, от жены твоей

Стона или плача вовсе не слыхал никто из нас.

1100 Кончились без боли роды.

Амфитрион

Очень рад я этому,

Как бы ни была виновна предо мной она.

Бромия

Оставь

Это все и слушай дальше, что я расскажу тебе.

Тут велит новорожденных нам омыть. Мы начали.

Мальчик тот, что мне достался, так велик был, так могуч!

Не был в силах в колыбели спеленать его никто!

Амфитрион

Странен твой рассказ! Когда все верно, то сомненья нет:

От бессмертных помощь свыше послана жене моей.

Бромия

Большее послушай диво. В колыбель уложен он.

Сверху в водоем ползут вдруг [402] две змеи огромнейших,

Гривистых, вздымают обе головы…

Амфитрион

О, горе мне!

Бромия

1110 Нет, не бойся: всех глазами змеи обвели кругом

И, детей увидев, быстро к колыбели кинулись.

Я туда, сюда бросаюсь вместе с колыбелькою,

За детей и за себя мне страшно. Тем настойчивей

Гонятся и змеи. Мальчик увидал их – тот, другой,

Выскочил из колыбели, прямиком пошел на змей

И обеими руками их схватил стремительно.

Амфитрион

Страха полное деянье, дивное! От слов твоих

Ужас охватил мое все тело. Дальше было что?

Говори.

Бромия

И тут ребенок умертвил обеих змей.

1120 Громкий голос вдруг взывает в этот миг к жене твоей.

Амфитрион

Чей?

Бромия

Царя богов и смертных голос был, Юпитера.

Он с Алкменою на ложе тайно сочетался сам.

Мальчик, победивший этих змей, – то сын его, другой -

Твой, сказал он.

Амфитрион

О, конечно, вовсе не обидно мне

Половиной благ делиться с ним, с самим Юпитером.

В дом ступай, вели готовить мне сосуды чистые.

Жертвами склоню на милость вышнего Юпитера.

Вызову Тиресия [403] – гадателя, пусть дает совет,

как мне поступить; что было здесь, все расскажу ему.

1130 Это что? О, боги! Грянул гром с великой силою!

СЦЕНА ВТОРАЯ

Юпитер, Амфитрион.

Юпитер

Мужайся! Я опорою тебе, твоим.

Поэтому тебе бояться нечего.

Оставь всех предсказателей, гадателей,

А обо всем прошедшем и о будущем

Я сам скажу, Юпитер, много лучше их.

Во-первых, сочетался я с Алкменою

Любовью, и родился у нее мой сын;

Идя в поход, и ты ее беременной

Оставил: сразу двое родилось детей.

Один ребенок, семенем моим зачат,

1140 Тебя прославит славой [404] мощных подвигов.

Живи опять в согласии с Алкменою;

Корить ее нельзя: порока нет на ней,

Я силой взял. Теперь отправлюсь на небо.

СЦЕНА ТРЕТЬЯ

Амфитрион.

Амфитрион

Все совершу. Тебя ж молю я, сделай, что обещано!

Я пойду к жене, не буду старца звать, Тиресия.

В честь Юпитера погромче, зрители, похлопайте!

Касина

Перевод с латинского А. Артюшкова

До нас пьеса дошла под названием «Касина», так зовут ее героиню, замужество которой составляет интригу комедии, но которая так не разу на сцене не появляется. Но из пролога к ее посмертной постановке видно, что пьеса имела и другое название, «Жребьеметатели», оно по мнению некоторых исследователей и было первоначальным, данным самим Плавтом. Греческим оригиналом этой комедии послужила пьеса Дифила «Жеребьеметатель».

Пьеса имела множество переводов и переделок как в средние века, так и в более позднее время. Кроме того, мотив переодевания мужчины в женское платье получил широкое распространение в дальнейшей драматургии, и, в частности, был использован Шекспиром в "Виндзорских насмешницах", Сервантесом, отчасти Бомарше.

Значимые имена действующих лиц комедии: управляющий Олимпион – «олимпиец», поскольку именно ему выпадает жребий; раб Халин – «ремень», поскольку он наказывает похотливого старика; старик Лисидам – "расторгающий брак", другой старик, Алкесим – «защищающий», "спасающий", именно он помогает Лисидаму устроить свидание с Касиной.

ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА

Олимпион, управитель поместья Лисидама.

Халин, городской раб, оруженосец сына Лисидама.

Клеострата, жена Лисидама.

Пардалиска, рабыня Клеостраты.

Миррина, жена Алкесима.

Лисидам, старик.

Алкесим, старик, сосед Лисидама.

Китрион, повар.

Рабыни.

Площадь в Афинах. Два соседних, дома – Лисидама и Алкесима.

ПРОЛОГ

Привет мой, вам, почтеннейшие зрители!

Вы свято чтите Верность, [405] Верность ценит вас.

Коли я прав, мне ясный знак прошу подать,

Чтоб сразу знал я ваше беспристрастие.

Мудрец, кто до вина охоч старинного,

И тот, кто любит старые комедии.

Дела и речи старые вам нравятся?

Должны тогда вам также пьесы старые

Сравнительно с другими больше нравиться.

Ведь новые комедии, что ставятся

10 Теперь, гораздо хуже денег новеньких!! [406]

Насколько понимаем голос публики,

Хотите очень видеть пьесы Плавта вы.

Одну из них мы, старую, и выбрали.

Постарше кто – ее уже одобрили,

А молодые вовсе не знакомы с ней.

Вот мы и постараемся им дать узнать.

Она, впервые данная, затмила все

Комедии. В ту пору цвет поэтов был,

Отшедших ныне к общему пристанищу;

20 Живят живых, однако, то умершие.

У всех вас благосклонного внимания

Я к нашей труппе очень бы хотел просить.

Отбросьте прочь заботу о долгах своих

И трепет перед теми, кто их требует.

Сейчас ведь игры: весел сам и денежник,

Покой и тишь на форуме. Умны они:

Не взыскивают ни с кого во время игр

И никому не платят сами после игр.

Коли свободны уши ваши, слушайте.

30 Название комедии вам дать хочу.

По-гречески название: "Klhroumenoi",

У нас же выйдет: "Жеребьеметатели".

Написана Дифилом, по латыни ж Плавт

Заглавие ей дал, на лай похожее. [407]

Старик женатый тут живет, сын у него,

С отцом в одном и том же доме он живет,

У них есть раб, лежит больной, точнее же,

Чтоб не солгать, лежит в постели. Как-то он

(А этому прошло уже шестнадцать лет)

40 Увидел в ранних сумерках, что женщина

Желает бросить девочку. Он тотчас же

Подходит с просьбой к этой самой женщине,

Не может ли ту девочку ему отдать.

Дала. Уносит. Прямиком домой несет

И госпоже дает своей и просит он

Принять ее к себе на воспитание.

С великою заботой госпожа ее

Взяла и воспитала как родную дочь.

Когда она вошла в тот возраст, что могла

Пленять мужчин, в ту девушку и сам старик

Влюбился страстно, а равно и сын его.

50 Теперь же друг на друга ополчаются

Отец и сын, таяся тот от этого.

Отец приспособляет управителя

Просить ее себе женой, надеется

И сам нести ночную стражу, если тот

Ей станет мужем. Сын просить ее женой

Оруженосца отрядил: увидел он,

Что в случае успеха неминуемо

В свой огород он залучит [408] предмет любви.

Хозяйка, старика жена, заметила,

Что занят муж любовью, и поэтому

Поддерживает сына. А когда старик

60 Узнал, что сын влюбился в ту же самую

И для него является помехою,

Он молодого человека вдаль услал.

Но за него, покамест он отсутствует,

Тут мать его сознательно старается.

Не ждите, чтобы в этой же комедии

Вернулся сын: не захотел того наш Плавт, [409]

Разрушил мост он, бывший на пути его.

Пожалуй, станут говорить друг с другом тут:

"Скажите! Это что же? Свадьба рабская?

Рабы жениться будут? [410] Жен просить себе?

70 Придумали, чего на свете вовсе нет!"

А я скажу: бывает в Карфагене так,

И в Греции, и здесь у нас, в Апулии,

И с большею там помпой свадьбы рабские

Справляются обычно, чем свободные.

Не так? Пускай побьется об заклад со мной

Кто хочет на ведро вина! Судьей же будь

Пуниец или грек, а то, по мне, пускай

Хоть апулиец! А? Ну, что? Молчите вы?

Да, да, я вижу, выпить нет охотника.

Вернемся к этой девочке подкинутой,

80 Что в жены просят два раба настойчиво.

И чистой и свободною, природною

Афинянкой окажется она, и здесь,

В комедии, постыдных дел не сделает.

А после, как окончится комедия,

Предвижу это, если кто ей денег даст,

Сама собою мужа для себя найдет,

Не будет брачных ожидать свидетелей. [411]

Ну, вот и все. Прощайте и желаю вам

В делах успеха. С истинною доблестью

Всех побеждайте, как доныне делали.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю