332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Конн Иггульден » Чингисхан. Пенталогия (ЛП) » Текст книги (страница 68)
Чингисхан. Пенталогия (ЛП)
  • Текст добавлен: 26 октября 2016, 22:56

Текст книги "Чингисхан. Пенталогия (ЛП)"


Автор книги: Конн Иггульден






сообщить о нарушении

Текущая страница: 68 (всего у книги 133 страниц)

Врагов вокруг Джучи уже не было. Предоставленный самому себе, он провел большим пальцем по кромке лезвия своего клинка, ощупывая оставшиеся на металле зарубки. Мертвые тела окружали его повсюду. Погибли многие из тех, кто скакал вместе с ним через холмы, чтобы обескровить отборную конницу шаха. Те же, кто уцелел, смотрели на него с еще не иссякшей злобой в глазах. А Чагатай тем временем добивал остатки хорезмийского войска, втаптывая вражеские знамена в окровавленную землю копытами своих коней.

Если бы Джучи поступил с Чагатаем так, как того заслуживал его брат, их тумены дрались бы не на жизнь, а на смерть. Это он понимал. Понимали это и командиры Чагатая. Теперь они не подпустят к нему Джучи и на двадцать шагов, если при нем будет оружие. И хотя они знали причину, их позор не помешал бы им обнажить клинки, и тогда смертельной схватки между туменами не миновать. Джучи едва сдерживал неудержимое желание помчаться туда, где еще звенело железо, и увидеть, как кромсают на куски его брата. Джучи не хотел искать справедливости у Чингиса. Легко было представить, как отец посмеется над его жалобами. Он скорее указал бы на недостатки в тактике, чем признал бы вину Чагатая. Джучи задыхался от возмущения, жадно глотая воздух, а гул сражения уносился все дальше, оставляя юношу в пустоте. И все-таки, несмотря на предательство, он победил. Он испытывал гордость за своих воинов вместе с ненавистью, и бессилие сдавило его.

Не спеша Джучи вытер кровь с лезвия меча, который в честном споре выиграл у Чагатая. В тот день, выйдя на поединок с тигром, Джучи видел смерть, как видел ее сегодня. Он не мог простить то, как с ним обошлись.

Стряхнув на землю кровавые капли, Джучи медленно начал движение туда, где остановил коня его брат. Обменявшись недовольными взглядами, его люди последовали за ним, готовые продолжить бой.

Глава 25

Самарканд очаровывал своими красотами. Низкорослый конь Чингиса вез своего хозяина по широкой улице между рядами домов, цокая неподкованными копытами по неровной брусчатке. Где-то впереди в небе висело облако дыма и слышался грохот сражений, но эта часть города опустела и казалась на удивление мирной.

Воины, ехавшие рядом с ханом, опасались за его жизнь и потому держали луки наизготове, чтобы в нужный момент покарать даже намек на угрозу для хана. Атаку самаркандского гарнизона отбили, вынудив его отойти внутрь города. Хорезмийцы отступали организованно, чему могли бы позавидовать даже личные тумены Чингиса. Он был удивлен, когда выяснилось, что противник подготовил вторую оборонительную линию внутри самого города. Впрочем, Самарканд был полон неожиданностей. Так же как и во время осады Яньцзина, Чингис планировал уморить голодом жителей Самарканда, но потом, когда появилась освободительная армия, казалось, что хан вообще рискует потерять город. Чингис настаивал на стремительности атаки и скорости, и это вновь принесло плоды. Враги в который раз недооценили силу его туменов.

Чингис подозревал, что если монголы останутся в землях шаха, то контакта с местными жителями не миновать, и наиболее талантливые хорезмийские военачальники в конце концов найдут способ отражать их атаки. Подумав об этом, хан улыбнулся. К тому времени, когда они что-нибудь придумают, весь Хорезм перейдет под его контроль.

Вдоль улиц росли деревья, пышные, но какие-то уж слишком ухоженные. Проезжая мимо, Чингис подметил выцветшие бледные диски, оставшиеся на стволах от спиленных веток, и темные пятна на пыльных корнях, где утром на них пролилась вода. Монгольский хан покачал головой, сомневаясь, что полив деревьев стоил труда. Горожане, очевидно, наслаждались их тенью в жаркие летние дни, и Чингис вынужден был признать, что ароматы, которые источали деревья, были все же довольно приятны на теплом ветру. И наверное, горожанам просто очень хотелось видеть со своих каменных террас их зеленые листья. Чингис встал в стременах, и его взору предстала открытая круглая площадь с ярусами деревянных лавок по кругу. Внутри своих стен Самарканд хранил множество странных вещей. Возможно, горожане собирались на площади, чтобы послушать речи ораторов или даже посмотреть на лошадиные бега. Но монголы вели сюда пленников, и площадь уже почернела от массы сгрудившихся людей. Связанные по рукам и ногам, пленники немели от страха.

Проезжая мимо каменного колодца у перекрестка дорог, Чингис спешился, чтобы осмотреть его. Заглянув через край колодца, хан увидел глубоко внизу чернеющий диск воды. Чингис машинально схватил кожаное ведро и бросил его в колодец. Услышав всплеск, хан вытянул ведро наружу и жадно испил воды, затем передал ведро одному из лучников и снова сел в седло. Самарканд имел выгодное положение. Город стоял в излучине реки и вблизи озер. На таких землях, как здесь, росло все, что угодно. Доказательством тому служил опустевший рынок у главных ворот, на прилавках которого осталось лежать множество разных плодов и овощей. Хан задался мыслью о том, на что же тратили свои дни обитатели города, если пищи и воды было у них в изобилии? Судя по тому, как отступало их войско, горожане явно не тратили времени на военную подготовку. Монгольские тумены с легкостью просочились в город, неотступно следуя за бежавшим врагом. Они не отпускали его ни на шаг, и закрыть ворота не удалось.

В огромном Самарканде легко можно было запутаться и сбиться с пути. Со всех сторон Чингиса окружали улицы и дома, большие и маленькие. Над всем этим лабиринтом дорог и домов возвышался шахский дворец, однако внимание хана привлекло другое строение. Над западными кварталами города тянулся ввысь стрельчатый минарет. Необычное здание вызывало живой интерес, и хан направил коня к нему. И чем ближе он подъезжал, тем выше казалось это любопытное сооружение.

Минарет стоял на огромной площади, окруженной приземистыми домишками с плотно закрытыми ставнями на маленьких окнах. Чингис едва ли обращал внимание на то, как его командиры вышибали ногами двери и вламывались в жилища, разыскивая врагов. Повсюду слышались стоны и шарканье упиравшихся в землю ног, но монголы знали свое дело, и шум длился недолго. Новых пленников вязали веревками и тащили на ипподром, и кое-кто из них глядел исподлобья на человека, одиноко стоявшего у подножия минарета.

Чингис провел рукой вдоль фундамента здания, ощущая приятное прикосновение узорчатых изразцов. Все они были точно подогнаны друг к другу, и хотелось взять нож, отковырять хотя бы одну из плиток и рассмотреть поближе. Узкая башня сверкала на солнце, и, чтобы увидеть вершину, пришлось запрокинуть голову. Едва Чингис это сделал, как шапка соскочила с его головы и упала к ногам. Надо же было построить такое, смущенно улыбаясь, подумал Чингис и наклонился, чтобы подобрать шапку с земли.

Водружая головной убор на прежнее место, хан тихонько хмыкнул. Монгол из его окружения услышал его и подскочил ближе.

– Что-то не так, повелитель? – спросил он в готовности исполнить любой приказ.

– Я просто подумал, что еще ни разу не кланялся никому с тех пор, как пришел в эти земли, – весело ответил Чингис. – Кроме этой башни.

Добродушие хана вызвало у монгола улыбку. Быть может, причиной тому была особенная открытость этого города. В сравнении с ним суетливым китайским городам сильно не хватало пространства, и Чингис даже на миг не мог бы представить, как правил бы любым из них. Здесь же, под жарким солнцем, это было возможно. Горожане имели бы в достатке свежей воды и пищи, чтобы прокормить свои семьи. Каждое утро перед рассветом крестьяне доставляли бы ее на городские рынки, получая плату медными и серебряными монетами. На мгновение Чингис отчетливо представил трудовые будни городских обитателей, купцов и ремесленников, учителей и писцов. Все это каким-то непостижимым образом существовало, хотя он до сих пор не понимал, откуда же берутся все эти монеты. Или где-то поблизости имелись рудники? И если так, то кто же отливал из металла монеты, снабжая ими самаркандскую торговлю? Шах? Все это пока казалось запутанным и сложным, но Чингис повернул лицо к солнцу, наслаждаясь душевным покоем. Хан выиграл утром сражение и послал сыновей против вражеской армии, шедшей на выручку Самарканду. День начинался хорошо.

На площади сильнее повеяло гарью, и Чингис выкинул из головы лишние мысли. Его люди шныряли повсюду, собирая пленников, но городское войско продолжало оказывать сопротивление, и хан снова уселся в седло, чтобы наблюдать за сражением. Вместе с отрядом лучников Чингис направился туда, где над потрясенным городом повисло облако густого дыма. Проезжая снова по улицам, Чингис крепко сжал зубы. К чему все эти колодцы и внутренние дворики жилищ, если ты не можешь их удержать? Всегда найдутся люди, алчущие отнять то, что ты создал. Правитель должен быть просто глупцом, чтобы позволить им проникнуть в его города и забрать, что захочется. Но ведь город можно было бы защитить. Чингис знал это наверняка. В свое время он сокрушил немало стен и потому хорошо представлял лучшие приемы против его катапульт и стенных крючьев. И Чингису теперь хотелось испытать догадку будущей зимой с кем-нибудь из своих военачальников, лучше всего с Субудаем. Любимый полководец хана охотно принял бы вызов. Если бы Субудай удержал город против туменов, так и быть, Чингис, возможно, оставил бы город за собой, передав в управление детям или родичам. В противном случае оставит город на разграбление своим Волкам.

Свернув на главную улицу, Чингис увидел там распластавшиеся тела, на многих из которых были доспехи, которые так любили надевать самаркандцы. Дверной проем одного из домов был забрызган спекшейся кровью, еще блестевшей на солнце. Перезвон тетивы теперь звучал громче, и, проехав еще пару улиц, хан оказался перед окруженным стеной шахским дворцом. Здесь дым был гуще, хотя огонь, казалось, охватил всего несколько соседних домов. Вероятно, кто-то опрокинул на пол светильник во время драки или перевернул жаровню, когда вломился в дом. Пламя вырывалось наружу, добавляя жара и без того знойному дню. Внезапно заметив появление хана, монголы заметались вокруг стены дворца, словно разъяренные муравьи.

Чингис остановил коня, чтобы понаблюдать, как его воины осаждают владения шаха Мухаммеда. За стеной поднимался холм, украшенный цветниками, а на его вершине высилась громада дворца. То ли по случайности, то ли по замыслу зодчего, стены вокруг дворцового комплекса выходили прямо на улицу. Их непрерывное кольцо разрывали только широкие ворота из толстых железных прутьев. Чингис окинул взглядом бегущую вдоль стены улицу. Дома прятались в густой тени, но выглядели чище, чем он ожидал. Вероятно, жители Самарканда имели под домами выгребные колодцы либо систему сточных канав, по которым нечистоты выводились за пределы города. Когда столько людей живет рядом на ограниченном пространстве, избежать трудностей нелегко, и Чингис начинал понемногу признавать изобретательность самаркандцев.

Из-за нехватки свободного места поставить катапульты возле дворца не представлялось возможным, даже если бы монголы умудрились протащить их сюда сквозь лабиринт узких улиц. Хотя стены едва поднимались на десять футов, самаркандское войско все же заняло выгодную позицию для обороны.

Делая шаг назад, лучшие монгольские лучники пускали стрелу в каждое лицо, что выглядывало через край стены. Возможно, с другой ее стороны имелась площадка. Скорее всего, решил Чингис. Вооруженные люди в доспехах ныряли под стену, прячась за ней от стрел, пролетавших над их головами. На таком расстоянии немногим удавалось спастись, хотя все они имели тяжелые щиты, сотрясали саблями и пытались стрелять из лука из-за прикрытия. Потом Чингис увидел Кокэчу. Шаман вдохновлял воинов на подвиг. На нем была только набедренная повязка, а темно-синие линии на теле создавали впечатление, будто кожа тоже двигалась во время танца.

В присутствии шамана и самого хана монголы, словно одержимые, старались изо всех сил. Они били заостренными кольями по верхнему краю стены, пытаясь обрушить ее вершину. Частично им это уже удалось, и в кирпичной кладке образовалась крупная трещина. Чингис хотел уже дать воинам приказ прекратить это занятие и подождать, пока подвезут катапульты. Если ближайшие дома сровнять с землей, то освободившегося пространства вполне хватило бы для установки платформы. И тогда дворцовую стену легко разрушили бы. Однако, увидев трещину, хан успокоился и передумал. Стене долго не простоять.

Кокэчу, конечно, заметил хана, поскольку тот косил на него глаза. Чингис вспоминал их первую встречу, когда Кокэчу уводил найманского хана за гребень холма, подальше от опасностей битвы. Чингис даровал ему жизнь сроком только на один год, но гораздо больше времени утекло с тех пор. За эти годы шаман возымел большое влияние, став одним из немногих преданных людей, правивших народом под рукой великого хана. Чингис одобрял неприкрытое честолюбие шамана. Оно помогало ему удерживать воинов в благоговейном страхе перед духами, да и кто бы еще мог сказать, что на хане действительно лежит благословение Отца-неба? Победы давались одна за другой, и Кокэчу хорошо справлялся с отведенной ему ролью.

Внезапно Чингис переменился в лице, на ум пришли иные воспоминания. Нечто смутное терзало его разум, в голове вертелись слова, но смысл их пока был неясен. Резким взмахом руки он подозвал гонца, готового в любую минуту исполнить его приказ.

– Отправляйся в лагерь, – велел Чингис юноше со свежим лицом. – Найдешь там мою жену Чахэ и спросишь, почему она вспоминает о моей сестре, когда смотрит на Кокэчу. Все понял?

Гонец низко поклонился и повторил приказ слово в слово. Он не знал, почему хан выглядит хмурым в такой славный день, когда монголы взяли новый город, но приказ хана надлежало исполнить, и воин умчался прочь. Он не задал лишних вопросов и даже не обернулся назад, когда обрушилась дворцовая стена и придавила двоих монголов, не успевших вовремя отойти в сторону. Под холодным взглядом Чингиса шаман подскочил и запрыгал, как полосатый паук, а воины вломились с диким ревом в пробитую брешь в стене.

Чагатай видел, что брат скачет к нему. Большинство воинов разбрелись по полю, где произошла битва, осматривая трупы в поисках добычи, а заодно добивая тех, кто еще подавал признаки жизни. Но небольшая группа воинов и командиров Чагатая осталась возле него, избавив от необходимости обращаться к ним за помощью. Они понимали, зачем едет Джучи, и потихоньку двигались ближе к Чагатаю. Многие из тех, кто был постарше, предусмотрительно вложили мечи в ножны. Несмотря на язвительные усмешки и грозный упрек Чагатая, взрослые мужчины предпочли не светить оружием перед полководцем, при котором всегда находился верный ему клинок. Однако самоуверенная молодежь держалась ближе к своему командиру. С надменной гримасой на лицах юные воины подняли оружие так, чтобы его хорошо было видно. Их совершенно не волновало, что Чагатай бросил брата в бою. Их преданность не предназначалась для внебрачного сына. Они хранили верность только законному наследнику, который однажды сам станет ханом.

Но Джучи ехал не один, и, видя его людей, занервничали даже молодцы Чагатая. Его личные телохранители не принимали участия в битве, но те, кто оберегал жизнь Джучи, с головы до ног пропитались вражеской кровью. От них за версту веяло потом и смертью, и, когда они подъехали ближе, глумливые ухмылки быстро исчезли с лиц юнцов Чагатая. Дело принимало крутой оборот. Джучи трясло от переполнявших его эмоций, и он уже убивал в тот день.

Джучи не остановился перед людьми Чагатая. Не сводя с брата глаз, он направил коня прямо на двоих воинов, оказавшихся у него на пути, едва не сбив их. Замешкайся он хоть на мгновение, и воины взяли бы себя в руки и задержали бы его. Но Джучи не остановился. Он промчался мимо еще двоих всадников, пока один из командиров не развернул своего скакуна поперек пути, встав между Джучи и Чагатаем.

Командир был одним из тех, кто убрал оружие, не желая кровопролития. Очутившись под мечом Джучи, он обливался потом, надеясь, что тот не ударит его. Джучи медленно перевел взгляд со смеющейся физиономии брата на человека, преградившего уму путь.

– Уйди с дороги, – сказал ему Джучи.

Командир побледнел, но покачал головой. Джучи слышал смех Чагатая, и его кулак крепче сжался на рукояти с головой волка.

– У тебя трудности, брат? – выкрикнул Чагатай, злобно сверкая глазами. – После такой грандиозной победы? Тут, кажется, слишком много нервных рук. По-моему, тебе лучше вернуться к своим воинам, пока не случилась неприятность.

Джучи вздохнул, маскируя клокотавшее в нем пламя. Он не хотел погибать в этом месте, но за всю свою жизнь он снес слишком много насмешек. Он очень долго сдерживал гнев и теперь готов был забрать на тот свет своего насмешливого братца вместе с собой.

Джучи ударил пятками, и конь рванулся вперед. Толкнув командира локтем, Джучи вышиб его из седла и поскакал дальше. Сзади тотчас послышался рев ввязавшихся в схватку людей Джучи.

Перед тем как двое других всадников заслонили ему дорогу, Джучи не без удовольствия заглянул в испуганное лицо брата. Окружавшие его воины, изумленные неожиданной стычкой, все же бросились навстречу Джучи. Он не сомневался, что так и случится, но его люди были уже достаточно близко, чтобы пробиться к нему, и в их телах бурно кипела кровь. Они убивали без сожалений и переживали его обиду, как свою собственную.

Юные сорвиголовы Чагатая ответили без промедлений. В считаные мгновения завязалась драка, и воины обоих туменов били и колотили друг друга. Почувствовав, что коня выбивают из-под него, Джучи немедленно соскочил на землю, но из-за острой боли в ноге едва не упал. Правая нога была залита бурой кровью от полученной ранее раны. Уворачиваясь от удара, он сделал еще шаг вперед, пытаясь устоять на ногах.

Видя, что раненый брат все еще стоит на земле, Чагатай с яростным криком пустил скакуна сквозь ряды своих воинов. Животное растолкало их в стороны, и внезапно Чагатай оказался перед Джучи. Чагатай взмахнул мечом, описав им широкую дугу над землей, и Джучи чуть было не оказался под копытами коня, когда нырнул вниз, пытаясь уйти от клинка. Больная нога вновь подвела. Наплевав на приемы ведения боя, Чагатай лихорадочно рубил мечом. На ханского сына напали на глазах его же людей, и лучшую возможность раз и навсегда избавиться от помехи, какой был его старший брат, трудно было придумать.

Внезапно раздался громкий треск, конь заржал, захрапел. Воин, стоявший рядом с Джучи, разрубил скакуну ногу. Животное стремительно грохнулось наземь, и Чагатай не успел вытащить ноги из стремян. От нестерпимой боли в раздавленной голени Чагатай орал во всю мочь. Он почувствовал, что меч выбили из руки, и, когда поднял глаза, Джучи уже стоял рядом, безумный восторг сверкал на его лице.

Увидев Чагатая лежащим на земле, его воины завыли, как звери. Забыв об осторожности, они бросились на людей Джучи со звериной злобой.

Джучи чувствовал, как бежавшая по ноге кровь забирает и его силы. Глядя Чагатаю в глаза, он тяжело занес меч, затем молча опустил его. Джучи даже не понял, что стрела ударила ему в грудь. Голова закружилась. Потом сильный удар в лицо. Быстро теряя сознание, Джучи уже не мог сказать, убил ли он брата, который так отчаянно пытался убить его самого.

Прогремели новые команды Чагатая, хотя борьба разгоралась только сильнее, по мере того как все новые воины из тумена Джучи вступали в нее. Бой продолжался. Воины гибли сотнями за то, чтобы отомстить за своего поруганного военачальника или спасти его. Они и сами точно не знали. Горстка его людей, пробившись сквозь битву, вынесла на руках вялое тело Джучи со стрелой в груди. Когда они наконец вырвались на свободу, старшие командиры обоих туменов затрубили враждующим сторонам сигнал разойтись.

Огрызаясь и стеная от ран, воины разошлись в стороны, и между туменами наконец показалась полоска чистой земли. Командиры минганов отвешивали подзатыльники и раздавали пинки своим подчиненным, не раз пуская в ход и рукояти клинков, усмиряя самых неугомонных. Череда угроз и приказов привела их к порядку, и теперь командиры джагунов и арбанов распекали своих воинов, не жалея глоток.

Тяжело отдуваясь после драки, воины туменов в ужасе смотрели на убитых и едва верили, что все это могло произойти на самом деле. В воздухе тихим шепотом раздавалось имя Чингиса, и каждый участник этого сражения боялся даже представить, что будет потом, когда хан обо всем узнает. Пока люди Джучи осматривали его тело, никто не посмел шелохнуться, но вскоре над холмами разлетелось эхо ликующих возгласов. Стрела пробила только доспехи. Джучи был жив. Услышав об этом, Чагатай злобно плюнул на землю, негодуя на удачу, что неотступно следовала за незаконнорожденным выродком. На поврежденную голень Чагатая наложили шину из обломка копья, и юноша прикусил губу, когда опухшую ногу крепили к куску дерева, перевязывая в трех местах между коленом и лодыжкой. Его люди помогли ему сесть в седло. Радостные крики возвестили о том, что он выжил, но вскоре стихли, отозвавшись страхом в дальних холмах. Битва была выиграна, и теперь обоим туменам предстояло вместе вернуться в лагерь. Но зерна неумолимой вражды были брошены в землю, обещая принести кровавые всходы.

Поздним вечером лошадка Чахэ медленно везла ее по темным улицам в окружении черных всадников. Городской воздух был теплее, чем в лагере, как будто уличные камни накапливали тепло, чтобы потом медленно выдыхать его в темноту. По дороге во дворец на холме, где Чингис дожидался жену, легко было предаваться фантазиям. В городе полно было разных птиц, щебетавших на каждом карнизе, на каждой крыше. Чахэ подумалось: не мешают ли им передвижения солдат? Или эти пичуги всегда прилетали сюда, чтобы погреться на теплых крышах? Она понимала, что в этом нет ничего необычного, но, слыша порхание крыльев над головой, почему-то чувствовала себя неуютно.

Справа, скрытая темнотой, рыдала какая-то женщина. В тусклом мерцании факелов Чахэ видела, как неженатые воины приходили на ипподром и забирали девушек из рук отцов и мужей, оставляя часть женщин до утра на выбор Чингиса. Подумав об этом, Чахэ содрогнулась. Она болела за тех, кто ждал в темноте прикосновения грубых рук. Она прожила среди монголов уже немало лет и полюбила многие достойные качества этого степного народа. Но монголы по-прежнему забирали женщин у побежденных и не видели в этом ничего предосудительного. Подъезжая к разлому в стене, ведущему в благоухающие цветники, Чахэ горько вздохнула. Охота за женщинами была их проклятием. Их домогались и умыкали ночью из отчего дома повсюду – ив царстве ее отца, и в землях китайцев, и в стране мусульман. Ее муж находил эту практику вполне обычным занятием, заявляя, что рейды за женщинами помогают его мужчинам сохранять бодрость духа. Чахэ даже вздрогнула, словно внезапный холод коснулся ее обнаженных рук.

Сквозь цветочные ароматы дворцовых садов слышался запах смерти. У стены до сих пор лежали огромные кучи трупов, и на жаре тела уже начали разлагаться. Тяжелый, удушливый воздух вокруг дворца разъедал ноздри, и Чахэ дышала с трудом, стараясь не замечать открытых глаз мертвецов. Она знала, что трупный запах опасен. Утром следовало проследить за тем, чтобы Тэмуге убрал и сжег трупы, пока зараза не подкосила ряды ханского войска.

Подъехав к лестнице, ведущей к чернеющему на вершине холма дворцу, Чахэ и ее вооруженные стражи остались сидеть в седле, и кони начали неспешное восхождение по широким ступеням, предназначенным для людей. Поднимаясь к вершине, Чахэ ломала голову над смыслом вопроса, который задал ей муж. Она не понимала, зачем Чингису понадобилось спрашивать ее об этом, и в результате никак не могла отделаться от неприятного сосущего чувства под ложечкой. Она очень надеялась, что во время ее разговора с мужем рядом не будет Кокэчу. Иначе пришлось бы просить Чингиса о встрече с глазу на глаз. При мысли о свирепых глазах шамана, буравящих ее, Чахэ сделалось только хуже. Она еще раз вздохнула, размышляя о том, была ли снова беременна или ей это только казалось оттого, что долгое время видела так много страданий, горя и ненависти.

Ее друг Яо Шу мало что понимал в медицине, однако знал, как восстановить душевное равновесие. Чахэ решила повидаться с китайцем сразу по возвращении в лагерь. Монголы не искали внутреннего покоя, но ей казалось, что длительная концентрация на жестокости и насилии приводит к губительным последствиям. Когда-нибудь нужно думать и о душевном покое, хотя монголы, конечно, не знали ничего об учении Будды.

Ступени привели во внутренний двор шахского замка, и Чахэ спешилась. Всадники перепоручили принцессу воинам, которые дожидались ее прибытия у входа во дворец, и Чахэ последовала за ними по темным коридорам, недоумевая оттого, что никто не побеспокоился зажечь висевшие там светильники. В самом деле, люди ее мужа были странным народом.

Снаружи светила луна, проливая тусклый свет в высокие стрельчатые окна дворца, и Чахэ иногда казалось, будто она привидение, шагающее за мертвецами. В застывшем воздухе по-прежнему веяло трупами, и, чувствуя едкий запах, она старалась сохранять спокойствие.

Чингис восседал на троне в громадном зале под высоким сводчатым потолком. Хотя на ногах Чахэ были туфли из мягкой кожи, гулкое эхо подхватывало шорох ее шагов и разносило по залу. Стражники остались в дверях, а принцесса направилась к мужу, озираясь по сторонам в поисках его шамана.

В тронном зале шахского замка Чингис был один. Сидя на троне, он смотрел вдаль сквозь огромную арку, за которой открывался вид на весь город. При свете луны Самарканд походил на волшебную карту, расстелившуюся до горизонта.

Проследив направление взгляда Чингиса, Чахэ постояла некоторое время в молчании, наслаждаясь дивной картиной. Отец принцессы правил своей страной из такого же дворца, и вид за окном неожиданно навеял яркие воспоминания детства. Она не сомневалась, что ее муж скоро снова двинется в путь и опять ей придется вернуться к кочевой жизни в юрте. Но тут, хотя бы на короткое время, Чахэ вспомнила умиротворенность и красоту просторного дворца, забыв о горах трупов снаружи.

– Дорогой, я пришла, – промолвила наконец Чахэ.

Чингис повернулся к ней, выйдя из мечтательного раздумья.

– Ты видела? – спросил он, показывая рукой на вид из окна. – Город очень красивый.

– Он немного напоминает мне мою родину и столицу отца, – улыбнулась Чахэ.

Чингис закивал в ответ, но Чахэ поняла, что он чем-то взволнован и едва ли думал о ее словах.

– Ты послал человека, чтобы задать мне вопрос, – напомнила она.

Чингис вздохнул, отложив в сторону думы о будущем. День так хорошо начался, но завершился дракой Джучи с Чагатаем на глазах у их воинов. В войске хана образовалась брешь, залатать которую будет трудно даже ему. Чингис повернул усталые глаза ко второй жене.

– Да, посылал. Мы тут одни, – ответил он. Чахэ взглянула на стражников, стоявших в разных концах зала, но Чингис продолжал говорить, не обращая на них внимания: – Скажи, почему, когда ты глядишь на Кокэчу, то вспоминаешь мою сестру? Что ты хотела этим сказать?

Чахэ подошла ближе и прижала холодные ладони ко лбу мужа. Заключая жену в объятия, Чингис издал тихий стон, позволив холодному прикосновению рук успокоить его душевную муку.

– Он обнаружил ее, когда закончилась битва. Теперь, когда я вижу Кокэчу, то сразу вспоминаю, как он выходил из ее юрты. У него было такое лицо… Все скорчено от горя, и это выражение постоянно преследует меня.

Слушая жену, Чингис замер как изваяние, потом она почувствовала, что муж отстраняется от нее. Он взял ее за руки и осторожно снял их со лба, стараясь не причинить боль своей железной хваткой.

– Он не находил ее, Чахэ. Известие о ее смерти привез мой человек. Он нашел сестру, когда осматривал юрты после бегства шаха.

Пока Чингис обдумывал слова жены, его глаза, отражая лунный свет, казались холодными, как и само ночное светило.

– Ты видела его? – прошептал Чингис.

Чахэ только кивнула в ответ. Ужас застрял комком в горле. Лишь проглотив его, смогла Чахэ выговорить слова.

– Да, когда закончился бой. Я бежала мимо ее юрты и видела, как он вышел оттуда. Когда я узнала, что она убита, то подумала, что тебе об этом сказал шаман.

– Нет, – отрезал Чингис. – Он

ничего

не сказал мне ни тогда, ни потом.

Хан отпустил руки жены, и Чахэ слегка покачнулась, потрясенная своей догадкой.

– Никому не говори, Чахэ, – велел муж. – Я разберусь с шаманом по-своему. – Тихонько бранясь, он внезапно закинул голову, не скрывая своего горя. – Сегодня был гадкий день.

И снова Чахэ прильнула к мужу, касаясь его лица, чтобы заглушить боль.

– Я знаю, муж, знаю. Но теперь он закончился, и ты можешь поспать.

– Не сегодня. Я не усну после того, что узнал, – шепотом ответил Чингис.

Глава 26

Чингис собрал сыновей в тронном зале самаркандского дворца только на третий день после их ссоры. По его приказу вернулись также Хачиун, Хасар и Джелме, оставив за собой лежащие в руинах города.

День выдался жарким, и воздух замкнутого пространства насквозь пропитался запахом горящих огней, едкого пота и сала. Тэмуге тоже велено было присутствовать, как и почти семи сотням высших военачальников, которые теперь стояли вместе с ним в шумном зале, дожидаясь появления Чингиса. Среди приглашенных был и монах Яо Шу. Пожалуй, из всех собравшихся в тронном зале он был единственным человеком, у кого не было ни одного подчиненного. У подножия трона, вытаращив пустые глаза на каменный пол, уселся у всех на виду шаман Кокэчу.

Чингис явился с закатом, когда зажгли светильники на стенах. Хан прибыл без фанфар и без свиты. Войдя в зал, он окинул взглядом собравшуюся толпу, сразу приметив лица своих братьев и детей, от старших Джучи, Чагатая, Угэдэя и Толуя до младшенькой дочери, которую подарила ему Чахэ. Самые младшие стояли рядом с их матерью и Бортэ, испуганно разглядывая высокий свод потолка. Они раньше не видели городов и казались взволнованными, боясь, что потолок может свалиться им на голову. Один из малышей Чахэ разревелся, но Бортэ взяла мальчика на руки и начала тихонько напевать ему. Жены старших военачальников тоже пришли на встречу. Не было лишь матери хана Оэлун, которая по-прежнему носила траур по умершей дочери и не появлялась на людях. С тех пор как Оэлун потеряла дочь, она удалилась от дел, и ее жизненной мудрости сильно недоставало Чахэ и Бортэ.

В тот день хан не надел доспехов. Напротив, он облачился в обычное платье своих пастухов. Дээл поверх рубахи и узких штанов и мягкие кожаные сапоги. Лицо и грудь хана блестели чистотой и свежим бараньим жиром. Волосы зачесаны назад и убраны под квадратную шапку с тонкой, едва заметной вышивкой. Поскольку в зале было довольно светло, те, кто стоял ближе к хану, смогли заметить седину на его висках. С годами Чингис становился старше, но по-прежнему выглядел полным энергии и сил, и одного его появления было достаточно, чтобы оживленная толпа присмирела. На встречу не явились лишь Субудай и Джебе вместе с их командирами тысяч и сотен. Чингис мог бы дождаться их возвращения, но о том, как идет охота на шаха, не было известий, а дела, одно важнее другого, не требовали отлагательств.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю