332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Конн Иггульден » Чингисхан. Пенталогия (ЛП) » Текст книги (страница 13)
Чингисхан. Пенталогия (ЛП)
  • Текст добавлен: 26 октября 2016, 22:56

Текст книги "Чингисхан. Пенталогия (ЛП)"


Автор книги: Конн Иггульден






сообщить о нарушении

Текущая страница: 13 (всего у книги 133 страниц)

– Татары убили Есугэя почти пять лет назад, – сообщил Илак, когда все уселись и выпили по пиале чая. – Кто ты таков и почему пришел в эти дни?

Младший открыл было рот, но Арслан легонько тронул его за плечо, и тот повиновался.

– Останься вы на севере, я пришел бы раньше. Мы с сыном ехали больше тысячи дней, чтобы найти вас и выполнить клятву, которую я дал твоему отцу.

– Он не был мне отцом, – отрезал Илак. – Я был его первым воином.

Гости обменялись взглядами.

– Значит, слухи, что ты оставил в степи сыновей и жену Есугэя, – не пустые домыслы? – негромко спросил Арслан.

Под его спокойным вопросительным взглядом Илак принялся оправдываться.

– Я хан Волков, – начал он. – Я правил четыре года, и они стали сильнее, чем когда-либо. Если ты дал слово Волкам, то ты дал слово мне.

Он заметил, что Арслан с сыном снова быстро переглянулись, и разозлился.

– Смотри на меня, когда я говорю с тобой, – потребовал Илак.

Арслан послушно перевел взгляд на человека на деревянном троне, но не сказал ни слова.

– Как ты добыл свои мечи? – спросил Илак.

– Я обладаю искусством изготавливать их, господин, – негромко ответил Арслан. – Некогда я был оружейником у нейманов.

– И был изгнан? – тотчас отозвался Илак.

Он пожалел, что успел напиться до приезда чужаков. Мысли путались, а он по-прежнему ощущал исходящую от старшего опасность, хотя тот говорил очень спокойно. Арслан не спеша двигался по юрте, что указывало на знакомую Илаку твердость. Может, этот человек и правда кузнец, но он еще и воин. Его сын был гибок, как веревка, но в нем не было того, что делает человека опасным, поэтому Илак выбросил его из своих мыслей.

– Я покинул хана, когда он забрал себе мою жену, – ответил Арслан.

Илак вдруг подобрался, вспомнив историю, которую ему рассказывали много лет назад.

– Я слышал об этом, – начал он. – Так это ты вызвал на поединок хана найманов? Это ты клятвопреступник?

Арслан вздохнул, переживая боль старых воспоминаний.

– Это было давно, и я был моложе. Хан был жестоким человеком, и хотя он принял мой вызов, но сначала зашел в свою юрту. Мы бились, и я сразил его, но когда пришел за женой, она лежала с перерезанным горлом. Это трудная повесть, и я давно не вспоминал об этом.

Глаза Арслана потемнели от горя, но Илак не поверил ему.

– Я слышал об этом даже на юге, где воздух горячий и влажный. Если ты и правда тот человек, тогда ты искусный мечник. Так ли это?

– Сказители всегда преувеличивают, – пожал плечами Арслан. – Может, некогда так и было. Мой сын сейчас меня превосходит. Но при мне мои мехи, и я могу построить кузню. При мне мое мастерство, и я по-прежнему могу делать оружие. Я встретил Есугэя, когда он охотился со своим ястребом. Он решил, что мы можем пригодиться семьям, живущим под его рукой, и предложил нам нарушить обычай и принять нас в племя. – Арслан немного помолчал, вспоминая прошлое. – Когда мы с Есугэем встретились, я был одинок и полон отчаяния. Мою жену забрал другой, и я не хотел жить. Он предложил мне покровительство Волков, если я приведу жену и сына. Думаю, он был великим человеком.

– Я более велик, – ответил Илак, раздраженный тем, что в его собственной юрте кто-то посмел восхвалять Есугэя. – Если ты и правда так искусен, то Волки с честью примут тебя.

Долгое время Арслан не отвечал и не отводил взгляда. Илак ощутил, как в юрте нарастает напряжение, и ему пришлось сделать над собой усилие, чтобы не схватиться за меч. Он заметил, что красная птица тоже насторожилась.

– Я дал слово Есугэю и его наследникам, – заявил Арслан.

– Разве я здесь не хан? – фыркнул Илак. – Волки мои, а ты предложил себя Волкам. Я принимаю вас обоих, дам юрту, овец, соль и защиту.

Молчание снова затянулось и стало таким неуютным, что Илаку захотелось выругаться. Арслан кивнул и потупил голову.

– Ты оказываешь нам большую честь, – ответил он.

– Тогда дело улажено, – улыбнулся Илак. – Вы пришли как раз в то время, когда мне понадобится доброе оружие. Твой сын станет мне ближним воином, если он так сноровист с мечом, как ты говоришь. Мы поедем на войну с мечами из твоей кузни. Верь мне: настала пора Волкам возвыситься!

В дымном полумраке новой юрты Джелме повернулся к отцу и тихо-тихо спросил:

– Значит, мы остаемся здесь?

Отец покачал головой. Понимая, что их могут подслушивать, он понизил голос до еле слышного шепота.

– Нет. Человек, который зовет себя ханом, – просто брехливый пес, и руки его в крови. Ты можешь себе представить, чтобы я служил человеку, похожему на хана найманов? Есугэй был человеком чести, за которым я бы пошел без сомнений. Он нашел меня, когда я жрал дикий лук и у меня ничего не было, кроме маленького ножа. Он мог забрать все, что было при мне, но не сделал этого.

– Ты убил бы его, если б он посмел, – улыбнулся Джелме во мраке.

Он видел, как сражается его отец, и знал, что он даже голыми руками одолеет многих воинов с мечами.

– Я мог напасть врасплох, – без всякой гордости ответил Арслан, – но он-то этого не знал. Он охотился один, я понимал, что ему не нужны собеседники, но он обошелся со мной почтительно, разделил мясо и соль. – Арслан вздохнул. – Он мне нравился. Печально слышать, что он покинул степи. Этот Илак слаб в том, в чем Есугэй был силен. Я не дам Илаку в руки моих прекрасных мечей.

– Это я понял, – отозвался Джелме. – Ты не дал клятвы, и я догадался. Он даже не слышал, что именно ты говорил. Этот человек глуп, но ты же знаешь, что просто так он нас не отпустит.

– Не отпустит, – кивнул Арслан. – Надо было слушать, что говорят о новом хане. Не надо было привозить тебя сюда, где так опасно.

– А куда мне еще идти, отец? – хмыкнул Джелме. – Мое место рядом с тобой. – Он на мгновение задумался. – Мне вызвать его на бой, отец?

– Нет! – гортанным шепотом ответил Арслан. – Человека, способного бросить детей вместе с их матерью замерзать в степи? Да он может лишить тебя головы, не обнажая меча. Мы ошиблись, придя к Волкам, но теперь остается только поджидать удобного момента для побега. Я буду строить горн из глиняных кирпичей, а это займет время. Буду посылать тебя за дровами и травами – за всем, для чего потребуется покидать улус. Узнай имена стражей, пусть привыкнут, что ты уходишь добывать нужные материалы для кузницы. Найди место, где мы сможем припрятать все необходимое, и когда настанет час, я приведу коней.

– Он будет посылать с нами стражу, – заметил Джелме.

– Пускай, – захихикал Арслан. – Я еще не встречал человека, которого не мог бы убить. Мы уедем отсюда еще до конца лета, и кузня, которую им оставлю, будет годиться только для переплавки железного лома.

Джелме вздохнул. Он давно уже не жил в юрте, и часть его души не радовалась тому, что придется возвращаться в холодные ночи и суровую зиму.

– Здесь хорошенькие женщины, – произнес он.

Отец выпрямился, услышав в голосе сына желание, но ответил не сразу:

– Я не подумал об этом. Возможно, я сделал глупость, но я не собираюсь снова жениться. Однако если ты желаешь остаться здесь и найти себе место среди Волков, то я останусь с тобой. Не станешь же ты таскаться за мной всю жизнь.

В темноте Джелме коснулся руки отца:

– Я пойду туда, куда пойдешь ты, и тебе это известно. Твое слово связывает меня, как тебя самого.

– Клятва мертвецу никого не связывает, – возразил Арслан. – Если бы Есугэй или его дети остались в живых, я бы пошел за ними с легким сердцем. А сейчас для нас нет иной жизни, кроме как в степи, среди настоящих волков. Не отвечай мне. Ложись спать, утром поговорим.

Илак проснулся на рассвете, чувствуя себя совсем разбитым. Голова его гудела, он весь покрылся потом. Он приказал принести еще арака, после того как Арслан и Джелме отправились в свою юрту. Пока он спал, звезды сдвинулись всего на ладонь. Илак вышел из юрты, прошелся по улусу и с изумлением увидел, что Арслан с сыном уже на ногах. Они упражнялись на мечах, двигаясь в неком подобии танца, – или так Илаку показалось спросонья.

Вокруг них уже собирались воины, некоторые смеялись и отпускали грубые шуточки. Но эти двое не обращали на них внимания, словно никого, кроме них, не существовало. Для тех, кто умел смотреть, их умение держать равновесие и ловкость выдавали высокое мастерство. Арслан был обнажен до пояса, и была видна его грудь, покрытая шрамами. Даже Илака поразили эти отметины – белая решетка шрамов на руках, бугры от ожогов, рубцы, оставленные стрелами на плечах и груди. Этот человек умел сражаться. Когда он резко повернулся, Илак увидел несколько шрамов на бледной спине. Хан неохотно признался себе, что эта пара производит впечатление. Арслан весь блестел от пота, но дышал по-прежнему легко. Илак зло посмотрел на них, вспоминая вчерашний разговор. Заметил, что воины замолкли, и хмыкнул себе под нос, когда отец с сыном закончили разминку. Он не верил чужакам. Стоя и почесываясь, он наблюдал, как двое его воинов подошли и заговорили с Арсланом, явно любопытствуя по поводу того, что сейчас видели. Илак подумал, не соглядатаи ли эти двое, а то еще и наемные убийцы. Старший был особенно похож на убийцу, и Илак понимал, что придется заставить Арслана повиноваться, иначе его власть в собственном улусе пошатнется.

Несмотря на дурные предчувствия, появление кузнецов для Илака было благословением Отца-неба, так как хан задумал набег на олхунутов. Волки умножились числом, а у него весна и кровь бурлили в груди, призывая к войне. Ему понадобятся мечи, чтобы вооружить молодых воинов. Возможно, Арслан их и выкует. Кузнец Волков был старым пьянчугой, и только его мастерство не позволяло бросить его зимой замерзать в снегу. Илак усмехнулся при мысли, что Арслан сделает ему кольчугу и клинок. И Волки станут еще сильнее.

Когда Илак предавался мечтам, то в них всегда присутствовала смерть. Самая старая женщина, бросив кости в его юрте, предрекла великое кровопролитие под его властью. А вдруг Арслан послан духами, как говорится в легендах. Илак потянулся, чувствуя, как сильно его тело. Кости захрустели, мышцы сладко заныли. После смерти Есугэя он дал волю своим честолюбивым устремлениям. Кто скажет, к чему это его приведет?

Спустя четыре дня после приезда Арслана с сыном вернулись Толуй и Басан, волоча за собой избитого человека. Илак вместе с воинами выехал им навстречу. Он воскликнул хриплым от волнения голосом, когда увидел, что его люди вернулись с живым пленником. Ему хотелось, чтобы это был Бектер, но почему-то приятнее оказалось увидеть Тэмучжина, который смотрел на него распухшими глазами.

Дорога далась пленнику тяжело, но он стоял, выпрямившись, насколько мог, когда Илак спешился и подошел к нему. Тэмучжин боялся этой встречи с той самой минуты, как его схватили, но теперь от усталости и боли ничего не почувствовал.

– Гость ли я в твоем улусе? – спросил он.

Илак хрюкнул и ударил его по лицу так, что тот рухнул на землю.

– Добро пожаловать домой, Тэмучжин, – произнес Илак, обнажая крепкие белые зубы. – Долго же я ждал того дня, когда увижу тебя на брюхе.

С этими словами он поставил ногу Тэмучжину на голову, вдавил лицо его в пыль. И надавливал все сильнее, а в глазах появился блеск, который заставлял его воинов молчать.

Но Басан нарушил молчание.

– Господин, Унэген мертв. Остальные сбежали.

Илак постепенно пришел в себя и убрал ногу.

– Они все живы? – с изумлением спросил он.

Басан покачал головой:

– Бектер мертв. Как я понял, остальные живы. Мы нашли их стоянку и сожгли ее.

Илаку не было дела до смерти Унэгена. Тот был еще воином Есугэя, одним из тех, что до сих пор не считают Илака ханом. Глава племени потихоньку разбавлял таких молодежью, жадной до крови и завоеваний.

– Ты хорошо потрудился, – сказал Илак, обращаясь к Толую, и тот выпятил грудь от гордости. – Выберешь себе коня из моих собственных и получишь дюжину бурдюков арака. Выпей вволю. Ты заслужил благодарность хана.

– Ты оказываешь мне честь, господин, – откликнулся Толуй, искоса глянув на Тэмучжина. – С радостью посмотрю на унижение этого мальчишки.

– Хорошо, Толуй. Оставайся здесь. Духам нужна кровь, чтобы утолить голод. Он останется лишь пятном на дороге, которая поведет нас к победе и величию. К нам пришел кузнец. Кровь ханского сына будет нашей жертвой богам. Отец-небо даст нам красивых женщин и бросит нам под копыта тысячи племен. Так говорит моя кровь.

Тэмучжин с трудом поднялся на колени. Тело его ныло после тяжелого пути, а запястья горели как в огне. Он плюнул на землю и, оглядевшись по сторонам, подумал об отце.

– Я всегда знал, что у дерьма больше чести, чем у тебя, – медленно произнес он, обращаясь к Илаку.

А когда один из воинов бросился к нему и ударил его рукоятью меча, постарался не зажмуриться. Его ударили трижды, прежде чем он потерял сознание и упал на пыльную землю, но он так и не закрыл глаза.

Тэмучжин пришел в себя, когда на лицо и одежду хлынула какая-то теплая жидкость. Он задохнулся, с трудом поднялся на ноги, вскрикнув от боли, когда обнаружил, что один его палец сломан, а правый глаз так затек спекшейся кровью, что не открывается. Он надеялся, что его не ослепили, но все это уже не имело значения. Было так темно, что он не понимал, где находится. Над головой он разглядел решетку, через которую светили звезды, и вздрогнул. Его бросили в холодную яму. Решетка слишком высоко – до нее не допрыгнуть. Он прижал здоровую руку к стене – та была мокрой от влаги. Ноги находились по щиколотку в воде. Над головой слышалось тихое хихиканье.

К его ужасу, после еле сдерживаемого хрюканья ему на голову снова полилась вонючая жидкость. Воины Илака мочились в яму и хохотали.

Тэмучжин закрыл голову руками, стараясь не поддаваться черному отчаянию. Он знал, что может окончить жизнь в этой вонючей яме, придавленный камнями, которых набросают сюда, чтобы переломать ему руки и ноги. В мире нет справедливости, но это он знал еще со дня смерти отца. Духи не принимают участия в жизни людей с самого их рождения. Человек либо выносит все испытания, которые посылает ему на пути этот мир, либо ломается.

Люди с натугой положили тяжелый камень на решетку. Когда они ушли, Тэмучжин попытался молиться. К его изумлению, молитва придала ему сил, и до рассвета он просидел, прижавшись к холодной склизкой стене. Временами он погружался в чуткий сон. Его желудок был пуст, и опорожняться было нечем, но это не послужило ему утешением. Ощущение было таким, словно он всегда был голодным и избитым. Где-то там осталась жизнь, в которой он был счастлив и ездил с братьями к красной скале. Он цеплялся за эту мысль, словно за свет во тьме, но и она покинула его.

Перед рассветом Тэмучжин услышал шаги и увидел темную фигуру, склонившуюся к решетке и закрывшую звезды. Тэмучжин скривился в ожидании потока мочи, но вместо этого незнакомец заговорил.

– Кто ты? – послышался шепот.

Тэмучжин не поднимал головы, но гордость снова вспыхнула в нем, и он ответил:

– Я старший из оставшихся в живых сыновей Есугэя, хана Волков.

Перед глазами начали мелькать вспышки, и Тэмучжин подумал, что теряет сознание. Он вспомнил слова, что некогда говорил отец, и дерзко произнес:

– Я земля, я кости холмов. Я зима. Когда я умру, я приду к тебе в самую холодную ночь.

Он гордо поднял голову, решив не показывать своего унижения. Тень не шевелилась, но через некоторое время прошептала несколько слов и исчезла. Звезды опять заглянули в яму.

– Кто ты таков, чтобы советовать мне не отчаиваться? – спросил Тэмучжин.

ГЛАВА 18

Солнце проходило по небу прямо над головой Тэмучжина. Его сияние было приглушено густым облаком, и пленник мог, не жмурясь, смотреть на оранжевый диск. После холодной ночи тепло, хоть и слабое, всегда радостно. Утром, когда Тэмучжин пришел в себя, первым делом он вытащил ноги из замерзшей грязи, затем стал топать ногами и колотить рукой об руку до тех пор, пока кровь не побежала по жилам. Один уголок ямы он отвел под отхожее место, но нечистоты все равно были прямо под ногами, и к третьему дню вонь в яме стояла невыносимая. Через решетку залетали рои мух, и он убивал время, ловя их ради забавы живьем.

Пленнику кидали хлеб и баранину, хохоча над его усилиями поймать их прежде, чем они упадут в нечистоты. Когда ему в первый раз пришлось есть поднятое с земли, желудок болезненно свело, но выхода не было – иначе он бы умер от голода. Тэмучжин проглотил кусок, лишь пожав плечами. Каждый день он отмечал камешками время по перемещению тени, чтобы хоть так скрасить тупое времяпрепровождение и забыть об унижении.

Он не понимал, зачем Илак бросил его в эту яму, а не убил тотчас. Наедине с собой Тэмучжин воображал, что Илака заела совесть, что он не в силах убить сына Есугэя. Может, его поразила какая-то мерзкая болезнь в знак проклятия. Тэмучжин утешал себя такими картинами, а потом думал, что на самом деле Илак, наверное, уехал на охоту. Или придумывает для него ужасную смерть. Тэмучжин давно понял, что окружающий мир гораздо менее приятен, чем его собственный вымышленный мир.

Когда сняли камень и отбросили решетку в сторону, Тэмучжин почти с облегчением осознал, что смерть наконец пришла. Он протянул руки и позволил вытащить себя наружу. Услышал вокруг себя голоса собравшихся соплеменников и понял, что ожидается нечто из ряда вон выходящее. Тэмучжин даже не обратил внимания, когда вытаскивающий его человек схватился за сломанный палец и тот хрустнул.

Когда его поставили на землю, Тэмучжин рухнул на колени. Он видел вокруг лица более чем сотни людей и даже узнал некоторых. Кое-кто насмехался над ним, малышня бросала в него камни. Но у большинства в глазах стояла тревога, скрытая за маской равнодушия.

Тэмучжин приготовился к смерти, к концу. Годы, прожитые без племени, были подарком судьбы, какими бы трудными они ни были. Он видел и радости, и печали. И сейчас поклялся себе расстаться с жизнью достойно. Этого требовали его кровь и отец.

Илак сидел на троне, который вынесли на солнечный свет. Тэмучжин бросил на него взгляд и отвел глаза, предпочитая смотреть на соплеменников. Несмотря на то что ему многое пришлось из-за них пережить, душа успокаивалась от взгляда на эти лица. Не обращая внимания на Илака, Тэмучжин улыбался и кивал тем, кого хорошо знал. Они не осмеливались отвечать ему, но он видел, как выражение их глаз чуть смягчалось.

– Я бы привел его сюда с честью, – внезапно взревел Илак, обращаясь к толпе. Он опустил свою огромную голову и покачал ею с серьезным видом. – Но увидел, что он живет как зверь, лишенный людских добродетелей. Даже крыса может укусить. Но когда он убил моего воина, я приказал притащить сюда этого бродягу без роду-племени. Ради свершения правосудия. Должны ли мы его судить? Должны ли мы показать, что Волки не размякли?

Тэмучжин видел, что семьи ближних воинов Илака бездумно радуются. Некоторые даже выкрикивали что-то одобрительное. Но большинство стояли в молчании и глядели на грязного молодого человека, желтые глаза которого в упор смотрели на них. Тэмучжин медленно поднялся на ноги. Он провонял собственным дерьмом, весь был искусан мухами и покрыт ссадинами, но стоял, выпрямившись, и ждал удара меча.

Илак обнажил меч с волчьей головой, вырезанной на костяной рукояти.

– Духи оставили эту семью, Волки мои! Посмотрите же на его ничтожество, посмотрите сами. Где же удача Есугэя?

Ему не следовало упоминать имя прежнего хана. Он сделал ошибку. Многие потупили головы при этом имени, и Илак побагровел от злости. Ему вдруг показалось недостаточным просто снести Тэмучжину голову, и он убрал меч в ножны.

– Привяжите его к лошади, – буркнул он. – Проволоките, пока с него шкура не слезет, а после швырните в яму. Может, я убью его завтра.

И стал наблюдать за тем, как Толуй подводит карего жеребца и привязывает к седлу длинную веревку. Толпа расступилась и загалдела в возбуждении, предвкушая необычную забаву. Когда связанные руки захлестнули веревкой, Тэмучжин обратил на миг взгляд светло-желтых глаз в сторону Илака и плюнул. Тот расплылся в ухмылке.

Толуй обернулся, сидя в седле. На его лице смешались злоба и самодовольство.

– Ты быстро бегаешь? – спросил он.

– Посмотрим, – отозвался Тэмучжин, облизывая потрескавшиеся губы.

Подмышки взмокли от пота. Ему хватило мужества стоя ждать удара меча. Но мысль, что его разорвут в клочья, волоча за лошадью, была невыносима.

Тэмучжин попытался было собраться с духом, но Толуй уже ударил коня пятками и испустил дикий вопль. Веревка резко натянулась, и Тэмучжина рвануло вперед. Он был вынужден бежать, спотыкаясь на ослабевших ногах. Толуй же мчался, наслаждаясь властью. И вскоре сын Есугэя рухнул на землю.

Когда Толуй вернулся в улус, Тэмучжин бессильно волочился за конем. На нем живого места не было. Одежда превратилась в жалкие лохмотья, трепетавшие на ветру. Толуй обрезал веревку, и Тэмучжин без чувств повалился на землю. Руки его почернели, рот раскрылся, с губ сползала кровавая слюна – он прокусил язык. Тэмучжин увидел бледное окаменевшее лицо Басана, стоявшего на пороге юрты.

Илак вышел приветствовать Толуя, бросив довольный взгляд на жалкое подобие человека, которого когда-то считал значительным. Он был рад, что все не закончилось слишком быстро. От принятого решения даже шаг его стал легче, словно с плеч упала тяжесть. Он и правда был в лучшем расположении духа, даже сдавил Толуя в подобии борцовской хватки прежде, чем тот швырнул Тэмучжина в яму и опустил решетку.

Едва осознавая, где он и почему здесь, Тэмучжин сидел в ледяной грязи. Он нашел в нечистотах зуб, похожий на человеческий, взял его и стал рассматривать. Он не знал, сколько просидел, глядя на него. Может, он уснул, но не был в этом уверен. Боль и отчаяние иссушили его до той степени, когда человек уже не может понять, спит он или бодрствует. Ныли кости, лицо так распухло, что он с трудом мог приоткрыть один глаз. Второй был закрыт спекшейся кровью, и Тэмучжин боялся прикоснуться к нему. Он вообще не хотел шевелиться, чтобы снова не почувствовать боль от бесчисленных порезов и ушибов. Никогда в жизни он не ощущал себя таким разбитым, и единственное, на что его хватало, – не расплакаться и не завыть. Тэмучжин молчал, обнаружив в себе такую силу воли, о которой прежде и не подозревал. Она закалилась в горниле ненависти, и он был рад, что его внутренний стержень не согнулся. Он укреплял его, поняв, что только так может остаться в живых.

– Где отец мой? Где племя мое? – шептал Тэмучжин с искаженным от горя лицом.

Он жаждал вернуться к Волкам, но им нет до него дела. Трудно отбросить последние лохмотья детства, трудно отказаться от общей, связующей их истории. Он вспомнил простую доброту Хорхуза и его семьи, когда сыновья Есугэя были так одиноки. Бесконечно долго просидел Тэмучжин, привалившись к земляной стене, и мысли его ползли медленно, как плывущий по реке лед.

Что-то заскрежетало у него над головой, и он в страхе поднял голову, очнувшись, словно ото сна. Недремлющая часть его сознания уловила тень на дне ямы. Тэмучжин поднял затуманенный взгляд и с тупым изумлением увидел, что решетки нет. Звезды свободно светили ему, а он мог только смотреть на них, не в силах понять, что происходит. Не будь он так изранен, то попытался бы выбраться наружу, но едва мог шевелиться. Мучительно было видеть путь к спасению и не мочь им воспользоваться. Тэмучжин постарался, чтобы тело пострадало как можно меньше, но правую ногу словно в клочья порвали. Она до сих пор кровоточила, и он не мог прыгать точно так же, как и летать, словно птица.

Тэмучжин поймал себя на том, что хихикает как безумец от мысли, что неведомый избавитель ушел, предоставив ему выбираться самому. Утром этот глупец найдет его в этой же самой яме, и больше Илак не оставит его без охраны.

По стене что-то поползло, и Тэмучжин отпрянул в страхе, думая, что это змея. Разум отказывался верить ощущениям. Когда он почувствовал грубую плетеную веревку, в нем затеплилась надежда. Какая-то тень заслонила звезды над головой. Тэмучжин постарался говорить как можно тише.

– Мне не выбраться, – прошептал он.

– Обвяжись, – послышался голос, памятный по прошлой ночи, – и помогай мне, когда я буду тянуть.

Тэмучжин обмотал веревку вокруг пояса и завязал ее непослушными пальцами, гадая, кто же осмелился рискнуть навлечь на себя гнев Илака. Он не сомневался, что если их застанут здесь, то его спаситель попадет в ту же яму и его будет ждать та же судьба.

Веревка врезалась в спину, Тэмучжин заскреб ногами по стенам ямы, но безуспешно. Однако он понял, что может упираться руками, хоть от этого его кожа горела словно огнем. В горле заклокотало, из глаз против воли брызнули слезы. Но он не издал ни звука, пока наконец не оказался на земле посреди притихшего улуса.

– Уходи как можно дальше, – прошептал спаситель. – Вымажись в речном иле, чтобы отбить запах. Если останешься в живых, я приду к тебе и уведу еще дальше.

В звездном свете Тэмучжин разглядел волосы с проседью и широкие плечи, но, к своему удивлению, не узнал этого человека. Не успел Тэмучжин ответить, как незнакомец сунул ему в руки мешок, и от запаха лука и баранины рот Тэмучжина наполнился слюной. Мешок был теплый, и он вцепился в него, как в последнюю свою надежду.

– Кто ты такой и почему спасаешь меня?

Какая-то часть его сознания вопила, что это не имеет значения, что надо бежать, но он не мог уйти, не узнав имени этого человека.

– Когда-то я дал слово твоему отцу, Есугэю, – ответил Арслан. – А теперь ступай. Когда тебя станут искать и начнется неразбериха, я в суматохе последую за тобой.

Тэмучжин медлил в нерешительности. А вдруг Илак все это подстроил, чтобы найти его братьев? Он не мог рисковать, рассказав чужаку о лощине в холмах.

– Когда уйдешь, – начал Тэмучжин, – езжай пять дней на север, от заката до заката. Найди высокий холм и жди меня. Если смогу, приду и отведу тебя к моей семье. Я вечный твой должник, человек без имени.

Арслан улыбнулся отваге сына Есугэя. Он во многом напоминал кузнецу Джелме, хотя в этом юноше горел огонь, который не так-то просто потушить. Он не хотел называть своего имени на случай, если вдруг Тэмучжина схватят и заставят говорить. Но под его взглядом он кивнул, приняв решение.

– Мое имя Арслан. Странствую вдвоем с сыном Джелме. Если останешься в живых, мы еще встретимся, – сказал он, слегка сжав руку Тэмучжина, и тот чуть не вскрикнул от боли.

Арслан положил на место решетку и камень и ушел прочь, передвигаясь в ледяном свете звезд, словно кот. А Тэмучжин еле-еле волочил ноги. Он направился в другую сторону, сосредоточившись на желании выжить и уйти как можно дальше до того, как начнется охота.

В серо-голубых предрассветных сумерках двое мальчишек осмелились подобраться к краю ямы, чтобы посмотреть на пленника. Когда же они наконец набрались отваги и заглянули вниз, никто не ответил им взглядом, и они кинулись к родителям, оглашая воплями весь улус.

Лицо вышедшего из юрты Илака горело от возбуждения. Могучая красная птица сидела на руке, вцепившись в кожаный рукав. Орел время от времени приоткрывал темный клюв и показывал язык, темную полоску. Вокруг прыгали и бешено лаяли две охотничьи собаки, почуявшие настроение хозяина.

– Едем к деревьям, – крикнул Илак воинам, когда те собрались. – Я к восточному краю. Кто притащит его, получит от меня новый халат и пару ножей с костяными рукоятями! Толуй, будешь при мне. В седло, братья мои! Поохотимся нынче!

Он смотрел, как его личная охрана и простые воины разбиваются по отрядам, проверяют снаряжение и припасы, а затем вскакивают в седла. Илака порадовало, что настроение у них хорошее, и он похвалил себя за решение привезти Тэмучжина в улус. Может быть, увидев, как волочат пленника на веревке за конем, воины окончательно уверились, что Отец-небо любит нового хана. И молния не поразила Илака. Даже самые дряхлые старики и старухи должны быть довольны его деяниями.

В голове мелькнула мысль: как Тэмучжин вообще сумел сбежать? Но с этим Илак разберется по возвращении. С такими ранами мальчишка далеко не уйдет. Когда его приведут назад, Илак узнает, как тот выбрался по скользким стенам и кто помог ему. Он нахмурился. Видимо, среди подвластных ему родов нашлись предатели. Если так, он вырвет предательство с корнем.

Радуясь своей силе, Илак намотал повод на кулак и взгромоздился в седло. Красная птица раскинула крылья, чтобы не потерять равновесия, пока он устраивался в седле. Хан натянуто улыбнулся, ощутив, что сердце забилось быстрее. Обычно ему требовалось время, чтобы встряхнуться после крепкого сна, но предвкушение охоты на израненного человека горячило кровь, и он был готов сразу пуститься галопом. Красная птица уловила настрой хозяина и наклонила голову, срывая колпачок когтем. Илак развязал кожаный шнур, и орел, раскинув крылья, слетел с его руки и с криком набрал высоту. Освободившись от веса орла, рука хана поднялась, словно он приветствовал кого-то или прощался. В такое утро он ощущал эту землю всем своим существом. Окинул улус взглядом и кивнул Толую:

– Едем. Посмотрим, далеко ли он успел убежать.

Толуй ухмыльнулся господину, ударил коня пятками и послал его вперед. Охотничьи псы перестали завывать и помчались рядом, томясь в ожидании охоты. Воздух был прохладен, но воины надели стеганые халаты, да и солнце уже поднималось.

Тэмучжин лежал неподвижно, наблюдая, как перед самым его носом по грязи ползет муха. Он обмазался речным илом, чтобы отбить свой запах, но не был уверен, что это поможет. Под покровом темноты он ушел так далеко, насколько это было в его силах, и к рассвету уже сильно хромал и всхлипывал при каждом шаге. Удивительно, как слабость овладевает человеком, когда тот наедине с самим собой. Ему было наплевать, что по щекам, обжигая ободранную кожу, текут слезы – ведь никто их не видел. Каждый шаг отдавался мучительной болью, но он заставлял себя идти вперед, постоянно повторяя слова, сказанные Оэлун в их первую ночь в холмах. Чуда не будет, страданиям не будет конца, если они сами не справятся с ними. И он продолжал идти, надеясь, что мрак скроет его от наблюдателей на холмах.

Перед наступлением рассвета Тэмучжин ковылял как раненое животное, согнувшись пополам от боли и слабости. Наконец он упал на берегу речушки, обратив лицо к светлеющему небу и тяжело дыша. Он понимал, что Волки обнаружат его исчезновение при первых проблесках зари. Как далеко удалось ему уйти? Он увидел первый золотой луч на горизонте, показавшийся слишком ярким его усталым глазам. Тэмучжин начал копать ил распухшими руками, вскрикивая каждый раз, когда задевал сломанный палец.

Некоторое время он ни о чем не думал, и это принесло облегчение. Ил густой жижей тек между пальцев, и Тэмучжин намазался им с ног до головы, поверх одежды тоже. Ил был холодным, но, высыхая, вызывал отвратительный зуд.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю