332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Нельсон Демилль » Адское пламя » Текст книги (страница 31)
Адское пламя
  • Текст добавлен: 26 сентября 2016, 17:48

Текст книги "Адское пламя"


Автор книги: Нельсон Демилль




Жанр:

   

Триллеры



сообщить о нарушении

Текущая страница: 31 (всего у книги 36 страниц)

Глава 46

По дороге я спросил у Кейт:

– Что ты написала в своем сообщении Уолшу?

– Я же тебе все сказала.

– Надеюсь, ты не упомянула, что мы едем в клуб «Кастер-Хилл» на коктейли и ужин?

– Упомянула.

– Ну и зря. Теперь нас могут перехватить по дороге – или прибыть туда первыми.

– Исключено. Я же сказала, что сообщение отправила оператору связи, а он перешлет его по адресу позже, в семь вечера.

– А я и не слышал о таком.

– Это придумано специально для подобных ситуаций и людей вроде тебя.

– Правда? Здорово!

– Тебе ведь хочется попасть в клуб «Кастер-Хилл», – пояснила она, – до того, как кто-нибудь об этом узнает. А к тому времени, когда Том Уолш прочтет мое сообщение, мы, я надеюсь, уже займемся решением своих проблем. Правильно?

– Верно.

– И станем героями.

– Точно.

– Или трупами.

– Не надо таких мрачных мыслей.

– Не хочешь повернуть назад?

– Почему? Разве я пропустил нужный поворот?

– Джон, тебе не кажется, что уже настал момент мыслить трезво?

– Нет, этот момент еще не настал. Ты зачем со мной увязалась – шпынять меня или помогать?

– Помогать. Но если ты сейчас заедешь в управление полиции штата, я решу, что ты очень умный.

– Нет, ты решишь, что я последний трус, у меня трясутся поджилки и вообще я жалкий слабак.

– Никто никогда не посмеет так о тебе думать. Но иногда, например сейчас, стоит проявить немного осторожности. Осторожность – лучшее доказательство смелости.

– Это придумал жалкий слабак. Я ведь не полный идиот. Но тут есть личный элемент, Кейт. Он связан с Харри. А кроме того, элемент времени. СНЧ-передатчик уже посылает сигнал или скоро начнет посылать. А я сомневаюсь, что кто-то из органов правопорядка сумеет попасть в клуб «Кастер-Хилл» быстрее нас. К тому же мы с тобой туда приглашены.

– Может, так, а может, и нет.

– Главное, мне нужно взять этого сукина сына за горло, прежде чем до него доберется кто-то еще.

– Я знаю. Но при этом ты рискуешь вызвать ядерную катастрофу только из-за того, что намерен осуществить личную вендетту?

– Слушай, ты же сама послала сообщение по е-мейл с пометкой о задержке!

– Но я могу позвонить майору Шефферу или Лайаму Гриффиту прямо сейчас!

– Мы сделаем это, когда подъедем к «Кастер-Хилл». И нужно попасть туда без всяких препятствий.

Она не стала это комментировать.

– Ты считаешь, что Мэдокс может отправить СНЧ-сигнал сегодня?

– Не знаю. Но возможно, приглашение на ужин имеет какую-то связь с его графиком действий. Вот что, включи-ка радио. Посмотрим, не передают ли уже сногсшибательные новости о ядерных взрывах где-то в мире. Я тогда сброшу скорость и не стану волноваться, что мы опоздаем к ужину.

– Оно не работает, – сообщила Кейт, потыкав кнопки.

– Может, СНЧ-сигнал нарушил вещание в АМ– и ФМ-диапазонах. Попробуй канал СНЧ.

– Не смешно.

Я уже выбрался на шоссе пятьдесят шесть и ехал в сторону Саут-Колтона. Достав из кармана ключи от «хендая», я вложил их ей в ладонь.

– Я заеду на заправку к Руди, ты возьмешь «хендай» и поедешь в управление полиции штата.

Она опустила стекло и выкинула ключи.

– Это мне обойдется в полсотни баксов, – заметил я.

– Ладно, Джон, мы минут через двадцать будем на месте. Давай-ка лучше обсудим, что нас может там ожидать, и свои действия. И еще придумаем какой-то запасной план – на всякий случай. И вообще: в чем заключается наша цель?

– Ты имеешь в виду план действий?

– Да, план действий.

– О'кей. Нам нужно играть на обострение.

– Я так не думаю.

– Ну хорошо… Первое – не допустить проверки металлодетектором. И конечно, никакого личного досмотра.

– Это и так понятно.

– Они, естественно, вряд ли на это пойдут, если только не похерят все свое притворство насчет приглашения на ужин.

– А если пойдут?

– Ну, если потребуют сдать оружие, мы покажем им пистолеты и жетоны.

– А если их будет десяток и все с винтовками?

– Тогда переходим в режим работы федеральных агентов и объявляем, что они арестованы. Не забыв при этом уведомить Мэдокса, что вся полиция штата Нью-Йорк прекрасно знает, где мы находимся. Это наш туз в рукаве.

– Я-то знаю. Но вообще-то больше никому не известно, куда мы направились. А если Мэдоксу наплевать, что кто-то об этом знает? Если Хэнк Шеффер сидит у него на кухне и стряпает ужин, а шериф в это время готовит коктейли? Что, если…

– Не делай из мухи слона. Не так страшен Мэдокс, как его малюют. Он, конечно, умный, богатый и безжалостный подонок. Но не супермен, моя милая. А вот я – супермен!

– Ну хорошо, супермен, что нам еще нужно придумать, чтобы остаться живыми и здоровыми?

– Не проси подать «Дайкири» со льдом, – посоветовал я. – Могут подсыпать отравы. Пей то, что пьет Мэдокс. То же самое с едой. Будь осторожна. Помни про Борджиа.

– Это ты помни про Борджиа. Я ж тебя знаю: будешь лопать и жаркое, и хот-дог, даже если они отравлены.

– Господи, ну за что мне такое! Ладно, теперь о поведении. Это ведь как-никак дружеская вечеринка, к сожалению, круто замешанная на неприятном деле, связанном с расследованием федерального преступления. Так что веди себя соответственно.

– И что это означает?

– Всего лишь правильное сочетание вежливости и твердости. Мэдокс любит виски. Попытайся определить пределы его трезвости. Если он не станет пить много, считай это признаком надвигающейся беды.

– Понятно.

Мы обсудили еще некоторые детали этикета, которые Эмили Пост [37]37
  Американская писательница, автор книг по этикету.


[Закрыть]
наверняка упустила из виду.

Когда мы покончили с этим, Кейт вернулась к проблемам выживания:

– Слушай, расскажи мне про «Медвежье пугало».

– А-а, это отличная штука! – Я дал ей одну ракетницу, объяснил, как ее заряжать и стрелять, и прошелся по возможным способам использования в качестве оружия, последнего средства защиты, если нас лишат тяжелой артиллерии.

– На нее могут не обратить внимания при обыске, поскольку она выглядит как фонарик. Но вполне возможно, тебе придется засунуть ее в промежность.

– О'кей. Тебе тоже посоветовать, куда спрятать свою?

– Я серьезно!

Мы обсудили еще несколько возможных сценариев поведения и предупредительные меры, а также запасные варианты «на всякий случай».

– Мой исходный план, – сказал я, – который мне по-прежнему нравится больше всего, заключался в том, чтобы вломиться туда, проделав дыру в ограде, и обрушить парочку антенных столбов. Или вырубить генераторы. Или то и другое вместе.

Она молчала.

– Это лучшее решение проблемы с СНЧ-передатчиком, – настаивал я. – Самое слабое звено в плане Мэдокса. Разве нет?

– А если никаких бомб в чемоданах не существует? Если это не СНЧ-станция?

– Ну, тогда мы извинимся за причиненный ущерб и предложим возместить убытки – заплатить за столбы и генераторы.

Я дал ей возможность переварить услышанное, но Кейт по-прежнему безмолвствовала. Тогда я достал карту территории клуба «Кастер-Хилл» и бросил ей на колени.

– Где ты это взял?

– Харри дал.

– Ты взял ее в морге?

– Она не попала в опись…

– Ты украл улику?

– Кончай с этими фэбээровскими глупостями! Скажем, я взял ее взаймы, на время. Все всегда так делают. – Я постучал пальцем по лежащей у нее на коленях карте: – Вот эта старая дорога по просеке для вывозки леса тянется вдоль восточной стороны их территории и упирается прямо в ограду, а потом ведет дальше, внутрь. Едем по ней, проламываемся сквозь ограду и через сотню ярдов выезжаем на другую дорогу, идущую по всему периметру, вдоль которого установлены эти столбы.

Но она смотрела не на карту, а на меня.

– Ну вот, – продолжал я, – едем по этой дороге до такого столба и сбиваем его «доджем». О'кей? Столб падает, кабель рвется, и СНЧ-станция уходит из эфира. Что скажешь?

– Ну, если не считать, что это чистое безумие, вряд ли тебе удастся сбить «доджем» этот столб – он ведь забит в каменное основание.

– Не сомневаюсь, что удастся. Я потому и взял его у Руди.

– Джон, я ведь выросла в Миннесоте, в сельской местности. И не раз видела, как тяжелые грузовики врезались в столбы. Обычно в такой схватке побеждал столб.

– Да? В это трудно поверить.

– Даже если столб ломается, провода все равно его удерживают, и он остается стоять.

– Не врешь? Надо было это с тобой обсудить, прежде чем разрабатывать такой план.

– А если кабель лопнет и конец попадет на «додж», мы поджаримся и превратимся в тосты.

– Да, это так. Значит, идея не проходит. Ну ладно. Посмотри на карту. Генераторную видишь? Вот она. Видишь?

– Следи за дорогой.

– Ну вот. Это действительно проблема, поскольку дом сложен из камня, двери и ставни стальные. А слабое звено – дымовые трубы…

– Как в сказке про трех поросят.

– Ага. Но мы не станем спускаться по трубам. Заберемся на крышу «доджа», оттуда перелезем на крышу генераторной, засунем свои куртки в отверстия труб – именно так должен был поступить глупый волк! – дым заглушит дизели, и генераторы вырубятся.

– Там три трубы, а у нас только две куртки.

– В багажнике валяется одеяло и куча всякого тряпья – этого хватит, чтобы заткнуть шесть труб. Ну, что скажешь?

– Технически выглядит вполне возможным. А ты учел дюжину охранников с вездеходами и штурмовыми винтовками?

– Конечно. Потому-то и прикупил еще патронов.

– Несомненно. Ну, скажем, это сработает. Или не сработает. А что мы? Все равно явимся на ужин через парадный вход?

– Это зависит от результатов перестрелки с охранниками.

– Ну что же, вполне приличный план. Где эта лесная дорога?

Кажется, она была настроена саркастически. Есть свои преимущества и свои недостатки, если ваш напарник – женщина. Дамы всегда практичны и осторожны, а парни, наоборот, имеют тенденцию поступать глупо и безрассудно, что, видимо, и объясняет преобладание в мире женщин.

– Ну, это просто очередная идея, – сказал я. – И пришла она мне до того, как нас пригласили на ужин.

– Совершенно не понимаю, как ты умудрился дожить до встречи со мной. А я-то думала, эволюция и естественный отбор уже решили проблему людей вроде тебя.

Я, конечно же, гордо промолчал.

– Но ты затронул один важный аспект, – продолжала она. – СНЧ-станция. Самое слабое звено в ней – это не столбы, не кабели и не генератор. Это передатчик.

– Да, правда.

– Полагаю, передатчик находится в доме.

– Весьма вероятно. Там он в полной безопасности и скрыт от посторонних.

– Точно. Он может быть установлен в подвале. В ядерном бомбоубежище.

– Скорее всего.

– Стало быть, если хочешь вырубить СНЧ-станцию Мэдокса, именно по передатчику и следует наносить удар.

– Абсолютно верно! Например, ты извинишься и пойдешь в дамскую комнату – Мэдоксу известно, что это может занять от пятнадцати до двадцати минут, – найдешь передатчик и расколотишь его.

– О'кей. А ты прикроешь меня. Засунешь себе «Медвежье пугало» в задницу и выстрелишь.

Мисс Мэйфилд нынче пребывала в странном юмористическом настроении. Видимо, таким образом пыталась справиться со стрессом.

– Как я уже говорил, истинная цель нашего визита вовсе не дружеская вечеринка – мы должны взять Бэйна Мэдокса под арест. Ну-ка предложи какое-нибудь подходящее преступление федерального уровня.

– Киднепинг. Насильственное похищение человека. Он должен был насильно задержать Харри, прежде чем напал на него.

– Верно. Киднепинг и нападение на человека. А штат преследует его за убийство.

– Правильно.

Вообще-то, если Мэдокс меня каким-то образом спровоцирует, ему уже не придется беспокоиться ни о каких судебных преследованиях.

– Хорошо быть женатым на юристе, – сообщил я Кейт.

– Тебе нужен юрист на полную ставку, Джон.

– Точно.

– И еще: чтобы арестовать человека, одних подозрений мало.

– Если мы не арестуем его нынче вечером, завтра на тебя свалится ответственность за ядерные взрывы. Или уже сегодня.

– Не хотелось бы… но если забыть про юридическую сторону вопроса, осуществить арест на территории клуба «Кастер-Хилл» – задача не из легких. Нас только двое, а их много.

– Мы представляем закон.

– Я знаю, однако…

– У тебя есть с собой эта карточка, чтобы зачитать ему его права?

– Думаю, я теперь могу зачитать их ему и без карточки.

– Вот и хорошо. А наручники у тебя есть?

– Нет. А у тебя?

– Забыл прихватить. Надо было взять изоляционную ленту! А может, у Мэдокса найдутся подходящие кандалы. Для Харри же нашлись. Или лучше ему как следует врезать?

– Ты, кажется, очень уверен в себе.

– У меня хорошая мотивация.

– Прекрасно. А кстати, зачем нам эти «Медвежьи пугала»? У нас есть пистолеты и служебные жетоны.

– Ну…

– Вот-вот. Ладно, Джон, я ведь на твоей стороне. Только не заведи нас туда, откуда не сможешь вывести.

Я, вполне возможно, уже завел нас именно туда, но ответил:

– Ты просто будь готова ко всему – как в любой другой опасной ситуации. Мы представляем закон, а он – уголовный преступник.

– А ты помни про Харри, – сказала она.

– Кейт, именно поэтому мы и действуем здесь вдвоем. Я действительно хочу взять его сам. Собственными руками. И твоими, если угодно.

Мы встретились взглядами, и она кивнула.

– Ладно, поехали дальше.

Кейт, кажется, немного волновалась насчет предстоящего вечера, но при этом вроде как с нетерпением ждала его. Мне хорошо знакомо такое ощущение. Мы этим делом занимаемся не из-за денег. Мы влезли в него в погоне за адреналином, из-за моментов, подобных вот этому.

Долг, честь, родина, служба, истина и справедливость – прекрасные понятия. Но им можно служить и не вылезая из-за стола.

В итоге ты выходишь на поле боя, имея оружие и служебный жетон, с единственной целью – вступить в схватку с плохими парнями. С врагом. Другой причины вылезать на передовую просто нет.

Кейт это хорошо понимала. И я понимал. А примерно через час это поймет и Бэйн Мэдокс.

Глава 47

Мы миновали заправочную станцию Руди – свет там уже не горел – и поехали дальше, в глубины парка штата.

Добрались до Старк-роуд и увидели машину электрической компании с включенной аварийной сигнализацией. Я был уверен, что это наблюдательный пост полиции штата, и замедлил ход, чтобы эти парни видели, что я сворачиваю на Старк-роуд.

Продвигаясь вперед под нависшими кронами деревьев, я взглянул на Кейт:

– Давай-ка позвони в полицию штата и скажи, что мне нужен майор Шеффер. Срочно.

Кейт достала из сумки сотовый, включила его и сообщила:

– Нет связи с оператором.

– Какого черта? Мэдоксова релейная вышка всего в четырех милях отсюда.

– И тем не менее.

Я вытащил мобильник. Связи не было.

– Может, нужно подъехать поближе, – предположил я и отдал ей свой телефон. Потом свернул на узкую дорогу для лесозаготовок. Кейт, удерживая перед собой оба телефона, повторила:

– Связи по-прежнему нет.

– Ну ладно…

Впереди показалась Маккуэн-Понд-роуд, я сбросил газ и включил дальний свет, рассчитывая увидеть машину наблюдателей, но на Т-образном перекрестке никого не было.

Я свернул влево, на Маккуэн-Понд-роуд, и посмотрел на часы: 18:55. Через несколько минут мы подъехали к столбам с прожекторами и предупреждающим знаком перед клубом «Кастер-Хилл».

– Связь есть? – спросил я у Кейт.

– Нет.

– Как такое возможно?

– Не знаю. Может, у Мэдокса вышка повреждена. Или он ее отключил.

– Зачем ему это?

– Дай подумать.

– Ага… ну да. Он и впрямь параноик и засранец.

– Очень умный параноик и засранец. Хочешь, повернем назад?

– Нет. А телефоны оставь включенными.

– Хорошо, только все равно никто не поймает наш сигнал отсюда, если вышку в «Кастер-Хилл» снова не подключат.

– Это может быть просто временный сбой. – Но сам-то я в этом сильно сомневался. Сейчас, когда нам требовалось, чтобы о нашем местонахождении знали в полиции, мы оказались в зоне электронного молчания. Да уж, если не повезет, то не повезет. Вот дерьмо!

Я замедлил ход перед «лежачим полицейским» и остановился. Створка ворот чуть отодвинулась, и я разглядел своего любимого охранника в освещенном круге у въезда на территорию. Он пошел к нам, я сунул «глок» за пояс и сказал Кейт:

– Будь начеку.

– Ага. Попроси у него разрешения воспользоваться линейным телефоном, чтобы сообщить в полицию штата, что мы в клубе «Кастер-Хилл».

Я пропустил ее сарказм мимо ушей и обратил все внимание на неспешно приближавшегося к нам громилу охранника.

– В любом случае уверен, что нас заметили наблюдатели.

– Ну конечно… Машина-то Руди.

– Ох, действительно… Глупо получилось!

Она могла рассердиться, но лишь похлопала меня по руке:

– Глупости случаются со всеми. Желательно только выбирать для этого другие моменты.

Я не ответил, но мысленно дал себе по морде.

Неонацист подошел к «доджу», и я опустил боковое стекло. Он, кажется, удивился, увидев меня в машине, которая, как он, видимо, хорошо знал, принадлежала Руди, и посмотрел на Кейт.

– Мистер Мэдокс ждет вас.

– Вы в этом уверены?

Он не ответил, просто стоял молча, и мне захотелось съездить по его идиотской физиономии. Потом я заметил у него на груди табличку с именем. Мамочка с папочкой окрестили свое чадо Лютером. Видимо, не знали, как правильно пишется «Люцифер». Я спросил его:

– Еще кто-нибудь ожидается к ужину, Люцифер?

– Лютер. Нет. Только вы.

– Сэр.

– Сэр.

– И мадам. Давайте попробуйте еще раз.

Он глубоко вдохнул, демонстрируя, что изо всех сил старается сохранить спокойствие.

– Только вы, сэр. И вы, мэм.

– Отлично. Потренируйтесь на досуге.

– Да, сэр. Как проехать, вы знаете. Сэр. Пожалуйста, на этот раз двигайтесь медленно и осторожно. Сэр.

– Пошел на…!

Я въехал в ворота, которые к этому времени полностью открылись.

– Что это он имел в виду под «на этот раз»? – поинтересовалась Кейт.

– А-а, да он со своим приятелем, что сидит там, пытался броситься мне под колеса, когда я заезжал сюда днем. – Я замедлил ход возле караулки, высунул в окно карманную сирену и включил ее, сигналя второму охраннику. Он при этом звуке подпрыгнул футов на пять. Затем я поехал дальше.

– Зачем ты ее включил? Перепугал меня до смерти.

– Кейт, ведь именно эти уроды и их приятели поймали тут Харри в субботу. И насколько можно судить, помогали его убить в воскресенье. – Постараемся всех их притащить в суд.

– Мы их увидим в ближайшие полчаса, всех и каждого, – напомнила она.

– Вот и хорошо. Сэкономим немного денег налогоплательщиков.

– Успокойся.

Мы ехали по длинной и извилистой дороге. Сенсоры движения на столбах включались при нашем приближении.

Под одним из столбов я заметил на траве нечто очень похожее на здоровенный измельчитель для веток. Это напомнило мне любимое выражение мафиози – «засунуть противника в измельчитель». Я почему-то всегда смеюсь, услышав его. И на этот раз тоже улыбнулся.

– Чего это тебе так смешно?

– Уже забыл. – Гораздо менее смешным было отсутствие рядом с измельчителем веток и сучьев.

Обычно в подобных ситуациях никто не работает без страхующей группы поддержки. Но эта ситуация была какой угодно, только не обычной. Ирония заключалась в том, что мы прятались от АТОГ, от Лайама Гриффита и ФБР, а также от полиции штата – и теперь, когда мне требовалось, чтобы они знали, где мы находимся, это было известно только Бэйну Мэдоксу.

Обычно, впадая в подобное параноидальное состояние, я начинаю воображать, что тут замешано ЦРУ. А если учесть, во что все это может вылиться, почему бы ЦРУ и впрямь не быть здесь замешанным?!

– Ты о чем задумался? – спросила Кейт.

– О ЦРУ.

– Правильно. Такое дело, как теперь выясняется, не могло обойтись без них.

– Не могло. – Тем не менее их уши редко удается разглядеть. Разве что в самом конце. Вот как сейчас. По правде говоря, я вижу тут руку Теда Нэша.

Она удивленно обернулась ко мне:

– Теда Нэша?! Джон, Тед Нэш мертв!

– Я знаю. Мне просто хотелось еще раз это услышать – от тебя.

Ей это смешным не показалось, а вот я несколько повеселел.

Впереди показался флагшток на площадке для разворота, с американским флагом и вымпелом Седьмого кавалерийского полка, освещенный двумя прожекторами.

– Вымпел и флаг означают, что командующий на месте, – проинформировал я Кейт.

– Знаю. А ты никогда не замечал мой вымпел на спинке кровати?

Я улыбнулся, и мы взялись за руки.

– Я немного… тревожусь, – сказала она.

– Мы тут не одиноки, – напомнил я. – За нами власть и мощь правительства Соединенных Штатов.

Она оглянулась через плечо и заметила:

– Что-то я никого там не вижу.

Я был рад, что у нее сохранилось чувство юмора, сжал ее ладонь и притормозил перед верандой.

– Проголодалась?

– Умираю с голоду!

Мы выбрались наружу, поднялись по ступенькам, и я нажал кнопку звонка.

Глава 48

Дверь открыл Карл.

– Мистер Мэдокс вас ожидает.

– Добрый вечер, Карл, – поздоровался я.

Он явно хотел сказать «Пошел бы ты на…!», но вместо этого провел нас внутрь, в атриум, и произнес:

– Я позабочусь о ваших куртках.

– Мы оставим их у себя, – отказалась Кейт.

Карл, кажется, остался этим недоволен, но сообщил:

– Коктейли подадут в бар. Прошу следовать за мной.

Мы прошли в дверь возле лестницы и направились в заднюю часть охотничьего дома.

Стояла тишина, я никого не видел и ничего не слышал. И вообще не ощущал чьего-либо присутствия.

«Глок» по-прежнему торчал у меня за поясом, прикрытый рубашкой и курткой. Запасной револьвер тридцать восьмого калибра устроился в кобуре над щиколоткой. Кейт сунула свой «глок» в карман куртки, а другого оружия у нее не было – как практически у всех агентов ФБР, – зато где-то в джинсах притаилось «Медвежье пугало». Свое «пугало» я засунул в карман рубашки, как авторучку, и прицепил пружинным зажимом. Два запасных магазина лежали в кармане куртки, а Кейт сложила свои четыре в сумочку и в куртку. Мы были готовы к встрече с медведем. Или с Мэдоксом.

Я не ожидал никаких неприятных сюрпризов, пока мы двигались. Решил, что Мэдокс по крайней мере сначала поздоровается и осмыслит создавшуюся ситуацию, прежде чем сделать первый шаг.

Интересно, каким он будет, этот шаг? В стиле мачо? Сразу перейдет к вооруженному противостоянию? Или предпочтет менее резкий подход, положив нам в коктейли какую-нибудь химию вроде хлоралгидрата, а потом «засунет в измельчитель»?

Если Мэдокс замыслил против нас боевую операцию, я буду действовать, рассчитывая, что отнюдь не все его охранники – убийцы, которым он полностью доверяет. Стало быть, вполне возможно, действовать нам придется против самого Мэдокса, Карла да еще двух-трех его громил.

Более оптимистическая, но не слишком реалистичная перспектива заключалась в том, что никаких отравлений или перестрелки в клубе «Кастер-Хилл» не будет и Бэйн Мэдокс, оказавшись перед лицом неопровержимых улик и взятый под арест, признает свой проигрыш, сознается в убийстве федерального агента Харри Маллера и проведет нас к СНЧ-передатчику. И дело будет закрыто.

Я посмотрел на Кейт – она выглядела спокойной и собранной. Я улыбнулся и подмигнул. Затем бросил взгляд на Карла. Обычно по лицу и поведению человека можно определить, знает ли он, что вот-вот случится нечто неприятное, но по тому, как вел себя охранник, не было заметно никакого напряжения. Правда, расслабленным он тоже не выглядел.

Карл остановился перед двустворчатыми дверьми, на которых красовалась бронзовая табличка «БАР», постучал и сказал нам:

– После вас.

– Нет, – ответил я. – Это мы после вас.

Он поколебался, потом прошел внутрь и жестом указал налево – там за стойкой бара стоял мистер Бэйн Мэдокс с сигаретой во рту и прижатой к уху телефонной трубкой. Телефон был местный, не сотовый.

Дальний конец слабо освещенной комнаты занимал пылающий камин, справа от которого висели задернутые портьеры, возможно, закрывавшие окно или двери, ведущие наружу.

– Ладно, – произнес Мэдокс. – У меня гости. Позвони попозже. – И положил трубку на аппарат. – Добро пожаловать. Заходите.

Мы с Кейт огляделись и избрали разные пути в обход мебели к стойке бара. Я услышал, как позади нас закрылась дверь.

Мэдокс затушил свою сигарету.

– Я не был уверен, получили ли вы сообщение, оставленное Карлом в «Деле», но надеялся, что не забыли о моем приглашении.

Мы с Кейт добрались наконец до барной стойки, и я заверил:

– Мы с нетерпением ждали вечера.

А Кейт добавила:

– Спасибо за приглашение.

Мы все обменялись рукопожатиями, и Мэдокс осведомился:

– Чего вам налить?

Я был рад, что он не произнес: «Какого вам яду?» – и спросил:

– А вы что пьете?

Он указал на бутылку, стоявшую на полке бара:

– Как обычно, солодовое виски, из частной коллекции. Кажется, вчера оно вам понравилось.

– Отлично. Мне чистого. – На тот случай если ты напихал яду в содовую или кубики льда.

– Мне тоже, – сказала Кейт.

Мэдокс налил виски в два хрустальных стакана, добавил и себе из той же бутылки, видимо, таким вежливым образом желая показать, что от этого виски мы не откинем копыта.

Верный своему обещанию, он был в той же одежде, что и днем, – синий блейзер, белая рубашка и джинсы. Стало быть, мы с Кейт будем себя чувствовать вполне комфортно, когда его арестуем.

Он поднял свой стакан и провозгласил:

– Нас свели не самые счастливые обстоятельства, но выпьем за более веселые времена.

Мы чокнулись и выпили. Он проглотил свое виски. Я тоже проглотил. И Кейт проглотила.

В зеркальной стенке бара просматривалась вся затемненная комната – в другом ее конце виднелась еще одна распахнутая двустворчатая дверь, ведущая вроде бы в игровую комнату.

И еще: позади бара, слева от полок с бутылками, тоже имелась маленькая дверь, за которой, видимо, располагалась кладовая или винный погреб. Вообще-то здесь было слишком много всяких дверей, да к тому же еще и портьеры, вполне возможно, скрывающие выход. Мне не нравилось стоять возле бара спиной к комнате и лицом к человеку за стойкой, который мог в любой момент исчезнуть. Вот я и предложил:

– Может, сядем у камина?

– Хорошая мысль, – одобрил Мэдокс и вышел из-за стойки.

Мы с Кейт последовали за ним к четырем кожаным клубным креслам, тесно поставленным у огня. Прежде чем сесть, мы с Кейт развернули свои кресла так, чтобы оказаться лицом друг к другу, предоставив Мэдоксу осталось выбрать одно из двух оставшихся, спинками обращенных к двустворчатой входной двери. С моего места открывалась распахнутая дверь в игровую комнату, а Кейт видела бар и маленькую дверцу за ним.

Застолбив место, я встал, подошел к портьерам справа от камина и, сказав: «Вы не возражаете?» – раздернул их. Там и впрямь оказались застекленные «французские» двери, ведущие на темную террасу.

Устроившись наконец в кресле, я заметил:

– Отличный вид.

Мэдокс не отреагировал.

Итак, все базы были прикрыты, и я не сомневался, что Мэдокс – бывший пехотный офицер – оценил нашу заботу о секторах обстрела.

– Вы не хотите снять куртки? – спросил он.

– Нет, спасибо, – ответила Кейт. – Мне все еще немного прохладно.

Я проигнорировал его вопрос, отметив, что сам-то он свой блейзер не снимает – вероятно, по той же причине, по которой мы остались в куртках. Никаких выпуклостей я не заметил, но был уверен, что он что-то прячет.

Я снова обозрел комнату. По стилю она больше напоминала клуб истинных джентльменов, нежели помещение в адирондакском охотничьем доме. На полу лежал персидский ковер, очень дорогой на вид, повсюду стояла мебель, обитая зеленой кожей и отделанная бронзой. Чучел животных тут, слава богу, не было.

– Эта комната – точная копия бара в моей нью-йоркской квартире, которую я, в свою очередь, скопировал с одного лондонского клуба.

– У вас не возникает трудностей с ориентацией, если их несколько? – осведомился я.

Он вежливо улыбнулся:

– Давайте-ка покончим с деловыми вопросами. – И повернулся ко мне: – Я приготовил список охранников, дежуривших во время уик-энда; его вам передадут, когда будете уезжать.

– Хорошо. А как насчет прислуги?

– Полный список работавших в те дни тоже готов.

– А регистрационный журнал охраны и пленки с записями с камер?

Он кивнул:

– Копии с них тоже подготовлены.

– Потрясающе! – Оставался еще скользкий вопрос о богатых и известных гостях, побывавших здесь в уик-энд. – А как насчет ваших гостей?

– Над этим мне надо подумать.

– О чем там думать?

– Ну, ясное дело, имена этих людей не всякому положено знать. Именно поэтому, видимо, власти и решили направить сюда мистера Маллера – чтобы заполучить эти имена… окольными путями. А теперь вы хотите, чтобы я передал вам их добровольно.

– Харри Маллер погиб, – напомнил я. – И расследуются обстоятельства его смерти. Днем вы сказали, что приготовите список этих людей.

– Я прекрасно об этом помню и даже позвонил своему адвокату, который скоро приедет. Если он убедит меня в необходимости сообщить вам их имена, я сегодня же это сделаю.

– В противном случае мы будем вынуждены затребовать список гостей в судебном порядке, – сказала Кейт.

– Для меня это может оказаться наиболее приемлемым способом передать вам имена и избавит от необходимости оправдываться перед моими гостями, – пояснил Мэдокс.

Все это было полным вздором, призванным внушить нам, что ему необходимо учитывать какие-то очень серьезные проблемы. А между тем думал он сейчас только об отправке СНЧ-сигнала в мусульманские страны. А также о наилучшем способе избавиться от Кори и Мэйфилд.

– Мой адвокат утверждает, что федеральные власти не имеют права расследовать дело об убийстве, подлежащее юрисдикции полиции штата.

Обсуждать эту проблему я предоставил Кейт.

– Любые обвинения в убийстве, инкриминированные в результате данного расследования, будут предъявлены властями штата Нью-Йорк. Но в данный момент мы расследуем обстоятельства исчезновения федерального агента и его возможного похищения и насильственного удержания, а это уже преступление федерального уровня. Также мы расследуем возможность нападения на агента, приведшего к его смерти. Хотите, я переговорю с вашим адвокатом?

– Не нужно. Уверен, что правительство Соединенных Штатов непременно найдет федеральный закон, подходящий к любому преступлению, включая нарушение правил дорожного движения.

– Думаю, данное дело несколько серьезнее, чем нарушение каких бы то ни было правил, – возразила специальный агент Мэйфилд.

Мэдокс пропустил ее слова мимо ушей, поэтому, чтобы снять напряжение, я сменил тему:

– Отличное виски!

– Да, спасибо. Напомните мне дать вам бутылку с собой, когда будете уезжать. – Затем добавил, обращаясь к Кейт: – Немногие женщины пьют солодовое виски.

– В доме двадцать шесть по Федерал-плаза я всего лишь один из тамошних парней.

– Думаю, вашим коллегам по дому двадцать шесть следовало бы надеть очки, – улыбнулся он.

Добрый старый Бэйн! Какая любезность! И мужикам умеет угодить, и дамам! Настоящий чаровник, только вот социопат, к несчастью.

Как бы то ни было, Мэдокс решил, что с деловыми вопросами покончено, и продолжил очаровывать мисс Мэйфилд:

– Как прошли ваши занятия по пению в стиле йодль?

Кейт, кажется, несколько растерялась, поэтому я пришел ей на помощь:

– Занятия были по йоге.

– Ох… А мне показалось, по пению в стиле йодль. – Мистер Мэдокс усмехнулся и сообщил Кейт: – Слух у меня нынче не тот, что раньше.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю