332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Нельсон Демилль » Адское пламя » Текст книги (страница 12)
Адское пламя
  • Текст добавлен: 26 сентября 2016, 17:48

Текст книги "Адское пламя"


Автор книги: Нельсон Демилль




Жанр:

   

Триллеры



сообщить о нарушении

Текущая страница: 12 (всего у книги 36 страниц)

– Я и сам в значительной мере пребываю в неведении, – заметил я.

– Это задание ничем не отличается от всех прочих. Вы получаете столько информации, сколько нужно, чтобы не оставаться совсем уж в полном неведении.

– Звучит как бред сивой кобылы.

– Такова официальная точка зрения на сей предмет.

– Джон, надо ехать, – сказала Кейт.

Уолш встал, мы тоже поднялись.

– Если получу какие-то новые сведения, пока вы в пути, сообщу по радио на вертолет.

Мы пожали друг другу руки, и Уолш посоветовал:

– Если придется там переночевать, найдите подходящую гостиницу.

– Мы, вероятно, не увидимся, пока не найдем Харри, – сказал я.

– Желаю удачи.

Мы покинули кабинет Уолша, вернулись за свои столы, выключили компьютеры и, собрав вещички, спустились на лифте в вестибюль.

Машина с водителем ждала снаружи, и по пути на вертолетную площадку Кейт спросила меня:

– Ну и что ты об этом думаешь?

– Думаю, что тебе не следует появляться в офисе в свой выходной день. Доброе дело никогда не остается безнаказанным.

– Мне повезло, что я здесь оказалась, – возразила она. – Я имела в виду, что ты думаешь по поводу Харри?

– Основываясь на собственном опыте, а также на статистике, самым вероятным объяснением пропажи человека, особенно взрослого мужчины, является несчастный случай, о котором еще не стало известно, самоубийство или им самим запланированное исчезновение. Иные причины встречаются редко, тем более чьи-то злоумышленные действия.

– Думаешь, это несчастный случай?

– Нет.

– Самоубийство?

– Это не для Харри.

– Может, он просто валяет где-то дурака?

– Исключено.

– Значит…

– Да.

Остаток пути мы молчали.

Глава 18

На площадке стояло несколько вертолетов, но наш было нетрудно узнать, поскольку на нем имелись эмблемы ФБР, хотя по большей части летательные аппараты этой конторы обходятся без них. Я и сам предпочитаю путешествовать и прибывать на место в транспортных средствах без всякой маркировки, но пилот объяснил нам, что это единственная вертушка, которую удалось заполучить немедленно. Ладно, перебьемся.

Мы забрались на борт – это был «джет-рейнджер» фирмы «Белл», – вертолет поднялся в воздух с площадки над Ист-Ривер и пошел на север. Слева от меня простиралась изрезанная башнями линия горизонта острова Манхэттен, а справа – загадочные просторы Бруклина и Куинса, куда я редко заглядываю.

Мы продолжали лететь на север над Гудзоном, следуя извивам этой великой реки.

Минут через десять мы проскочили над мостом Таппан-Зи, а еще немного погодя уже летели над открытым ландшафтом, расстилавшимся по обе стороны реки.

Я не слишком большой любитель открытых просторов, но раскинувшийся внизу пейзаж являл собой замечательное зрелище – маленькие городки, фермы, купы деревьев, чьи пожелтевшие осенние листья поблескивали в ярком солнечном свете.

– Надо бы нам купить здесь дачный домик, – размечталась Кейт.

Я знал, что за этим последует. Куда бы мы ни отправились, у нее тут же возникает желание прикупить там дачный, пляжный, или летний домик, или домик для зимнего отдыха и катания на лыжах, или еще что-нибудь в том же роде. В общей сложности нам угрожало приобретение, наверное, четырнадцати «домиков». Я ответил как обычно:

– Отличная мысль.

Река Гудзон, этот американский Рейн, сверкала в лучах солнца, являя нам поместья, особняки и даже целые за́мки на своих высоких берегах.

– Вон прекрасный за́мок с объявлением «Продается», – сообщил я.

Это она проигнорировала и сказала:

– Иногда у меня возникает желание на все плюнуть, купить дом в провинции и вести нормальную жизнь. Ты так никогда не думал?

Подобное я уже слышал, и не только от Кейт, но и от других людей, особенно после 11 сентября. Выступающие в СМИ психологи и прочие знатоки человеческих душ объясняют это посттравматическим синдромом, боязнью войны, нового нападения, сибирской язвы и так далее.

– Да я еще в прошлом году готов был собраться и умотать отсюда, если ты помнишь, – ответил я. – Но после нападения понял, что никуда не поеду. Теперь у меня есть мотив, чтобы остаться.

Она кивнула:

– Это ясно. Только… я все думаю, что это может случиться снова и на этот раз будет еще хуже. Сибирская язва, или отравляющий газ, или радиоактивное устройство…

Я промолчал.

– Многие уже уехали из города, Джон, – добавила она.

– Знаю. Стало гораздо легче поймать такси и заказать столик в ресторане.

– Ничего смешного.

– Да уж, смешного тут мало.

Я даже знаю людей, которые после 11 сентября купили себе дома в сельской местности или лодки, чтобы быстро удрать отсюда, или просто переехали в Дубьюк, штат Айова. Это не очень полезное для здоровья место, однако мысль, видимо, не самая глупая.

– Я старше тебя, – сказал я Кейт, – и помню те времена, когда все было по-другому. И мне не нравится, как эти ублюдки заставляют нас жить. Я хотел бы на своем веку увидеть перемены к лучшему и готов добиваться таких перемен. Бежать я не собираюсь.

Кейт не нашла ответа на такое заявление, и мы уставились в окно на приятный осенний пейзаж.

На западном берегу Гудзона появились здания Военной академии США в Уэст-Пойнте, их высокие готические шпили сверкали на солнце. Показалось подразделение кадетов, марширующих на плацу.

– Перемен к лучшему при твоей или моей жизни не произойдет, – предрекла Кейт.

– Ну, тут угадать трудно. А пока что нам просто следует напрячь все силы.

Она на минутку задумалась.

– Случай с Харри… он вроде бы не имеет отношения к исламским террористам, но это часть все той же проблемы.

– Каким же образом?

– Тут задействованы люди, так или иначе связанные с борьбой за власть. Религия, политика, война, нефть, терроризм… мир движется к чему-то гораздо более скверному, чем то, что мы до сих пор видели.

– Вероятно. А пока займемся поисками Харри.

Она отвернулась к окну.

Кейт очень смелая, как я имел возможность убедиться, когда мистер Халил использовал нас в качестве мишеней, тренируясь в стрельбе из своей снайперской винтовки, но последний год сказался и на ней, на ее эмоциональном состоянии.

Кроме того – и это относится ко всем занимающимся подобными делами, – когда каждый день читаешь секретные материалы касательно той или иной угрозы нашей внутренней безопасности, это отнюдь не способствует сохранению душевного равновесия и психического здоровья. Да и надвигающаяся война с Ираком начала уже здорово припекать людей, работающих рядом со мной.

У Кейт случались хорошие дни и плохие, как и у всех нас. Сегодня явно не самый лучший. По сути дела, последним хорошим днем было 10 сентября 2001 года.

Часть IX
Понедельник
Север штата Нью-Йорк

Принимая во внимание огромную мощь общенационального, федерального ответного удара в случае подозрений, что против нас используется оружие массового уничтожения, первые, кому придется наносить ответный удар, могут испытывать колебания при вводе в действие механизмов этого удара.

«Терроризм в Соединенных Штатах», издание ФБР. 1997 г.

Глава 19

Через два часа и пятнадцать минут после того, как наш вертолет покинул вертолетную площадку на Манхэттене, мы пролетели над городком Саранак-Лейк на севере штата. А еще через несколько минут впереди появились три взлетно-посадочные полосы, сходящиеся треугольником и окруженные лесами. Мне показалось, что я заметил медведей, бредущих через прогалину.

Во время спуска я успел разглядеть на стоянке несколько классных реактивных самолетов, частных и корпоративных, хотя лишь у одного из них имелись на хвосте эмблемы корпорации, которой он принадлежал. В случае с корпоративными реактивными лайнерами не имеет смысла рекламировать себя с их помощью, отчасти из соображений безопасности, а также оттого, что это бесит акционеров. Тем не менее я высматривал самолет с логотипом компании ГОКО, но не увидел ничего похожего.

Наш пилот переговорил с кем-то по радио, потом направил вертушку вниз, на посадочную площадку позади длинного, обшитого досками здания, похожего на домик в адирондакском стиле. Здание несколько отличалось от прочих строений аэропорта, но я знал по опыту своих прежних нечастых визитов в эти горные края, что местные жители всерьез привержены к этой поддельной рустике. [14]14
  Рельефная кладка или облицовка здания камнями с грубо отесанной или выпуклой лицевой поверхностью.


[Закрыть]
Удивительно даже, что ангары тут не напоминают рубленые дома.

Как бы то ни было, пилот выключил движок, и уровень шума тут же здорово снизился.

Второй пилот выпрыгнул из кабины, открыл нам дверь и подал руку Кейт, помогая ей вылезти. Я последовал за ней, не воспользовавшись предложенной рукой, и спросил у него, стараясь перекричать рокот замедляющего вращение винта:

– Медведей заметили?

– А?

– Ладно, не важно. Вы останетесь здесь?

– Нет. Заправимся – и обратно в Нью-Йорк.

Я увидел движущийся по направлению к нам грузовик-заправщик. Отличное обслуживание – получше, чем на любой заправочной станции! Видимо, это из-за фэбээровских эмблем на фюзеляже вертушки.

Я осмотрелся по сторонам. Поле аэропорта было почти пусто. Корпоративные самолеты стояли рядком в его дальнем конце, а за ними там и сям виднелись маленькие легкие самолетики. Никакой активности не замечалось.

Здесь было намного холоднее, изо рта у меня вылетал пар, чего мне вовсе не хотелось видеть в половине второго в солнечный день начала октября.

– Какой здесь воздух! – восхитилась Кейт.

– Лично я ничего не чувствую.

– Горный воздух, Джон. Ты только погляди на эти деревья и горы!

– Куда это мы, черт побери, попали?

– В Царство Божье.

– Вот и отлично. А то у меня к нему вопросы накопились.

По всей вероятности, длинное здание в адирондакском стиле было здесь главным пассажирским терминалом. Мы обошли его, вышли к главному входу, украшенному крытой верандой и перилами в деревенском духе. На веранде стоял раскладной столик для пикников и автомат, продававший пепси, а еще сидел охранник, куривший сигарету. Да уж, это вам не Международный аэропорт Кеннеди!

– Я позвоню Тому, – сказала Кейт.

– Зачем?

– Может, нас тут кто-нибудь должен встречать…

– Ну, в таком случае ему было бы сложно нас не увидеть.

В сущности, вокруг не было ни души, а на парковке стояло не более дюжины машин, половину которых, видимо, бросили люди, взявшие билет в один конец и смотавшиеся из этой Богом забытой глухомани.

Мы вошли в здание терминала, где оказалось гораздо теплее, чем в заледеневшей долине снаружи, очень напоминавшей альпийскую. Внутри все было маленькое, функциональное и тихое.

Городок этот, конечно, место отдаленное и незначительное, однако и здесь имелся контрольно-пропускной пункт службы безопасности с арочным металлодетектором и рентгеном для просвечивания багажа. Охранников не наблюдалось, да и пассажиров тоже, – стало быть, в ближайшее время вылетов отсюда не предвидится.

Кейт осмотрела пустой зал:

– Что-то я никого не вижу, кто мог бы нас встречать.

– Да разве мыслимо его высмотреть в такой толпе?

Она пропустила это мимо ушей и заметила:

– Вон там стойка проката автомобилей… а там – ресторан и комнаты отдыха. С чего начнем?

– Вот с этого. – Я повернулся к единственной кассе авиабилетов, над которой висел логотип компании «Континентал коммьютэр».

– Что ты намерен делать? – спросила Кейт.

– Выяснить то, что собирался здесь выяснять Харри.

– Но Том просил нас совсем не об этом…

– Да пошел он, этот Том…

– Ага, пусть катится к черту, – согласилась Кейт.

Я подошел к кассе, где за стойкой восседали представительная женщина средних лет и молодой человек. Они выглядели как брат и сестра и, к сожалению, их родители, как мне кажется, выглядели точно так же. Дама, на нагрудном бейджике которой значилось «Бетти», поприветствовала нас:

– Добрый день. Чем могу вам помочь?

– Мне нужен билет до Парижа, – ответил я.

– Полетите через Олбани или Бостон?

– А если и не так и не эдак?

– Сэр, отсюда есть только прямые рейсы до Олбани и Бостона, – проинформировала меня Бетти.

– Шутите? А как насчет прибывающих рейсов?

– То же самое. Только из Олбани и Бостона. Компания «Континентал коммьютэр». Два рейса в день. Вы пропустили последний рейс на Бостон. – И она ткнула пальчиком в сторону табло с расписанием прилетов и отлетов, висевшего на стене за ее спиной. – В три часа дня будет рейс на Олбани.

Одна авиакомпания, два города, два рейса в день. Это несколько облегчало и ускоряло мою работу.

– Я хотел бы побеседовать с менеджером.

– Вы с ней и разговариваете.

– А я думал, вы билеты продаете.

– И это тоже.

– Надеюсь, что, помимо этого, вы еще и не пилот.

Кейт, видимо, надоели мои глупости, и она показала свое удостоверение:

– ФБР, мэм. Я специальный агент Мэйфилд, а это детектив Кори, мой помощник. Мы можем поговорить наедине?

– Ох… так это вы только что прилетели в вертолете? – уточнила Бетти.

Надо полагать, новости тут быстро распространяются.

– Да, мэм. Куда нам пройти – мы хотели бы посмотреть списки прибывших пассажиров.

Она соскользнула с табурета, велела своему помощнику Рэнди держать оборону и позвала нас:

– Идемте со мной.

Мы обошли кассу и через распахнутую дверь проследовали в небольшой пустой кабинет, где стояли столы, компьютеры, факсы и прочие электронные прибамбасы.

Она села за один из столов и спросила у Кейт – я ей, видимо, не понравился:

– Итак, что вы хотите увидеть?

– Мне нужны списки пассажиров, прибывших сюда в четверг, пятницу, субботу, воскресенье и сегодня, – ответила Кейт. – А также списки вылетевших за эти же дни плюс завтра.

– О'кей…

– К вам никто в последние несколько дней не обращался с такой же просьбой – показать списки пассажиров? – осведомился я.

– Нет, – покачала она головой.

– А если кто-то заходил или звонил в ваше отсутствие, вы бы об этом знали?

– Конечно. Джейк, Харриет или Рэнди сказали бы мне.

Кейт, наверное, была права – мне следовало бы по примеру многих моих коллег выбить себе назначение на пост шефа полиции в маленьком городишке, где все все обо всех знают. А Кейт могла бы поступить в школьную охрану. Я бы ошивался в местной таверне, а она завела роман с рейнджером.

– Хорошо, – кивнул я Бетти. – Вы не могли бы сделать для нас распечатки этих списков?

Бетти развернулась и застучала по клавишам компьютера.

Когда принтер начал выдавать листы, я проглядел несколько и заметил:

– Не слишком много народу прилетело этими рейсами.

– У нас маленькие самолеты, – пояснила Бетти, продолжая стучать по клавишам. – Это же местное сообщение. Восемнадцать пассажиров – максимум.

Это была хорошая новость.

– И это все прибывшие и вылетевшие пассажиры за указанные дни?

– На текущий момент – да. Не могу сказать, кто точно вылетит трехчасовым рейсом в Олбани или завтрашними рейсами. Но вот список лиц, заказавших билеты.

– Хорошо. А вы регистрируете прибытие и вылет частных самолетов?

– Нет, мы ведем только дела нашей авиакомпании. Частные самолеты находятся в ведении Управления гражданской авиации, ими занимается администрация аэропорта.

– Да, конечно. И как это могло прийти мне в голову? Стало быть, здесь имеется и офис администрации аэропорта?

– В противоположном конце терминала. – И прежде чем я успел сказать, что тут слишком мало места для еще и противоположного конца, Бетти добавила: – Они регистрируют прилетающие и вылетающие самолеты, только если те остаются здесь на ночь или берут топливо.

– Что мне нравится в нашей работе – так это каждый день узнавать всякую всячину, которая тебе никогда в жизни больше не понадобится.

– Мы можем получить эти записи? – спросила Кейт.

– Я пошлю Рэнди, он принесет вам копию.

Она сняла трубку телефона и сказала своему помощнику:

– Милый, сделай одолжение, сбегай в администрацию. – Затем объяснила, что ей от него нужно, и повернулась к нам: – Можно узнать, зачем вам понадобились списки пассажиров?

– Мы не имеем права разглашать это, – ответила Кейт. – И мне придется попросить вас никому об этом не говорить.

– Даже Джейку, Харриет и Рэнди, – добавил я.

Бетти кивнула с отсутствующим видом, явно составляя в уме список тех, кому расскажет о визите людей из ФБР.

Через несколько минут появился Рэнди и протянул Бетти несколько листов бумаги, которые та передала Кейт. Мы тут же стали их просматривать. За эти дни в аэропорту зарегистрировали пару дюжин частных самолетов, но информация в распечатке ограничивалась лишь их маркой, моделью и бортовым номером.

Я спросил:

– Вы не знаете, можно где-нибудь выяснить, кому принадлежат эти самолеты?

– Нет, но вы сами это увидите по их бортовым номерам.

– Правильно. А как узнать, кто был на борту?

– Никак. Когда имеешь дело с частной авиацией, пассажиры не регистрируются. Эти рейсы потому и называются частными.

– Точно. Боже, храни Америку.

А между тем Усама бен Ладен может оказаться на борту частного самолета и никто об этом не узнает. А сегодня, через год после событий 11 сентября, никакой системы безопасности для частных рейсов по-прежнему не существует, тогда как на коммерческих рейсах всех пассажиров, включая младенцев, экипажи и щуплых старушек, проверяют металлодетекторами и обыскивают даже на коротких рейсах местного сообщения. Вот вам и безопасность.

Кейт собрала распечатки и убрала их в свой портфель.

А я задал Бетти стандартный вопрос:

– Вы не замечали в этот уик-энд что-нибудь необычное?

Она развернулась ко мне на своем стуле и уточнила:

– Какого рода?

И почему они всегда это переспрашивают?

– Необычное, – повторил я. – Такое, какого обычно не бывает.

– Нет, не припомню такого, – покачала она головой.

– Может, прилетело больше людей, чем в другие дни?

– Ну да, на праздничный уик-энд всегда прилетает больше народу. Зимой и летом, как правило, большой наплыв. Осенью приезжают любители желтых листьев. Потом начинается охотничий сезон, за ним уик-энд на День благодарения, Рождество, лыжный сезон и…

Я остановил ее, пока она не добралась до Дня сурка, и спросил:

– Может, кто-то среди пассажиров выглядел необычно?

– Нет. Только вот…

– Что?

– Из Вашингтона прилетел один крупняга.

– Заблудился?

Она посмотрела на Кейт, словно говоря: «Да кто он такой, этот засранец, с которым вы прилетели?»

Кейт перехватила мяч:

– Кто это был?

– Не помню. Какой-то министр, кажется. Его фамилия должна быть в списках пассажиров.

– На чем он прилетел?

– На нашем самолете. Из Бостона. Кажется, в субботу. Да, в субботу. Одиннадцатичасовым рейсом. Наш охранник его узнал.

– Он взял напрокат машину? – спросила Кейт.

– Нет. Я вспомнила – его встретил парень из клуба «Кастер-Хилл», это частный клуб милях в тридцати отсюда. Этим рейсом прилетели еще трое – вроде как все вместе.

– А откуда вам известно, – осведомился я, – что парень, встретивший министра, из этого клуба?

– Водитель был в униформе клуба «Кастер-Хилл». Они сюда то и дело приезжают, чтобы забрать прибывающих пассажиров. Эти четверо забрали свой багаж и пошли наружу, где их ждала машина из клуба.

Я кивнул. В маленьких городках очень немногое проходит незамеченным.

– Эта машина из клуба «Кастер-Хилл» забирала пассажиров, прибывших другими рейсами?

– Не знаю. Может, когда я уже сменилась с дежурства.

– А кого-нибудь сюда привозила, кто потом улетел?

– Не знаю. У меня не всегда есть возможность смотреть, что происходит снаружи.

– Хорошо. – Мне не хотелось показывать свой интерес к клубу «Кастер-Хилл», так что я сменил тему, используя нашу легенду прикрытия: – Нам нужно узнать, не заметили ли вы или еще кто-нибудь человека, который выглядит… как бы это сформулировать, чтобы не прослыть отъявленным расистом?.. Человека, который выглядит так, будто происходит из страны, находящейся там, где водится много верблюдов?

Она кивнула в знак того, что отлично меня поняла, и, секунду подумав, ответила:

– Нет. Думаю, такой человек здесь бы не затерялся.

Ну еще бы!

– Можете оказать нам любезность и поспрашивать остальных?

Она с энтузиазмом согласилась:

– Конечно, могу. А потом позвонить вам?

– Я сам вам позвоню или заеду.

– О'кей, я поспрашиваю. – Она встала, не сводя с нас глаз. – А что случилось? Или, может, должно случиться?

Я подошел к Бетти поближе и тихо сказал:

– Это имеет отношение к зимним Олимпийским играм в Лейк-Плэсиде. Только никому ни слова!

Бетти секунду обдумывала услышанное.

– Зимняя Олимпиада была в восьмидесятом году.

Я обернулся к Кейт и воскликнул:

– Черт возьми! Опять мы опоздали! – И спросил у Бетти: – А разве здесь что-то случилось?

Кейт бросила на меня уничтожающий взгляд и сказала Бетти:

– Детектив Кори таким образом дает вам понять, что мы не имеем права обсуждать свое задание с посторонними. Но нам может понадобиться ваша помощь.

Обычно это говорят, когда показывают добропорядочному гражданину наше удостоверение, однако в данный момент мы ставили дымовую завесу, и Кейт это неплохо делала. Так что она попросила у Бетти визитную карточку и пообещала:

– Мы вам позвоним. Спасибо за содействие.

– Сделаю все, что нужно. Вы только скажите. Если те люди попробуют устроить здесь заварушку, мы знаем, как с ними справиться.

Я ответил, подражая Джону Уэйну:

– Это наша работа, мэм. Не нужно подменять собой закон.

Она негромко фыркнула.

– Раз уж вы здесь оказались, могли бы заглянуть в этот клуб «Кастер-Хилл».

– Зачем?

– Странные вещи у них там происходят.

Я почувствовал себя так, словно попал в фильм категории Б, где местный старикан предупреждает парня из города, мол, вон там, на холме, есть очень странное и подозрительное место, а тот не обращает на совет никакого внимания, что я, собственно, и намеревался проделать во втором акте нашей пьесы.

– Ладно, спасибо, – безразлично поблагодарил я. – А как у вас тут кормят, в ресторане?

– Хорошо, только дороговато. Попробуйте чизбургер с двойным беконом.

По виду Бетти можно было догадаться, что это ее любимое блюдо.

Она проводила нас до дверей, и я строго сказал Кейт:

– Что бы вы ни собирались делать, мисс, не ходите в клуб «Кастер-Хилл».

– Не заказывайте чизбургер с двойным беконом. – Она улыбнулась.

В принципе это было первое рискованное предприятие, которое я собирался сегодня осуществить, перед тем как отправиться в клуб «Кастер-Хилл».


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю