332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Лоуренс Уотт-Эванс » Драконья погода » Текст книги (страница 1)
Драконья погода
  • Текст добавлен: 9 октября 2016, 22:49

Текст книги "Драконья погода"


Автор книги: Лоуренс Уотт-Эванс






сообщить о нарушении

Текущая страница: 1 (всего у книги 35 страниц)

Лоуренс Уотт-Эванс
«Драконья погода»

Книга I
АРЛИАН
Глава 1
ДРАКОНЬЯ ПОГОДА

Небо на западе затянули тяжелые черные тучи; Арлиану это совсем не нравилось. Ему уже исполнилось одиннадцать – почти мужчина по меркам родной деревни, но он вдруг почувствовал себя беспомощным малышом – отца не было рядом, а погода казалась какой-то неестественно пугающей. Арлиан старался держаться поближе к матери, которая внимательно вглядывалась в склон горы, наблюдая за тем, как мужчины тащат тяжелые фургоны с водой по извивающейся, вымощенной камнем дороге.

Конечно, будь у них волы, поднять наверх воду не составило бы никакого труда, но в деревне, расположившейся на каменистом горном склоне, негде устроить пастбища. Крошечные клочки земли, пригодной для земледелия, использовались только для нужд людей. Мужчинам из деревни Обсидиан приходилось таскать воду из реки на себе.

Через пару лет Арлиан станет достаточно взрослым, чтобы помогать, но сейчас он стоял рядом с матерью и наблюдал.

Его мать обмахивалась одной рукой, а другой сжала черно-золотую брошь, которая удерживала расстегнутый воротник; тягучий, словно патока, раскаленный воздух казался сегодня особенно тяжелым, она задыхалась, серое платье промокло от пота.

– Не переношу такую погоду, – сказала мать. – Уж скорее бы зима!

Арлиан поднял голову, чтобы на нее посмотреть, – впрочем, он уже почти догнал мать и был практически одного с ней роста. Он всегда любил зиму и не понимал, почему взрослые относятся к ней совсем не так, как он. Зимой горы покрываются снегом – ну, кроме районов возле кратера, – и детвора целыми днями резвится, съезжая вниз по склонам. Всюду полно чистой холодной воды, которую можно растопить, и не нужно таскать ее из реки, когда пересыхают ручьи.

Можно часами играть на улице, а потом вернуться домой и согреться у очага, и никто не станет на тебя сердиться, говорить, что ты путаешься под ногами или не помогаешь по дому. Даже взрослые зимой работают меньше – и почему они так ее ненавидят? Да, конечно, еды меньше, и она не такая свежая. К тому же из всех щелей в дом проникает холод, и потому приходится постоянно поддерживать огонь в очаге. Но Арлиан все равно считал, что зима – чудесное время года.

Впрочем, любая погода лучше, чем влажное жаркое лето, когда нечем дышать, а солнце не желает показывать людям своего лица и прячется за тяжелым пологом облаков. Лето должно быть не таким – хочется, чтобы на смену ясным теплым дням приходили мягкие прохладные ливни, а в небе не висели черные давящие тучи, из которых никогда не проливается на землю дождь. Это отвратительно и отнимает все силы, мешает жить.

Вот уже несколько недель стоит засуха, и от нее страдает урожай. Вода с реки, конечно же, поможет, но хороший ливень, который наполнит бочки, веселой рекой устремится вниз по склону и напоит живительной влагой все вокруг, пришелся бы очень кстати.

Тучи, собирающиеся на западе, казались особенно грозными – жители Обсидиана не видели таких уже много лет. Может быть, они принесут бурю, и тогда гнетущей жаре придет конец, но вид их не предвещал ничего хорошего, и Арлиану они совсем не нравились.

Его дед – отец матери (отец отца давно умер) выбрался на скалистый уступ и встал рядом с ними, глядя не на мужчин, тащивших вверх по склону воду (он был слишком стар, чтобы им помогать), а на черные тучи, затянувшие небо.

– Драконья погода, – нахмурившись, проговорил он.

– Ерунда, – заявила мать Арлиана. – Ты уже целую неделю твердишь свои глупости. Просто кто-то навел чары и устроил нам жару.

– А разве жара – это не драконья погода, мама? – спросил Арлиан.

Мать бросила на отца быстрый взгляд.

– Не только жара, – ответил старик. – Посмотри на небо – полыхает, точно раскаленная печь, а дни похожи на ночь. Это и есть погода для дракона. Жара и мрак. Если к нам придут тучи, так и будет.

Арлиан поднял голову и взглянул на небо. На ночь не очень похоже, но и не скажешь, что день яркий; все затянуто густым вонючим туманом – дымящаяся вершина горы без устали швыряет в людей тугие мерзкие испарения. В последнее время они стали намного заметнее, чем обычно, но никто не знал, что это означает. Арлиан слышал, как взрослые спорили, обсуждая происходящее, впрочем, им так и не удалось прийти к какому-либо определенному выводу.

– А почему ее называют драконьей погодой, дед?

– Потому что именно в такую погоду драконы выбираются из своих пещер, – ответил старик. – Они не переносят холод и свет, Ари. В те дни, когда драконы правили нашими предками, в мире было значительно теплее, чем сейчас, а громадные твари затемняли небо дымом, чтобы летать не только ночью, но и днем. Сейчас, когда устанавливается жаркая, темная погода, несмотря на то что они очень старые и страшно устали, драконы начинают ворочаться во сне, а иногда даже просыпаются и выходят на охоту.

Арлиан опасливо посмотрел на деда. Старик говорил тихим, глубоким голосом – как в те моменты, когда рассказывал разные увлекательные истории. Его слова показались мальчику особенно значительными и пугающими.

– Не обращай на него внимания, Ари, – сказала мать и, пытаясь успокоить сына, погладила его по плечу. – Это всего лишь сказки. Вот уже несколько сотен лет никто не видел ни одного дракона.

Ее отец покачал головой.

– Нет, Шарбет, ты ошибаешься. Когда я был юношей, то видел деревню, в которой побывал дракон. Я, конечно, уже старик, но мне меньше, чем несколько сотен лет.

– Расскажи! – попросил Арлиан.

Дед улыбнулся ему и спросил:

– А ты уверен, что действительно этого хочешь? Говорить о драконах считается плохой приметой. Как и о волшебстве.

Арлиан кивнул.

– Расскажи, дедушка, – повторил он.

Его дед посмотрел на небо, нахмурился, перевел взгляд на Арлиана и улыбнулся.

– Я был года на два старше тебя, и дядя Стириан взял меня с собой за товарами в Бент-ин-Тара, куда время от времени прибывают караваны купцов, – начал он. – По дороге тут и там нам попадались развалины. Перед этим лето стояло жаркое – как сейчас, – и в течение нескольких дней гора выплевывала такой густой дым, что он затянул всю долину за Сандаловыми Горами. – Дед показал рукой куда-то вдаль.

Арлиан еще никогда не бывал в Сандаловых Горах, но видел их, когда поднимался к кратеру, и знал, о чем говорит дед.

– Дракон, наверное, выбрался из своей пещеры в конце лета, – продолжал старик. – Зимой его никто не видел. Когда мы попали в те места весной, от некоторых поселений остались только обгоревшие развалины да кости жителей.

– Откуда вам знать, что это сделали не разбойники? – спросила мать Арлиана. – Те, что шляются на юге, будут похуже твоих выдуманных драконов!

– Разбойники из Пограничных Земель не забираются так далеко на север, – сказал ее отец. – Кроме того, люди не оставляют на земле отпечатки когтей длиной в шесть футов.

– Драконы тоже, – заявила Шарбет, воинственно уперев руки в бока. – Они спят в своих пещерах глубоко под землей – если вообще все не вымерли. Ты наверняка принял за драконьи когти следы от фургонов или мечей.

– Это были самые настоящие драконьи когти, – настаивал ее отец, но не особенно яростно.

Арлиан понял, что они уже не раз спорили по поводу драконов, как, впрочем, и на многие другие темы, и давно растеряли боевой пыл. Его мать и дед редко соглашались друг с другом и постоянно устраивали бурные перепалки с тех самых пор, как дед перебрался к ним. Арлиан тогда был еще совсем маленьким. По правде говоря, он плохо помнил время, когда дед не жил с ними – и когда мать с ним не ругалась.

– Я не намерена слушать твои глупости, – заявила мать Арлиана, однако мальчик видел, что она совсем не рассердилась. – Пойду приготовлю мужчинам что-нибудь поесть. Нужно поддержать их силы!

Она повернулась и зашагала к дому.

Арлиан заколебался. Ему хотелось быть поближе к матери и помочь разгрузить фургоны с водой, когда их притащат в деревню; с другой стороны, не терпелось услышать историю о разрушенной деревне – он не помнил, чтобы дед рассказывал ее раньше. Его страшно интересовали драконы и что стало с ними потом.

– Ты идешь, Арлиан? – позвала мать.

– Нет, мама. Я еще постою с дедушкой.

Мать проворчала что-то неразборчивое и решительно зашагала к дому с крытой соломой крышей. Дед посмотрел на Арлиана.

– Не терпится встретить отца и брата? – спросил он.

– Расскажи про драконов.

– Вот это мой внук! – рассмеявшись, воскликнул дед. – Что тебе рассказать?

– Ты видел дракона, дедушка?

Старик покачал головой.

– Нет, конечно, – ответил он. – Я же еще жив, разве нет? Мало кому удается увидеть дракона и остаться в живых, чтобы рассказать другим о своих приключениях.

– Но ведь кто-то наверняка их видел, иначе откуда бы мы узнали, что они существуют? – настаивал Арлиан.

– Хороший вопрос, – заявил, улыбаясь, дед.

Затем посмотрел на мужчин, тащивших наверх фургоны с водой, понял, что до деревни они доберутся еще не скоро, и уселся, скрестив ноги на каменном уступе – так удобнее рассказывать истории. Арлиан устроился рядом.

– Да, – проговорил дед, – несколько человек видели драконов, и им посчастливилось остаться в живых после встречи с ними. Большинство находилось на приличном расстоянии, и драконы их просто не заметили, но кое-кто… – Он неожиданно замолчал и, хмурясь, посмотрел на запад, на надвигающиеся тучи.

– Ты хотел что-то сказать, дедушка? – Арлиан попытался понять, что увидел дед.

Старик тряхнул головой и проговорил:

– Ничего. Просто мне не нравится погода. – Затем он улыбнулся внуку. – Разумеется, кое-кому удалось взглянуть на дракона вблизи. Возможно, кто-то из них еще жив и сейчас.

– Ты имеешь в виду жителей той деревни, рядом с Сандаловыми Горами? – спросил Арлиан.

– Нет-нет, – покачав головой, заявил дед. – Ни в коем случае. Я видел ту деревню, там даже крыс живых не осталось. Только пепел и кости. Однако люди рассказывают разные истории, очень старые легенды про яд дракона.

– Яд? – Арлиан нахмурился.

Дед сказал правду – большинство взрослых в деревне не любили говорить о драконах; с ними было связано столько суеверий, что люди предпочитали вообще забыть об их существовании. Драконы – волшебные существа, а магия – вещь ненадежная и злая. Если будешь слишком много о ней рассуждать, обязательно навлечешь на свою голову несчастье.

Арлиан считал, что довольно неплохо знает, какие они, драконы, но ничего не слышал про яд.

– Мне казалось, драконы выдыхают огонь! – сказал он.

– Ну, в каком-то смысле действительно выдыхают, – подтвердил дед. – По крайней мере так мне говорили. Но истории, которые пришли к нам из далекой древности, те, что сложены во Времена Человека, утверждают, будто огненное дыхание дракона – это струя обжигающего яда. Ведь некоторые змеи плюются ядом. Только вот драконы каким-то образом умудряются поджечь свой яд, а потом его выплюнуть.

– Ой!

Арлиану стало не по себе. Однако поверить в то, что огненное дыхание – это всего лишь струя яда, оказалось гораздо проще, чем в его магическое происхождение. Получалось, что драконы скорее похожи на громадных диких зверей и вовсе не имеют никакого отношения к духам или маленьким иллюзорным образам, которые иногда создавал деревенский маг.

– Я не знаю, правда это или нет, – продолжал дед, – но мне довелось слышать очень старые легенды, уходящие корнями в такие далекие времена, что никто не знает, когда они родились. Так вот: говорят, будто иногда яд не загорается как следует. Он по-прежнему остается смертельно опасным, таким страшным, что в единое мгновение может сжечь тебя и превратить в кучку пепла. Но он якобы быстро теряет свои вредоносные свойства, и если его смешать с человеческой кровью, а потом выпить… ну, кое-кто утверждает, что такому человеку будет подарена долгая жизнь. Очень долгая.

А еще рассказывают, будто нескольким счастливчикам довелось остаться в живых после нападения дракона, они смешали кровь из своих ран с драконьим ядом, а потом выпили ее – и ходят по земле вот уже несколько сотен лет. Впрочем, почти все они страшно изуродованы – у кого-то обожжено лицо, кто-то лишился рук или ног. По-моему, не большая радость от такой жизни!

Арлиана передернуло, и он, сам не понимая почему, взглянул на небо. Драконы казались такими ужасными существами, что порой поверить в их реальность становилось практически невозможно.

Однако все знали, что они действительно существуют, точнее, когда-то существовали. Драконы управляли Землями Людей, раскинувшимися от Восточного Моря до пустынных, необжитых земель на западе, от Пограничных Земель на юге до покрытых льдом, холодных пустошей на севере. Время от времени люди восставали против них, и начинались страшные кровопролитные войны, однако им ни разу не удалось одержать победу. А однажды, семьсот лет назад, все драконы до единого ушли, подарив человечеству свободу.

Мать Арлиана говорила, что драконы вымерли, может быть, от болезни, но многие считали, что они все еще живы, прячутся в пещерах глубоко под землей и обязательно вернутся.

Судя по тому, что рассказал дед, они действительно возвращаются – время от времени.

– Как ты думаешь, чем рассердили дракона жители той деревни в Сандаловых Горах? – спросил Арлиан. – Почему он их уничтожил?

– Вряд ли они что-нибудь сделали, – ответил дед. – Дракону просто захотелось что-нибудь разрушить, и он на них напал.

– Но это же несправедливо! Ты хочешь сказать, что они никак его не обидели?

– Никак, – подтвердил дед.

Арлиан погрустнел, ему совсем не понравилось то, что он услышал. Он знал, жизнь не всегда справедлива, но в глубине души считал, что все должно быть по-честному. Арлиан старался не обижать своего брата, Кориана, и ребят, с которыми они играли, – даже девчонок, а те только и умеют, что хихикать да дразниться. В сказках матери правда в конце концов всегда побеждала. Почему же в жизни все совсем не так?

Отец говорит: дело в том, что боги умерли и жизнью человека управляет Судьба, а у нее свои собственные планы и взгляды на тебя и твое будущее.

Деревенский маг, единственный житель деревни, чьего имени Арлиан не знал, поскольку тот утверждал, будто имена имеют власть над человеком, заявил как-то, что справедливость – это такая же иллюзия, как смешные трюки, которыми он развлекает малышей.

Порой Арлиану казалось, что все совсем наоборот – в конце концов справедливость торжествует, а все остальное как раз и есть иллюзия. Он убрал с лица мокрые от пота волосы и посмотрел на склон горы, по которому ползли фургоны.

А что, если у дракона была причина для того, чтобы уничтожить ту деревню? Что, если драконы – часть замысла Судьбы?

– А ты и в самом деле считаешь, что это погода для драконов? – спросил он.

Дед обнял его за плечи и прижал к себе.

– Надеюсь, нет. Пойдем поможем матери.

Они вместе отвернулись от каменистого выступа и начали взбираться вверх по склону в сторону дома.

Глава 2
НАШЕСТВИЕ ДРАКОНОВ

Черные тучи затягивали небо на западе целых три дня, медленно подбираясь все ближе и расползаясь во все стороны, точно грязное пятно. Воду доставили в цистерны, стоящие чуть выше деревни, а затем перелили в громадные каменные чаши, из которых раздали всем семьям поровну – достаточно, чтобы поддержать жизнь растений и людей, но не более того.

Гора, что высилась над деревней, продолжала выплевывать дым и горячий пар; в воздухе появился запах серы, а солнце, когда его удавалось увидеть сквозь дымку, казалось похожим на огромную рыжую тыкву.

Несмотря на тяжелую жару и окутывающий деревню мрак, молодежь Обсидиана занялась своими привычными делами: кто-то вернулся на шахту, другие занимались резкой черного стекла, остальные отправились на поля, где зрел урожай. Женщины следили за порядком в домах, готовили еду, убирали, пряли и шили, присматривали за детьми и скотом. Старики чинили крыши, полировали разные металлические предметы и делали работу, не требующую срочности или напряжения.

А дети выполняли поручения взрослых, умудряясь находить время для веселых игр и исследовательских экспедиций за пределы деревни. На третий день после того, как в Обсидиан доставили запас воды, Арлиан забрался на вершину высокой черной скалы, стоящей к северу от деревни; грязный и мокрый от пота, он уселся, скрестив ноги, на землю и принялся изучать окрестности.

Наверху было тоже ужасно жарко, но здесь воздух казался не таким тягучим и неподвижным. Отсюда открывался замечательный вид на многие мили – Земли Людей, поля и леса, Сандаловые Горы и Горькое Озеро, долина Тара и пик Небесные Пастбища. Только на юго-востоке высокие горы закрывали собой горизонт.

Далеко на севере, за нависшими тучами и пологом дыма едва виднелась мутная полоска синего неба. На северо-востоке ее пятнала черная клякса – отец как-то раз сказал, что именно там находится огромный город Мэнфорт, где люди впервые восстали и в конце концов отняли у драконов власть над миром. В Мэнфорте благородные лорды и леди живут в великолепных каменных дворцах, носят роскошную одежду, ездят в шикарных экипажах, танцуют на балах, дерутся на дуэлях, и все вокруг окутано ореолом хитроумных интриг, которые плетут члены тайных обществ.

Арлиан вглядывался в черное пятно, пытаясь представить себе, какой же он, этот чудесный город.

Он мечтал отправиться в дальние страны с тех самых пор, как помнил себя. В юности его дед был путешественником, и Арлиан обожал слушать его рассказы. Ему отчаянно хотелось собственными глазами увидеть замечательные места, о которых говорил дед, – Блэкуотер, Глубокий Шурф, Бент-ин-Тара, рощи Носсевьер.

Может быть, даже удастся добраться до Мэнфорта, где так и не довелось побывать деду, посмотреть на дворцы и древние храмы, построенные в честь давно ушедших богов, увидеть леди и лордов, разъезжающих на великолепных скакунах и вооруженных ослепительными клинками. И герцога Мэнфорта, наследника великих рыцарей древности. Дед Арлиана старался держаться подальше от города из опасений, что его ограбят, или захватят торговцы рабами и продадут, или он, сам того не желая, обидит какого-нибудь лорда, а тот его прикончит, но Арлиан не сомневался, что с ним ничего такого не случится.

Или он пройдет через Пустошь и доберется до Пограничных Земель, где, как говорят, можно увидеть магические вспышки, озаряющие небо над южными необжитыми районами. В Землях Людей волшебство встречается редко, к тому же оно такое слабое, что пользоваться им могут только маги, прошедшие специальное обучение, да и то далеко не все.

Однако Арлиан слышал, что около Пограничных Земель магия пустынь расцвечивает небеса яркими сияющими сполохами. Знающие люди утверждают, будто в Пустоши, которая лежит на пути к Пограничным Землям, ужасно жарко и совсем нет воды. Стоит заблудиться, и от тебя останутся лишь выбеленные косточки, присыпанные песком. А еще там разгуливают кровожадные разбойники – но караваны все равно отправляются туда каждый год, и Арлиан может попросить, чтобы его взяли с собой.

Арлиан слышал рассказы о том, что за восточными морями тоже есть магия. Когда-нибудь он сядет на корабль в Бентине или Лориголе и увидит загадочные земли собственными глазами.

А может быть, и сам станет лордом – будет владеть… например, караваном, или кораблем, или мануфактурой. Другие люди будут на него работать, а он купит себе меч и кинжал, и великолепного коня.

Но Арлиан твердо решил, что в конце концов он, как дед, обязательно вернется в родную деревню. Непременно найдет себе где-нибудь красавицу жену и привезет ее сюда, и у них родится полдюжины детей, мальчиков и девочек, он станет обращаться со всеми одинаково справедливо и вырастит из них хороших и добрых людей. А вечерами, после ужина, будет рассказывать им истории о своих путешествиях, совсем как его любимый дед.

Неожиданно Арлиан сообразил, что пришло время обеда. Он вытер рукавом пот с грязного лба и, неохотно отвернувшись от дымного пятна на горизонте, начал спускаться по неровному каменистому склону.

Позже, когда все поели и родители отправились на поле, дед подозвал Арлиана.

– Лето не будет продолжаться вечно, – сказал он, – а мы сделали не так много запасов на зиму, как в прошлые годы. Я хочу заглянуть в подвалы, посмотреть, что у нас есть и чего еще не хватает. Ты мне поможешь, Ари?

Арлиан улыбнулся и охотно согласился; в подвалах было не так жарко, и он радовался любой возможности хотя бы на время отдохнуть от тяжелого зноя. Ему не разрешали спускаться туда без взрослых; любой мальчишка отыщет массу способов устроить какое-нибудь безобразие в прохладном мраке.

– Прихвати свечу, – сказал дед, махнув рукой в сторону комода.

Арлиан открыл ящик, отыскал там отличную толстую свечу длиной в палец и зажег ее от лучины, которую засунул в горящий очаг – огонь не гасили даже в такие невыносимо душные и жаркие дни.

От яркого пламени свечи в кухне, где были широко открыты двери, чтобы хоть чуть-чуть ее проветрить, казалось, стало светлее. Арлиан и не предполагал, что на улице так темно, причем у него возникло ощущение, будто с каждой минутой мрак сгущается.

Он бросил последний взгляд из окна на черные тучи, а затем поспешил вслед за дедом через узкую кладовку с полками к заднему крыльцу.

Когда дед открыл дверь в подвал, оттуда пахнуло теплым воздухом, и Арлиан расстроился – похоже, жара сумела проникнуть и сюда. Впрочем, справедливости ради следовало заметить, что здесь все-таки немного прохладнее, чем в любом другом месте, куда его могли бы отправить.

Старик начал спускаться по лестнице первым, Арлиан светил ему, чтобы тот видел, куда ставит ноги. Когда дед добрался до самого низа, мальчик передал ему свечу, а сам развернулся спиной и, балансируя на расшатанных деревянных ступенях, спустился в подвал. Гладкие перила, отполированные руками многих поколений предков Арлиана, не особенно помогали, и потому приходилось соблюдать осторожность.

Ступив наконец на пол, Арлиан удивленно взглянул на деда – камень был теплым.

– Гора раскалилась, – ответил дед. – Меня не удивит, если скоро будет извержение.

Арлиан промолчал, хотя слова деда поразили его. Кратер, нависавший над Обсидианом, дымился все время, но настоящего извержения не видели вот уже пятьдесят лет.

Лава и пепел устремятся вниз по дальнему склону, не причинив никакого вреда деревне, однако мысль об извержении пугала и одновременно вызывала восторг.

– Идем, – позвал дед и отправился по одному из проходов между пыльными полками, заставленными глиняными кувшинами и банками из черного стекла.

Арлиан зашагал вслед за ним, отмахиваясь от паутины, которая норовила прилепиться к одежде. Он наслаждался полумраком и такими знакомыми ароматами. Где-то вдалеке, наверху, в освещенном тусклым солнцем мире, раздался пронзительный вопль – наверное, три дочки Кашкара Каменщика затеяли очередную дурацкую игру, мелькнуло в голове Арлиана.

В следующее мгновение крикнул мужчина. Арлиан не разобрал слов – скорее всего Кашкар велел дочерям отправляться куда-нибудь в другое место и шуметь там. Арлиан не обратил на крики особого внимания, он стоял и смотрел, как дед водит пальцем по полке, считая кувшины и банки.

– Восемнадцать горшков с мягким сыром, – доложил старик. – Сосчитай головки жесткого сыра на нижней полке, дружок, те, что в черном воске, – старые колени больше не желают меня слушаться, а глаза…

Арлиан присел на корточки и принялся считать большие головы сыра – черный воск действительно терялся в тенях, и Арлиан понимал, что деду непросто разглядеть их.

Неожиданно, не отрываясь от своего занятия, Арлиан сообразил, что вдалеке зазвучали новые голоса. Неужели из-за девчонок начали ссориться взрослые?

Затем он услышал другой звук, гулкий металлический набат, и так резко вскочил на ноги, что чуть не вышиб свечу из руки деда.

Старик этого даже не заметил; он стоял, не сводя глаз с открытой двери наверху лестницы. Они видели только небольшую щель, треугольник тусклого серого света, пронизывающего коричневый мрак.

Оба знали, что означает набат. Как и все жители деревни. Раз в год они собирались на центральной площади и с замиранием сердца слушали гулкие звуки, просто ради того чтобы узнать, когда зазвучит громадный медный колокол, который висит в заброшенном деревенском храме и предупреждает об опасности.

– Началось извержение, да, дед? – спросил Арлиан.

– Не знаю, – ответил старик и, высоко подняв над головой свечу, шагнул к лестнице. – Может быть. Но я не слышу грохота…

И тут он замер на месте и замолчал на полуслове. Люди отчаянно кричали, было ясно – случилось что-то очень страшное. Взрослые и дети вопили от ужаса, не в силах справиться с охватившей их паникой.

– Что происходит? – неожиданно охрипнув, шепотом спросил Арлиан и посмотрел на лестницу.

И тут в подвал ворвался порыв обжигающего ветра, подняв в воздух десятилетиями собиравшуюся здесь пыль и заставив ее выделывать дикие, невероятные па. Она жалила глаза, ослепив Арлиана, который принялся моргать и тереть руками мокрые от выступивших слез щеки.

Вдруг наверху раздался оглушительный рев.

– Идем, – позвал его дед. – Я не знаю, что там случилось, но здесь оставаться не следует – мы тут как в ловушке. – Он потянул внука за руку.

Все еще щурясь и не в силах как следует открыть глаза, Арлиан, спотыкаясь, двинулся к лестнице. Неожиданно ему показалось, что свет, падающий от двери, стал намного ярче. В следующее мгновение он с удивлением обнаружил, что не заметил, как ветер задул свечу.

Когда они добрались до лестницы, их окутало толстое душное облако горячего воздуха. Дед знаком показал Арлиану, чтобы тот подождал, а сам начал подниматься по ступеням.

Вот он добрался до верха, сделал шаг вперед, и Арлиан, не дожидаясь сигнала, поспешил догнать деда.

Как только голова мальчика оказалась на уровне пола кладовки и он смог заглянуть в открытую дверь кухни, он сразу понял, откуда взялся яркий свет. Крыша кухни исчезла, ее сорвало порывом ветра, а стены пожирало пламя. Каменную кладовку огонь не тронул, однако деревянный потолок уже начал тлеть и почернел, а верхняя полка на одной из стен покосилась.

– Что случилось? – крикнул Арлиан, оглушительный рев и грохот, казалось, наполнили весь мир. Горячие потоки дыма ворвались в кладовку, и Арлиан снова ослеп. – Где мама? И папа с Корианом?

– Не знаю, – ответил дед и шагнул вперед, прикрывая от огня лицо руками.

– Это извержение? – спросил Арлиан.

Неожиданно дед замер на месте. Арлиан видел, что он смотрит куда-то в пространство, не в силах отвести глаз от поразившего его зрелища.

– Нет, – медленно проговорил дед. – Не извержение.

Арлиан продолжал стоять на лестнице, пол кладовки оказался примерно на уровне его пояса, и дед практически закрывал ему весь обзор. Так что мальчику удалось разглядеть лишь угол кухонного стола, кусок горящей стены, краешек серого неба – и дракона!

Огромный, точно гора, дракон висел в небе и хлопал могучими крыльями – именно они поднимали горячий ветер, который ворвался в подвал.

На фоне неба дракон казался черным, но какого цвета он на самом деле, Арлиан не знал. Глаза его полыхали огнем, но, может быть, они только казались такими из-за того, что в них отражались горящие дома деревни.

Крылья чудовища поднимались, описывая великолепную дугу, а потом резко опускались и снова взлетали вверх, украшая гибкое тело громадного змея с рассекающим воздух хвостом. Длинная шея изящно изгибалась, казалось, дракон смотрит прямо на Арлиана.

– Ой! – выдохнул юноша.

Ничего красивее и одновременно ужаснее ему не приходилось видеть.

Затем дракон развернулся и полетел прочь, чувствуя себя в воздухе так же легко и уверенно, как рыба в воде.

– Улетел, – прошептал Арлиан.

Его дед сделал неуверенный шаг вперед, Арлиан быстро поднялся на самый верх лестницы и вошел в кладовку.

Оба замерли на месте, увидев другого дракона.

Этот не смотрел на них, они заметили его краем глаза, когда он пролетел справа налево и резко взмыл в воздух. Покрытого чешуей бока коснулись лучи солнца, и он вспыхнул густым темно-зеленым цветом, хотя сам дракон сначала тоже показался Арлиану черным.

Впрочем, сомнений быть не могло – это был другой дракон. Иные размеры, да и морда совсем не такая – даже если смотреть сбоку.

Арлиана поразило, что это так заметно. Оказывается, у драконов, как и у людей, разные «лица», отличающие их друг от друга. Почему так происходит и как получается, он не смог бы объяснить, но знал, что не ошибся.

– Два, – пробормотал дед, который тоже сразу понял, что перед ними другой дракон. – Два дракона!

– Они улетели? – спросил Арлиан.

– Понятия не имею, – ответил дед и сделал еще один несмелый шаг вперед, закашлявшись от едкого дыма.

И тут дракон появился снова. Первый – Арлиан сразу его узнал. Он устремился сверху к какой-то одному ему ведомой цели – Арлиан ничего не видел из-за горящих развалин кухни – и изрыгнул струю пламени.

Все происходило именно так, как рассказывал дедушка три дня назад, – дракон открыл пасть, разомкнул челюсти и выплюнул длинную струю, которая мгновенно превратилась в пламя. Огонь не причинял самому дракону никакого вреда, зато на деревню опустилось пылающее покрывало.

Дед снова закашлялся.

– Тут, конечно, летают драконы, приятель, но оставаться нам здесь нельзя, – заявил он. – Дым нас с тобой прикончит. Может быть, удастся добраться до цистерн. Если спрячемся внутри, огонь нам будет не страшен.

Арлиан с сомнением кивнул и сделал шаг вперед. И тут перед ними возник третий дракон. Он стоял на земле – по-видимому, решил прогуляться по деревне и засунул свою огромную черную голову в сломанную кухонную дверь, чтобы посмотреть, что в доме есть интересного. Дракон уставился прямо на Арлиана и его деда.

Арлиан завопил и невольно отступил назад в открытый дверной проем. Однако он неудачно поставил ногу и начал падать назад, отчаянно размахивая руками в безуспешной попытке сохранить равновесие. Кончилось тем, что мальчик покатился вниз по лестнице и свалился на теплый пол подвала, оглушенный, ничего не понимающий, весь в синяках.

Он услышал, как дед дико кричит; сначала юноша был так потрясен, что не понял ни единого слова, но постепенно в голове у него прояснилось, и он разобрал вот что:

– …вон из нашего дома! Да падет на тебя и твой род проклятие ушедших богов, дракон, за то, что ты сотворил с моей дочерью, ее мужем и моим внуком! Убирайся отсюда, возвращайся в свою пещеру! Твое время кончилось! Тебе больше нет места в Землях Людей!

Арлиан поднял голову и увидел, как языки пламени лижут потолок кладовки, превращая знакомые очертания в нечто чужое и отвратительно уродливое. Он все еще не совсем пришел в себя после падения, но отчаянно хотел одного – поскорее выбраться наружу. Только бы не оставаться в этой страшной мышеловке! Арлиан попытался подняться и поставить ногу на нижнюю ступеньку лестницы. Но тут на него упала тень, он поднял голову и увидел деда, который стоял в дверях, закрывая собой вход в подвал.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю