332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Клик Квей » Любовница короля (СИ) » Текст книги (страница 22)
Любовница короля (СИ)
  • Текст добавлен: 17 декабря 2020, 09:00

Текст книги "Любовница короля (СИ)"


Автор книги: Клик Квей






сообщить о нарушении

Текущая страница: 22 (всего у книги 33 страниц)

– И что ты предлагаешь? Объявить войну империи? С ума сошел?!

Советник собирался открыть рот, но его прервал Карл Масур. Герцог положил на стол банковские реквизиты и стопку каких-то документов, в которых Офелия не разбиралась.

– Её Величество законная королева Офелия Аль Салил де Оран готова погасить долги короны на определенных условиях, – сообщил он.

Леонид и Ричард посмотрели на девочку, после чего главный советник начал копаться в квитанциях и показывать извещения королю.

– Мой счет в королевстве Шарджа и Фрагиль, – известил Карл. – Я сохранял деньги для наследников. По этим подсчетам можно с уверенностью сказать, насколько богата моя семья. Одни земли Оран, которые переходят в наследство Офелии стоят порядка ста миллионов рупий. Кроме этого у меня есть другая недвижимость и счета. До банка Шарджа я пока не могу добраться, однако, если управляющий банком Тарлатана выставит мои земли на торги, это поможет полностью погасить долг короны.

– И чего вы хотите, милорд? – недоверчиво спросил Леонид Гордон. – Корону?

Офелия поёрзала на стуле и решила, что пора выдвинуть требования.

– Вы откажетесь от трона Фрагиль в мою пользу, – заявила она. – Я полноправная жительница империи и уже доказала, что могу повлиять на императора. Если публично отречетесь от власти, Шадаш-Тарза оставит ваших наследников в покое и не станет забирать молодых девушек. Долг погасит герцог Масур, а вы и ваши дети будете живы. Один из ваших наследников получит титул маркиза и сохранит за собой право на владения, которые записаны на имя Гордон. Однако вы навсегда покинете королевство и больше никогда не ступите на эту землю.

– Моя жена?

– Будет приговорена к смерти за убийство графа Тобиса Холла и богохульства, совершенные с родственником.

– Чего?! – выпучил глаза Леонид Гордон. – Какие ещё богохульства, девочка?

– Об этом вам расскажет Бомонд Колер, – сообщила Офелия. – Простите, милорд, но все эти годы вас водили за нос. Если бы Мирцелла Гордон не сожгла бы мою книгу, где были подробные доказательства грехов семьи Остин, вы бы узнали, что она тоже из рода Остин.

– Бред…

– Её имя в списке Предвестницы, – сказал Карл Масур. – И оно там появилось не просто так. Как рассказала Офелия, вы хорошо знакомы с моей женой и представляете, какую угрозу роду Остин несет эта женщина.

– Более того, – продолжила Офелия. – Вы тоже совершали грех, хоть и не знали этого. Дело в том, что ваш отец зачал маркизе Александре Остин дочь, которая в скором времени пошла по линии матери и в скором времени родила Мирцеллу, которую вы знаете, как королеву Фрагиль. Ваше Величество, вы все это время спали с сестрой.

– Вообще-то, с племянницей, – поправил Карл, почесав затылок от того, что в этом он недалеко ушел от короля Леонида, когда спал с Алексой Масур, со своей племянницей.

– Это полный бред! – расхохотался Леонид. – Вы выжили из ума?! Мало того, что привели в мой дом врага, который хочет окончательно обокрасть королевство, так ещё и обвиняете меня в связи с племянницей? Кто поверит в эту чушь? Вот что я вам скажу, милорд Масур. Ни вы, ни ваша незаконнорожденная дочь не получите мою корону. Я много лет правил Фрагиль. И не позволю, чтобы враги и иноземцы устанавливали тут свои правила и плели интриги. Никто не поверит в то, что я спал со своей племянницей. Черт возьми, я сам в это никогда не поверю!

– Это может доказать только маркиз Бомонд Колер, семья которого и готовила весь этот заговор, – сказала Офелия. – Можете нам не верить. Хотя вы всегда можете спросить Мирцеллу Гордон о том, почему она убила моего дядюшку без ведомой причины и почему она сожгла дом. Может быть, все дело в том, что она узнала правду и не собиралась отказываться от трона?

– В любом случае ваша власть подошла к концу, Леонид Гордон, – подытожил Карл. – Не отдадите трон нам, все будет ещё хуже. Не заплатите Шадаш-Тарза, временный император сожжет город и королевство. Если вы каким-то чудом сможете найти деньги, вам придется отдать своего наследника и пятьдесят молодых женщин империи. Люди с этим не согласятся, а защищаться вам нечем. Даже если сможете отстоять свою власть, подавите бунты и сохраните корону, остается Предвестница. Я знаю Алексу лучше прочих. Будьте уверены, она придет за головой Мирцеллы Гордон, а заодно убьет всякого, кто позволил её брату умереть.

– Справляясь с одной проблемой, вам придется решать другую, Ваше Величество, – сказал Ричард Дориан. – Рано или поздно, ваша власть померкнет, а трон и власть захватят.

– Если хотите выжить и защитить наследников, откажитесь от короны в мою пользу, – потребовала Офелия.

Леонид Гордон поморщился от ярости.

– Меня окружают лицемеры, предатели и падальщики! – зарычал он. – Убирайтесь с моих глаз, выродки! Я никогда не отдам корону! Слышишь меня, Офелия де Оран, или как тебя зовут на самом деле. Ты не получишь Фрагиль, поняла?!

– Пусть солнце, звезды и луна помогут вам и направят вас, Леонид Гордон… – тяжело вздохнула она. – Вы сами выбрали этот путь.

Особа королевских кровей

***

Слухи разнеслись быстрее ветра. Люди узнали, что империя снова собирается поживиться на глупости Леонида Гордона и хочет отобрать ни в чем неповинных женщин. До архиепископа дошли сведения, что король спит своей племянницей. А последний гвоздь в крышку гроба забил побег маркиза Бомонда Колера, который стал причиной массового дезертирства. Королевство Фрагиль лишилась армии. Солдаты бежали домой, по лесам, начали сбиваться в шайки и делать все, чтобы не повторить судьбу армии генерала Маршалла Рэнделла. В городе начались беспорядки. Обычный люд схватился за оружие, а в толпе все чаще выкрикивали слова ненависти в адрес короля.

Тарлатан начал захлебываться в крови. Обезумевшая толпа уничтожала все на своём пути. Первыми под руку попали придворные, живущие в купеческом квартале, куда люди вломились, пробив брешь в обороне городской стражи. Было убито порядка полусотни графов, дюжина маркизов и несколько герцогов. За время бунта сгорел весь квартал, посреди которого устоял только банк, куда чернь не могла вломиться из-за огромного количества солдат, оберегающих богатства герцога Дориана.

Понимая, что банк не захватить, чернь взяла на прицел королевский дворец, который, к огромному сожалению, охраняли куда слабее. Люди окончательно решили свергнуть короля, поэтому выжгли половину города, спалили несколько трактиров и направились во дворец.

Хаос и беспорядки продолжались больше недели. Временный император Кабыл не рисковал подходить к городу, потому что понимал, что Леонид Гордон не в силах остановить своих подданных. И он был прав. Люди с легкостью пробили брешь во дворце, поубивали королевскую гвардию, изнасиловали фрейлин королевы, а саму беременную Мирцеллу Гордон изнасиловали, выпотрошили вместе с плодом греха, после чего отрубили ей голову и посадили её на пику. За будущую мать не осмелился вступиться даже архиепископ, который хотел свершить все по закону. До короля чернь так не добралась. Понимая, что все закончилось, Леонид Гордон выпил яд и покончил с собой. Однако с этим никто не согласился. Толпа отрубила монарху голову, с которой ещё несколько дней баловались как с мячиком.

Ещё одна династия могла кануть в небытие. Однако Карл Масур, участвующий в бунте по приказу молодой королевы, смог спасти единственного уцелевшего наследника и бастарда короля, Адама де Дюпона. Восьмилетнего мальчика спрятал у себя сам маркиз Бомонд Колер, принимавший активное участие в свержении старой власти.

Спустя неделю бунты прекратились. Герцог Ричард Дориан, вышедший к толпе, попытался взять власть в свои руки, однако потерпел неудачу. Он с трудом смог избежать расправы и спрятаться с дочерью в банке. После него появилось ещё пять кандидатов. Кому-то повезло больше – их отпустили, кому-то не повезло совсем – их головы добавили к голове Мирцеллы Гордон, торчащей на пике. Никто не мог остановить обезумевшую толпу. Беспорядки вспыхнули с новой силой и продолжались почти месяц.

Когда все начало затихать, а мертвых проституток продолжали вылавливать из канав, герцог Карл Масур, маркиз Бомонд Колер и герцог Ричард Дориан стали собирать сторонников, который смогли уцелеть в восстании. Каждый преследовал свою цель, однако в итоге все выжившие придворные собрались в главном зале дворца, где уже начали убираться слуги. Трона не было, поэтому было решено использовать обычный табурет, с которого каждый желающий назовет имя претендента на трон.

Пока взрослые голосовали, Офелия сидела на лесенке рядом со своим другом шутником, Адамом де Дюпоном. Дети сидели тихо, потому что эхо в главном зале было громкое, а все эти люди, решающие судьбу королевства, говорили довольно тихо.

– Прости, Адам, – едва слышно промолвила Офелия. – Честное слово, я не хотела, чтобы все так закончилось.

– Ничего, – тяжело вздохнул бастард покойного короля. – Архиепископ и милорд Колер мне уже все объяснили. Я и не знал, что отец спит с моей кузиной. Как это может быть, Офелия? Разве он не знал?

– Никто этого не знал, – пожала плечами Офелия. – Мирцелла Гордон была родной сестрой Лилианы Рэнделл, а ведь они не были похожи друг на друга. Как в этом случае понять, кто с кем занимается любовью и от кого рождаются дети? Кажется, взрослые и сами перестали это понимать.

– Архиепископ сказал, что твой отец тоже спал со своей племянницей. Это правда?

– Наверное, я уже ничего не понимаю. Только Карл Масур мне не отец. Он так себя называет, но это не так. Я дочь неба.

– А что это значит?

– Это означает, что моим отцом был сам Бог, – улыбнулась Офелия. – Не по-настоящему, конечно. Так выражаются в империи. На самом деле у меня больше нет отца.

– Где же он? Ты вроде бы говорила, что он мертв.

– Похоже, так и есть.

Взрослые продолжали вести споры, переговоры, дебаты и выборы. В какой-то момент выборы нового короля переросли в жаркий день на базаре, где продают фрукты, овощи, мясо и вещи. Только дворяне торговали не вещами первой необходимости, а титулами, детьми и наследством. Один так вообще пытался занять трон посредством продажи трехлетней дочери и её пятилетней сестры бастарда. Весь этот балаган не мог длиться вечно, поэтому слово взял архиепископ.

– Решено! – громогласно пробасил он. – Если нам не удалось прийти к общему решению, ибо все предлагают свою кандидатуру, рекомендую пойти другим путем. Мы проголосуем по другому принципу. Каждый дворянин выдвинет кандидата, которого бы хотел видеть на троне королевства Фрагиль. Однако за себя голосовать запрещено. Нам уже известно, что несколько таких смельчаков попали под ярость толпы. Нужно принять конечное решение, а не разбрасываться титулами и должностями. Речь идет о троне, дамы и господа. Прошу подойти к вопросу со всей серьезностью.

Старого архиепископа в белой рясе и с длинной бородой послушали все. Вот что значит: говорить от имени всевышних сил. Так взрослые начали новые дебаты, и теперь расклад резко переменился. Тот, кто собирался стать королем посредству своих дочерей, начал активно жестикулировать и предлагать должность Ричарда Дориана, которому с радостью отдаст наследниц, если он сделает его герцогом и своим главным советником. Офелия, сидящая на скамейке, обратила внимание на Карла Масура. Герцог тоже яро принимал участие в решение этого вопроса, хотя не имел к королевству Фрагиль никакого отношения.

– Я бы не хотел становиться королем, – робко признался Адам де Дюпон.

Офелия посмотрела на него и заметила, что многие услышали бастарда покойного короля.

– Почему? – поинтересовалась она.

– Ты ведь сама все видела. Мой отец совершил столько ошибок, что теперь его голову до сих пор найти не могут. Какие-то дети решили поиграть с его головой как с мячиком. Я бы точно не хотел, чтобы из-за моей ошибки умирали люди. Лучше служить достойному королю, бегать каждый день в сад и не задумываться о том, что одна ошибка жены может вызвать такой хаос. Это ведь из-за королевы Мирцеллы, которая убила твоего дядюшку, начался весь этот хаос. Мне всегда казалось, что она очень странная. Но никогда бы не подумал, что из-за этой женщины начнется восстание.

– Это ты ещё с моей мамой не знаком, – закатила глаза Офелия. – Карл говорит, что она почти добралась до Ивара Остина, но при этом загубила много невинных жизней.

– Зачем он так говорит?

– Не хочет, чтобы я шла по её стопам. Карл до сих пор верит, что я стану королевой Шарджа. Если это когда-нибудь случиться, я не должна думать о мести, а в первую очередь задумываться о поступках, из-за которых может начаться война.

– А ты хочешь стать королевой?

– Да, наверное, – пожала плечами Офелия. – Матушка готовила меня к этому с самого рождения. Было бы глупо после всех уроков и нравоучений стать деревенской пастушкой.

– Я говорю не о твоей матушке, а о тебе. Ты сама хочешь стать королевой? Хочешь править королевством?

– Хочу, – закивала Офелия.

Адам де Дюпон встал с лестницы и подошел к взрослым. Офелия заметила, как он дернул за рукав Бомонда Колера, который и так хромал из-за сломанной ноги. Они о чем-то долго шептались и маркиз, воспользовавшись моментом, поставил на стул бастарда покойного короля.

– Меня зовут Адам де Дюпон! – громко сказал он. – Во мне течет королевская кровь Леонида Гордона. Я являюсь бастардом, однако право крови никто не отменял.

– Хотите предложить свою кандидатуру, милорд? – спросил у него архиепископ.

– Вы ведь сами сказали, что каждый должен выбрать того, кого считает достойным королем, – ответил Адам. – Я не стану королем, даже если вы меня зачем-то выберете. Я отдаю свой голос в пользу Офелии Аль Салил де Оран.

Офелия немного удивилась, но в большей степени растерялась. Адам же, как настоящий джентльмен, спрыгнул со стула, подошел к ней и поклонился. Все это заметили, но вскоре базарный день продолжился так, словно ничего особенного не случилось. А Адам сел рядом с подругой и пожал плечами.

– Не думаю, что мой голос что-то значит для этих людей, – промолвил он. – Но если тебя выберут королевой, не забудь, кто помог одержать победу.

– Серьезно? – поправив волосы, Офелия начала хихикать. – Ты меня шантажируешь?

– Просто говорю, что после твоей победы мы бы могли ещё раз потанцевать. И даже не смей заводить разговор о том, что я не мужчина! Я только что голос за тебя отдал.

– Спасибо… – Офелия зачем-то поцеловала его в щеку в знак благодарности.

– Фу! – поморщился Адам. – Ты зачем это сделала?

– Просто так, – хихикнула она.

***

Ссоры, переговоры и выборы нового короля длились несколько дней. После напряженных дебатов Ричард Дориан стал тем, кого дворяне хотели видеть своим королем. Высказывания Карла Масура, Бомонда Колера и голос бастарда не сильно помогли Офелии стать королевой. Остальные видели в ней только иноземку, мать которой начала весь этот хаос.

Офелия на этот счет не переживала. Главное, что массовые беспорядки в городе утихли, а Ричард Дориан, которого со дня на день должны короновать, вел себя довольно спокойно. Он решал вопросы по мере поступления и в первую очередь решил закрыть вопрос с империей. Никто не знал, как велись переговоры и о чем будущий король Фрагиль говорил с временным императором, но после этого совещания Ричард мало чем отличался от Леонида Гордона в последние дни своей жизни.

Как и требовал временный император Кабыл, Офелию разместили по высшему разряду. Ей выделили комнату в королевском дворце, приставили несколько служанок, а её покои оберегал сам Карл Масур, занявший соседнюю комнату. После переговоров с империей Ричард Дориан пригласил Офелию ни в зал совета, ни в тронный зал, а в свои покои, где их ждал весьма серьезный разговор. На эту встречу больше никого не позвали, поэтому Карл Масур и Бомонд Колер остались снаружи.

Войдя в королевские покои, Офелия увидела будущего короля на подоконнике перед открытым окном. Она сделала реверанс и прошла к нему, обратив внимание, что Ричард Дориан находится в довольно скверном расположении духа.

– Как вам это удается, миледи? – спросил он.

– Что удается, Ваше Величество? – Офелия села в кресло с высокой спинкой и большими подлокотниками, хоть ей этого и не разрешали.

– Прекратите меня так называть, – нахмурился Ричард. – Вам ведь с самого начала были известны планы Кабыла. Или я ошибаюсь?

– Ошибаетесь. Я лишь попросила у него помощи с Мирцеллой Гордон, из-за которой могли погибнуть люди. Покойная королева убила моего дядюшку, а ещё она была из рода Остин. Рано или поздно, матушка бы пришла в Тарлатан и устроила бы тут войну. Я хотела избежать именно этого.

– Значит, империя начала свою игру, – нахмурился Ричард.

– О чем вы говорите? – спросила Офелия.

– Я ездил сегодня утром на переговоры с временным императором Кабылом, – сев за стол, сообщил Ричард. – Хотел решить этот вопрос. Предложил ему золото, земли и попросил прощения от лица покойного короля. Знаете, что он сказал мне в ответ?

– Нет, – пожала плечами Офелия.

– Объявил войну, – прошипел Ричард. – Империя собирается напасть на Фрагиль. И она это сделает. Избежать кровопролития можно только одним способом. Уже догадались, о чем я говорю?

Офелия покосилась на окно, за которым виднелось бескрайнее море. Именно где-то там плавает корабль временного императора Кабыла, который зачем-то хочет видеть Офелию королевой Фрагиль. Она поняла это по взгляду герцога. Но не могла понять, зачем это нужно империи Шадаш-Тарза. Может быть, Ричард Дориан прав и император решил начать свою игру? Об этом Кабыл ничего не говорил. Он только пообещал помочь решить вопрос с королевой и поклялся, что не вступит в схватку с Алексой Масур, если ему в течение двух лет предоставят отрубленные головы Ивара Остина и Хлои Холл, так же известной как любовница короля. Офелия прекрасно понимала, что матушка закончит эту войну значительно раньше. Она так же знала, что эти двое погибнут во время войны, поэтому поклялась в этом временному императору. После всех этих клятв они обогнули материк с запада и прибыли на переговоры с Леонидом Гордоном.

– Если я не отдам вам трон Фрагиль, начнется война, – нахмурился Ричард Дориан. – Мне придется это сделать. В отличие от Леонида Гордона, который видел в своей власти только развлечения и похоть, хотя открыто заявлял, что решает вопросы, пока за него это делали другие, я пекусь о жителях королевства. Нет, конечно, я никогда не раздавал беднякам золото, иначе сам бы от этого обеднел. Но все мои принятые решения были на благо королевства.

Офелия промолчала.

– Я всю свою жизнь отдал служению королю! – встав из-за стола, Ричард подошел к окну, взял там кувшин с вином и сел обратно. – А теперь мне придется отдать трон иноземке, которую, возможно, даже не примут подданные. Как это назвать, миледи?

– Если вы хотите узнать, почему император выбрал меня, я вам не отвечу, – промолвила Офелия. – Меня это тоже беспокоит. Я никогда не рассчитывала на трон Фрагиль.

– Что ж, вы его получили, – Ричард снова встал и сделал женский реверанс в знак покорности. – Но если вы решили, что избавились от меня, как сделали это с королем, я развею ваши фантазии. Я не отдам трон просто так. И плевать, чего хочет империя. Все чего-то хотят.

– Чего хотите вы? – спросила Офелия.

– Во-первых, я много лет был в совете, – стал загибать пальцы герцог. – Мне известны все слабые и сильные стороны королевства. Пока вы в этом хаосе будете разбираться, люди снова начнут переворот. Титул главного советника останется при мне и это не обсуждается. Во-вторых, я требую компенсацию. Ваш дядя уже говорил о том, что у него достаточно земель, помимо твердыни Оран. На юг я не претендую, но раз уж вы его наследница, то отдадите мне все земли своего отца, которые не имеют отношения к замку на юге материка. В-третьих, я хочу…

– Если заговорите о замужестве, можете оставить свой трон себе, – резко перебила Офелия. – С меня достаточно решений Мирцеллы Гордон. Я уважаю религию всевышних сил, но больше никогда не шагну на территорию собора. И тем никогда не стану вашей женой.

– Это ещё почему? – поморщился Ричард, который, по всей видимости, был уже пьян.

– Вы старый! – заявила Офелия.

Герцог не сдержался и громко расхохотался.

– Хорошо, Ваше Величество, – продолжал смеяться Ричард. – Третий пункт мы временно оставим в покое. Станьте чуточку старше. Возможно, лет через пять вы пересмотрите мою кандидатуру. Достаточно того, что я сохраню пост главного советника и получу землю.

– Вы идеальный советник, – согласилась Офелия. – Однако с землями я не смогу вам помочь. Пока мой отец жив, именно он распоряжается всей землей и деньгами рода Масур.

– Мы успеем решить этот вопрос, – кивнул Ричард. – А теперь нужно сообщить решение остальным. Не думаю, что все пойдет так, как рассчитывает император Кабыл, но нам все равно придется убедить довольно многих. Теперь вы королева Фрагиль.

– Не совсем, – улыбнулась Офелия.

– В смысле?

– После смерти Ивара Остина я стану полноправной королевой всех малых земель.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю