290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Зачем нужны пророчества? Свиток Второй (СИ) » Текст книги (страница 1)
Зачем нужны пророчества? Свиток Второй (СИ)
  • Текст добавлен: 26 октября 2018, 11:00

Текст книги "Зачем нужны пророчества? Свиток Второй (СИ)"


Автор книги: Nia_1976






сообщить о нарушении

Текущая страница: 1 (всего у книги 36 страниц)

========== Глава 1: Неожиданная находка ==========

Глава 1: Неожиданная находка

Иногда, когда мы этого совсем не ждём, жизнь преподносит нам чудесные подарки.

Гийом Мюссо, “Ты будешь там?”

Индэмэриэль приподнялся, сжимая бока скакуна коленями. Янтарные глаза прищурились, осматривая окружающее пространство. Рядом застыли воины личной гвардии, сопровождавшие принца в походе к границе с империей демонов. В этот раз их было несколько больше, чем обычно. Однако и повод был нестандартный. Золотоволосый блондин еще раз окинул магическим взглядом светло-зеленое море раскинувшегося на нейтральной зоне луга с легкой золотистой дымкой цветущих трав и перешел на обычное зрение. Пожал плечами и обернулся к практически не дышавшему гвардейцу: – Можем возвращаться, – хлопнул по лоснящемуся черному боку жеребца и тронулся с места.

Следом двинулись воины, исподтишка вопросительно косясь на своего предводителя на удивительном черном единороге, несколько десятков лет назад народившемся в стаде белоснежных созданий. Принц самолично выхаживал и выкармливал не отличавшееся кротким нравом, как в целом и все остальные представители этого вида, животное, теперь возвышавшееся над окружающими не меньше чем на голову и как ни одно другое подходившее своему хозяину и другу. Проехав еще немного, царственный эльф тряхнул заплетенной во множество косичек длинной гривой, притормозил и свернул вправо, забирая ближе к границе. Спутники послушно изменили направление, не думая спорить даже не смотря на возраставший риск. Слишком серьезной была причина.

Индэмэриэль опять прищурился, всматриваясь в дрожавшие линии окружающей силы, однако все было тихо и спокойно. Усилив магическую составляющую, он нырнул глубже, туда, куда заглянуть кроме него мог, пожалуй, только отец. Но и там все было ровно, без изменений. Принц выдохнул. Обнаружить на границе готовое к нападению войско демонов было бы… неприятно. Тем не менее, вопрос, сподвигнувший мужчину отправиться в этот поход, оставался открытым. Блондин хмыкнул, разворачивая красавца единорога легким похлопыванием по золотистой, искрившейся в солнечных лучах гриве. Куаса фыркнул, изогнул шею, взглянув на хозяина лиловым глазом, и поплыв вперед, как мощный крейсер по морским волнам. Вдруг остановился, вырывая принца из размышлений. Повернул голову туда, где вдалеке виднелись высокие снежные горы, из коих состояла треть территорий империи демонов, и тихонечко заржал.

Индэмэриэль резко выпрямился, в руках засияло готовое к бою заклинание, в то время как окружавшие его воины активировали защиту и вытаскивали луки, готовые встретить обнаруженного умным животным врага. Однако ничего не изменилось. Не выныривали из магического марева вооруженные до зубов войска, не неслась на ощетинившихся заклинаниями эльфов магическая волна. Тихо колыхались зеленые травы, в вышине летела звонкая мелодия певучей птахи, по чистому ясному небу плыли розоватые облака. Блондин тронул с места единорога, но в тот же миг почувствовал на плече чужую руку. Оглянулся на придержавшего его друга, осуждающе покачавшего головой, нахмурился, но смирился и кивнул ближайшему гвардейцу, тут же осторожно двинувшемуся вперед.

Теманиэ, продолжавший держаться рядом, был абсолютно прав. Будучи самым сильным магом в отряде, принц не должен был соваться в возможную ловушку, его задача – страховать со стороны, поэтому терпеливо дожидался с остальными, не сбрасывая с рук заклинание. Медленно передвигавший стройные ноги белоснежный скакун внезапно сделал резкий прыжок влево и замер, в то время как его наездник направил взведенный лук куда-то вниз. Из высокой травы вынырнула каштанововолосая лохматая голова, недоумевающе смотревшая на мир и эльфов темно-синими с серым огромными глазищами.

Индэ тронул единорога и в пару мгновений оказался рядом с находкой, вскинувшей в тот же миг руки, в которых стремительно собирался приличных размеров шар воды, вытягиваемой из расположенного в прямом смысле под ногами у незнакомца родника. Индэмэриэль хмыкнул, демонстративно перекидывая с руки на руку свое заклинание. Парень, на мужчину обнаруженный никак не тянул, внимательно проследил за перемещениями комка силы, закусил губу, выпрямился и замер, глядя прямо перед собой неподвижным, каким-то потерянным взглядом.

– Парень, убери свой шарик, не глупи, – Индэмэриэль еще раз посмотрел на чужака магическим зрением и развеял заклинание. Махнул рукой остальным. Стоявшие впереди, окружившие найденыша эльфы с некоторой неохотой опустили луки. При этом парочка их будто бы случайно, чуть сдвинулась, вставая еще не перед принцем, но очень близко к нему, готовая в любой момент закрыть предводителя от опасности, пока блондин, скептически поджав губы, разглядывал свою «потенциальную угрозу».

Хрупкую, тощую фигурку, в народе известную как «скелет ходячий», короткие, до плеч, волосы, расположившиеся на голове в художественном беспорядке. Цепкий взгляд эльфа отметил торчавшие в прядках пару травинок. Мужчина фыркнул и спрыгнул с единорога: – Парень, убирай свой шарик. Ты им никого не напугаешь. Рассказывай, что ты здесь делаешь? Пока мы мирные и добрые.

Темно-синие с вкраплением серого омуты под пушистыми длиннющими ресницами смотрели испуганно и растерянно. Мальчишка закусил губу, наморщил нос и вздохнул. Видимо, держать заклинание ему было все тяжелее. В глазах мелькнуло отчаяние.

– Я не знаю…, – шатенчик всхлипнул, разводя ладони в стороны. Плеснула вода, возвращаясь к своему первоисточнику, радостно зажурчавшему с утроенной силой. Паренек осел прямо на мокрую траву, не решаясь поднять взгляд на сверливших его с недоверием гвардейцев и любопытно поблескивавшего глазищами принца, только сейчас обратившего внимание на царапавшее сознание уже некоторое время несоответствие, точнее расовую принадлежность находки. Мужчина мысленно перечислял: бледная кожа и магия воды, наверное, вообще природная, это от эльфов. Разрез глаз с вертикальным зрачком – несомненная заслуга демонов. Хотя искорок в них нет. Это результат человеческой составляющей. Как и мягкие волосы спокойного каштанового окраса.

Пока блондин прикидывал, насколько должна была быть любвеобильной или неразборчивой в связях семья, чтобы в итоге получилось вот такое вот странное нечто, объект его размышлений с удивлением лупал глазами на шевелюру своего собеседника, в золоте которой с комфортом разместились несколько черных и фиолетовых прядей. Вздохнул, сцепил и расцепил пальцы и поднялся на ноги, покачиваясь от выброшенных впустую магических усилий, как былиночка на ветру. Спешившиеся следом за принцем гвардейцы расслабились, убирая мечи в ножны, тоже сообразив, что стоявшее перед ними существо вряд ли способно причинить кому-то из них вред. И зря. Индэмэриэль прекрасно видел горевший ярким пламенем источник магии найденыша. Сейчас чуть потускневший, но не утративший мощи. При должной тренировке и кормлении из мальца должен был получиться великолепный маг.

– Так что ты здесь делаешь? Отвечай Его Высочеству, – резкий окрик верного друга заставил выпрямиться не только шатенчика, но и самого принца, с неудовольствием взглянувшего на проявившего невовремя инициативу эльфа. Блондин изогнул бровь, останавливая готового продолжить допрос Теманиэ. Парнишка вздрогнул, втянул голову в плечи и стиснул кулачки. Тонкие, удивительно красивые черты лица, тоже, скорее всего, наследство демоно-эльфийских родственников, занавесила густая челка цвета темного шоколада.

– Я не знаю, я не помню, – резкий рывок головы вверх и на принца и окружающих посмотрели полные слез омуты, в которых плескало через край отчаяние пополам со страхом, – я не знаю. Я не помню! Я не знаю, кто я! – парень оглядывался вокруг, сжимая в руках край тонкой шелковой рубашки. Явно дорогой. Мужчина отметил нежную гладкую кожу пальцев. Нахмурился. Такие руки не могли принадлежать простолюдину. Впрочем, мозолей от оружия тоже не наблюдалось. Либо парень не владел им, либо тщательно сводил любые следы. Такое тоже случалось. Некоторым хотелось выглядеть этакими невинными цветочками. Блондин вздохнул и махнул рукой окружающим, давая отбой. За все время разговора, мальчишка ни разу не соврал. И теперь, действительно, был в панике. Индэмэриэль подошел ближе и встал перед парнишкой, которому пришлось задрать голову, чтобы взглянуть в янтарные глаза на породистом лице: – Успокойся. Обижать тебя никто не будет. Но и здесь тебя оставить нельзя. Тут сейчас небезопасно. Так что поедешь с нами. А там, может быть, что и вспомнишь.

В огромных глазищах на тонком лице сменялись страх, тревога, нерешительность. Малец переступил с ноги на ногу, машинально отбросил пушистые пряди, щекотавшие нос и… промолчал. Все также без звука, он устроился за спиной одного из гвардейцев, судорожно вцепившись в него обеими руками. И чуть не свалился через несколько минут быстрой скачки, благо был ухвачен за шиворот цепкими пальцами находившегося рядом эльфа. Отряд затормозил, рассматривая неведомое нечто, не умевшее в его возрасте ездить верхом, в свою очередь глядевшее на них с робостью и опаской. Принц вздохнул и одним движением поднял мальчишку к себе. Черный зверь с длинным блестящим рогом фыркнул, затанцевал, перебирая мощными ногами, но дальше этого, к удивлению хозяина, не пошел, спокойно восприняв увеличение веса.

Пацанчик сидел тихой мышкой, стараясь как можно меньше прижиматься спиной к расположившемуся позади мощному эльфу, так не похожему на тех, которые были вокруг. Откуда-то пришло знание, что это были именно эльфы. Также шатен имел четкое представление, что такие брутальные накачанные высокие самцы у этой расы встречались крайне редко. Однако эта информация не была воспринята как важная. Намного больше паренька волновало то, что этот… вроде бы принц, если он со страху ничего не перепутал, мог ему одним движением шею свернуть. Каштанчик скосил взгляд на мощную ладонь, крепко удерживавшую его за талию на спине единорога. Вторая появилась в поле зрения, надавила на грудь, прижимая к теплой твердой опоре позади, и тут же опять опустилась на роскошную солнечную гриву огромного скакуна, двигавшегося мерно и плавно.

По обеим сторонам уходило вдаль бесконечное травяное море. Шатен принюхался, вдыхая чуть сладковатый с горчинкой аромат луговых трав. Впереди виднелась темная дымка леса, пока еще едва заметного на горизонте. Что было позади, оставалось загадкой, так как повернуть голову и посмотреть было сложно, да и страшно. А ну как опять свалится. А с этого скакуна до земли было значительно дальше, чем с тех, на которых ехали спутники принца. Парень смерил взглядом ближайших единорогов и вздохнул. В голове крутился и никак не желал останавливаться хоровод из картинок, мыслей и каких-то слов, вызывая боль и радужные круги перед глазами. Каштанчик аккуратно приложил руку к груди, где заполошно билось испуганное сердце. Успокоить оное никак не получалось, так как и его владельцу было крайне не по себе.

«Кто он? Как оказался в мокрой траве посреди луга? Куда его везут эти эльфы? И откуда он знает, что он именно у эльфов? И что с ним там будет?» – в голове было слишком много вопросов, на которые не было возможности получить ответы. Шатен вздохнул и тихонечко погладил шелковистый блестящий бок с ходившими под шкурой крепкими мощными мышцами. Единорог изогнулся, рассматривая седока красивым лиловым глазом, коротко заржал и продолжил движение вперед, ни на миг не сбиваясь с заданного темпа. Внутри незваного наездника все мелко и противно дрожало. Как-то резко навалилась усталость, яркое солнце резало глаза.

Принц прижал крепче задремавшего, привалившегося к нему расслабленным телом парня, от которого на удивление пахло не грязью и потом, а солнцем и цветами. Эльф повел носом и нахмурился, распознав запах. Покачал головой. «Кто же ты? И кто тебя сюда направил?» Найденыш сопел носом, время от времени хмурил брови и тихонечко постанывал. Магическое истощение давало о себе знать. Стена леса все приближалась, постепенно закрывая небо. Отряд пересек невидимую границу, и все выдохнули, оказавшись под надежной защитой. Единороги мягко переставляли копыта по пружинившей, не пытавшейся заплести ноги траве. В густых кронах, сквозь которые яркими пятнами пробивался солнечный свет, перелетали разноцветные мелкие птицы, пересвистываясь, щебеча, попискивая и не обращая ни малейшего внимания на сливавшихся с окружающей природой эльфов.

Свет постепенно тускнел и розовел. Тени сгустились и приобрели сиреневый оттенок. В руках принца вздрогнул и завозился проснувшийся найденыш, попытавшийся скатиться с упругого бока, но вовремя остановленный крепкой рукой эльфийского высочества. Притих, лишь поворачивая голову то вправо, то влево, с интересом блестя глазами. Тени еще удлинились, и Индэмэриэль резко махнул рукой, сообщая о том, что пора делать привал. Через пять минут отряд выехал на круглую небольшую поляну, с одного края которой среди мощных корней огромного дерева бил родник, давая начало речушке, становившейся полноводной рекой по мере приближения к столице, и все же огибавшей последнюю на приличном расстоянии из-за особенностей рельефа.

Сидя на теплом шершавом корне, шириной с хорошую скамейку, шатен расширенными от любопытства глазами наблюдал за организованным хаосом, развернувшимся на поляне. Кто-то уводил в лес трясших гривой единорогов, кто-то разжигал костер, несколько эльфов во главе с принцем с серьезным видом обходили по периметру открытое пространство. Его Высочество подошел и провел рукой над головой пригнувшегося парня. Хмыкнул на реакцию: – Предупреждаю, контур замкнут, убежать не получится, только устроишь кипиш, никто не выспится, – и пошел дальше. Потянуло едой. В ответ жалобно заурчал проголодавшийся желудок, а во рту скопилось просто нереальное количество слюны. Немного помедлив, дождавшись, пока очередной воин наберет воды и отойдет, шатен спустился со своего насеста и зачерпнул ладонью прохладную, но не ледяную воду. Оглянулся нерешительно вокруг, однако никто не спешил к нему с воплями возмущения, отпил, сполоснул руку чуть ниже по течению и опять набрал воды. Вздохнул, ощущая на собственном опыте, насколько вода – плохая замена нормальной пище.

Рядом остановились кожаные сапоги, даже на вид очень мягкие. Дорогие, наверное. Парень поднял глаза на подошедшего, опознав эльфа, к которому его сначала посадили. В руке тот держал огромный ломоть ноздреватого, одуряюще пахнувшего хлеба. Шатену даже захотелось закрыть глаза, чтобы не видеть этот соблазн. В следующее мгновение золотистый кусок с хрустящей корочкой оказался практически перед самым носом, где и завис. Гвардеец с улыбкой кивнул на вопрос в синих глазищах.

– Спасибо, – прошелестел мальчишка, неуверенно касаясь тонкими длинными пальцами мякиша, готовый в любой момент отдернуть руку. Эльф дождался, пока хлеб перекочует в лапки находки, пожал плечами, взлохматил космы начавшего жевать пацаненка, мысленно удивляясь, откуда в этом благополучном на вид, за исключением страшной худобы, парнишке столько опаски к окружающим его разумным. Впрочем, возможно, не всем нравилось столь дикое сочетание кровей в одном создании. Скорее всего, в семье за пацаном присматривали, вон, какая одежда дорогая, да и кольцо на пальце, явно магическое, стоило немалых денег, а вот от незнакомцев доставалось, наверное, шатенчику. Мужчина тряхнул серебристыми волосами и направился к костру. Нос подсказывал, что содержимое котелка нужно было срочно перемешать.

Отправив сообщение отцу, Индэмэриэль прислонился к белоснежному толстому стволу, рассматривая найденыша, активно жевавшего кусок хлеба, жмурившегося и чуть ли не урчавшего, как голодный котенок, дорвавшийся до миски с молоком. Тонкие косточки запястий выглядывали из рукавов добротно пошитой дорогой рубашки серебристо-голубого цвета, в тон глазам. На ногах красовались мягкие высокие сапоги из замши, так же серебристого цвета. И все это крайне не вязалось с затравленным взглядом, настороженностью и общим заморенным видом мальчишки. «Кто же ты такой?» – принц вздохнул, не спеша выбираться из своего укрытия – спускавшихся чуть ли не до самой травы гибких ветвей со светло-зеленой резной листвой. Прикрыл желтые, как у представителей кошачьих, глазищи, пытаясь свести в единое целое пока разрозненный пазл.

Пару дней назад находившиеся в империи демонов разведчики доложили, что при дворе шла некая нездоровая активность. Причем все проводилось очень аккуратно, без излишнего шума и ажиотажа. Просто куда-то сорвалась личная гвардия императора, затем один за другим во дворец были созваны маги, усилилось патрулирование территорий. Сам владыка то и дело мотался из дома, в остальное время демонстрируя всем полнейшую невозмутимость, грозно посверкивая на любопытствующих, боявшихся шумно вздохнуть при приближении высшего демона, придворных. И хотя каждый из шпионов проверил возможность военного вторжения на эльфийские земли и опроверг ее, Его Величество отправил сильнейшего мага государства на нейтральные территории, чтобы Индэмэриэль лично убедился в безопасности границ. Что принц и подтвердил.

Вот только, что делал на этих ничейных землях пацаненок? Последний как раз старательно подобрал с коленей крошки, оглянулся и, убедившись, что никто не видит, отправил их в рот. Блондин вздохнул и сменил позу, пока подросток с тоской вытягивал длинную тощую шею в направлении костра, от которого по всей поляне расползался запах мясного рагу. Как-то это голодное существо на шпиона не тянуло, вот только… аромат, который учуял принц, был ему отлично знаком. И производился исключительно демонами. Конечно, эти духи можно было встретить и на эльфийских землях. Мало ли у кого какие вкусы, но… все равно подобное настораживало. Принц повел плечами и шагнул из-под ветвей, тут же словив напряженный взгляд огромных глазищ. Кивнул и мягко улыбнулся, напоминая себе, что раз уж принял решение держать это странное чудо рядом, то следовало, по крайней мере, попытаться наладить контакт.

Найденыш робко похлопал ресницами, оглянулся, обнаружил за спиной только ствол дерева и опять посмотрел на эльфа. На губах на миг появилась робкая улыбка, тут же слетевшая, словно испуганная птаха. Индэмэриэль вздохнул, покопался в сумке, вытащил ложку и вилку, подошел к пареньку, поднял руку к ближайшей ветви. На ладонь тут же спланировал огромный овальный лист. Мужчина шепнул, дохнул и протянул превратившийся в подобие пиалы лист внимательно следившему за его действиями каштанчику. Вручил ложку и махнул рукой в сторону костра. Пока малец копошился, неловко поднимаясь, рискуя навернуться в корнях, организовал себе вторую плошку, после чего аккуратно хлопнул, соразмеряя силу, чтобы случайно не прибить, притормозившего мальчишку в районе лопаток, придав ускорение.

Сидевший у костерка среброволосый эльф, заколовший косу на голове длинным кинжалом, видимо, чтобы не падала в огонь, поднял крышку котелка, зачерпнул, попробовал густое месиво и одобрительно кивнул. Шатенчик распахнул глаза и удивленно приоткрыл рот, только сейчас заметив, что массивный казан висел прямо в воздухе, а не на перекладине, которой вообще не существовало. В следующий миг котел сдвинулся с места, опускаясь на плоский крупный камень чуть поодаль от костра. Взглянув на возвышавшегося над пареньком как гора принца и получив от него короткий, едва заметный кивок, гвардеец вытянул руку, смотря прямо на переминавшуюся с ноги на ногу, тощущую находку: – Давай миску, будем тебя откармливать…, – воин подмигнул зеленым глазом, медлившему мальчишечке, в конце концов, стеснительно передавшему свою миску в руки сидевшего на корточках эльфа.

Синие глаза с серыми пятнышками и полосочками завороженно наблюдали как в пиалу, размером с обе его ладони, плюхался сначала один половник чего-то удивительно пахнувшего овощами и мясом, затем второй. Содержимое третьего целиком уже не влезало, образуя внушительную горку над плошкой.

– А ложку куда дел? – раздалось над головой. Шатенчик вздрогнул, отрываясь от медитации на исходившую ароматным дымом еду. Судорожно заоглядывался, вжал голову в плечи и виновато посмотрел на высокого широкоплечего эльфа. Тот вздохнул, тряхнул заплетенной в длинные тонкие косички разноцветной гривой и сделал какой-то пасс рукой. После в несколько шагов добрался до того места, где раньше сидел найденыш, поднял что-то с земли, ополоснул в роднике и вернулся назад, держа на широкой ладони серебристую ложку. Прежде чем наблюдавший за ним малец успел среагировать, легонько стукнул его по лбу означенным столовым прибором, затем сунул ложку в успевшую немного подостыть миску паренька.

– Садись, лопай. И больше не теряй. А то будешь сучком есть, – Индэмэриэль дождался, пока и в его пиале появилась аппетитная порция, и подхватил вилку. Конечно, ложкой было бы сподручнее, но запасной у принца не водилось. Взгляд желтых глаз скользнул по склонившейся к еде каштановой головенке, неловко зачерпывавшим рагу тонким, подрагивавшим пальцам, из которых даже ложка то и дело норовила выкрутиться и сбежать, и вздохнул. Как-то плохо это чучело сочеталось у него с образом шпиона. Но придержать эту заботу рядом с собой все-таки стоило. А потом можно будет куда-нибудь его пристроить. Если он, действительно, не при чем.

Содержимое миски слишком быстро уменьшалось. Паренек зачерпнул еще одну ложку и засунул в рот, рассасывая вкуснющую массу и жалея, что ее осталось так мало. Открыл глаза, старательно выскреб из чашки остатки. Не удержался и облизал ложку. Оглянулся, пытаясь сообразить, что делать дальше. Зашебуршался, посматривая то на родничок, то на грязную посуду у себя на коленях.

– Не кипеши, давай, я тебе еще положу, – миска исчезла, чтобы через пару секунд чудесным образом появиться снова, опять заманчиво горячая и тяжелая. Парень втянул носом и зажмурился, желудок предвкушающе заурчал, отчего сидевшие кругом вокруг костра ужинавшие эльфы заулыбались, бросая короткие взгляды на оголодавшего ребенка. Теперь еда уходила медленнее. Однако миска была вычищена чуть ли не до блеска, а ложка опять облизана. Среброволосый гвардеец, отвечавший сегодня за ужин, оценивающе взглянул на остатки еды в котелке, потом на сонно похлопывавшего глазищами, которые то и дело скашивались словно сами по себе в сторону казана, мелкого, на изрядно округлившееся брюшко последнего. Расположившийся рядом полулежа принц тихонечко засмеялся, махнул рукой: – Дай ему еще. Если заболеет, полечу. А так хоть наестся.

Все в мальца не влезло, несмотря на приложенные им усилия. Парень впихивал в себя ложку за ложкой, пока наблюдавший за этим безобразием Индэмэриэль не отобрал чашку: – Не мучайся, никто тебя ругать не будет. Никого не оскорбишь, – блондин ловко отправил в полет через всю поляну в ручей столовые приборы, а пиалы бросил в огонь, довольно полыхнувший от попавшей к нему магии, – иди, помой. Отдашь мне.

Остальные наблюдали за попытками пацана разобраться в собственных длинных руках и ногах. Наконец, малец поднялся и, молча, потопал к воде. Тщательно поплюхал там, встал, чуть не навернулся в родничок, но справился, не без помощи принца, вовремя пославшего порыв воздуха для необходимого толчка в нужную сторону, после чего прошелестел к костру, неуверенно протягивая чистые серебряные предметы: – Спасибо. Было очень вкусно.

На чуть полноватых губах расцвела робкая, несмелая улыбка, осветившая лицо, словно закатный лучик снежные вершины. Те, кто видел это, невольно застыли, завороженные необычной красотой мальчика. Индэмэриэль откашлялся и кивнул, забирая приборы: – Да на здоровье. А теперь умываться и спать, – он кивнул в сторону облюбованного им дерева-шалаша, густые длинные ветви которого образовывали почти непроницаемый для чужих взглядов полог, – спать будешь со мной. Ночью холодно, а дополнительного одеяла у нас нет, – эльф дождался робкого кивка. Парень развернулся и погреб в сторону все того же родничка, где аккуратно поплескался, после чего шагнул к указанному ему древесному гиганту и замер, все также переминаясь с ноги на ногу, поглядывая издалека на принца.

Индэ вздохнул и одним слитным движением поднялся на ноги, отряхнул мягкие кожаные штаны, махнул рукой спутникам, подошел к мальчишке, уцепил за руку, раздвинул ветви и шагнул вместе с ним внутрь кружевного темного полога, успокаивающе шелестевшего листвой. Подхватил сумку, разворачивая невесомое, компактное, однако оттого не менее теплое, одеяло, постелил, укладывая с одного края рюкзак, выполнявший в походе еще и роль подушки, кивнул: – Ложись, я умоюсь и тоже приду.

Шатен, молча, сел на одеяло, уставившись на высокого мужчину огромными темными, почти черными в густых сумерках омутами. Его Высочество поежился, ощущая некую странную дрожавшую где-то в глубине организма струну, отмахнулся от несвойственных ощущений: – Когда приду, чтобы уже лежал и сопел в обе дырки, а то…, – тут принц замолчал, понимая, что любая его шутка могла сейчас быть воспринята мальцом как угроза, так что пришлось помолчать, подбирая наказание «пострашнее», – без подушки спать будешь, – «напугав» таким образом несмело улыбнувшегося и принявшегося укладываться паренька, блондин вынырнул наружу, отдать распоряжения и ополоснуться.

Заставив родничок направить струю воды вертикально, Его Высочество с наслаждением скинул пропылившуюся рубашку и, используя ее вместо мочалки, вымылся. Подождал, пока обдуваемая прохладным ветерком кожа высохнет, натянул чистую сорочку черного шелка с тонкой паутиной серебристого узора и нырнул в свой «шалаш», замер, увидев уставившиеся на него, чем-то до крайней степени напуганные глазищи найденыша, и тут же собирал в ладонь нити силы, на всякий случай. Беспокойная находка медленно выдохнула, опустила ресницы и как-то вся разом расслабилась, улеглась на бок с самого краешка одеяла. При этом голова мальца то и дело скатывалась с уголка подушки, который паренек осмелился себе забрать.

Пожав плечами и развеяв уже собранную магию обратно в пространство, эльф развалился рядом со своим «питомцем», притягивая его к себе ближе, не обращая внимания на вырвавшийся у того сдавленный писк. Закутал обоих в теплую ткань, подпихнул под каштановую голову изрядную часть подушки, закрыл глаза и ровно задышал, нагоняя сон на замершего напряженной испуганной мышкой под боком мальчишку. Натянутый, как струна, тот едва слышно дышал. Под рукой принца неровно и часто билось сердце. Губы Индэмэриэля на миг скривились. Он не понимал, как можно быть таким пугливым, но оставил свое мнение при себе. Через некоторое время тело рядом вдруг расслабилось, голова паренька качнулась, приваливаясь к плечу мужчины. До чуткого эльфийского уха донеслось ровное тихое сопение. Блондин улыбнулся куда-то в едва видневшееся через густые ветви звездное небо и позволил себе скользнуть в поверхностный сон, чутко отслеживая малейшие телодвижения мальчика.

Утро наступило привычно рано. Обитавшая в корнях их прибежища пушистая крупная мышь некоторое время настороженно выглядывала из норки, блестя черным глазом, недовольная появлением захватчиков, потом возмущенно пискнула и со всех лапок бросилась через полянку, спеша по своим неотложным делам. Индэмэриэль потянулся, вывернулся из одеяла и цепких объятий забравшегося на него, обхватившего руками и ногами, как обезьянка, пацана, видевшего очередной по счету сон. Подумал, укрыл тщательнее худосочную тушку, вес коей ночью почти не ощущался, и выбрался наружу, втягивая носом свежий утренний воздух, уже разбавленный легким запахом дымка с горчинкой специй, добавленных в начавший булькать чай.

Сереброволосый Батуэль шустро пек на дне казана пышные аппетитные лепешки из свеже замешанного теста. Принц подошел ближе, получил в свое единоличное пользование одну из трех уже пропекшихся лепех, откусил, удовлетворенно кивнул дожидавшемуся результата дегустации эльфу: – Вкусно, а почему ты готовишь? Ты же вчера кашеварил.

Один из лучших мечников королевства пожал плечами: – Да встал рано, заняться было нечем. Вот, решил….

– Всецело одобряю твою инициативу, – блондин облизнулся, смотря на еще шипевшую и исходившую парком, только что вытянутую из казана лепешку, но просить добавки не стал. Эльфы уже просыпались, видимо, как и он разбуженные ароматом свежей выпечки. Постепенно собирались вокруг костра, сонно тараща миндалевидные глаза на увеличивавшуюся стопку золотистых кругляшей. Заметив краем глаза шевеление у своего «шалаша», принц чуть наклонился, якобы поправляя сапог, вместо этого наблюдая, как из ветвей появилась одна, потом вторая рука. Затем в небольшом раздвинутом ладонями пространстве «выросла» лохматая каштановая голова на тонкой шее, покрутилась из стороны в сторону, и следом за ней на поляну вылезло и все тело мальчишки целиком, хорошо сложенное, гармоничное, только очень уж худое.

Малец посмотрел на костер и скучковавшихся вокруг него воинов, переступил с ноги на ногу, нерешительно шагнул в сторону родничка. Тут же запутался в ногах и чуть не рухнул, махая руками в попытках зацепиться за густые ветви, клонившиеся к земле под незапланированным весом. Следя за тем, как находка, все-таки удержавшись от падения, аккуратно дошлепала до воды, где теперь и плескалась, мужчина удивлялся, как можно было быть таким неуклюжим. Вот и сейчас шатен чуть не шлепнулся в родник, ограничившись к счастью только мокрой до локтя правой рукой да росписью брызг на ткани брюк и рубашки. Блондин вздохнул, увидев, как паренек взглянул в их сторону, потянул судорожно носом, сглотнул, сделал несколько шагов вперед, остановился и тихонечко присел на крупных корнях древесного жителя зачарованного леса.

Покачав головой, Индэмэриэль поднялся, дошел до своей заботы, потянул за запястье, заставляя подняться. Подтащил к костру, где скелетенышу тут же вручили пару лепешек и листвяную кружку с горячим травяным чаем. Первый золотистый круг выпечки исчез с такой скоростью, что некоторые гвардейцы, отвлекшиеся, кто на треск сучьев в костре, кто на пролетевшую над поляной птаху, лишь глазами хлопали и тихонечко перешептывались, пока вторая лепешка стремительно исчезала в активно, но аккуратно пережевывавшем пищу рту. Сердобольный Батуэль, глядя на это, вытащил из-под низу стопки успевший немного остыть блин и протянул мальцу. Тот перевел взгляд с лица улыбавшегося ему воина на сидевшего рядом, хмурившего брови принца, затем все же уцепился за золотистый мягкий бок, едва слышно поблагодарил, тут же впиваясь в ноздреватое ароматное тесто белоснежными зубами.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю