290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Вопреки себе (СИ) » Текст книги (страница 9)
Вопреки себе (СИ)
  • Текст добавлен: 26 ноября 2019, 06:30

Текст книги "Вопреки себе (СИ)"


Автор книги: Malenn






сообщить о нарушении

Текущая страница: 9 (всего у книги 40 страниц)

– А если она не решится лечь с тобой в постель? – язвительно поинтересовался кузен. – Это ведь тебе не какая-то актриса, вроде твоей француженки, это настоящая княжна, дворянка, воспитанная в строгости!

– Я найду способ заставить! –самоуверенно заявил Александр.

– Ты… – Алексей даже задохнулся на мгновение. – Ты собираешься прибегнуть к насилию?

– Почему нет? – пожал плечами граф. – Если придется, конечно. Я не думаю, что до этого дойдет, скорее всего, она все сделает по доброй воле. А я буду усиленно изображать неземную страсть.

– Ты слышишь сам себя? – изумился кузен, всплескивая руками. – Я даже не хочу дальше выслушивать этот бред, тем более – участвовать в этом! Так и знай: я умываю руки!

– Ну, и скатертью дорога! – сердито выкрикнул Александр, теряя терпение и вскакивая с постели. – Обойдусь и без тебя!

Алексей гневно сжал кулаки, от всей души жалея, что нельзя выбить эту дурь из упрямой головы его кузена. Если бы он не был ранен, тогда, возможно…

Он очень надеялся на то, что Александр все же одумается и не станет доводить до такой низости, как насилие над невинной девушкой. При одной мысли об этом, Алексея начинало тошнить. Не мог, ну не мог его кузен быть таким подлецом!

Окинув разгневанного графа презрительным взглядом, Алексей направился к двери. Уже взявшись за дверную ручку, он вдруг обернулся и горько усмехнулся в лицо Александру.

– А знаешь, чего ты не учел, мой дорогой братец? – спросил он. – Если Адель забеременеет, это будет твой ребенок! Твоя плоть и кровь. Об этом ты подумал?

Александр в замешательстве молчал, не находя слов для ответа. Моральная сторона вопроса его до сих пор не сильно волновала. В конце концов, князь Вяземский не очень-то руководствовался моральными принципами, когда предавал уйму людей на казнь и лишения, так почему его, Александра, должна волновать мораль? Но мысль о том, что Адель может иметь от него ребенка…она вдруг прочно засела в голове.

С того черного дня, когда умерла забеременевшая от него девушка, Александр не хотел детей. Никогда. Он вздрогнул, представив, как Адель тоже отважится на то, чтобы избавиться от плода. Что, если она погибнет? Смерти ей молодой граф не желал, при всей ненависти к семье Вяземских. Тяжкие сомнения вдруг стали раздирать его душу.

А кузен, догадавшись, что его удар попал в цель, лишь удрученно покачал головой, глядя в растерянное лицо Александра, и молча удалился.

========== Дурные предчувствия ==========

Прошло едва ли полчаса после ухода Алексея и молодой граф только-только успел снова заснуть, как в его комнате уже оказалась новая непрошеная гостья, чьего появления он никак не ожидал.

– Что ты здесь делаешь? – изумленно уставился на неё Александр, сонно моргая после внезапного пробуждения.

Жаклин растерянно переминалась с ноги на ногу и смущенно смотрела на своего любовника. Она уже понимала, что её сумасбродная идея разыскать Алекса во что бы то ни стало, неминуемо приведет к вспышке его гнева, но отступать было поздно.

– Я… я хотела только… – несвязно пробормотала она и снова замолкла, наткнувшись на его гневный взгляд.

Александр, наконец, окончательно проснулся и осознал, что это вовсе не сон. Перед ним действительно стояла Жаклин Бонье. Но как она нашла его в огромном Лондоне? Он ведь никогда ей не называл своего адреса, да что там адреса, даже своей фамилии!

– Как ты нашла меня? – холодно осведомился он у растерянной девушки, поднимаясь с постели.

Гнев медленно, но верно завладевал им: Александр очень не любил, когда события выходили из-под его контроля, он привык всегда сам владеть ситуацией. Нет, он все-таки уволит сегодня всю прислугу, чтобы не повадно было впускать в дом посетителей, несмотря на его приказ!

– Я проследила за твоим другом! – наконец-то призналась Жаклин. – Вчера он был у нас в театре, на премьере нового спектакля, и я проследила за ним до этого дома… Я узнала у прислуги, что дом принадлежит Алексу Гордону и поняла, что это твое имя… А сегодня пришла сама.

Александру понадобилось некоторое время, чтобы понять, что она говорит об Алексее. Ну, конечно, именно с ним граф и был в театре в тот вечер, когда познакомился с хорошенькой актрисой! А она, видимо, запомнила Алексея в лицо. Но что заставило её разыскивать Александра по всему городу и даже следить за его кузеном для этого?

– Что произошло, Жаклин? Для чего я так внезапно понадобился тебе? – удивился он. – Ты же знаешь, я не люблю, когда мне начинают навязываться? Когда мне будет это нужно, я сам навещу тебя!

Тон молодого человека был суровым и Жаклин вдруг испугалась, что её приход может разрушить их дальнейшие отношения, за то время, что она знала Алекса, она успела не раз убедиться в его особом стремлении к секретности. Опасаясь, что граф сейчас выставит её за дверь, девушка умоляюще сложила руки и бросилась к нему, пытаясь обнять за плечи, но Алекс сердито отстранил её. В её глазах были мольба и раскаяние, вполне искренние.

– О, прости меня пожалуйста, Алекс! – виновато затараторила она. – Я так ждала тебя, меня мучили какие-то страшные предчувствия! Это было так ужасно! А ты не приходил очень долго, вот я и решилась на это… Твой друг пришел так вовремя, иначе я просто сошла бы с ума!

Жаклин снова повторила попытку повиснуть у него на шее и на сей раз ей это удалось. Девушка случайно задела повязку на плече графа, вызвав у него сдавленный стон. Она резко отшатнулась, испуганно глядя на молодого человека.

– Что это? Ты ранен? – воскликнула Жаклин, театрально прижимая руки к груди.

Александр невольно усмехнулся её реакции – даже вне сцены она продолжает играть, видимо, по привычке. Прирожденная актриса.

– Да, я ранен, но легко, – ответил он, – Доктор уже осмотрел меня, так что волноваться не о чем.

– О, боже мой! – прошептала она, осторожно касаясь его плеча. – Прости, дорогой, я не знала! Я могу чем-то помочь?

– Нет, благодарю тебя! – отозвался граф, – Мне нужен лишь сон и покой, по мнению доктора.

Это был явный намек на то, что Жаклин пора удалиться, но девушка была на редкость упряма. Она так долго терпела эту излишнюю таинственность, словно её любовник был агентом секретной службы, а теперь, наконец, узнала хотя бы его адрес! Так просто ему от неё не избавиться! К тому же, она очень хорошо знала о своей власти над его ненасытной чувственностью и собиралась сыграть именно на этом.

– Позволь мне остаться с тобою хотя бы сегодня, прошу тебя! – и Жаклин обратила на возлюбленного весь пыл своих чар, умоляюще глядя в его глаза. – Я так скучала по тебе! Я не помешаю тебе, обещаю! Ты ведь тоже соскучился, я знаю это… Чувствую…

И она была права. Глядя на то, как раскраснелось её хорошенькое личико, как блестят голубые глаза, а грудь призывно вздымается от участившегося дыхания, Алекс почувствовал, как его тело отзывается на присутствие Жаклин вполне однозначно. Хоть он и был ранен, но не настолько слаб, чтобы не суметь овладеть женщиной. Напротив, ему сейчас было просто необходимо снять напряжение и расслабиться.

А потому, он позволил Жаклин действовать на её усмотрение, и вскоре они уже лежали в постели и предавались жарким любовным утехам. Девушка ликовала и не скрывала этого. Впервые ей удалось сделать что-то по-своему, заставить Алекса принять её инициативу. С таким своенравным и скрытным мужчиной это было настоящей победой, пусть маленькой, но девушка надеялась, что это лишь начало. Она давно поняла, что влюбилась, и не собиралась так просто отступать. Жаклин решила бороться за свое счастье.

Александр так и не понял, каким образом ей удалось уговорить его, но Жаклин оставалась в его доме целую неделю, пока он восстанавливал силы после ранения. Она так искренне заботилась о нем, что у графа не хватило духу её прогнать. Каждое утро она лично подавала ему завтрак в постель, причем готовила его тоже сама, а готовить Жаклин умела и любила. Она заботливо поправляла ему подушку, меняла повязку на плече, развлекала его забавными историями из жизни театральных кулис, иногда просто пересказывала свежие сплетни, беспрекословно исчезала, когда появлялись очередные посетители, а ночью… ночью она отдавала ему всю свою страсть и любовь.

Последнее обстоятельство огорчало молодого графа сильнее, чем он ожидал. Он видел искреннюю привязанность этой девушки, но не мог ответить ей тем же. Ну, не был он способен на любовь! И дело было даже не в том, что Жаклин была всего лишь актрисой и до него у неё были и другие любовники, что их союз мог бы стать ужасным мезальянсом, а именно в том, что Александр не любил её. Хотел страстно, но не любил. А Жаклин хотела именно любви! Казалось бы, страстная, опытная, разбиравшаяся в мужчинах, она хотела чистой и искренней любви, совсем как юная, наивная девушка.

Когда в порыве страсти она шептала ему «я люблю тебя», он лишь молчал и скрипел зубами в бессильной ярости, чувствуя себя при этом каким-то неполноценным мужчиной. У него даже развилось что-то вроде комплекса, и в его возникновении он опять-таки обвинял своего главного врага – Вяземского. Князь отнял у него не только самого дорогого и значимого человека в его жизни – отца, – но и способность любить. Ну, ничего, скоро Вяземский почувствует, что значит страдать! Осталось недолго.

А Жаклин каждую ночь молила Бога, чтобы он дал ей возможность понести. Сейчас все её помыслы были заняты этой мечтой, которая позволит ей остаться с Алексом. Перед тем, как уснуть у него на плече, она мечтала, представляла себе, как будет выглядеть их малыш, на кого он будет похож, как они назовут его… Это были такие сладкие мечты, думать об этом было так приятно! Лишь бы только все получилось! А учитывая, как часто они занимались любовью в эту неделю, такие шансы у неё были, и весьма определенные.

Однако, неделя пролетела очень быстро и настал момент для того, чтобы отправить Жаклин обратно, домой. Теперь она знала о нем многое и Александр понимал, что их отношения вышли на тот уровень, до которого он изначально не собирался их доводить. Перед тем, как посадить девушку в наемный кэб, он пообещал ей, что снимет для неё дом, в котором они и будут отныне встречаться. Жаклин обрадовалась такой перспективе, но ей очень грустно было сейчас покидать любимого.

– Ты скоро навестишь меня? – спросила она, с надеждой заглядывая в его глаза.

– Мы целую неделю не расставались, а ты уже скучаешь? – ответил он вопросом на вопрос. – Скоро, я обещаю! У меня есть дела и ты должна понимать, что я не могу находиться с тобой постоянно.

Жаклин печально вздохнула и понуро склонила голову.

– О, я понимаю, твоя жизнь крутится вовсе не вокруг меня, – сказала она, – но я так тоскую, когда ты исчезаешь надолго! К тому же, ты ещё умудряешься влипать в такие переделки, где тебя могут подстрелить! – и она указала на его плечо, все ещё перевязанное после ранения. – Я так волнуюсь за тебя, Алекс…

Александру пришлось рассказать любовнице о своем приключении на загородном приеме, во время которого ему прострелили плечо. Разумеется, не всю правду, а лишь часть её, но девушка успела сделать свои выводы и долго и подробно расспрашивала любовника о той юной леди, ради спасения которой он полез под пулю. Ревность к незнакомке была столь неприкрытой, что Александр даже немного пожалел, что вообще рассказал Жаклин об этом, лучше было придумать какую-нибудь другую историю.

Он чувствовал нарастающую опасность в отношениях с Жаклин, они становились все более серьезными, а этого ему сейчас нужно было меньше всего. Однако, поддавшись то ли жалости, то ли собственной похоти, он не оттолкнул девушку. Впервые в жизни он пустил события на самотек и предоставил им развиваться по накатанной. В любом случае, он всегда сможет разорвать их отношения, когда пожелает.

Увы, молодой граф не знал тогда, как сильно он ошибается!

***

А в это время в особняке князя Вяземского Адель беседовала с кузиной Маргарет. Девушки пили кофе в гостиной и беззаботно болтали, точнее, болтала в основном Маргарет, а Адель слушала её.

В жизни Маргарет произошли значительные перемены – она готовилась к свадьбе и, конечно же, Адель была первой, кому она об этом сообщила. Кузина так светилась от счастья, её зеленые глаза блестели, она все рассказывала и рассказывала о своем избраннике, описывая его достоинства, что Адель просто поражалась: неужели это та самая Маргарет, которая предупреждала её о коварстве мужчин с видом всезнающего и опытного оракула? Куда же подевалось её предвзятое отношение к мужскому полу?

Пока Маргарет с воодушевлением описывала свой будущий свадебный наряд и список предполагаемых гостей, Адель, к своему стыду, несколько раз просто выпадала из разговора. Нет, она делала это не специально, просто думы её были сейчас далеки от предсвадебной лихорадки кузины. Княжна изо всех сил делала вид, что внимательно слушает, но мысли её с завидным постоянством улетали в совсем другие миры.

Вот уже неделя прошла с того злополучного дня, когда Эдвард пытался выстрелить в неё, а Алекс Гордон закрыл её собой и получил ранение. С тех пор она даже не видела своего героя и очень переживала по этому поводу.

В своем восторженном воображении Адель опрометчиво уравняла поступок графа с фактическим признанием в любви, и теперь ждала, когда он, наконец, выздоровеет и скажет ей о своих чувствах сам, лично.

Князь Андрей Алексеевич был просто взбешен новостью, что на его любимую дочь было совершено такое дерзкое покушение. Он рвал и метал, клялся, что больше не позволит Адель и шагу сделать из дома без его сопровождения и обещал добиться для преступника жестокой кары.

Узнав от своих детей подробности происшествия, князь сразу же вознамерился нанести визит спасителю Адель и принести ему свою горячую благодарность, но Мишель сообщил, что уже сделал это и пригласил графа Хантли с визитом сразу после его выздоровления.

И с тех пор Адель каждый день ждала этого самого визита своего спасителя, но пока так и не дождалась. Когда она вспоминала, как кровь текла темными струйками по его пальцам, впечатлительное сердечко княжны сжималось от страха. А вдруг у него какие-то осложнения после ранения? Вдруг он лежит сейчас в постели, в бреду или горячке, а она даже не может навестить его? Эти мысли не давала ей покоя, лишая девушку способности думать о чем-либо другом.

С каким удовольствием она превратилась бы в его добровольную сиделку, ведь что может быть романтичнее, чем преданно ухаживать за раненым возлюбленным, держа его руку в своей, слушая его дыхание… Жаль, что это невозможно!

– Дорогая, ты меня слушаешь? – вдруг услышала она слегка обиженный голос Маргарет. – Ты словно витаешь где-то!

Стыд за свое эгоистичное поведение мгновенно окрасил щеки Адель румянцем. Она поспешно схватила кузину за руки, глядя ей в глаза виноватым взглядом.

– О, прости меня, Мардж, дорогая! – простонала она. – Клянусь, я все слышу, просто… сегодня я немного рассеянная. Видимо, плохо выспалась.

– Похоже, что ты плохо высыпаешься уже неделю! – заметила Маргарет, внимательно вглядываясь в покрасневшие глаза Адель. – Неужели до сих пор не можешь успокоиться после нападения?

– Иногда мне снится всё это, – пробормотала княжна, невольно вздрагивая. – Не так-то просто забыть, что тебя пытались застрелить из пистолета!

– До сих пор не пойму, что за дьявол вселился в Эдварда… – задумчиво покачала головой Маргарет. – Я знаю его с пеленок и всегда считала, что он безобиднее, чем кто бы то ни был из нашего обширного семейства. Правду говорят, что в тихом омуте черти водятся!

– Что теперь будет с ним, как ты думаешь? – спросила Адель.

– Думаю, что его повесят, – вздохнула Маргарет. – Жаль только тетю Джейн, все же это её единственный сын, после его смерти ей будет тяжело.

– А всё из-за меня… – сокрушенно прошептала Адель, закрывая руками лицо.

– Перестань, моя дорогая! – кузина успокаивающе обняла её за плечи. – Ты не должна себя винить, в конце концов, Эдвард сам избрал свой путь, его ведь никто не заставлял преследовать тебя с таким маниакальным упорством, а тем более – пытаться убить! В том, что он лишился разума из-за своей алчности, виноват только он сам, но никак не ты!

– Вот, что значит быть богатой наследницей! – нахмурилась княжна. – Неизвестно, то ли я сама нужна мужчинам, то ли мое приданое. А хочется ведь вовсе не этого!

– Разумеется, – улыбнулась Маргарет. – Каждой девушке хочется искренней любви.

– Ты свою нашла, и я очень рада этому! – вернула ей улыбку Адель. – Наконец-то я увижу своими глазами настоящую английскую свадьбу с уймой приглашенных, да к тому же, с самой красивой невестой.

– О, ты мне льстишь, Адель! Как тебе не стыдно? – фыркнула Маргарет, однако покраснела от удовольствия, получив такой комплимент. – Я верю, что ты очень скоро отыщешь своего прекрасного рыцаря и тоже выйдешь замуж. У такой красавицы просто не может быть столь печальных глаз! Единственной твоей проблемой может стать слишком богатый выбор.

– О, нет! – покачала головой княжна. – Я боюсь, что Англия – не то место, где я буду искать себе мужа. Я чувствую себя чужой здесь, да и слухи после этого пикника наверняка уже поползли по Лондону. Знаешь, тетушка Джейн обвинила меня в том, что я сама завлекала Эдварда. Кто знает, что сейчас говорят обо мне в обществе? Иногда я думаю, что лучше мне будет вернуться в Петербург.

Маргарет задумалась на мгновение, прежде чем ответить на печальное заявление кузины. В чем-то Адель была права, Лондон действительно буквально взорвался слухами и домыслами после произошедшего с нею, даже род Ратлендов разделился на два лагеря – сторонников Адель и приверженцев Эдварда и его матери. Но Маргарет знала великосветское общество слишком хорошо, чтобы поверить в то, что эта новость продержится в десятке самых популярных дольше недели. Каждый день новые сплетни пополняли багаж лондонских кумушек, а потому, Адель немного преувеличила масштаб трагедии для себя и своей репутации.

– Не переживай так, моя дорогая! Свет очень скоро перестанет все это обсуждать и переключится на что-нибудь другое, – заверила кузина расстроенную княжну. – Однако, как мне кажется, ты расстраиваешься не только из-за сплетен, не так ли? Дело ведь в твоем храбром спасителе? Рассказывай! – потребовала Маргарет.

Адель вздохнула. О чем тут рассказывать, о том, что она влюбилась? Кажется, для её прозорливой кузины это уже не новость.

– Просто… – Адель не знала, как более доступно объяснить свою мысль. – Он такой… непонятный. Он спас меня, рискуя своей жизнью, а сам опять пропал. Доктор заверил Мишеля, что граф отделался легким ранением и через пару дней будет снова на ногах, однако, он до сих пор не нанес нам визита. Я не знаю, что и думать, Маргарет…

– Кажется, ты действительно влюбилась… – задумчиво протянула кузина. – Честно говоря, Адель, я и рада, и обеспокоена одновременно.

– Но почему? – осторожно поинтересовалась княжна.

– Я ведь уже говорила тебе, как опасны бывают подобные джентльмены для наивной юной девушки, – ответила кузина. – Судя по тому, что ты рассказываешь, он действительно ведет себя немного странно, а потому, постарайся быть сдержаннее с ним, не позволяй запудрить тебе мозги. Хотя, глядя на то, как ты изводишься, я думаю, не запоздал ли мой совет?

Видя, как Адель растерялась и погрузилась в тревожные сомнения, Маргарет даже мысленно отругала себя за излишнюю, может быть, подозрительность, ей вовсе не хотелось портить кузине настроение, напротив, она пришла, чтобы подбодрить её. Решив исправить свою ошибку, Маргарет поспешила перевести разговор на другую тему.

– Кстати, я совсем забыла тебе сказать! – словно вдруг вспомнила она. – Помнишь мою замечательную идею по поводу маскарада? Так вот, я убедила родителей организовать его в ближайший уикенд в загородном поместье Ратлендов! И самое удивительное – старый герцог согласился! Я едва не упала в обморок, когда узнала об этом!

– Невероятно! – изумилась Адель, сразу позабыв о своих переживаниях. – Твоя мама просто волшебница, если ей удалось уговорить его.

– Так что, пора подумать о маскарадном костюме! – лукаво подмигнула Маргарет. – Так кем же ты будешь – Джульеттой или Прозерпиной? Я лично ратую за Прозерпину, все просто упадут, когда увидят тебя в белоснежном хитоне!

Адель только собралась открыть рот, чтобы ответить кузине, как в дверь тихонько поскреблись, и тут же в комнату проскользнула раскрасневшаяся Настя. Судя по выражению её лица, горничная принесла своей барышне какую-то интересную весть, до такой степени важную, что она буквально лопалась от нетерпения.

– Что такое, Настя? – встревожилась княжна, глядя на взволнованную горничную. – Случилось что-то?

– Ой, барышня! – выдохнула Настя, – Я, как увидала, так сразу помчалась Вам доложить!

– О чем это она? – недоуменно спросила Маргарет, не понимавшая по-русски.

– Пока я и сама не поняла, – ответила Адель кузине и снова обратилась к горничной. – Так что там стряслось, наконец?

– Их сиятельство и молодой барин сейчас принимают у себя Вашего графа, ну этого, что Вас от злодея спас! – торжествующе выпалила наконец Настя. – В кабинете изволят сейчас сидеть!

Адель даже вскочила со своего места от неожиданности, а радостная улыбка мгновенно осветила её лицо. Выражение бесхитростного счастья в её глазах было так легко читаемо, что даже не понявшая ни слова Маргарет без труда догадалась, что граф Хантли нанес-таки визит в дом Вяземских.

Глядя на княжну, Маргарет пророчески покачала головой: как бы ей хотелось, чтобы её неприятные предчувствия относительно этого человека не оправдались! Иначе её несчастная кузина может горько разочароваться в своей первой любви.

========== За день до… ==========

Характерный для Лондона дождь, который мог начаться в любое время суток, вдруг перешёл в ливень, и по оконному стеклу хлынули длинные струи, а по крыше застучали торопливые, крупные капли. Небо местами почернело, словно уже наступил вечер, тяжелые грозовые тучи заволокли его буквально за несколько минут. Первый раскат грома прокатился по вмиг опустевшему городу, словно выстрел из множества пушек.

Алекс стоял у окна и молча глядел на бушующую за окном стихию, задумчиво перекатывая между пальцев так и не прикуренную сигару. Обычно курил он редко, но сегодня почему-то достал из стола пачку сигар и вскрыл её. На его рабочем столе в маленьком кабинете стояла открытая бутылка со старым шотландским виски и полупустой стакан. Сегодня он велел говорить всем визитерам, что его нет дома. Ни для кого.

Этот вечер он решил посвятить самому нелюбимому занятию – самокопанию. Неприятно, но необходимо, чтобы разобраться в себе.

Настроение у молодого человека было как раз под стать погоде – таким же мрачным. Так бывает, когда на человека одновременно сваливаются сразу несколько проблем, требующих решения. Ему необходимо было побыть одному и крепко поразмыслить. Слишком много всего произошло за этот месяц.

Месяц… Да, время летело быстро: уже больше месяца пролетело с того дня, как он получил пулю в поместье маркиза Тауншенда, спасая Адель от её сумасшедшего кузена. Кстати, совсем скоро суд должен был огласить приговор по делу Эдварда Картера, и Алекс не сомневался, что этого идиота повесят.

Сама мысль о том, что Адель могла сейчас лежать в сырой могиле, вызывала у Алекса дрожь. Он не желал ей гибели, никогда. Но и его мысли и планы в отношении неё нельзя было назвать благородными, да что там – даже приличными. Так что, в какой-то степени, они с Эдвардом были в чем-то похожи: каждый из них хотел отомстить, только у Эдварда это не получилось, а вот Алекс был уже почти у цели.

Да, события этого месяца развивались стремительно. Граф Хантли стал дорогим и желанным гостем в доме Вяземских и даже познакомился с главой семейства. Кстати, эта встреча едва не обернулась для Александра катастрофой, поскольку ему стоило просто невероятных усилий скрыть свои истинные чувства при виде того, кого он так страстно ненавидел уже двенадцать лет.

Внутри у него внезапно разгорелось пламя, и молодой человек искренне обрадовался, что у него не было при себе оружия, иначе он мог бы не сдержаться. Князь заговорил о благодарности, о вечной дружбе, а Алекс поражался тому, насколько коротка и избирательна человеческая память, а особенно – память Вяземского.

Неужели он уже забыл своего некогда лучшего друга – графа Бутурлина? Забыл, что из-за него тот канул в небытие, растворившись вместе с семьёй на задворках Империи? Вяземский даже не обратил внимание на то, что Александр был как две капли воды похож на своего отца, а значит, его совесть услужливо позволила ему всё забыть… Как удобно!

С великим трудом молодому графу удалось в тот день выдержать получасовую вежливую беседу в кабинете князя, прежде, чем сбежать, сославшись на срочные дела.

В тот день он лишь мельком увиделся с Адель, хотя изначально планировал задержаться в особняке Вяземских. Зато ещё раз услышал от Михаила заверения в дружбе и даже предложение отойти от рамок официоза и обращаться друг к другу по имени. Это был большой шаг вперёд для Алекса.

Через пару дней граф получил приглашение от Михаила совершить прогулку в Риджентс-парке, и там он снова встретился с Адель. Вспоминая ту непринужденную беседу, когда девушка то и дело смущённо улыбалась и робко отвечала на его искусный флирт, он чувствовал себя двуличным негодяем.

Эта постоянная внутренняя борьба измотала его, Алекс вечно сражался с собой. Он с каждым днём сближался с братом и сестрой Вяземскими, стал другом Михаила, а в том, что юная княжна увлеклась им, уже не сомневался. И похоже, что Михаил одобрял выбор своей сестры.

И всё было бы хорошо, но Александр с каждым днём чувствовал себя всё хуже и хуже. Он ведь так стремился к тому, чтобы найти способ сблизиться с Вяземскими, втереться в доверие, но необходимость постоянно лгать и притворяться становилась противнее день ото дня. Порою это чувство омерзения к самому себе достигало апогея. Может быть, он был слишком самонадеян и попросту не способен на такую расчетливую подлость?

Но, стоило Алексу усомниться в том, что его план мести стоит доводить до конца, как ночью к нему приходил один и тот же кошмар: смертное ложе отца, его бледное, исхудавшее лицо, наказ отомстить за него и семью, собственная клятва… Молодой человек вскакивал с постели в холодном поту и, сжав зубы, снова и снова повторял себе, что другого выхода у него нет. Он должен довести начатое до конца.

Так почему же тогда он так тянет время? Поместье в Шотландии уже приведено в порядок – там сделан необходимый ремонт, залатана крыша, даже меблировка обновлена, словом, всё готово к тому, чтобы спрятать в горах юную пленницу. Но, как раз в ней и была причина того, что граф медлил. Да… причина была в Адель.

Он читал в её бездонных глазах любовь, такую наивную, беззаветную. Первую… Она старалась скрывать это от него и от брата, но сияющие, как звёзды глаза выдавали её с головой. Алекс оказывал ей знаки внимания, однако они носили подчеркнуто вежливый и почтительный характер, что только подогревало чувства девушки. Адель не привыкла к тому, что её желания не выполняются немедленно и, само собой, ожидала от него признания в любви. Но он не мог сказать ей этого. Не мог потому, что сам не знал, что намешано у него в душе.

Он с каждым днём сильнее хотел видеть её, слышать переливчатый смех, наблюдать, как она мило краснеет от его комплиментов, невинно флиртует с ним. Особенно это желание чаще находиться с нею рядом усилилось, когда однажды он случайно застал её дома одну и услышал, как княжна поёт русский романс.

Молодой человек закрыл глаза, воскрешая в памяти тот день…

Это было… невероятно. Её чистый голос словно принадлежал не человеку, а ангелу. Адель пела романс о любви, так трогательно, нежно… Пока он слушал её, притаившись за дверью, молодой граф в очередной раз отчаянно захотел всё бросить, забыть о мести и просто жить дальше, войти в эту комнату, прижать её к себе и позволить себе любить это прелестное создание. И он был уверен, что она ответит на его чувство, они могли бы быть счастливы.

На один счастливейший миг он вообразил Адель своей женой, представил, как она будет вот так же петь для него одного вечерами, а он – любоваться ею до бесконечности, а потом… подхватит её на руки и отнесёт в постель, чтобы любить страстно и долго, до исступления…

Но любовь до сих пор была запретной темой для Александра Бутурлина. Он слишком уверовал в то, что сердце его умерло давно и никогда больше не воскреснет. Он отвергал даже саму возможность полюбить, предпочитая прятаться от самого себя за вожделением.

Вместо того, чтобы признать очевидное, а именно то, что Адель ему небезразлична, Алекс утешал себя тем, что его влечёт к ней только желание. Обычная похоть и больше ничего. Он повторял себе это, словно мантру. Именно это отрицание и бессмысленная борьба с самим собой и была для молодого графа сейчас самой большой проблемой.

Насколько сильно он увяз в этом самом «вожделении» граф окончательно осознал на маскараде. О, этот вечер он не забудет никогда, даже после того, как всё закончится, когда Адель станет ненавидеть его, он будет лелеять в памяти эти события. Ибо, это будет всё, что у него останется.

И вновь он закрыл глаза, вспоминая тёплый летний вечер в поместье у Ратлендов…

Он выбрал тогда костюм английского пирата: бархатный камзол, черная треуголка с золотым галуном, пара бутафорских пистолетов за широким шёлковым кушаком и высокие ботфорты. Образ подходил ему идеально, Алекс даже подумал, что ему бы следовало родиться в начале прошлого века.

Загородное поместье Ратлендов было полно гостей в маскарадных костюмах и карнавальных масках. Зрелище было захватывающим и красочным: леди и джентльмены примерили на себя образы разных сказочных персонажей и исторических личностей, и резвились, как дети. Арлекины в пёстрых костюмах, разбойники, монахи, пастушки, сказочные феи, нимфы, сатиры и гладиаторы – кого там только не было!

Само наличие масок на лицах гостей придавало событию некую легкую бесшабашность и легкомыслие, ведь под маской можно было позволить себе немного вжиться в роль своего персонажа и позволить себе чуть больше, чем позволяли правила светского общества.

Адель явилась на маскарад в костюме Прозерпины, послушав совета кузины Маргарет, в честь помолвки которой и устраивался этот праздник. Только княжна, с её нежной, фарфоровой кожей и изящной фигурой, могла позволить себе надеть довольно откровенный белоснежный хитон, не опасаясь показаться нескромной. Одеяние греческой богини самым откровенным образом подчеркнуло её стройный стан, обнажило хрупкие, точеные плечи и тонкие руки, а волосы, свободно струившиеся по плечам, укрывали её подобно длинной, шелковой мантии. Она была прекраснее всех на этом балу, по крайней мере, для Алекса.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю