290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Вопреки себе (СИ) » Текст книги (страница 10)
Вопреки себе (СИ)
  • Текст добавлен: 26 ноября 2019, 06:30

Текст книги "Вопреки себе (СИ)"


Автор книги: Malenn






сообщить о нарушении

Текущая страница: 10 (всего у книги 40 страниц)

Увидев Адель в этом наряде, граф окончательно потерял голову. Впрочем, не он один – весь вечер девушке не давали проходу настойчивые воздыхатели, вызывая у Алекса мучительное чувство ревности. Несмотря на то, что у него непроизвольно сжимались кулаки от ярости, стоило кому-то пригласить княжну на танец, молодой граф всё ещё отчаянно, упрямо повторял себе, что лишь желает её. И только…

Под конец бала, когда до полуночи оставалось не более четверти часа, он сумел-таки увлечь Адель в глубину сада и отыскать там укромный уголок, куда не заглядывал никто из слуг и гостей. Он не мог больше сдерживаться – ему отчаянно хотелось остаться ней наедине. Судя по тому, что девушка пошла за ним безропотно, она разделяла его желание, хоть и робела немного, замедляя шаг.

Едва переступив порог плотно увитой плющом беседки, Алекс буквально с ходу набросился на неё, уже не сдерживая свой порыв. Его губы властно завладели её нежным ртом, руки требовательно обвили тонкую талию, притягивая девушку к себе, действуя настолько порывисто и страстно, что Адель сначала испуганно замерла. Но, спустя несколько мгновений, её тонкие руки осторожно легли на плечи Алекса, а мягкие губы робко раскрылись ему навстречу.

Он опустился на длинную скамью, что стояла в беседке, и усадил княжну к себе на колени. Смущенная, она попыталась вырваться, но Алекс снова завладел её губами и девушка с тихим стоном сдалась.

Его губы обжигали её обнаженные шею и плечи, а руки блуждали по спине, прижимая девушку всё теснее и откровеннее. В порыве страсти он забыл, что в его объятиях оказалась юная княжна, а не одна из его подружек-актрис.

Когда его ладонь скользнула к её груди, Адель испуганно вздрогнула и схватила возлюбленного за руку, её голос взволнованно задрожал:

– Алекс… – растерянно прошептала она, словно только что осознав, насколько далеко зашли их отношения. – Что Вы делаете?

Он взглянул на неё затуманенными страстью глазами и огромным усилием попытался взять себя в руки. Смущенная девушка тут же вскочила с его колен, поспешно оправляя платье и отчаянно краснея. Она повернулась спиной к Алексу, не зная, куда деваться от стыда за своё поведение.

Он прекрасно понял, что Адель усомнилась в том, что он уважает её девичью скромность. Её нужно было срочно успокоить и попытаться переубедить.

– Адель… – нежно произнёс он имя девушки и мягко развернул её к себе. – Я вынужден просить Вашего прощения, я не должен был… но Вы так прекрасны, а я – лишь слабый мужчина, плененный Вашей красотой. Прошу, не думайте, будто я считаю Вас легкомысленной, это совсем не так!

– Я… – окончательно смутилась девушка, – я не должна была допускать этого! О, Алекс, мне так стыдно!

Её щеки порозовели от стыда, а губы стали алыми и чуть припухли от страстных поцелуев. Алекс снова не сдержался и заключил её в объятия.

– Не смущайтесь, Адель, – страстно прошептал он ей прямо в ухо, обдавая жаром своего дыхания, – то, что нас влечёт друг к другу, вовсе не повод для стыда. Мы молоды и нравимся друг другу, так что же плохого в том, что мы только что сделали? Это было так прекрасно!

– О, прошу Вас, замолчите! – испуганно пролепетала она, упираясь ладонями в его грудь. – Мы не должны были… это неправильно.

Её слабые протесты снова потонули в нежном поцелуе…

С того памятного для них обоих вечера, характер отношений между ними изменился. Это стало волнующей игрой, полной полупрозрачных намёков, томных взглядов, брошенных украдкой, постоянного стремления остаться наедине, но самое главное – нежных поцелуев, становящихся всё смелее. Адель совсем потеряла осторожность, когда они оставались одни: она глядела на Алекса влюблёнными глазами, не скрывая своих чувств, разве что до сих пор не сказала о них вслух. Видимо, она ждала первого признания от него, но… Александр не собирался делать этого.

Следующей проблемой, усложнившей задачу Алексу стало знакомство его семьи с Михаилом и Адель. Изначально граф старался не появляться на официальных светских мероприятиях с матушкой и сестрой, не афишируя их родство. Он опасался нежелательных последствий для своей семьи, которые вполне могли возникнуть, если его участие в будущем похищении княжны станет известно в обществе.

Знакомство получилось чисто случайным, всё в том же Риджентс-парке, где молодой граф прогуливался вместе во своими друзьями. Алекс не был готов к этой встрече и даже не знал, что его родные сегодня отправятся на прогулку в парк. От неожиданности он даже растерялся, ибо пока не собирался раскрывать Вяземским подробности своих семейных отношений. Однако, отступать было некуда.

Представив родным своих друзей, граф буквально почувствовал, как его матушка на мгновение потеряла дар речи. Он уже представлял себе, какой допрос с пристрастием ждёт его сегодня и был не в восторге от такой перспективы.

Последовали вежливые приветствия, Михаил склонился над рукой каждой дамы, а Адель грациозно присела в реверансе. Ольга во все глаза разглядывала молодого красавца-князя, не веря, что повстречала русских в Лондоне. Слава Богу, что семейство Бутурлиных придерживалось своей легенды и Ольга об этом свято помнила. Она не должна и словом обмолвиться о том, что они тоже родом из России.

– У Вас русское имя, графиня, – заметил Мишель, улыбаясь Ольге, – так приятно услышать его вдали от родины! Любите Россию?

– Матушка обожает русскую поэзию и именно ей я обязана своим именем! – кокетливо улыбнулась Ольга, польщенная вниманием князя. – А вот у Вашей сестры, напротив, имя вовсе не характерное для России.

– Наша мать была англичанкой, – пояснила Адель, – и papa пошел ей на уступки после моего рождения, позволив самой выбрать мне имя.

В итоге, они продолжили прогулку все вместе, но Александр буквально кожей чувствовал, что он ходит по лезвию бритвы. Одно неосторожное слово, сказанное кем-нибудь из его родных, и они будут раскрыты. Нельзя, чтобы Вяземские догадались об истинном происхождении семейства Гордон.

– Вы не говорили, что у Вас есть сестры, граф, – вдруг услышал он голос Адель. – Почему же Вы скрывали их от общества?

– Моя семья совсем недавно приехала в Лондон из загородного поместья, – поспешно ответил он, – а Анна и вовсе останется в Англии только до конца сезона.

Впереди раздавалось радостное щебетание Ольги, которая, похоже решила построить глазки Михаилу. Впрочем, её интерес оказался взаимен, потому что молодой князь с интересом слушал её и охотно поддерживал беседу.

Лишь Анна и Мария Александровна держались немного настороженно и периодически о чем-то перешептывались.

Недаром Александр тогда опасался серьёзного разговора с матушкой: он последовал в тот же вечер, став третьей проблемой, требующей решения.

Едва оставшись наедине с сыном в его кабинете, Мария Александровна тут же бросилась в атаку.

– Саша, – строго сказала она, не сводя с него встревоженных глаз, – я хочу, чтобы ты сказал мне правду: как так вышло, что ты оказался другом Вяземских?

Александр вздохнул и отвел глаза: разумеется, он понимал, что долго скрывать от матери то, что он подбирается к дому Вяземского, не получится. Значит, ему придется раскрыть карты, даже, если ей это не понравится. Хотя, можно ведь и не говорить всей правды о своих планах?

– Что же Вас так удивляет, матушка? – ответил он вопросом на вопрос. – Я не вижу в этом ничего предосудительного. Князь Вяземский сейчас служит при Российском посольстве и, разумеется, мы не могли не встретиться.

– Они ведь не знают твоего настоящего имени? – осторожно спросила графиня.

– Для них я – Алекс Гордон, граф Хантли, американец, – ответил Александр. – Естественно, я не назвал своей настоящей фамилии, ведь род Бутурлиных до сих пор считается в России преступниками, предавшими императора.

Голос молодого человека предательски дрогнул: это была самая больная для него тема.

– Но зачем тебе общаться с ними, дорогой? – не отступала Мария Александровна. – Разве ты забыл, что сделал князь Вяземский? Или ты не помнишь, что обещал своему отцу? Ты должен держаться подальше от них!

– Матушка, не проходит и дня, чтобы я не помнил об отце и о том, что я обещал ему, – хмуро отозвался Александр. – И я исполню эту клятву во что бы то ни стало!

– О, господи… – испуганно прикрыла рот рукой графиня. – Именно этого я и опасалась!

– Опасались? – удивился молодой граф. – Я думал, что Вы обрадуетесь тому, насколько Ваш сын предан своей семье и заветам отца.

– Саша! – тихо сказала Мария Александровна, вцепляясь в его рукав. – Послушай меня, прошу тебя! Для нас всех будет лучше, если ты просто перестанешь общаться с этой семьёй, прекратишь с ними всякие контакты. Жажда мести только навредит тебе, она тебя раздавит и уничтожит! Ты должен забыть о прошлом и жить дальше.

– Жить дальше? – пораженно переспросил он. – И оставить смерть отца неотомщенной?

Он просто не верил своим ушам: мать пытается уговорить его простить Вяземского?!

– Твой отец скончался от оспы, – напомнила Мария Александровна.

– Что с того? – гневно спросил молодой человек. – Если бы мы не оказались в Сибири, эта проклятая хворь не забрала бы его жизнь!

– Откуда ты знаешь об этом? – спросила графиня. – Вдруг такова была его судьба?

– Матушка, я не понимаю Вас! – с жаром воскликнул Александр. – Я думал, когда Вы узнаете правду, то станете моим союзником, поддержите мою идею.

– Какую идею? – встревоженно спросила Мария Александровна. – Что ты задумал делать, Саша?

Молодой граф вдруг застыл на месте, сомневаясь, стоит ли рассказывать матери всё. Она ведь женщина и вряд ли одобрит его затею с похищением княжны. Сейчас она ужаснётся и станет его отговаривать, как это уже сделал Алексей… Но выбора у него уже не было. Разговор начат, и ему придется рассказать матери всё, в конце концов, эта идея уже измучила его самого, он чувствовал непреодолимое желание поделиться ею с родной душой, с тем, кто разделяет его ненависть к Вяземскому.

– Я хочу похитить его дочь, – тихо сказал он, отводя взгляд в сторону от матери.

На мгновение в комнате воцарилась тишина, а затем Мария Александровна шумно выдохнула, ужаснувшись тому, что услышала.

– Похитить? – прошептала она. – Для чего? Чтобы потребовать выкуп?

– Нет, – жестко отрезал Александр. – Для того, чтобы он страдал, не зная ничего о её судьбе, чтобы мучился, изводился день и ночь, без сна и покоя!

– Но… – в недоумении пробормотала графиня, – что же ты собираешься делать с ней? Отпустишь? Тогда она всё расскажет отцу, и он отомстит тебе!

– Я не собираюсь так просто отпускать её, – твердо заявил молодой человек. – У меня другие планы.

– Какие? – настаивала Мария Александровна. – Ты же не думал…

В глазах матери Алекс увидел страшную догадку. Она, кажется, догадалась, но тем лучше.

– Я хочу соблазнить её, а затем бросить и вернуть любящему батюшке. Опозоренную и никому не нужную. Только так я смогу в полной мере расплатиться с ним.

– Господи! – выдохнула графиня и вскочила со своего места. – Скажи, что ты это не всерьёз, Саша!

– Отчего же? – резко поднялся граф вслед за матерью. – Разве это не будет самой страшной карой для нашего врага?

– Я не верю в то, что мой сын способен на подобную низость! – воскликнула графиня.

– Это всего лишь заслуженное им возмездие! – повысил голос Алекс.

– А девушка? – вдруг тихо спросила графиня. – Саша, она ведь совсем ещё ребёнок… Неужели ты сможешь сотворить такое? Подумай, что ты почувствуешь, если кто-нибудь сделает подобное с Ольгой?

Это был словно голос его мятежной совести… Те же слова говорил ему и Алексей, теми же фразами его изводило врожденное благородство, мужские принципы… Молодой человек потупил взгляд, скрывая от матери, что он изводится сомнениями. Но обмануть графиню было сложно, она заметила тень сомнения в его глазах и отчаянно уцепилась за эту соломинку в попытке вытащить сына из трясины.

– Саша, сынок! – графиня подошла к нему и положила руки сыну на плечи. – Одумайся, прошу тебя! Я заметила сегодня, как княжна глядит на тебя, ты ведь уже успел внушить ей, что влюблён, не так ли? Прекрати это немедленно, умоляю!

– Что ж, я очень рад, что у меня действительно получилось! – холодно усмехнулся Алекс. – Значит, всё идет, как нельзя лучше.

– Нет, дорогой! – отчаянно покачала головой графиня. – Это ведь жестоко и цинично – обманывать наивную девочку, а уж о похищении и говорить нечего, как и о соблазнении. Я не верю, что княжна Вяземская окажется такой легкой добычей, она воспитана в строгости, как и все барышни её круга. Ты только разобьешь её сердце и не добьешься больше ничего.

– Отнюдь! – возразил он. – Когда я увезу её и надежно спрячу, у неё может и не остаться выбора!

– Ты собираешься… – графиня осеклась на полуслове, не решаясь продолжить.

– Я сделаю это лишь в крайнем случае, матушка, – нехотя ответил Александр. – Но я уверен, что княжна по доброй воле поддастся страсти. Неужели Вы не верите в силу моего природного обаяния?

Но Мария Александровна была не склонна разделять сарказм сына, она была просто шокирована. Видя, что сын уперся в своей безумной идее, которая, кстати, могла стоить ему жизни и свободы, графиня решила пока перестать спорить с ним, ибо это было бесполезно. Точно также она когда-то пыталась образумить его отца, когда он примкнул к декабристам. Увы, её слова тогда пропали даром, ибо муж был очень упрямым, а Александр унаследовал от него эту черту характера.

Вместо того, чтобы бросать слова на ветер, она собиралась подумать, как переубедить сына, образумить, и кого можно привлечь с этой целью на свою сторону.

– Я буду молиться, чтобы тебя оставили эти мысли… – пробормотала она, покидая его дом в тот вечер.

С того разговора прошло уже две недели, а матушка до сих пор разговаривает с ним холодно и бросает цепкие, пристальные взгляды, словно прикидывает в уме, не оставил ли её сын свои безумные планы.

Но он не оставил, более того: всё было окончательно готово к похищению. В шотландском поместье ждали его верные люди, здесь в Лондоне уже были наготове те, кто собственно и похитит девушку. Продумано было всё: лошади, карета, неприметная одежда для похитителей, маски, что скроют их лица.

Он сам ещё пару дней назад сообщил Вяземским о том, что ему нужно отлучиться из Лондона по срочным делам, так что для всех его не было в городе, что явилось ещё одной причиной, по которой он не высовывал носа из дома до наступления темноты.

Итак, завтра наступит день, которого он ждал целых двенадцать лет. Завтра его враг почувствует на собственной шкуре, что значит терять близких людей.

Александр не мог дождаться этого момента!

========== Сюрприз первый ==========

Тот же день в особняке Вяземских

Адель с грустью смотрела в окно, наблюдая, как ливень стеной обрушивается на сад, заставляя цветы склоняться под тяжестью крупных капель, а ветви деревьев раскачиваться от резких порывов ветра. Сразу же стало сыро и прохладно, и девушка вынуждена была закрыть окно и накинуть на плечи шаль. О, этот туманный Альбион с его часто меняющейся погодой!

– Ох, ливень разошёлся не на шутку! – услышала княжна голос Насти. – Если так и дальше пойдёт, завтра в сад будет не выйти.

Адель даже не слышала, как горничная вошла в комнату, настолько глубоко задумалась под монотонный стук капель по оконному стеклу. Дождь решительно нарушал её планы относительно завтрашнего дня, и это не могло не расстраивать.

– Барышня, а что это Вы притихли? – спросила Настя, видя, что Адель никак не реагирует на её присутствие. – Болит чего?

Горничная поставила на маленький столик серебряный поднос, переставляя с него чашку индийского чая в розовом фарфоре и вазочку со свежими булочками с корицей.

– Ничего не болит, просто я уже устала от сырости, – вздохнула Адель, захлопывая книгу, которую читала, и потянулась за тёплой булочкой. – На этой неделе не было ни одного дня без дождя. Если и завтра погода не изменится, прогулка на яхте может сорваться.

– Да, жалко будет… – согласилась Настя. – А я уже так настроилась сопровождать Вас, барышня!

На завтрашний день было запланировано грандиозное событие: лорд-канцлер решил устроить большую прогулку на своей личной прогулочной яхте с громким названием «Гордость Британии». Это судно только месяц назад сошло с верфей и являлось предметом особой гордости канцлера, а также способом для его супруги блеснуть под конец светского сезона, устроив приём с фейерверком прямо на яхте.

Конечно, много гостей яхта уместить не могла, а потому приглашения удостоились лишь около пятидесяти человек, в число которых вошёл и князь Вяземский, который был дружен со старым лордом-канцлером. Правда, приглашение пришло только на одну персону, ввиду того, что количество мест на яхте было ограничено.

Изначально сам князь собирался отправиться на приём, но в последний момент вдруг простудился и сейчас лежал в постели, потея под тремя одеялами и попивая горячие лекарственные отвары и клюквенный морс. Тогда Мишель любезно уступил сестре право посетить этот приём, хоть князю Андрею Алексеевичу и не хотелось отпускать Адель без брата. Отец до сих пор не мог забыть, как его единственную дочь едва не застрелили.

Княжна готова была буквально прыгать от радости, когда узнала, что поедет на приём, хотя прежде она не выезжала никуда без сопровождения отца и брата. Впрочем, как многие девицы её возраста, Адель мечтала о чуть большей свободе, чем у неё была, хотела почувствовать себя взрослой, и этот первый приём без опеки отца и брата волнительно щекотал ей нервы. В этот раз её должна была сопровождать Настя, которая изнемогала от нетерпения ничуть не меньше своей барышни. Крепостной девушке ещё ни разу не доводилось побывать на настоящем светском приёме, да ещё и с фейерверком. Будет потом чем похвастать перед другими крепостными, когда они вернутся обратно в Петербург!

И вот теперь, когда до волнующего события оставался один день, небо разразилось не просто летним дождиком, а самым настоящим ливнем! Ну, как тут не расстроиться?

– Будет Вам хмуриться, барышня! – ласково улыбнулась Настя. – Вот увидите, завтра с утра будет солнышко светить и ни облачка на небе, вот не сойти мне с этого места!

– А ты откуда знаешь? – усмехнулась княжна.

– Ну, не может же так быть, чтобы всё было плохо? – ответила горничная. – Вы и так расстроились, что граф Ваш уехал, а тут ещё и прогулка на… этой… лодке срывается.

– Яхте, – автоматически поправила её Адель, вздыхая при упоминании Александра.

Она действительно уже скучала по своему герою, поскольку успела привыкнуть видеться с ним почти каждый день. Жаль, что срочные дела вдруг заставили графа покинуть Лондон! Он сказал, что это связано с делами в поместье: возникли проблемы со старым управляющим, и Алексу срочно нужно было найти нового. И хоть граф заверил её, что его отсутствие не продлится дольше недели, Адель была опечалена этой непредвиденной разлукой.

Впрочем, что такое неделя? Всего семь дней, которые пролетят, как один миг, а потом он вернётся, и сердце Адель опять застучит в волнительном беге, как бывает всякий раз в его присутствии.

В последнее время девушка чувствовала себя так, словно ангелы вдруг подарили ей крылья. Она просыпалась каждое утро с улыбкой на устах, потому, что видела во сне его, а засыпая, мечтала о завтрашней встрече. Толстый альбом, обтянутый шёлком, с надушенными страницами, хранил строки стихов, переписанных рукою Адель, стихов о любви, каждая строчка которых прочно и навечно врезалась в её память. Альбом подарил ей Александр вместе с небольшой корзиной розовых роз, и сказал, что сюда она может записывать слова своих любимых романсов или полюбившиеся стихи, а то и просто собственные мысли. И девушка с радостью переписывала стихи любимых русских поэтов, чтобы потом перевести их на английский и прочитать своему любимому.

Единственное, что всё ещё омрачало их отношения, по крайней мере, для Адель, – ни один из них так и не произнёс заветные три слова. Княжна любила его и была уверена в том, что и Алекс отвечает ей взаимностью, особенно после маскарада…

Вспоминая их тайную встречу в беседке, девушка краснела до сих пор. Как она могла решиться на такое?

Впрочем, кого она пытается обмануть? Она ведь давно мечтала о его поцелуях, пусть и не таких откровенных. Но, несмотря на девичью робость, Адель так мучительно сладко было поддаваться власти его губ! Стоило ему коснуться её, как княжна таяла, словно воск свечи, а потому скоро перестала стыдиться своих порывов и полностью доверилась благоразумию Александра. Она свято верила в его благородство и рыцарское отношение к ней.

С того вечера на маскараде они стали видеться ещё чаще, особенно после знакомства с семьёй графа. Его младшая сестра, Ольга, оказалась милой, непосредственной болтушкой, с которой Адель очень нравилось проводить время. Девушки быстро подружились и даже успели пару раз вместе прогуляться по магазинам.

Кузина Маргарет теперь не могла уделять Адель столько времени, как раньше, ибо до её свадьбы оставался всего месяц, но её с успехом заменила Ольга Гордон. Княжна с особым трепетом общалась с сестрой своего возлюбленного, надеясь, что сможет узнать его немного лучше, хотя бы со слов сестры.

Алекс никогда не говорил о себе, своём детстве, семье, происхождении – он даже не пытался поддерживать подобные темы, а Адель не решалась задавать прямых вопросов. Ей было интересно всё, что связано с любимым человеком, но Алекс был таинственным и скрытным, совсем как агент тайной полиции. Иногда ей казалось, что в его прошлом произошло что-то страшное, о чём молодой человек не хочет вспоминать. Возможно, ей удастся разговорить Ольгу?

Однако, надежды Адель не оправдались и с ней. Несмотря на то, что милый ротик прелестной мисс Гордон почти не закрывался, на вопросы о прошлом своей семьи она также не отвечала. Точнее, мастерски уходила от ответа, заставляя тем самым, Адель всё сильнее терзаться любопытством.

Гораздо больше, чем о прошлом своей семьи, Ольга любила говорить о модных нарядах и поклонниках. Особенно о Мишеле, которого мечтала причислить к ним.

Буквально с их второй встречи Ольга с детской непосредственностью призналась Адель, что молодой князь занимает все её мысли. Похоже, что она тоже хотела узнать его ближе с помощью сестры. Здесь цели у девушек полностью совпали.

Ольге повезло больше, ибо Адель с радостью поведала ей о характере и привычках брата, в пределах разумного, конечно. Не утаила княжна и того, что в Петербурге по её брату сходили с ума почти все светские красавицы, что заставило Ольгу вмиг погрустнеть. В её глазах Михаил был идеальным кавалером: благородный, вежливый, наследник большого состояния и древнего имени, а самое главное – красавец. Каждый пункт соответствовал тому образу, который девушка составила в своём воображении и теперь пыталась отыскать среди лондонских аристократов. И, похоже, что она его отыскала, осталось только завоевать сердце молодого человека.

Тот факт, что её идеал оказался ещё и русским князем, вообще привело Ольгу в восторг, хотя Адель она в этом, разумеется, не призналась. Она с детских лет выучила строгое правило, которое ей ежедневно вдалбливал старший брат – никогда и никому не признаваться в том, что она, на самом деле представитель семьи ссыльных русских дворян, да ещё и лишённых титула.

Что касается чувств Адель к Алексу, Ольга догадалась о них сразу, как только княжна впервые начала осторожно расспрашивать о нём. А поскольку Ольга не привыкла таить свои мысли от друзей, к которым она уже причислила и Адель, он сразу же выпалила первое, что пришло в её хорошенькую головку:

– Значит, тебе нравится мой брат, не так ли? – хитро улыбнулась она, глядя, как щёки Адель покрываются румянцем. – Полно, не смущайся, Адель! – звонко рассмеялась Ольга. – Я заметила это ещё в парке, когда познакомилась с тобой. Кстати, ты ему тоже нравишься, тебе это известно?

Да, это было известно Адель, но дожидаться, когда сам граф соизволит признаться в этом и сделать ей предложение, становилось всё труднее.

– Откуда мне знать? – пролепетала смущённая княжна. – Граф не говорил мне об этом.

– О, скрытности Алекса могут позавидовать самые ценные английские шпионы! – театрально закатила голубые глаза мисс Гордон. – Только от меня ему скрыть ничего не удастся. Я заметила, как он смотрит на тебя, когда ты не видишь.

– Что ж… – пробормотала княжна. – Надеюсь, ему хватит смелости признаться в этом… когда-нибудь.

– Как ты думаешь, могу ли я понравиться князю Михаилу? – вдруг напрямую спросила Ольга, переводя разговор в нужное ей русло. – И вообще, каков его женский идеал?

Адель сразу вынырнула из собственных переживаний. Она не была уверена в том, что достаточно хорошо знала вкус брата, ведь он не был замечен ею в каких-либо серьёзных ухаживаниях, а о его тайных интрижках с замужними молодыми дамами княжна попросту не знала.

– Ну… – немного замялась она, – я думаю, что ты достаточно красива, чтобы вскружить голову любому мужчине. К тому же, Мишель охотно поддерживает беседы с тобой, а это значит, что ты интересна ему.

– А ты не могла бы спросить у него, что он думает обо мне? – сразу загорелась Ольга, которую ничуть не удовлетворил такой туманный ответ.

– Я попробую, – осторожно согласилась Адель. – Но он может и не признаться мне, мы не делимся друг с другом сердечными тайнами.

– Я тоже ничего не рассказываю, особенно Алексу, – понизив голос, ответила Ольга. – Иногда он бывает так строг, будто я только вчера покинула монастырь. Поэтому о моей тайне пока известно только тебе и Анне. Даже матушке я ничего не говорю. Ты же сохранишь мой секрет, правда, Адель?

– Не волнуйся, я никому не скажу! – улыбнулась княжна, тронутая откровенностью своей, как она надеялась, будущей родственницы.

Анна, ещё одна сестра Алекса, показалась Адель сдержанной и скрытной, то есть полной противоположностью весёлой и непосредственной Ольге. Правда, она видела её всего пару раз со дня знакомства. Княжна знала, что Анна замужем за польским офицером и живёт в Варшаве, а в Лондон приехала, чтобы навестить родню. Большую часть времени Анна проводила с мужем и матерью, борясь с плохим самочувствием, вызванным беременностью, о чём под большим секретом Адель сообщила Ольга.

Что же до леди Мэри Гордон, их матери, она почему-то была странно холодна с Адель и её братом. Она была подчёркнуто вежлива, но на этом всё и заканчивалось. Адель смутно догадывалась, что чем-то не понравилась графине, что очень задевало девушку.

Ей очень хотелось понравиться матери своего любимого, ведь, возможно, им предстоит скоро породниться. О дне своей свадьбы с Алексом княжна мечтала каждый день, продумывая каждую мелочь: от фасона свадебного платья до места, в котором они проведут свой медовый месяц.

Но пока, наблюдая странную отчуждённость матери Алекса, Адель лишь вздыхала, надеясь, что со временем она примет её. Иногда в голову девушки приходили тревожные мысли: а вдруг графиня уже подыскала для единственного сына какую-нибудь, более подходящую, по её мнению, партию?

Хотя, чем она, Адель, неподходящая партия? Урождённая княжна с огромным приданым, молодая, красивая – что ещё нужно, особенно семье, совсем недавно выбившейся в английские аристократы? Скорее, это Адель нужно было переживать, что её отец будет не в восторге от будущего зятя, учитывая его туманное происхождение. Но княжна помнила обещание, данное ей батюшкой – он клятвенно провозгласил, что его дочь выйдет замуж только по любви, состояние жениха значения не имело, а происхождение должно быть просто благородным.

Ей самой, ослеплённой первой любовью, было всё равно, окажись Александр даже обычным простолюдином, для неё он навсегда останется прекрасным, благородным рыцарем, героем, совсем как в любимых ею романах.

Едва ли знала тогда Адель, насколько они с Алексом далеки от алтаря, предаваясь своим трепетным девичьим мечтам! Ей было невдомёк, что завтрашний день перевернёт её жизнь с ног на голову и разделит её на «до» и «после».

***

Александр проснулся ещё до рассвета и теперь нетерпеливо ждал, когда подадут карету, в которой он должен был тайно, не привлекая внимания покинуть Лондон и направиться на постоялый двор за городом, где он будет ждать вестей от своих людей, которым поручено похищение.

Вещи были давно собраны в дорожный сундук, сам граф уже оделся и даже успел наскоро проглотить лёгкий завтрак. Оставалось дождаться, когда будет заложена карета и можно пускаться в путь, который приведёт его к полному торжеству над врагом. Сбудется его давняя мечта и смерть отца будет отомщена: его враг будет страдать, а Алекс получит, наконец, Адель в своё полное распоряжение. Его испепеляющая жажда мести, отягощённая жаждой обладания ею, будет наконец, утолена.

Ни мать, ни Алексей так и не смогли отговорить молодого человека от его безумной идеи. Он хорошо понимал, на что идёт, и готов был рискнуть всем ради достижения цели. Он с трудом заставил свою совесть замолчать и сосредоточился на мести, которая, как известно, является тем блюдом, что подают холодным.

Итак, всё продумано до мелочей. Сегодня вечером Адель будет присутствовать на прогулочной яхте, куда она приглашена на особый приём лорда-канцлера, который закончится шикарным фейерверком. Именно во время фейерверка, когда внимание других гостей будет сосредоточено на шуме и расцветающих в небе разноцветных огнях, трое его людей, переодетых лакеями, обслуживающими гостей, похитят девушку.

В своих слугах Алекс не сомневался, он специально отобрал самых преданных и ловких из бывших крепостных, что скрывались вместе со своим барином вдали от Родины. Они всё сделаю так, что комар носа не подточит, а надменные и чопорные англичане ничего не заметят. Единственная проблема была в Михаиле, который мог помешать похищению, но буквально в последний день Алексу удалось узнать, что князь Михаил не будет присутствовать на этом приёме, так как приглашение от лорда-канцлера пришло всего одно. Этой ценной информацией графа снабдил его шпион, внедрённый в дом Вяземских в качестве грума месяц назад.

Это выглядело, как знак, и, если бы Алекс был фаталистом, непременно поверил бы в это. Но он был реалистом и предпочёл радоваться, что пока всё складывается в его пользу. Пока молодой человек старался не думать о том, что станет делать с девушкой, когда она окажется в его власти, ибо от этих мыслей у него в горле вдруг застревал какой-то ком, мешающий спокойно дышать. Придётся действовать по обстоятельствам, ведь основная цель намечена, а детали не имеют значения.

Внезапно граф услышал, как тихо отворилась дверь позади него и быстро обернулся. Он ожидал увидеть своего камердинера, который должен был сообщить, что карета у крыльца, но вместо слуги увидел Алексея, стоящего в дверях и одетого в тёмно-коричневый дорожный костюм.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю