290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Вопреки себе (СИ) » Текст книги (страница 8)
Вопреки себе (СИ)
  • Текст добавлен: 26 ноября 2019, 06:30

Текст книги "Вопреки себе (СИ)"


Автор книги: Malenn






сообщить о нарушении

Текущая страница: 8 (всего у книги 40 страниц)

– Я тоже потерял отца… – тихо сказал он. – Я понимаю, каково это. Давайте немного пройдемся пешком, пока Вы не успокоитесь, – предложил граф.

Адель согласно кивнула, и они медленно пошли по узкой лесной тропинке, ведя неспешную беседу. Лед между ними дал первую трещину, ибо Александр оказался интересным собеседником, когда не пытался насильно целовать её и не дерзил на каждом шагу.

Адель вдруг обнаружила, что он может быть вполне приличным, светским человеком. Он говорил с ней о разных вещах, лишь бы отвлечь от детского страха, и девушка постепенно успокоилась и даже начала робко улыбаться. Александр рассказал, как сам в детстве не раз вылетал из седла, а отец заставлял его снова и снова тренироваться, до тех пор, пока не получилось.

Видимо, они с отцом были очень близки, так показалось Адель, потому что о нём Александр говорил с особой теплотой. Поддавшись влиянию его откровенности и искренности, Адель и сама стала рассказывать о своем детстве, о совместных проделках с братом, о путешествиях с отцом по всей Европе, даже о шутках, которые она с подругами устраивала над классной дамой в Смольном, чем вызвала искренний смех у собеседника.

Разговор стал таким теплым, дружеским, словно они знали друг друга с детства. По сути, так оно и было, только Адель этого не помнила. Но помнил Александр, и увы, самое плохое…

Он видел, как она постепенно раскрывается, становясь самой собой, её красивые, выразительные глаза светились спокойствием, а улыбка была искренней и нежной. Значит, ему удалось-таки найти к ней подход.

Теперь им нужно стать друзьями, а потом он снова попробует обворожить Адель. Пройдя довольно приличное расстояние, молодые люди вспомнили, наконец, что они на охоте и пора бы присоединиться к остальным её участникам. Слишком долгое отсутствие могло броситься в глаза.

Подойдя к своей лошади, Адель приняла его руку, чтобы взобраться в седло. Но Александр вдруг поднес её ладонь к губам и поцеловал, не сводя при этом глаз с лица девушки. Одного этого жеста хватило, чтобы сердце Адель ушло в пятки от волнительного трепета. Девушка покраснела от удовольствия, когда почувствовала прикосновение его губ к своей руке. Вот почему он не повел себя так с самого начала?

– Вы не сердитесь на меня больше, Адель? – тихо спросил он.

– Не сержусь, – также тихо ответила она, попадая все-таки под магию его взгляда.

В этот момент Александр вдруг заметил, как в кустах напротив что-то шелохнулось. Машинально бросив взгляд в ту сторону, он заметил дуло пистолета, направленного на них, а точнее – прямо в спину Адель. Он сориентировался мгновенно – годы, проведенные на золотых рудниках Америки и в диких джунглях Индии, приучили его не медлить ни секунды, что он и сделал, резко оттолкнув девушку в сторону. Адель, не успев даже вскрикнуть, полетела в придорожную траву, а над ее головой грянул выстрел.

Если бы не хорошая реакция Александра, княжна была бы убита практически в упор, но в самый последний миг он закрыл её собою и пуля угодила ему в правое плечо.

========== Ещё на шаг ближе ==========

Всё произошло настолько быстро, что Адель даже не успела ничего понять. Александр вдруг изменился в лице и резко оттолкнул её в сторону, и в этот момент прогремел выстрел, прокатившись эхом по лесу. Стреляли из ближайших зарослей.

Дальнейшие несколько мгновений словно замедлились в её сознании. Упав на траву, девушка видела, как Александр бросился в сторону кустов, из которых раздался выстрел, затем послышался звук борьбы, приглушенные голоса, удары кулаков, а потом всё стихло. Поскольку все происходило у неё за спиной, Адель стало ещё страшнее. Испуганная княжна попыталась подняться на ноги, как вдруг услышала резкий приказ Александра:

– Не двигайтесь! Он мог быть не один!

И Адель вновь послушно прижалась к земле, в ужасе закрыв голову руками. Всё происходящее казалось дурным сном, кошмаром наяву. Сердце девушки готово было выпрыгнуть из груди от испуга. Липкий страх сковал её мышцы, руки и ноги словно одеревенели, а дышать стало нестерпимо тяжело. Никогда до сей поры Адель не испытывала такого ужаса.

Кто-то пытался убить её! Сама мысль об этом казалась столь дикой, что просто не укладывалась в голове. Кому она могла помешать? Если бы Александр не заметил в листве дуло револьвера, она сейчас была уже мертва. Он спас её в последний миг!

– Если ты ещё раз дернешься, мерзавец, я всажу в тебя пулю, клянусь! – пригрозил кому-то граф.

Адель осторожно убрала руки от лица и боязливо осмотрелась. От того, что она увидела, глаза её расширились в шоке: Александр бросил на траву человека, который стрелял в неё. Руки у преступника были связаны охотничьим ремнем, а лицо побагровело от яростных попыток освободиться, под глазом красовался огромный фиолетовый синяк, а губы были разбиты. Несостоявшимся убийцей оказался Эдвард Картер, её кузен! Девушка просто онемела от ужаса…

Как он мог решиться на такое? Неужели же его до такой степени разозлил её отказ? Может, он просто безумен?

Эдвард глядел на них обоих ненавидящими глазами. Его планам по похищению кузины увы, не суждено было исполниться. А всё благодаря этому выскочке-графу! Когда Эдвард понял, что к девушке присоединился Александр и весь его план придется снова отложить, он пришёл в дикую ярость. Сколько он ни пытается, деньги постоянно ускользают от него сквозь пальцы! Сколько можно?!

Наблюдая из-за кустов, как молодые люди смотрят друг на друга, Эдвард вдруг прозрел. Так вот почему эта строптивая девчонка дала ему от ворот поворот! Она уже успела влюбиться в этого, никому не известного хлыща! Чем он, Эдвард, хуже?

И тут в его воспаленном от ненависти мозгу появилась четкая мысль – отомстить! Эдвард даже не думал о том, что с ним будет потом, когда он выстрелит. Главное для него было – дать выход своей ярости, уничтожить эту проклятую девчонку…убить…

Он нажал на курок, да только вот ненавистный соперник опередил его и вовремя заметил пистолет. И снова Эдварду не повезло, опять судьба посмеялась над ним!

И вот, теперь он связан, обезоружен и судьба его в руках тех самых людей, которых он хотел лишить жизни. Эдвард ни минуты не сомневался, что его ждет либо виселица, либо пуля в лоб от князя Вяземского. Он едва не рыдал от страха за свою шкуру и выглядело это мерзко и жалко.

Александр с презрением взглянул на него, услышав сдавленные всхлипывания несостоявшегося убийцы.

– Поднимайтесь, Адель, этот негодяй надежно связан и, похоже, был здесь один, – сказал граф Хантли и вдруг как-то странно поморщился, словно от боли.

– Что с Вами? – к Адель, наконец, вернулся дар речи, когда она перевела испуганный взгляд с Эдварда на своего спасителя.

Александр немного побледнел, а на его синем охотничьем сюртуке, в районе правого плеча медленно расползалось бурое пятно крови.

Девушка поспешно поднялась на ноги, автоматически оправляя длинную юбку амазонки, и бросилась к нему, даже не глядя на связанного кузена.

– Вы ранены, граф! – встревоженно воскликнула она. – У Вас кровь!

– Ничего страшного, – он жестом остановил её. – Сейчас главное позвать на помощь людей. Скачите скорее к остальным, а я пока постерегу его. Не беспокойтесь обо мне.

– А вдруг Вы потеряете сознание, пока меня не будет? – спросила она испуганно.

– Не волнуйтесь, – повторил он, снова морщась от усиливающейся боли. – Я проходил и не через такое. Ранение не очень серьезное. Лучше не теряйте времени, а скачите за подмогой.

Но она не могла не волноваться за него, ведь Александр пострадал, защищая её. Девушка понимала, что он прав, но ей очень не хотелось уезжать и оставлять раненого графа с убийцей, пусть и связанным. Тем не менее, она понимала, что Александр прав: им нужна помощь. Адель огляделась в поисках лошади.

Её пугливая кобыла, как оказалось, убежала сразу же, как раздался выстрел, остался лишь конь графа. Значит, ей придется сесть в седло по-мужски. Выглядеть это, конечно, будет неприлично, но сейчас не стоит об этом беспокоиться. Она уже поставила одну ногу в стремя, как вдруг услышала топот копыт – кто-то быстро скакал по направлению к ним.

Девушка обрадованно обернулась в сторону шума и увидела, как приближаются несколько охотников, в числе которых был сам хозяин поместья, и князь Михаил. Видимо, они находились неподалеку и услышали выстрел. О, слава Богу! Теперь они позаботятся об Александре и помогут обезвредить преступника.

Всадники быстро спешились и подбежали к графу Хантли и связанному Эдварду, который затравленно озирался по сторонам, опасаясь, что его тут же пристрелят.

Аделина бросилась к брату и тут же спрятала лицо на его груди, дрожа, словно птица, пойманная в силок.

– Ты цела? – испуганно спросил побледневший Мишель, схватив сестру за плечи и заглядывая ей в лицо.

В ответ она судорожно кивнула, заливаясь слезами от пережитого ужаса. Никогда в жизни ей не угрожала опасность, никто не пытался причинить ей вред, она с колыбели чувствовала себя любимой и защищенной, и вдруг, так внезапно едва не лишилась жизни по воле какого-то безумца!

– О, слава Богу, – прошептал молодой князь, крепко прижимая к себе плачущую сестру. – Ну, полно, полно, Адель, всё закончилось!

– Что здесь произошло? – воскликнул маркиз. – Мы слышали выстрел!

– Этот подонок пытался убить нас, – Александр указал на пленника, держась за плечо. – Точнее, леди Аделину. Мне удалось его обезвредить.

– О, боже! – выдохнул хозяин дома. – В моем поместье! Этого только не хватало!

– Граф, Вы ранены! – вставил свое слово другой мужчина. – Нам нужен лекарь, милорд.

– При мне состоит семейный врач, я думаю, он сможет помочь, – кивнул маркиз. – Но нужно спешить, пока Вы не потеряли сознание от кровопотери. Вы сможете самостоятельно ехать верхом?

– Думаю, да, – отозвался Александр, чувствуя, как у него начинается легкое головокружение от потери крови.

Аделина и Михаил приблизились к нему, и молодой князь с жаром принялся благодарить графа Хантли.

– Отныне я навеки Ваш должник, граф! – Мишель положил руку на плечо Александра. – Мы с отцом никогда не сможем расплатиться с Вами за жизнь Адель! Прошу Вас, располагайте мною, как Вам угодно.

– Не стоит благодарности, князь, – покачал головой Александр. – На моем месте так поступил бы каждый уважающий себя мужчина. Я рад, что юная леди жива и невредима.

Взгляд молодого графа скользнул по заплаканному личику Адель и легкая улыбка тронула его губы. Девушка выглядела трогательно-беспомощной, её так хотелось защищать! Слава Богу, что ему это удалось.

И вдруг в его голову внезапно нагрянула мысль, что от него самого её будет защищать некому. Странный парадокс: сначала спасти княжну, чтобы после погубить самому. Точнее, не парадокс, а само провидение судьбы. Теперь Александр стал её спасителем, а значит – двери в дом Вяземских для него отныне открыты. Граф был готов поблагодарить Эдварда Картера за его внезапный и такой удачный приступ безумия!

– И всё же, позвольте предложить Вам мою дружбу, граф, – повторил Мишель.

– С радостью принимаю Ваше предложение, князь, – с благодарностью кивнул Александр. – Это честь для меня!

Адель с ужасом наблюдала, как по пальцам Александра, которыми он зажимал рану, потекли темные струйки крови. До сих пор ей не доводилось видеть огнестрельные ранения, и она даже не подозревала, что в мире существует такая вещь, как боязнь крови. Но видимо, на её беду, Адель страдала от этой боязни, ибо к её горлу вдруг подступила тошнота, голова сильно закружилась, и девушка побелела, как бумага. Боясь, что она вот-вот лишится чувств, княжна судорожно вцепилась в плечо брата, хватаясь за него, словно за спасательный круг.

– Адель, тебе дурно? – сразу переключился на неё Мишель, поддерживая сестру за талию. – Что с тобой? Вдохни глубже!

Вдохнуть глубже при туго затянутом корсете – как раз тот совет, который сейчас был нужен! Девушка послушно попыталась это сделать, но попытки не увенчались успехом, перед глазами все побелело, голоса мужчин доносились словно сквозь какую-то вату. Она ещё крепче вцепилась в Мишеля, боясь упасть.

– Юная леди, должно быть, боится крови, – заметил подошедший к ним маркиз. – Уведите её отсюда, князь, а мы пока доставим графа Хантли в поместье, где его осмотрит доктор.

Аделина позволила брату отвести себя в сторону, а Александр, тем временем, взобрался в седло с помощью других охотников. Маркиз со своим слугой остался охранять преступника, а Александр, в сопровождении двоих джентльменов из числа гостей, направился в поместье.

Убедившись, что Адель стало лучше, Михаил оставил её на несколько минут и подошел к Эдварду. Незадачливый кузен сидел на траве, больше не пытаясь вырваться, его лицо, со следами побоев, выражало лишь отрешенность.

– Если бы не присутствие лорда Тауншенда и моей сестры, я бы уже пристрелил тебя, – презрительно сказал молодой князь, окидывая Картера злобным взглядом. – Но я надеюсь, что суд приговорит тебя к смерти и быстро вздернет на виселице, такому чудовищу не место среди нормальных людей.

Ненавидящий взгляд Эдварда впился в лицо Михаила, и кузен, злобно прищурившись, дернулся в его сторону и прошипел:

– Будьте вы все прокляты, кучка высокородных выродков! Вы всегда презираете тех, кто беднее вас или стоит ниже по социальной лестнице! Ненавижу все ваше проклятое семейство! Очень жаль, что я не пристрелил эту высокомерную дрянь…

Не сдержавшись, Михаил прервал этот поток грязных оскорблений точным и резким ударом в челюсть Эдварда. Тот завалился набок, выплевывая зубы вперемешку с кровью, однако не осмелился больше произнести ни слова.

– Оставьте его, князь, не марайте руки, – презрительно взглянув на преступника, сказал маркиз и положил руку на плечо Михаила. – Скоро мы доставим его в поместье, а затем сдадим констеблю. Теперь это дело полиции и королевского правосудия. А от сурового наказания ему не уйти.

Мишель отвернулся от избитого кузена и проследовал за маркизом. Хозяин поместья прав – не хватало ещё ему ронять свое достоинство и опускаться до уровня мясника. Дворяне решают конфликты меж собой исключительно на честных поединках, а для мерзости, подобной Эдварду Картеру, слишком большая честь быть наказанным лично князем. Его место в королевской тюрьме, а затем – на виселице.

Молодой князь решил последовать совету маркиза и отвезти сестру в поместье, она все еще была растеряна и напугана, словно не осознала до конца случившееся с нею. Девушка по-прежнему стояла у дерева, где её оставил брат, опершись о толстый ствол спиной. Её большие глаза, казалось, стали просто огромными, выделяясь на бледном личике, а руки, прижатые к груди, мелко дрожали, сжимая батистовый платочек.

Отыскав лошадь, на которой приехала Адель, Михаил помог сестре взобраться в седло, и они вместе направились в поместье.

Некоторое время они ехали молча, приходя в себя после случившегося, но потом Мишель внезапно спросил:

– Кстати, а что ты делала в лесу наедине с двумя мужчинами?

Застигнутая врасплох его внезапным вопросом, Адель растерялась и виновато взглянула на брата. Дома, в Петербурге, Мишель всегда был её самой строгой дуэньей, буквально не давая и шагу ступить без его ведома. Он даже не позволял ей долго общаться со своими друзьями по гусарскому полку, считая, что кто-то из них может заморочить голову его неопытной, юной сестре.

Но дома Адель всегда вела себя примерно и слушала брата без возражений, по крайней мере в том, что касалось молодых людей, а в Лондоне, похоже, вдруг почувствовала себя взрослой и свободной! Судя по недовольному взгляду брата, он вдруг вспомнил о своём долге хранить честь фамилии и сейчас станет допрашивать её в духе полицейского констебля.

– Адель? – услышала она его строгий голос. – Почему ты молчишь?

И как она объяснит ему, зачем её понесло в лесную глушь, подальше от остальных леди? Как объяснит, что граф Хантли сам нашёл её, чтобы извиниться? Если Адель расскажет об этом, брат непременно поинтересуется, что же такого совершил граф, за что нужно было просить прощения?

А рассказать Мишелю, что Александр поцеловал её вчера на берегу реки, было чистым безумием. Граф немедленно превратится в глазах Михаила из благородного спасителя в коварного соблазнителя, и её брат потребует удовлетворения.

О, эти мужчины! Чуть что – они сразу же хватаются за дуэльные пистолеты в своем маниакальном стремлении смыть оскорбление кровью обидчика! И самое печальное, в моменты ярости они совсем не слышат голоса разума. Страшно подумать, что было бы, если бы и женщины решали свои конфликты подобным образом! Такая безрадостная перспектива грозила бы вымиранием дворянского сословия.

Однако, Мишель все ещё ждет, и ей нужно что-то отвечать!

– Я просто замешкалась и отстала от остальных дам, – пробормотала девушка, опуская длинные ресницы и смущенно краснея. – Я захотела покататься, Мишель, вместо того, чтобы участвовать в этой скучной охоте. Эти леди… они даже не пытались заговорить со мной, и я почувствовала себя так одиноко…

– А граф, стало быть, вызвался составить тебе компанию? – недоверчиво спросил Мишель. – Я признаю, что его присутствие спасло тебе жизнь, но все же скажи мне правду, Адель! Между вами точно нет романа? Слишком уж ваше уединение напоминает тайное свидание.

– Как ты мог предположить подобное? – искренне возмутилась девушка, сверкая глазами. – Неужели ты думаешь, что я способна поступить столь безрассудно? Встречаться с мужчиной наедине, даже без сопровождающей? Ведь это значило бы погубить свою репутацию! Или я так глупа, по-твоему?

Голос княжны даже задрожал от праведного негодования. На самом же деле она пыталась сделать всё, чтобы защитить Александра от подозрений брата. Адель уже забыла, как совсем недавно ей казалось, будто она презирает его за дерзкий поступок и разочаровалась в нем навсегда, но сейчас она отчаянно вставала на его защиту. Ведь он спас ей жизнь, и она навеки обязана ему. Мишель сам так сказал.

Где-то в глубине души, она обрадовалась, что Александр совершил такой благородный поступок, как спасение её от смерти. Тем самым он обелил себя в глазах Адель навсегда, превратившись в её паладина, рыцаря, героя её мечтаний. Она чувствовала себя героиней романа, принцессой из древней легенды, которую благородный рыцарь спас от дракона…. Это так романтично!

Однако, провести Михаила было не так легко, все же он был мужчиной, а значит на некоторые вещи смотрел гораздо более реалистично, чем его юная сестра. Он прекрасно видел, что Алекс Гордон очень красивый мужчина и знал, каким успехом у дам пользуются такие красавцы, а особенно – у юных и наивных дурочек. Глядя на то, как его сестра пытается прятать глаза, он встревожился, что она уже успела влюбиться. Подобно прозорливой не по годам кузине Маргарет, князь Михаил считал, что совершенство не всегда доводит до добра. Будучи сам очень привлекательным молодым человеком, он знал, как легко можно внушить наивной девушке чувство влюбленности и, если это сделает человек с недобрыми намерениями, все может окончиться очень печально. Именно для девушки. Внутренне Михаил поклялся самому себе быть начеку и внимательно присмотреться к отношениям сестры и графа Хантли.

– Я вовсе не считаю тебя глупой, Адель, – мягко возразил брат, оставляя менторский тон, – чересчур наивной – более точный эпитет. Так как же граф оказался с тобой? Ты так и не сказала.

– Ну… – замялась девушка, – Я не знаю, как он нашел меня… Он сказал, что совершенно случайно поехал не в ту сторону и наткнулся на меня. А потом предложил проводить меня до поместья.

– Быть этого не может! – решительно отрезал Мишель. – Дворяне обучаются охоте едва ли не с колыбели, особенно в Англии. Скорее всего, он специально следил за тобой. Как он вел себя с тобой? Не позволял себе лишнего?

– Нет-нет! – торопливо воскликнула девушка, мучительно стараясь не выдать себя брату. – Как он посмел бы? Я ведь сразу пожаловалась бы тебе.

– И не вздумай поступить иначе, если он совершит подобную попытку! – сурово напутствовал её Мишель. – Никто не имеет права вести себя фривольно с тобой!

– Разумеется, – послушно кивнула она. – Я и сама этого никогда не допущу, Мишель. Ты зря переживаешь.

– Надеюсь, – буркнул молодой князь и пришпорил коня. Впереди показалось поместье маркиза Тауншенда.

Судя по суматохе, царившей во дворе, некоторые из гостей уже узнали о случившемся в лесу, поскольку несколько карет стояло у подъезда: особо нервные мамаши спешили быстрее увезти своих чувствительных дочек из дома, где было совершено покушение на убийство. Служанки бегали туда-сюда, дамы ахали, театрально закатывая глаза и прикладывая к носу флакончик с нюхательной солью, а их мужья сосредоточенно молчали, терпеливо ожидая, когда жены соберутся в путь.

Мишель и Аделина едва успели переступить порог холла, как к ним бросилась, словно фурия, тетушка, Джейн Картер, мать Эдварда. Она была бледна, как привидение, с лицом, залитым слезами, волосы её выбились из строгого пучка, а руки сильно дрожали.

– Ты! Это ты виновата! – истерично завизжала леди Джейн, пытаясь вырваться из рук лакеев. – Это все из-за тебя! Мой бедный мальчик… Мой Эдвард! Это ты вскружила ему голову! Вертихвостка! Все вы, русские, обычные, грязные…

– Замолчите немедленно! – прогремел голос Михаила. Он схватил обезумевшую женщину за плечи и хорошенько встряхнул. – Не смейте оскорблять мою сестру! Ваш сын – безумец и убийца!

Эта безобразная сцена не могла не привлечь внимания слуг и остальных гостей. Пусть ещё не все вернулись с охоты, но свидетелей все же было предостаточно. Эти надменные леди и джентльмены стояли и молча взирали на неё, внутренне радуясь скандалу, разгорающемуся вокруг имени княжны Вяземской. Той, которую свет назвал «открытием» сезона. Теперь эта высокомерная и слишком красивая русская «кукла» больше не станет помехой для их дочерей в поисках подходящей партии. Вот пусть и возвращается обратно в Россию, к снегам и медведям!

Но самое яростное возмущение это происшествие вызывало у семейства Гастингс. Ещё бы! Ведь их дорогая Лили успела побыть невестой Эдварда Картера меньше суток. Какое оскорбление для нежных чувств несчастной, обманутой в своих ожиданиях девушки! Буквально лопаясь от негодования и призывая всевозможные неприятности на головы всего рода Эдварда, Гастингсы также поспешно отбыли в Лондон.

К пяти часам вечера загородный дом маркиза Тауншенда практически опустел. Весть о попытке убийства разогнала гостей подобно взорвавшейся гранате. Люди разбегались, словно крысы с тонущего корабля. В доме оставались только раненый Александр, да несколько особо близких друзей маркиза. Брат и сестра Вяземские покинули поместье этим же вечером, взяв со спасителя Адель клятвенное обещание нанести визит к ним в дом сразу после того, как он оправится от раны.

***

На следующий день Александр принимал визитеров в своем съемном доме с самого утра. Первыми были встревоженные родные – матушка и сестры. Они долго и обстоятельно расспрашивали его о подробностях нападения, весть о котором облетела Лондон с катастрофической быстротой.

Битых два часа Александр успокаивал их, клятвенно заверяя, что его жизни и здоровью ничего не угрожает, что его наблюдает отличный доктор, и гибель от заражения крови ему точно не грозит.

Молодой человек был все ещё немного слаб от кровопотери, и ничего так не желал, как хорошенько выспаться, однако, сегодня явно был не его день.

Посетители сыпались, как из рога изобилия, причем большинство из них он едва знал. В его маленькую резиденцию потянулись любопытствующие леди и джентльмены, которые не имели удовольствия быть приглашенными на тот злополучный загородный прием, но жаждали подробностей. Не каждый день человек из светского общества совершает попытку убийства!

Александр изо всех сил старался держаться вежливо с такими бесцеремонными визитерами, однако, после обеда терпению его настал предел: он велел слугам говорить, что он никого не принимает.

И только измученный граф прикрыл глаза и начал проваливаться в блаженную дрему, как в дверь его спальни постучали, и в дверной проем просунулась светловолосая голова его кузена Алексея.

– Как ты тут, болящий друг мой? – весело осведомился Алексей, – Посетителей принимаешь?

– Входи уже, – проворчал недовольно Александр, приподнимаясь на постели.

Алексей выглядел как всегда превосходно и находился в самом благодушном расположении духа, как и все оптимисты по жизни. Его улыбка была искренней и несколько самодовольной. Сейчас, как всегда, начнет допрашивать кузена и попутно отпускать язвительные комментарии, понял Александр.

– У тебя здесь темно, как в склепе! – скорчил недовольную мину кузен. – Доктора тебе не говорили, что больным необходим солнечный свет и свежий воздух? В твоей же берлоге нет ни того, ни другого! Здесь только помирать, а не выздоравливать.

И с этими словами он подошел к окну и раздвинул тяжелые гардины, впуская яркий солнечный свет, от которого Александр болезненно поморщился и закрыл глаза руками.

– Я просто хотел выспаться немного! – недовольно буркнул граф. – Но сердобольные посетители не дают мне такой возможности с самого утра.

Алексей подвинул небольшое кресло к постели кузена и уселся поближе. Он довольно улыбнулся во весь рот.

– Что ж, мой храбрый друг! Ты у нас знаменитость с полуслова! – заявил он. – Весь Лондон гудит о том, что ты спас от психопата и убийцы беззащитную юную леди, бросившись на вооруженного преступника с голыми руками, да к тому же изрядно проучив его парой хороших зуботычин. Отныне ты – герой, так что носи свою геройскую мантию с честью, только не слишком зазнавайся!

– Если честно, я даже благодарен этому несчастному дуралею за то, что в его голову пришла столь замечательная идея! – усмехнулся Александр. – Если бы не он, я еще долго добивался бы доступа в дом Вяземских, а он просто открыл мне двери настежь.

– О, я понимаю, – губы Алексея растянулись в довольной усмешке. – Теперь ты для них – самый дорогой друг, не так ли?

– Именно так, – согласно кивнул граф. – Молодой князь уже выразил мне уверения в вечной дружбе и благодарности, а также пригласил меня нанести им визит. Теперь дело за старым князем и я действительно стану их лучшим другом.

– И тогда, – продолжил за него кузен, – Адель станет твоей.

– Непременно! – глаза Александра загорелись азартом охотника. – И быстрее, чем ты думаешь.

– Может, ты наконец-то посвятишь меня в подробности своего грандиозного плана? – спросил Алексей. – Ей Богу, я чувствую себя, словно герой пиратского романа! Точнее, первый помощник героя. Если уж я собираюсь принимать в этом участие, помогая тебе, будь любезен немного просветить своего сообщника!

– А чего ты, собственно, не знаешь? – удивился Александр. – Я от тебя ничего не скрываю.

– Деталей, мой друг, я прямо-таки требую деталей! – всплеснул руками Алексей. – Ты уже определился с датой? Или ты передумал похищать её?

– Вовсе нет, разумеется, – ответил Александр. – Думаю сделать это в течение пары месяцев. Скорее всего, на каком-нибудь загородном пикнике, вроде того, где меня вчера так кстати подстрелили.

– И? – нетерпеливо наклонился к нему Алексей. – А дальше? Куда ты привезешь её? Только не говори, что сюда.

– Я отвезу её в Шотландию, – спокойно ответил Алекс.

– В свое новое поместье? – удивился Алексей, – А почему не в Индию?

– Чем тебе не нравится моя идея? – вопросительно поднял брови граф. – Шотландия – идеальное место. Поместье находится вдали от основных дорог, в горах, до него и верхом-то непросто добраться. Там её точно никто не станет искать.

– Но туда вначале нужно добраться! – возразил кузен. – Ты представляешь, сколько времени займет дорога? И ты думаешь, что на нас и нашу связанную пленницу никто не обратит внимания? Да нас сдадут констеблю на первом же постоялом дворе!

Алекс на мгновение задумался: в чем-то Алексей был прав, но отказываться от Шотландского поместья в качестве временного заточения княжны он не хотел. Это была отличная идея. Правда, до сих пор он видел ясно лишь свою идею с похищением и не задумывался очень подробно о деталях.

– Ну… – протянул он задумчиво. – Я подумаю над тем, как мы будем добираться. И вообще, нас ведь будет не двое, мои люди будут сопровождать нас. В крайнем случае, будем передвигаться только по ночам, и останавливаться на привал не на постоялых дворах, а просто в лесу.

Алексей воздел глаза к потолку, устало вздохнув.

– Я вот думаю, – качая головой, спросил он кузена, – кто из вас более наивен – ты или твоя будущая жертва? Ей Богу, Сашка, ты похож на юношу, начитавшегося романов о рыцарях и пиратах! От Лондона до Эдинбурга больше четырехсот миль! А затем ещё миль пятнадцать по горным дорогам. Дорога займет пару недель! И все это время ты собираешься ночевать в лесу? Да ещё и тащить с собою пленницу! Тебе не кажется, что у тебя несколько помутился рассудок?

– И что ты предлагаешь? – сухо поинтересовался Алекс.

У них с Алексеем часто бывали разногласия, но граф точно знал, что когда дело дойдет до осуществления его плана, кузен будет всячески помогать ему, хоть и критиковать каждый его шаг.

– А не проще ли будет просто влюбить девушку в себя, а после бросить? Или этого тебе недостаточно? – предложил кузен.

– Недостаточно! – отрезал граф, нахмурив брови. – Твой план закончится лишь поединком между мной и Михаилом. А они должны страдать, как страдала моя семья! Особенно старый князь! Я не успокоюсь, пока не увижу его растоптанным, убитым горем.

– А девушка? – осторожно спросил Алексей. – Прости, Сашка, но мне как-то не верится, что ты способен на… ну, словом, что ты доведешь свою игру до конца. Неужели ты умеешь так хладнокровно притворяться?

– Ты пришёл, чтобы обсудить мой моральный облик? – устало вздохнул Алекс. – Я вовсе не тот восторженный мальчик, каким был когда-то. Жизнь меня сурово закалила и ты знаешь об этом лучше кого бы то ни было. Так что, я способен и на худшее, чтобы выполнить свою клятву и наказать своего врага.

– И ты зайдешь настолько далеко, что сможешь… обесчестить её? – тихо спросил Алексей, пристально заглянув в синие глаза кузена.

– Я тебе больше скажу, было бы просто замечательно, если бы она забеременела! – ответил граф, спокойно отвечая на взгляд кузена. – Тогда позор семьи Вяземских был бы полным!

Алексей даже вскочил со своего места, услышав эту фразу. На его лице читались ужас и отвращение.

– Ты совсем рехнулся? – воскликнул он. – Как такие мысли вообще пришли в твою упрямую голову? Это бесчестно!

– Это – моя месть! – спокойно ответил граф, воинственно подняв подбородок.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю