290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Вопреки себе (СИ) » Текст книги (страница 2)
Вопреки себе (СИ)
  • Текст добавлен: 26 ноября 2019, 06:30

Текст книги "Вопреки себе (СИ)"


Автор книги: Malenn






сообщить о нарушении

Текущая страница: 2 (всего у книги 40 страниц)

Завидев любимую дочь, которую он толком не разглядел во время её ночного прибытия в особняк, князь встал из-за стола и протянул к ней обе руки.

– Bonjour, chérie. Ты прекрасно выглядишь, моя дорогая! Я так скучал по тебе!– сказал князь и нежно прижал Адель к себе.

– Merci, papa! Я тоже по тебе скучала! – улыбнулась княжна, принимая положенный поцелуй в щечку и отвечая отцу тем же.

– А по мне, значит, и не скучал никто, – притворно-обиженным тоном протянул Мишель.

В ответ князь добродушно потрепал сына по плечу и улыбнулся.

– Разумеется, Мишель, я всегда скучаю по вам обоим. Но ты же не хочешь, чтобы я и тебя расцеловал, словно пансионерку? – лукаво спросил он.

Завтрак прошёл в прекрасной, спокойной атмосфере. Князь Андрей делился с детьми ближайшими планами по их представлению ко двору, а также лондонскому высшему свету.

Множество приглашений на званые вечера, балы, пикники, домашние спектакли поступали в особняк князя почти каждый день с тех пор, как свет узнал о том, что из России в Англию скоро приедут дети самого загадочного и неприступного из русских дипломатов в Британии.

Всем было интересно посмотреть на них, к тому же, молодые князь и княжна Вяземские были наполовину англичанами по материнской линии и принадлежали к могущественному роду Ратлендов. Старый герцог Ратленд, недавно отметивший восьмидесятилетний юбилей, хоть и был еще достаточно бодрым, но уже прикидывал, кому из своих многочисленных родственников он оставит львиную долю своего огромного состояния.

Поскольку сын герцога погиб ещё совсем молодым и не оставил потомства, а единственная дочь умерла в России, то в качестве главных претендентов на наследство вполне могли рассматриваться именно родные внуки герцога – Михаил и Аделина. Это, конечно, не могло обрадовать многочисленных племянников и племянниц старого герцога, которые уже спали и видели себя обладателями герцогского титула.

Аделина старалась внимательно слушать отца, но периодически мысли её снова возвращались к таинственно открытой калитке в саду. Девушке казалось, что она чудом избежала опасности сегодня утром. С чем было связано такое предчувствие она не могла себе объяснить, но тревожное ощущение не проходило.

Кто-то наблюдал за ней, спрятавшись в кустах. Как же теперь выходить в сад? Неужели даже дома она не сможет чувствовать себя в безопасности?

Впрочем, Мишель ведь пообещал проследить за тем, чтобы калитку закрыли. А значит, с ней всё будет в порядке, так что нечего накручивать себя.

– Адель? – вдруг услышала девушка голос отца. – Что с тобой, дорогая? Где ты витаешь?

– Прости, papa, – поспешно отозвалась княжна, – Я, наверное, до сих пор не отошла от длинного путешествия.

– Ничего, ma chère, – похлопал её по руке отец, – Я хотел сказать, что в конце этой недели состоится первый в этом сезоне бал дебютанток, и я, разумеется, внёс твое имя в список молодых леди, которые будут впервые представлены обществу.

– Но, papa, я даже не подумала ещё о бальном платье! – расстроенно воскликнула Адель, мгновенно позабыв о таинственном посетителе сада. – А сшить новое мне точно не успеют!

– Не волнуйся, детка, я обо всем позаботился! – улыбнулся князь. – Завтра утром должны доставить платья, которые я заказал тебе в Париже месяц назад. Надеюсь, ты не имеешь ничего против парижских портных?

– О, разумеется нет! – радостно всплеснула руками девушка, – Merci beaucoup, papa!

В этом был весь отец – он мог, не моргнув глазом, заказать дочери самый дорогой гардероб в Париже, предвосхитив её желание и сделав тем самым приятный сюрприз, лишь бы увидеть улыбку на её лице! Если дело касалось подарков для Адель, князь никогда не скупился.

В предвкушении завтрашних модных обнов, юная княжна выбежала из столовой, радостно напевая, и помчалась к Насте, чтобы поведать ей о том, что в конце недели она будет впервые в жизни танцевать на настоящем балу – ежегодном, знаменитом лондонском балу дебютанток.

***

А тем временем, пока счастливое семейство князя Вяземского мирно завтракало у себя в особняке, по улицам Лондона неспешно катился наемный черный кэб. Изрядно попетляв по узким улочкам, кэб остановился у неприметного с виду трактира на окраине Лондона. Трактир был старый и потрепанный, с покосившейся вывеской – идеальное место для встреч тех, кто не желает быть узнанным.

Из экипажа вышел светловолосый молодой человек, с виду напоминающий обычного английского денди: он был одет в бежевый костюм из плотного сукна и темно-синий плащ, на голове у незнакомца красовался модный светлый цилиндр, а в руке он небрежно держал трость, на ручке которой была вырезана оскалившаяся медвежья голова. Мужчина брезгливо огляделся по сторонам, по всему было видно, что ему крайне редко приходилось заглядывать в такие трущобы.

Осторожно толкнув дверь рукой, затянутой в светлую кожаную перчатку, незнакомец вошел внутрь. Остановившись на пороге, он поискал глазами того, с кем должен был встретиться в трактире.

В самом темном углу сего питейного заведения сидел, укутавшись в черный плащ, темноволосый молодой человек. Перед ним на столе стояла лишь начатая бутылка виски и пустой стакан.

Он сидел, откинувшись на стул, надвинув шляпу почти на глаза и, казалось, спал, однако, увидев появившегося на пороге денди, тут же оживился и поднял руку вверх, подавая знак, где он находится.

Щеголь в светлом костюме осторожно прошел мимо столиков, стараясь не испачкаться, ибо чистота в этом трактире была явно лишь далеким воспоминанием, и приблизился к темноволосому мужчине.

– Тебе следовало бы заплатить мне за то, что я согласился встретиться с тобой в этом гадюшнике, дорогой кузен! – брезгливо скривился денди. – Если бы не срочные новости и твоя тошнотворная таинственность, я ни за что сюда не поехал бы! Я уже молчу о том, какие испуганные глаза сделал кучер, когда я назвал ему адрес! Похоже, что в этом районе обитают сплошь одни бандиты и проходимцы.

– Ты слишком много болтаешь, как всегда, – недовольно проворчал темноволосый, сердито сверкнув на блондина пронзительно-синими глазами. – И не называй меня кузеном, мы же договорились! Садись и рассказывай! Тебе удалось туда пробраться?

Блондин с явным сомнением оглядел неказистый стул, который подвинул ему кузен, совершенно справедливо сомневаясь в его чистоте. Но он отлично знал, что терпение явно не относится к числу достоинств его кузена, а потому всё-таки осторожно присел на краешек стула.

– Разумеется, мне удалось сделать это! – насмешливо осклабился он. – Разве ты сомневаешься в моих способностях подкупать верных слуг?

– Итак? – нетерпеливо перебил его кузен. – Ты видел её?

– Да, я её видел! – победно заключил денди. – А она чуть было не застукала меня! Видать, чутьё на опасность у неё от папеньки.

– Она тебя заметила? Но я же велел тебе не показываться ей на глаза, она не должна знать тебя в лицо, Алексей! – яростно зашептал темноволосый, оглядываясь по сторонам.

– Лица моего она не видела, не волнуйся! – успокоил кузена Алексей. – Я вовремя успел спрятаться, а она испугалась и убежала. Кстати, она хорошенькая. Очень даже.

– Это как раз не имеет никакого значения! – неожиданно свирепо отозвался тот. – Значит, Вяземский собирается вывести её в свет… Вот что – достань мне приглашения на все балы будущего сезона.

– И как я это успею сделать, когда уже в субботу состоится бал дебютанток? – испуганно округлил глаза Алексей.

– Придумай что-нибудь! И не говори, что это невозможно, – отрезал кузен. – Я не должен пропустить этот проклятый бал.

– Ладно, я попробую. Но как мне представить тебя обществу? На чье имя добывать приглашения?

Темноволосый мужчина ненадолго задумался.

– На имя Алекса Гордона, графа Хантли, – надменно вздернул он подбородок.

– Боже святый! – изумленно захлопал глазами Алексей. – Так тебе удалось-таки прибрать к рукам это старое шотландское поместье? И сколько тебе пришлось за него выложить?

– Тише! – прошипел Алекс. – Ей богу, Алешка, ты трещишь хуже любой девки! Здесь не время и не место обсуждать это. Лучше сделай вот что – найди мне небольшой съемный дом в престижном районе и забронируй его до конца сезона. Быстро купить особняк я не успею, но сейчас мне этого и не нужно. И чтобы всё было респектабельно: с прислугой и конюшней. Я не должен упасть в грязь лицом перед этими английскими снобами. Они и так будут смотреть на меня сквозь пальцы и игнорировать, словно наглого нувориша, за купленный титул.

– Так что же ты намерен делать на этом балу? Кстати, ты не мог бы избавить меня от необходимости туда идти? – с надеждой спросил Алексей. – Более мерзкого времяпровождения, чем унылые танцы с пустоголовыми пансионерками и представить себе невозможно!

– Ты должен будешь указать мне на княжну, или ты уже забыл наш уговор? – снова нахмурился Алекс.

– Зачем тебе она? – вдруг подозрительно прищурился Алексей. – Надеешься через юную леди добраться до её батюшки?

– Может быть, – отрезал Алекс. – В любом случае, я слишком долго ждал. Пора вступать в игру и выполнить то, что я обещал отцу. Я должен отомстить! Как именно, я ещё не решил, но я успею подумать над этим. А теперь, идём отсюда, пока мы насквозь не провонялись этим заведением!

С этими словами Александр Бутурлин бросил пару монет на стол и, подхватив кузена под руку, потащил в сторону выхода.

Комментарий к Старая добрая Англия

Bonjour, chérie – здравствуй, дорогая (фр.)

Merci, papa – спасибо, папа (фр.)

Merci beaucoup, papa – большое спасибо, папа (фр.)

========== Воспоминания ==========

Дом действительно оказался вполне приличным, Алексей отлично справился со своей задачей. Да ещё так быстро!

Александр неспешно прошёлся по комнатам небольшого, но очень уютного дома, снятого для него кузеном. Дом находился в районе Кенсингтон-Парк, недалеко от нового ипподрома.

В нем имелось всё необходимое для комфортного проживания одного человека, но вполне могла бы разместиться и небольшая семья. Отделка комнат, мебель – всё соответствовало вкусу Александра, и было сдержанно-изысканным, он не любил кричащей безвкусицы и показной роскоши, как в одежде, так и в интерьерах. Светлые тона обоев в сочетании с тёмной мебелью радовали глаз. Да, он действительно был доволен усилиями Алексея, кузен очень хорошо знал его и выбрал именно то, что нужно.

Здесь Александр не привлечет повышенного внимания светской публики, ему нужно постараться быть менее заметным.

Именно поэтому матушка и Ольга не смогут остановиться здесь вместе с ним, для них он подобрал другой дом, побольше, совсем в другом районе. Им лучше поменьше знать о его планах и не видеть, как он готовится к их воплощению.

Пройдя в небольшой кабинет, Александр обнаружил там высокий дубовый шкаф, а в нем – запас вполне приличного виски. Откупорив бутылку, он опустился в большое кресло у камина.

Не спеша потягивая глоток янтарной жидкости, он задумчиво оглядывал помещение, которому предстояло стать его главным штабом на ближайшие месяцы. Именно здесь они с Алексеем будут обсуждать все свои дальнейшие действия. Нужно продумать всё, до самых мельчайших деталей, ошибок быть не должно. И второго шанса у него не будет.

Его враг здесь, в Лондоне, и сейчас уязвим, как никогда, потому что не один – к нему присоединились любимые дети. А это значит, что ему есть, что терять – есть, по крайней мере, два человека, за которых он отдаст всё на свете, даже свою жизнь.

Александр не выпускал князя Вяземского из виду с тех самых пор, когда тот стал дипломатом в Российском посольстве. Именно для этого он и отправил Алексея в Англию – чтобы кузен следил за передвижениями князя и снабжал сведениями Александра. Пронырливому Алексею удалось даже попасть на службу в посольство, пусть и простым клерком, но зато Вяземский был у него на глазах постоянно.

Александр ждал так долго… целых двенадцать лет! С того самого дня, когда душа его отца отлетела к Богу, а он, его сын, поклялся отомстить за его смерть князю Вяземскому. Он ответит кровью и слезами за то, что обрёк своего друга на смерть в безвестности и нищете!

Как же много дорог прошёл он за эти двенадцать лет! Горьких воспоминаний о его приключениях хватило бы на целую жизнь.

Наивному юноше понадобилось всего несколько месяцев, чтобы убедиться, что для лишённого титула и имущества дворянина в России все пути заказаны. Все добропорядочные пути.

Возможностей найти себе более или менее достойный заработок у него не было: во-первых, он был достаточно молод, если не сказать – юн, а во-вторых, тот факт, что он являлся сыном ссыльного декабриста, моментально отвращал от него любого потенциального нанимателя. Служба в действующей армии также была ему недоступна, опять же по причине родства с бунтовщиком. На его имени лежало клеймо государственной измены.

Оставалась либо тяжелая физическая работа – лесозаготовки, заводы, верфи, либо податься в преступный мир или к революционерам. Ни то, ни другое абсолютно не прельщало юного Александра.

Промучившись несколько месяцев, работая то тут, то там, за жалкие гроши, большую часть которых он посылал семье, юноша в отчаянии написал письмо дальним родственникам матери, в Тульскую губернию. Там жил его двоюродный дядя – Иван Михайлович Кубацкий, кузен Марии Александровны, довольно мрачный и нелюдимый. Он не общался даже с соседями, не говоря уж о каких-то дальних родственниках. Дядя был вдовцом и жил в своем маленьком имении вместе с единственным сыном, Алексеем.

Александр не особо надеялся на помощь дяди, но всё же попросил его взять к себе на время его матушку и малолетних сестер, а сам пока решил попытать счастья за границей. Россия отвернулась от бывшего графа Бутурлина, и он решил без сожаления разорвать все связи с Родиной. Во всяком случае, до тех пор, пока он снова не встанет на ноги.

В том, что он сделает это, Александр почему-то не сомневался, хотя был в то время не больше, чем обычным бедняком, за душой у которого была лишь его сумасшедшая дворянская гордость и горькие воспоминания о былом величии его рода.

Когда от дяди пришёл ответ и Александр перевёз свою семью под Тулу, он смог, наконец, осуществить своё желание и покинуть пределы империи. Взяв в займы у дяди немного денег на дорогу, он отправился в Европу, а точнее, в Англию. Его кузен Алексей, такой же авантюрист в душе, как и сам Александр, решил ехать вместе с ним, несмотря на гнев своего батюшки. Достигнув Бристоля, молодые люди завербовались простыми матросами на торговое судно и на нём отплыли в Америку.

Эта молодая страна, которая уже успела обрести независимость от Британии, стремительно развивалась и притягивала к своим берегам великое множество искателей приключений, либо охотников за быстрым обогащением, какими были и Александр с Алексеем. Америка не предъявляла никаких требований к таким вещам, как родословная, репутация, здесь разбогатеть мог любой ловкий человек с головой на плечах. По сравнению с просвещённой Европой и чопорной Россией, здесь всё было диким, первозданным, настоящим!

Но за кажущейся легкостью зарабатывания денег стояла ежедневная борьба за место под солнцем, иногда оборачивающаяся борьбой за жизнь.

Летом 1827 года кузены сошли на берег в Чарльстоне и направились на золотые прииски в Северной Каролине, где и провели два года своей жизни. Многое пережили они за это время: полуголодное существование, разочарования от долгих поисков заветного металла, яростные стычки с многочисленными конкурентами, нередко заканчивавшиеся поножовщиной. До сих пор тело Александра хранит память об этих приключениях в виде длинного шрама на спине.

Слава Богу, что их отчаянные усилия не пропали даром: однажды им повезло-таки найти настоящее сокровище – большой самородок, который они с большим трудом вывезли с приисков. Вспоминая о том, какую погоню и драку им с Алексеем пришлось пережить, спасаясь от преследовавших их бандитов, Александр до сих пор поражался, как они остались живы!

Итак, после того, как братьям удалось продать самородок, дела у них пошли лучше. Правда, тогда их пути с кузеном и разошлись.

Алексей решил вернуться в Россию и вложить заработанные деньги в какое-нибудь прибыльное предприятие, например, в строительство железных дорог, как раз набирающее обороты. Он не хотел больше рисковать жизнью.

А Александру в голову пришла очередная безумная идея – отправиться в Индию, он давно обдумывал её. Ещё во время плавания из Англии в Америку они познакомились на корабле с одним ирландцем, который однажды уже побывал в Индии и постоянно рассказывал об этой удивительной и очень богатой стране.

Если верить этому пройдохе, драгоценные камни там валялись просто под ногами, вместо гравия. По его словам, где-то в глубине индийских джунглей, скрытый от глаз чужеземцев, находился древний храм, в котором покоились несметные сокровища какого-то Махараджи. Правда, добраться туда без проводника было невозможно, поскольку непроходимые джунгли хранили в себе массу смертельных ловушек – от всяких ядовитых тварей, до проклятий индийских древних богов, против которых местные никогда не пойдут.

У ирландца была даже какая-то карта, нарисованная на клочке засаленной и пожелтевшей от времени бумаги, она была исписана непонятными иероглифами и цифрами. Глаза Александра загорелись жаждой наживы и приключений, и как-то вечером он выиграл эту карту у ирландца во время карточной игры.

Алексей отправился на Родину, и Александр передал через него довольно немаленькую сумму денег, вырученную с продажи слитка, для Марии Александровны и девочек. На эти деньги они могли купить себе приличный дом с выездом и не быть больше приживалками в доме Кубацкого.

Конечно, пока вернуть семье титул и дворянство Александр не мог, но теперь они хотя бы не будут испытывать нужды.

Взяв с кузена слово, что тот присмотрит за матушкой и сестрами Александра, бывший граф Бутурлин осуществил-таки свой замысел: он отплыл в Индию на судне Ост-Индийской компании.

Целый год он бродил по стране, разыскивая тот самый храм или город (черт его разберет), но удача всё никак не хотела улыбаться ему. Юноше приходилось постоянно скрываться от представителей Ост-Индийской компании: Индия являлась британской колонией, и Британия жестоко карала всех охотников поживиться индийскими богатствами без ведома английской короны. К тому же приходилось сталкиваться лицом к лицу с самого разного рода разбойниками – как англичанами, так и местными. В общем, шрамов от ножевых ранений у Александра прибавилось.

Однажды ему всё-таки удалось найти проводника, который согласился отвести его вглубь джунглей. Когда они туда добрались, Александр чуть не сошёл с ума от увиденного. Правда, вместо груды золотых монет и сундука с драгоценными камнями, как представлялось ему в мечтах, он обнаружил маленькую алмазную шахту.

За месяц пребывания в этой шахте он в одиночку добыл столько камней, что на них можно было купить даже большое поместье, хоть в России, хоть в Европе.

Днями и ночами он перебирал камни и старательно отбирал лучшие из них. Юноша был измучен физически и морально – еды с собой у него было немного, а голод подтачивал силы. Питаться приходилось лишь фруктами и мелкой дичью, когда её удавалось добыть. Он старался выходить из шахты реже, потому что спешил и опасался, что его могут обнаружить и убить. Увы, нанятый им проводник вскоре погиб от укуса змеи, и выбираться обратно из джунглей юноше предстояло самостоятельно.

Через два месяца пребывания в джунглях он добрался до Калькутты, откуда снова отплыл в Британию, без труда пройдя таможенный досмотр при помощи нескольких сверкающих камешков. Нелегальный ввоз алмазов его не беспокоил – чем дольше он жил на свете и крутился в кругах разбойников и авантюристов, тем больше убеждался в том, что купить в этой жизни можно абсолютно всё, вопрос лишь в цене.

А дальше всё было просто: Александр решил осесть в Англии, поселившись в предместьях Лондона. И тому было несколько весьма веских причин.

Во-первых, он хотел увезти мать и сестер из России, потому что в Англии ему было легче добиться высокого положения для своей семьи – здесь над ними не висело клеймо каторжников и предателей Отечества. Как только ему удалось купить большое поместье у одного английского землевладельца, погрязшего в карточных долгах, он сразу же вызвал семью в Англию. Довольно высокий доход, который обеспечивало поместье, позволял им жить, ни в чем себе не отказывая.

Во-вторых, его главный враг – князь Вяземский был женат на англичанке, а стало быть, имел здесь родственников со стороны супруги. Значит, князь мог подолгу бывать в Лондоне и добраться до него в Британии было гораздо проще, чем в России. Когда же князь стал первым помощником посла Российской империи, всё стало ещё проще.

Как именно он будет осуществлять свой план мести, Александр пока не определился. За годы скитаний по свету ему в голову приходило множество кровавых планов. Ему это даже снилось.

То он видел во сне, как убивает ненавистного князя на дуэли и мрачно наблюдает, как тот корчится на снегу в предсмертной агонии, то подстерегал предателя в его карете, нанося внезапный удар ножом прямо в сердце, то подкладывал яд ему в еду или виски… Словом, в своих сновидениях Александр всегда расправлялся с князем лично. И лишь недавно ему пришло в голову, что для мести можно использовать его детей.

Итак, у Вяземского есть сын и дочь.

Можно было вызвать молодого князя Михаила на дуэль и заставить отвечать за грехи отца, но в этом плане существовали свои минусы.

Во-первых, молодой офицер слыл отличным стрелком, и тогда Александр, хоть он и сам стрелял, как дьявол, получал шанс быть убитым на поединке, а это не входило в его планы.

А во-вторых, можно было отомстить и не проливая крови княжеского наследника. Вот для этого Александру и нужна была юная княжна.

Аделина… Или Адель, как ласково называл её любящий папенька. Надо же: именно с этой девушкой хотел обручить его отец, когда они с князем Вяземским были ещё друзьями. Правда, самой «невесте» на момент договоренности не было и трёх лет.

Александр слышал, что Андрей Алексеевич буквально носит дочь на руках: девушка страшно избалована, своенравна и упряма. К тому же, Алексей сказал, что она хороша собой, а значит, ещё и тщеславна без меры, как и все пустоголовые красотки. Так что, Александру вовсе не было жаль её.

Если ему удастся похитить княжну, это будет жестоким ударом для старого князя.

Что он станет делать с пленницей, Александр пока не решил: может быть, потребует выкуп, хотя деньги ему были совсем не нужны – сейчас его состояние было близко к состоянию самого Вяземского.

А может быть, потребует, чтобы князь подал прошение Императору о реабилитации семьи Бутурлиных, с его влиянием при дворе императора Николая, он вполне мог рассчитывать на успех, тем более, что столько лет прошло со дня восстания.

Но способ шантажа не столь важен, главное было – похитить девушку, причинить старому князю невыносимые страдания, заставить его кусать локти от страха за свою дочь. Вот чего добивался Александр – страха, униженной мольбы о прощении, слез.

Увидеть врага поверженным, ползающим перед ним на коленях, было самой заветной мечтой Александра Бутурлина.

Годы жестокой борьбы за существование не прошли даром для молодого человека – в его душе что-то умерло. Он даже сам не знал, что именно, возможно, способность любить?

Нет, он, разумеется, очень любил, буквально боготворил матушку и сестер, но ни о какой другой любви и не помышлял. Его душа очерствела, он стал законченным циником.

Любовь, и даже разговоры о ней, он почитал высшей степенью глупости. Это выглядело странно, поскольку, на его беду (а может, и счастье) Господь наделил его весьма привлекательной внешностью.

Это принесло ему в свое время немало неприятностей, ибо лицо его невольно привлекало всеобщее внимание. Остаться незамеченным в толпе у него не было ни единого шанса.

Александр был высоким и статным, совсем как его покойный отец. Он обладал густой, темной шевелюрой и практически безукоризненными чертами лица – прямым носом, твердым подбородком, четко очерченными черными бровями и длинными ресницами, но главное, что привлекало внимание на его лице – это глаза, сапфирово-синие, глубокие и ясные.

Женщины буквально падали ниц, сраженные одним лишь только его взглядом. И он легко этим пользовался – молодой человек давно перестал считать любовниц, а про случайные связи и говорить нечего. Правда, на его осторожности в плане опасности подхватить какую-нибудь постыдную болезнь это никак не отражалось. Александр был весьма избирателен в выборе женщин, но ни одна из них не продержалась дольше месяца.

Казалось бы, мужчина, обладающий такой безукоризненной, даже античной красотой должен уметь любить, как сам Аполлон. Но, увы, красота Александру досталась лишь снаружи. А глубоко внутри у него было выжженное поле, без единой чахлой травинки. Всё, что было в нём светлого и доброго, было похоронено в одной могиле с отцом.

– Господин граф, Вы позволите? – вдруг просунулась в дверной проём светловолосая голова Алексея Кубацкого.

Александр вздрогнул от неожиданности, вернувшись с небес на землю, и встал, чтобы поприветствовать кузена.

– Проходи, Алексей, – сказал он, указывая кузену на кресло, придвинутое к столу. – Присаживайся. Итак? Ты достал приглашения?

– Разумеется, милорд! – довольно улыбнулся Алексей, явно гордясь собой и своими связями. – Держи.

Алексей прошел в комнату и присел рядом с кузеном за стол, принимая из его рук стакан виски. Он с торжествующим видом выложил перед Александром несколько белых плотных конвертов, в которых лежали приглашения на самые значимые балы этого светского сезона.

Молодой граф не спеша перебирал конверты: так… премьера новой оперы, танцевальный вечер, домашний спектакль, театр, званый ужин… и вот, наконец – бал дебютанток!

– Отлично! – хищно улыбнулся он. – Значит, до бала осталось три дня? Нужно успеть кое-что сделать…

– И что же? Ты забыл приготовить мешок и кляп? – иронично выгнул светлые брови Алексей. – Кстати, как ты себе представляешь похищение девицы на глазах огромной толпы гостей?

– А с чего ты взял, что я собираюсь это сделать в первый же бал сезона? – усмехнулся Александр. – Нет, мой друг, вначале я должен взглянуть на неё, изучить, если хочешь, а уж потом подобрать время и место для похищения.

– Всё ясно – хочешь заманить её в ловушку, – понимающе кивнул Алексей. – Стало быть, будешь использовать своё самое мощное оружие – заставишь наивную дурочку в тебя влюбиться! И тогда прелестная, невинная бабочка сама опалит свои крылышки.

– Как получится, – равнодушно пожал плечами Александр и плеснул в стаканы щедрую порцию виски. – Главное – привлечь её внимание и втереться в доверие. Тогда всё станет намного проще. Девицы её возраста довольно беспечны и, как правило, непроходимо глупы и наивны.

– О, я очень сомневаюсь, что княжне удастся устоять перед тобой, братец! Тебе достаточно будет один раз прожечь её своим знаменитым пристальным взглядом, и юная дева будет готова…

– Да брось ты чушь молоть! – раздраженно перебил его Александр. – Ты прекрасно знаешь, что мне это нужно вовсе не для удовольствия. Так что оставь свои шуточки при себе и не мешай мне размышлять!

– А ты хоть понимаешь, чем рискуешь, Саша? – вдруг абсолютно серьезно спросил Алексей. – Похищение благородной девицы, дворянки – это тяжкое преступление. Здесь, в Англии, за такое вешают, вообще-то!

– Я не боюсь смерти! – пылко сверкнул глазами Александр. – И тебе это известно лучше, чем кому-либо. К тому же, нас не поймают. А князь не захочет огласки, иначе репутация его единственной дочери будет загублена навеки.

– На это ты и рассчитываешь? – задумчиво протянул Алексей, делая глоток виски. – А если он все же пожалуется послу? Если поднимется скандал?

– Я только обрадуюсь этому, – злорадно усмехнулся Александр. – Чем больше пострадает репутация его семьи, тем больше удовлетворения я получу!

– А тебе не жаль девушку? – вдруг спросил Алексей. – Знаешь… она ведь ещё совсем юная. Ей нелегко придётся, ты об этом не подумал? Что, если бы Ольгу кто-то вот так похитил?

– Моя сестра никогда не окажется на её месте! – вдруг разгневался Александр. – И вообще, что с тобой происходит? Ты передумал помогать мне? Если так, я более тебя не держу!

– Ладно, ладно, успокойся! – буркнул кузен, качая головой. – Ну и взрывоопасный же у тебя нрав, дорогой кузен! А всё горячая кровь Бутурлиных.

– Вот именно, – мрачно согласился молодой граф. – Именно за кровь графа Бутурлина, за его смерть и должны они все заплатить.

– Но разве дети должны отвечать за темные дела родителей? – всё не успокаивался Алексей. – Девушка ведь не причем, что у неё такой папенька.

– Для меня она – лишь средство достижения цели, – отрезал Александр. – Пойми ты: мне все равно, как она выглядит, молода она или нет, умна или полная дурочка, главное – что в её жилах течет кровь Вяземских, а это значит, что она должна сыграть ту роль, что я отвел ей в своем представлении. Это будет замечательная трагедия, Алексей… Только зритель будет всего один. Надеюсь, он оценит!

========== Охотник и жертва ==========

Вальс Шопена сегодня никак не желал поддаваться… Или, просто у Адель не было настроения для занятий? Весеннее солнышко так отвлекало её, и вместо нежной, чуть печальной мелодии, у неё выходило что-то корявое и спотыкающееся.

Девушка со вздохом закрыла крышку рояля. Нет уж, лучше отложить занятие, чем терзать свои уши жалкими попытками сосредоточиться.

– К Вам леди Маргарет, мисс! – доложила служанка, постучав в двери музыкального салона.

– Проси! – кивнула Адель и поднялась из-за инструмента.

И в тот же миг, едва не сбив с ног служанку, в комнату влетела её неугомонная кузина Маргарет.

Это была очаровательная юная леди миловидной наружности: рыжеволосая и зеленоглазая, несколько пухленькая, однако вовсе не считающая это недостатком, обладательница неунывающего нрава и прелестной улыбки, которой она постоянно пользовалась, когда флиртовала с молодыми людьми.

– Адель, дорогая моя, как я рада видеть тебя! – завопила Маргарет и буквально задушила кузину в приветственном объятии.

– Здравствуй, Мардж! – улыбнулась Адель, поправляя прическу, которую юная леди немного смяла в радостном порыве. – Я тоже скучала по тебе.

– Подай нам кофе в гостиную! – торопливо остановила Адель уже собиравшуюся уходить служанку.

– Нет-нет! – вдруг замахала руками Маргарет. – Я приехала, чтобы отвезти тебя на Оксфорд-Стрит и я не приму никаких возражений! Я целую зиму скучала и ждала, когда же ты, наконец, закончишь свой Смольный и вернешься в Лондон. А что до кофе, я покажу тебе отличную новую кофейню, там подают настоящий турецкий кофе и бесподобные восточные сладости, просто пальчики оближешь!


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю