290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Вопреки себе (СИ) » Текст книги (страница 14)
Вопреки себе (СИ)
  • Текст добавлен: 26 ноября 2019, 06:30

Текст книги "Вопреки себе (СИ)"


Автор книги: Malenn






сообщить о нарушении

Текущая страница: 14 (всего у книги 40 страниц)

Дальше, к разочарованию Жаклин, следовало множество записей на русском, где она совершенно ничего не поняла бы, не вставляй Алекс периодически отдельные фразы на французском. Хоть девушка и не могла перевести всё дословно, но она сумела понять, что семью Алекса сослали в Сибирь, где умер его отец.

Чтение дневника настолько захватило её, что Жаклин просидела над ним весь следующий день. Многие записи последующих лет Александр делал на английском, так что прочесть их не составило никакого труда. Так Жаклин узнала о его страшной клятве у предсмертного ложа отца, многолетней ненависти к князю Вяземскому, всех злоключениях юного Александра в Америке и Индии и, наконец, о его циничных планах возмездия.

Граф Бутурлин доверял свои самые сокровенные мысли страницам дневника – вся боль, ненависть, жажда мести выплёскивались им именно здесь. Возможно, ему становилось немного легче справляться с внутренними переживаниями, перекладывая свои мысли и планы на бумагу.

Из дневника Жаклин узнала, что он хочет похитить и обесчестить юную дочь своего врага. И имя её – княжна Аделина Вяземская…

Жаклин задумалась: где она прежде слышала это имя? Театр, где служила француженка, являлся едва ли не лучшим банком сплетен в Лондоне. Актрисы, почти все имеющие богатых любовников, узнавали от болтливых аристократов многие подробности светской жизни, и в свободное от репетиций и спектаклей время постоянно перемывали косточки высшему свету. Жаклин готова была поклясться, что имя Аделины Вяземской однажды уже было темой для обсуждения её коллег-актрис, но не могла припомнить, что именно она слышала о ней.

А потом вспомнила. Ну конечно, это ведь та самая девушка, спасая которую Алекс и получил пулю в плечо! Значит, он оказался рядом с ней вовсе не случайно, как пытался убедить Жаклин. Он уже тогда следил за княжной!

Сам по себе, план мести Александра не показался Жаклин ни жестоким, ни циничным. Принципы морали вообще не особо волновали её, если дело не касалось её лично, но дальнейшие записи в дневнике очень настораживали.

Они пестрели мыслями об Адель, как называл её Александр. Читая, как он описывает их быстрое сближение, знакомство и дружбу со старшим братом княжны, Жаклин почувствовала нарастающую тревогу и ревность. А дойдя до описания маскарада у Ратлендов, француженка и вовсе едва не выбросила тетрадь в огонь от охватившей её ярости.

Алекс очень подробно описал, как целовался с юной княжной в беседке. Судя по его восторженным описаниям её прелестей, граф влюбился в дочь своего врага. Вместо того, чтобы хладнокровно обесчестить её и бросить, он всё сильнее привязывался к Адель, о чём красноречиво говорили записи в тетради.

Увидев имя Адель в списке пропавших без вести на сгоревшей яхте, Жаклин задумалась. Последняя запись, сделанная Алексом, гласила, что к похищению всё готово. В подобные совпадения француженка не верила. Немного поразмыслив, смышлёная актриса сложила кусочки мозаики, и пришла к определённым выводам.

Значит, в то утро, когда Жаклин сообщила ему, что ждёт ребёнка, граф торопился в какое-то тайное место, куда должны были привезти похищенную девушку. Выходит, если княжна пропала и не была найдена ни среди погибших, ни среди пострадавших, Алексу всё же удалось похищение?

Стало быть, сейчас он где-то прячет княжну, пока её родные и весь свет считают её погибшей или просто исчезнувшей. Так-так… Интересно, где же находится это тайное место?

Жаклин чувствовала, как ревность и злоба душат её, словно огромная змея. Она никогда не видела княжну Вяземскую, но ревновала к ней безумно. Записи Алекса говорили о том, что он влюблён в эту девушку, хоть именно этой фразы он ни разу не написал, но доказательств тому в тексте было предостаточно.

Француженка очень ждала, что Александр сам приедет за ней, чтобы поселить в новом доме, и тогда она точно заметила бы в нём перемены, она увидела бы, успел ли он охладеть к ней, но граф так и не приехал…

Значит, он всё ещё с ней, с этой русской… Неужели он передумал и не стал приводить в действие свой замысел? Как же ей проверить это? Она должна знать точно!

До приезда Алексея Жаклин не знала ответа на этот вопрос, но сейчас внезапно поняла. Вещи Александра завтра упакуют и отправят в присланном специально для этого экипаже. Всё, что ей нужно будет сделать, это незаметно сесть в тот экипаж или проследить, куда он отправится, и тогда он привезёт её туда, где скрывается Александр со своей новой пассией.

Жаклин очень хотела увидеть свою соперницу, и не только из-за праздного любопытства. Александр писал в дневнике, что княжна тоже увлечена им, и Жаклин стремилась убедиться воочию, какова истинная природа их отношений и как далеко успели зайти влюблённые. Если Александр и правда влюбился настолько, что отказался от планов мести, он едва ли рассказал Адель о своём прошлом.

Влюблённые мужчины всегда очень ревностно относятся к своему счастью и оберегают его от всего, что может нести угрозу, в том числе и от нелицеприятных тайн прошлого.

План действий созрел у Жаклин мгновенно, но на обдумывание деталей ушла вся ночь. Она взвешивала все «за» и «против», выбирая между счастливой, безбедной жизнью, воспитывая его ребёнка, и расставанием с любимым навсегда, но, будучи вначале сполна отомщённой за пренебрежение. Меркантильность боролась в ней с гордостью и чувством оскорблённого достоинства, и последнее победило. Жаклин приняла решение.

Она непременно отыщет, где скрывается от неё возлюбленный. Затем выяснит, что происходит между ним и княжной, и, если увидит, что влюблённые голубки собрались свить семейное гнёздышко, она преподнесёт невесте графа маленький подарок в виде этой тетради.

Почему-то француженка была уверена, что Адель не понравится то, что она узнает о прошлом своего благородного рыцаря в сверкающих доспехах! Особенно о его плане, как обесчестить её и опозорить в глазах всего света!

Жаклин прекрасно понимала, что такой поступок навсегда поставит крест на её отношениях с Алексом, но не могла позволить этой русской княжне так просто заполучить его. Пусть Алекс бросит её, но и вместе с Адель ему не бывать! У Жаклин есть козырь в рукаве – это её ребёнок, и ревнивая любовница очень надеялась, что возлюбленный рано или поздно простит её поступок ради их малыша.

Какой бы красавицей ни была эта княжна, вряд ли она окажется лучше Жаклин. Француженка всегда была высокого мнения о собственной внешности и безмерно гордилась своей властью над мужчинами, так неужели она не справится с девчонкой, всё достоинство которой заключается в знатном происхождении? Жаклин – страстная и опытная в постели любовница, а зная темперамент Алекса и его ненасытную чувственность, он скоро начнёт скучать по ней и ему наскучит эта пресная девственница, которой до неё ещё расти и расти. И тогда, посмотрим, кто победит!

***

На утро Адель проснулась первой. Алекс не сразу почувствовал, что девушка пошевелилась, однако его быстро разбудил её испуганный возглас. Он мгновенно открыл глаза и увидел ошарашенную и напуганную княжну, которая отпрянула от него, отчаянно кутаясь в одеяло. Её тёмные глаза были широко распахнуты, губы дрожали, а щёки пылали румянцем.

– Алекс! Что происходит?!

Александр моментально понял, что Адель всё вспомнила. Во-первых, она обратилась к нему по-английски, а во-вторых, в её глазах плескался ужас от того, что она проснулась в незнакомом месте, да ещё и в его объятиях, абсолютно обнажённая. Значит, Пако был прав – мощное эмоциональное потрясение спровоцировало восстановление её памяти, а события прошлой ночи вполне могли стать таким потрясением, хоть девушка и находилась в плену галлюцинаций от лекарства. Сердце графа радостно забилось, но перепуганное лицо девушки и стремительно увлажняющиеся большие глаза не предвещали ничего хорошего. Ещё пара мгновений – и разразится настоящая истерика.

– Адель… – тихо начал он, но вдруг осёкся, не зная, что сказать дальше.

– Где я? – жалобно прошептала Адель, сжимая край одеяла так крепко, что побелели суставы пальцев. – Что произошло?

– Разве ты не понимаешь? – осторожно спросил граф. – Мы провели эту ночь вместе. Ты стала моей, Адель!

Адель задохнулась и замерла от неожиданности, её большие тёмные глаза стали ещё огромнее, в них застыли недоверие и страх. Девушка отчаянно покачала головой, отказываясь верить в то, что услышала.

– О чём Вы говорите?! Я ничего не помню! – простонала она в отчаянии. – Почему?!

– Адель, что ты помнишь? Скажи мне! – попросил Алекс. Ему нужно было понять, на каком моменте оборвались её воспоминания.

– Помню яхту… и пожар… – пробормотала Адель, вздрагивая от ужасных воспоминаний. – Люди кричат, всё горит, все прыгают в воду… Мы с Настей… а что с Настей? – вдруг вспомнила о своей горничной девушка, и испуганно взглянула на Алекса.

– Она погибла, Адель, – тихо ответил он. – А тебе удалось выжить, слава богу.

– Погибла? – дрогнувшим голосом повторила девушка, и её глаза моментально наполнились слезами, которые хлынули по щекам. – Господи, какой ужас!

– Не плачь, милая, – сердце Алекса болезненно заныло, а руки потянулись к ней, чтобы обнять, но Адель вдруг резко отпрянула, едва не свалившись с кровати.

– Где мы? Почему я не дома? – испуганно вскрикнула она.

Вот она и задала вопрос, внятного ответа на который у графа не было. Что он может объяснить? Как оправдаться?

– Адель… – снова замялся он, – мне нужно будет многое тебе объяснить. Это трудно для меня, но необходимо. Не волнуйся, я всё тебе расскажу, только успокойся хоть немного.

Девушка недоверчиво бродила взглядом по его лицу, силясь понять хоть что-то. Мысли в её голове решительно перепутались, грудь вздымалась от срывающегося дыхания, а глаза по-прежнему были влажны от слёз. Она подозревала, что долго была без памяти и за это время многое произошло. Они с Алексом оказались в одной постели, и он сказал, что они… Это не укладывалось в голове!

– Но… почему я это сделала? – недоумённо пробормотала она, окидывая взглядом постель. – Я не понимаю.

– Разве ты больше не любишь меня? – тихо спросил граф. – На подобное люди обычно решаются по любви.

– Но… я не давала своего согласия! – воскликнула девушка. – И, для начала люди женятся, а уж потом делят ложе, разве не так?

Это уже было почти обвинение в насилии, и Александр вдруг почувствовал себя идиотом и мерзавцем. Адель совершенно права: он взял её невинность без её согласия, а значит – совершил насилие. Он обесчестил её, как и планировал, с той лишь разницей, что она не почувствовала боли и не испугалась во время самого процесса. Александр внезапно сам поразился этой мысли, понимая, наконец, что натворил в порыве страсти и под воздействием лишних алкогольных возлияний. Господи, почему эта мысль не пришла в его голову вчера вечером?! Это наверняка отрезвило бы его!

Теперь, осознав происшедшее с нею, Адель имеет полное право предъявлять ему претензии. Но, кроме возмущения в её глазах, в голосе девушки звенели боль и разочарование. Она никак не ожидала, что любимый так поступит с нею. Нужно было срочно как-то оправдаться, видеть её слёзы было слишком больно для Александра.

– Прости меня, любимая, – искренне сожалея, прошептал он. – Я знаю, что недостоин твоего прощения, но выслушай меня, умоляю! Я не имел права делать этого до венчания, но у меня есть оправдание.

– Какое же? – глухо спросила Адель сквозь слёзы.

– Во время пожара ты получила сильный удар по голове, после которого несколько дней была без сознания, – объяснил Александр. – А когда очнулась, то не узнала меня, ты даже не помнила своего имени! Лекари сказали, что тебе необходимо эмоциональное потрясение, чтобы вернуть память, и я…

– Решил воспользоваться этим, чтобы обесчестить меня… – горестно продолжила за него Адель, бледнея.

– Не говори так! – отчаянно воскликнул Алекс, хватая её за плечи и подтягивая ближе к себе. – Я хотел помочь тебе вспомнить, милая! И… безумно желал тебя… – вдруг честно сознался он.

– Но… ты же погубил меня! – губы Адель дрогнули, и девушка закрыла лицо руками, снова дав волю слезам, не заметив даже, как впервые обратилась к нему на «ты».

Её жалобные всхлипывания были невыносимы, они разрывали его сердце, и Алекс порывисто прижал любимую к себе, несмотря на сопротивление.

– Я люблю тебя, милая, – выдохнул он. – Прости меня, умоляю! Клянусь, я не хотел причинять тебе боль! Я мечтал лишь о том, что мы будем вместе навсегда, что мы обвенчаемся. Разве ты не мечтала о том же?

– Мечтала! – всхлипнула девушка. – Но я хотела, чтобы мы вначале обвенчались, а уж потом…

– Но, то, что произошло между нами прошлой ночью, и было по любви, Адель, – прошептал Алекс, целуя её в висок. – Какая разница – до венчания или после? Зато теперь ты всё вспомнила.

– Кроме того момента, который не должна была забывать всю жизнь… – сокрушённо пробормотала княжна.

– Я буду каждый день молить тебя о прощении за этот поступок, – пылко выдохнул Алекс, глядя на любимую виноватыми глазами.

– Ты хочешь, чтобы я стала твоей женой? – вдруг спросила Адель, поднимая на него заплаканные глаза.

– Конечно, любимая! – нежно ответил Александр, поднося её руки к губам. – Я ничего не желаю так сильно, как назвать тебя своей женой.

– Значит, ты любишь меня? – недоверчиво спросила она.

– Я не могу без тебя, Адель! – страстно выдохнул граф, наклонившись к ней, чтобы поцеловать мягкие розовые губы. – Ты – единственная женщина в моей жизни и в моём сердце! Так ты станешь моей женой?

– Да… – прошептала княжна, подставляя свои губы для поцелуя.

Руки Алекса нежно обняли её, они были такими сильными, крепкими и тёплыми, что девушка невольно снова расплакалась, на сей раз уже от радости.

– Тише, милая, – шепнул он, покрывая быстрыми поцелуями её лицо, – не плачь, прошу тебя. Всё хорошо!

Губы их осторожно встретились, сливаясь в нежном поцелуе, и Алекс вновь почувствовал нарастающее желание, которое вызвали прикосновения к обнажённому телу возлюбленной.

Долгий поцелуй успокоил Адель, во всяком случае, отвёл нарастающую истерику. Она всё ещё до конца не понимала, как произошло то, что она оказалась в одной постели с ним, но любовь сделала своё дело, и девушка раскрыла Алексу свои объятия. Целуя её шею и хрупкие плечи, он чувствовал, как в её теле просыпается трепет от наслаждения его прикосновениями, и это было сейчас, наяву, а не во сне, как прошлой ночью.

Если вчера он действовал торопливо, не в силах справиться со своей страстью, подогретой длительным томлением и алкоголем, то сейчас ему некуда было спешить. Он хотел наслаждаться каждым мигом их близости, единения тел и душ, но самое главное – доставить наслаждение любимой, заставив её забыть обиду, за которую он будет чувствовать вину всю оставшуюся жизнь.

Его губы скользили по шелковистой коже Адель медленно, оставляя после себя мурашки, лаская то нежно, словно невесомые прикосновения крыльев бабочки, то горячо и страстно, будто он хотел выпить всю её кровь, подобно вампиру из популярных романов Лорда Байрона.

Только Адель успевала расслабиться, задыхаясь от нежности его прикосновений, как он тут же менял тактику и неистово набрасывался на неё, подобно дикому зверю. Его ласки постепенно вытеснили девичий страх и стыд, приводя девушку в состояние сладкого, томительного возбуждения. Княжна чувствовала, как её кровь вскипает, подобно лаве, посылая горячие волны от пальцев ног до самой макушки.

Смелея понемногу, она сама касалась своего любовника, восхищаясь античной красотой его тела и безупречной гладкостью кожи. Она с наслаждением ощущала, как под её пальцами напрягаются мышцы на его спине и груди, с удивлением обнаруживая, что её прикосновения так магнетически действуют на Александра, что он со стоном закрывает глаза, стоит ей только коснуться его в определённых местах.

Александр с каждой минутой чувствовал, что ему всё труднее сдерживаться. Как бы он хотел сейчас неистово ворваться в неё, наслаждаясь ощущением обладания нежным телом любимой! Но ему надлежало быть терпеливым…

Проведя языком по её напрягшимся соскам, он вызвал у Адель рваный вздох, её руки вцепились в его плечи, а голова запрокинулась назад.

Неведомые прежде ощущения заставляли Адель буквально терять голову. Она с каждой минутой всё больше забывала о стеснении и страхе, отдаваясь его рукам и губам. Когда его тёплые пальцы коснулись её в самом интимном месте, девушка испуганно вздрогнула и напряглась, что сразу же почувствовал Александр.

– Тише, милая, не бойся, – шепнул он, целуя ей губы. – Доверься мне…

Его пальцы продолжали поглаживать и ласкать нежную кожу, пока не проникли внутрь её тела, сорвав ещё один судорожный вздох с розовых губ Адель. Он медленно скользил пальцами внутри неё, и девушка почувствовала, как в её теле рождается какое-то неведомое напряжение, отчаянно ищущее выхода. Прошла лишь пара минут, а она уже ничего не соображала – голова металась по подушке, длинные волосы опустились на лицо, губы приоткрылись, тихие стоны вырывались из груди, а напряжение всё возрастало, вызывая пульсацию в висках и где-то в самом низу живота…

– Алекс… – задыхаясь, всхлипнула Адель, вцепляясь обеими руками в простыни и выгибаясь под его руками. – Пожалуйста…

Она и сама не знала, о чём умоляет его – то ли убрать руку, то ли не останавливаться. Движения его пальцев становились всё быстрее, а стоны девушки – громче. Она кусала пересохшие губы и металась по постели, находясь под воздействием острых, сладко мучивших её ощущений.

Через несколько минут она достигла пика наслаждения и напряжение внизу живота вырвалось наружу коротким криком, приглушённым подушкой, которую Адель в последний момент прижала к лицу. Она мелко задрожала, выгибаясь навстречу Алексу всем телом, словно тугой лук в руках умелого лучника.

Он уже сдерживался из последних сил, но был счастлив, что она испытала наслаждение в его объятиях.

– Я люблю тебя, милая… – страстно выдохнул он, опускаясь меж её ног. – Иди ко мне!

Прежде, чем Адель успела ответить что-то, он ворвался в неё одним рывком, словно меч в ножны. Она гулко охнула и снова подалась ему навстречу, откидывая голову на подушки. Он двигался резко и быстро, тяжело дыша, крепко сжимая её бёдра, его сапфировые глаза впились в её лицо, подчиняя своей воле и страсти.

Стоны наслаждения теперь вырывались с губ обоих любовников. Адель чувствовала, что её тело ей больше не принадлежит – оно двигалось в унисон с телом Александра, подстраиваясь под ритм его движений. Откуда она знала, как вести себя, как прикасаться к нему, чтобы доставить удовольствие? Куда подевалась наивная, скромная девственница, которая прежде и не представляла, как выглядит обнажённый мужчина? Неужели это любовь смогла так быстро превратить её из наивной пансионерки в страстную женщину?

Она отдавалась любимому страстно и горячо, растворяясь в его крепких руках, тонула в нежных поцелуях, не сдерживая эмоций. Самой сладкой музыкой для неё были долгие стоны любимого и его хриплый шёпот, когда он, достигнув пика наслаждения, крепко стиснул её в объятиях:

– Любовь моя…

Когда волна страсти немного схлынула, и влюблённые восстановили сбившееся дыхание, Адель вдруг снова спросила:

– Ты так и не сказал, где мы находимся?

– Мы в моём загородном поместье, – ответил Алекс, улыбаясь и накручивая на палец её пшеничный локон.

– Но…как я сюда попала? – Адель наморщила и потёрла лоб, пытаясь вспомнить. – Абсолютно ничего не помню!

Глубоко вздохнув, Александр осторожно, тщательно выбирая слова, поведал ей историю с пожаром, искусно умолчав о том, каким образом Адель оказалась с ним. Он ограничился фразой, что смог спасти её с горящей яхты в последний момент, о дальнейшем лечении, о том, как переживал, что она не выживет. Слушая его, княжна лишь задумчиво качала головой и повторяла, что не помнит ничего из того, о чём он говорит.

– А отец и Мишель знают, что я с тобой? – вдруг вспомнила Адель.

– Нет, пока не знают, – нехотя признался граф, но, увидев, как изумлённо и обиженно распахнулись её глаза, поспешил объяснить. – Я не хотел давать им ложной надежды, милая, ведь ты была в тяжёлом состоянии. Если бы ты… умерла, они пережили бы двойной удар.

– Значит, они до сих пор считают меня мёртвой?! – потрясённо вскрикнула девушка.

– Я всё расскажу им лично, обещаю! – заверил её Александр, умолчав об анонимной записке, отправленной им в особняк Вяземских. – Завтра утром я отправлюсь в Лондон, чтобы всё им объяснить и попросить твоей руки. А ты пока будешь ждать меня здесь.

– Но, почему? – не понимала Адель. – Я хочу увидеть их! Почему бы нам не поехать вместе?

– Я опасаюсь за сердце твоего отца, милая, – мягко возразил он. – Лучше будет, если я всё расскажу сам. Когда твои родные узнают, что мы… уже были вместе, как муж и жена, они могут разгневаться. Я не хочу, чтобы их гнев пал на тебя. В конце концов, я – мужчина, и только я должен держать ответ перед твоим отцом. Как только он даст согласие на наш брак, я сразу вернусь за тобой, чтобы мы могли получить его благословение.

Адель сосредоточенно молчала, обдумывая слова Александра. Пожалуй, он был прав, лучше ей будет приехать немного позднее. Она была в ужасе от перспективы увидеть реакцию отца и Мишеля на её грехопадение.

– Может, и не стоит посвящать их в подробности наших отношений без крайней необходимости? – неуверенно предложила девушка. – Я не хотела бы, чтобы они думали обо мне плохо.

– Я сделаю так, как ты захочешь, – заверил её Алекс. – В таком случае, я просто скажу им, что мы любим друг друга и просим благословения на брак. Твоё долгое пребывание в моём доме и так станет достаточным основанием для того, чтобы поторопиться с венчанием.

– Я напишу отцу письмо! – решила Адель. – Расскажу ему о том, как сильно люблю тебя, и он простит нас, я уверена! К тому же, моё письмо послужит доказательством правдивости твоих слов.

– Хорошо, – улыбнулся Алекс, целуя её в лоб, – пиши своё письмо, душа моя, но не делай из него древнегреческую поэму. Пусть это будет короткое послание, договорились? И ещё… лучше будет, если ты сделаешь это немного позднее…

Почувствовав резкую перемену в его тоне, Адель с неосознанным кокетством и показной наивностью округлила глаза, хотя уже прекрасно поняла, к чему клонит возлюбленный:

– Почему же? – она пленительно взмахнула длинными ресницами.

– Потому, что сегодня ты принадлежишь только мне! – страстно прошептал Александр, опрокидывая Адель на подушки и зависая в миллиметре от её полураскрытых, нежных губ. – Этот день, вечер и вся грядущая ночь принадлежат только нам двоим, и я хочу, чтобы мы запомнили каждый миг нашего счастья!

========== Вдребезги ==========

Ранним утром Алекс покинул своё загородное поместье и, как и обещал Адель, направился в Лондон, чтобы принести её родным радостную весть о чудесном спасении княжны, а также, чтобы попросить руки своей возлюбленной.

Алекс решился ехать верхом, поскольку нетерпение подгоняло его. Адель ещё спала, когда он покидал поместье. Подойдя к кровати на цыпочках, он осторожно, стараясь не разбудить, нежно коснулся губами её щеки, а она лишь пробормотала что-то во сне, перевернувшись на другой бок. Волна невыразимого, острого счастья затопила его сердце, когда он глядел на спящую возлюбленную. Она выглядела совсем ещё ребёнком, но, в то же время, именно она прошлой ночью отдавала ему себя со страстью, достойной опытной любовницы. Определённо, она быстро училась у него получать удовольствие от плотских утех, хотя успела получить только несколько уроков!

Вскочив в седло, граф неспешно выехал за пределы поместья, а там уже пришпорил коня, давая ему волю. Это утро, пока ещё летнее, было уже по-сентябрьски прохладным, но всё равно самым лучшим в жизни Александра. Он любил и был любим! Что может быть прекраснее?

Вспоминая, как он держал Адель в своих объятиях, граф чувствовал, что его сердце начинает стучать взволнованно, как у робкого, восторженного юнца, впервые прикоснувшегося к женщине и познавшего любовь. Впрочем, до встречи с Адель он не влюблялся, и только сейчас понял, что значит держать в руках счастье.

Единственное, что немного омрачало его настроение, это то, что он так и не сознался любимой в своих бесчестных планах, что он строил в отношении неё в начале их знакомства. Никогда не боявшийся ни жестоких бандитов в Америке, ни отчаянных головорезов в Калькутте, Александр испугался разрушить своё счастье, заглянув в светящиеся любовью глаза Адель.

Несмотря на обещание, данное самому себе и Алексею —непременно признаться ей во всём – настырный внутренний голос нашёптывал Александру, что раз он передумал мстить, то Адель вовсе не обязательно знать об этой тёмной стороне его жизни. Стараясь сберечь свою любовь, он решил рассказать любимой и её близким лишь часть правды.

Он откроет возлюбленной своё настоящее имя, поведает о судьбе своего отца и семьи, но промолчит о страшной клятве и коварных планах мести. Александр опасался, что, если Адель узнает, что он собирался обесчестить её, она уже не сможет его простить, а он просто не вынесет такой потери. Он уже пережил однажды страшную, невосполнимую утрату, когда умер его отец, и возможную разлуку с Адель оценивал точно так же.

То же самое он расскажет и старому князю и его сыну. Прежней ненависти к отцу Адель он уже не испытывал, убеждаясь с каждым днём, что это чувство подогревалось специально им самим, и было нужно лишь для того, чтобы заставлять себя стойко переносить трудности жизни. Ему необходим был стержень, цель, чтобы двигаться дальше, не сдаваться, не смотря ни на что, и ненависть к князю стала именно таким стержнем.

А теперь, когда он повзрослел и стал настоящим мужчиной, крепко стоявшим на ногах, богатым, успешным в делах и любви, этот стержень стал ему не нужен, его место заняла любовь к Адель. Та самая любовь, в которую он совсем недавно не особенно и верил, во всяком случае, в отношении себя самого.

Чем ближе становился Лондон, тем чётче в голове у Александра выстраивался план разговора с Вяземскими. Он надеялся, что Мишель в гневе не вызовет его на дуэль за то, что он посмел скрывать незамужнюю девицу в своём доме, держа в неведении её родных.

Ещё одна деталь, которую он пообещал не открывать взволнованным отцу и брату, это то, что Адель уже потеряла невинность. Сам факт пребывания молодой девицы в доме неженатого мужчины, наедине с ним, уже предполагает скорый брак, иначе её репутации конец. Осталось выдержать негодование Вяземских, но ради Адель, граф готов был в одиночку выйти в рукопашную с сотней вооружённых бандитов.

***

Князь Андрей Алексеевич Вяземский, всё ещё не веря в своё счастье, вчитывался в письмо Адель, которое держал в подрагивающих от волнения руках. Сомневаться не приходилось – эти аккуратно выведенные строчки на листке бумаги принадлежали руке его дорогой девочки.

Адель писала по-русски, видимо, очень волнуясь и стараясь максимально сократить послание, чтобы отцу не пришлось читать его целый час. Князь почувствовал, как радостная улыбка растягивает его губы – Адель никогда не умела писать короткие записки или письма, превращая их в послания на нескольких листах.

Княжна писала, что с нею всё в порядке, чувствует она себя прекрасно и всё благодаря заботам графа Хантли. С детской открытостью она сообщила отцу, что влюблена в него и просит снисхождения для них обоих за то, что так долго не давали знать о том, что она жива.

О, слава Богу, его малышка выжила в этом жутком пожаре! Значит, в анонимке была правда… Внезапно князь вскинул удивлённый взгляд на стоявшего перед ним Александра, который, затаив дыхание, ждал, пока князь и Михаил закончат читать записку Адель.

– Так это Вы прислали то анонимное письмо, граф?

– Да, ваше сиятельство, это сделал я, – повинно склонил голову Алекс. – Но, верьте, я не хотел ничего дурного! Адель была в тяжёлом состоянии после травмы, полученной на яхте, доктора не давали никаких гарантий, что она выживет. Если бы, не дай Бог, случилось самое страшное, я не хотел заставлять Вас переживать эту весть дважды. Простите, но анонимное письмо было единственным, что пришло мне в голову в тот момент.

– Храни Вас Бог, молодой человек! – дрогнувшим голосом сказал князь, и глаза его слегка увлажнились. – Благодаря Вашей записке я выжил в эти дни, она дала мне надежду. Мишель был настроен пессимистичнее, хотя и мужественно старался это скрыть.

– Я всегда надеялся на лучшее, papa, и вовсе я не пессимист, как Вы считаете, – немного смущённо возразил Мишель, бросая виноватый взгляд на отца. – Благодарю Вас, Алекс! Весть, что Вы принесли в наш дом, заслуживает шампанского. Я сейчас распоряжусь.

– Постойте, Мишель, это не все новости, – торопливым жестом остановил его Александр. – Я не знаю, написала ли об этом Адель, но… я явился сюда не только с новостью о том, что она жива.

– Кажется, я догадываюсь, о чём идёт речь, – лукаво улыбнулся Андрей Алексеевич. – Я давно заметил, что между Вами, граф, и моей дочерью существует взаимное чувство, и терпеливо ждал, когда же Вы изволите решиться просить её руки. Вы же об этом хотите сообщить, не так ли?

– Вы весьма проницательны, князь, – смутился Алекс. – И Вы абсолютно правы. Я люблю Вашу дочь и прошу у Вас её руки.

Отец и сын Вяземские переглянулись, сияя одинаково счастливыми улыбками. Андрей Алексеевич намеренно пристально вгляделся в красивое (даже слишком, по его мнению) лицо претендента на руку Адель и шутливо обратился к сыну.

– Что же нам делать, Мишель? Неужели наша голубка так быстро подросла и теперь её придётся отдавать в чужие руки?

– Что поделать, papa, – усмехнулся молодой князь, забавляясь напряжением Александра, выглядевшего как преступник, ожидающий приговора, – такова жизнь! Думаю, что граф Хантли – достойная кандидатура на руку Адель, тем более, что это будет брак по любви, как она всегда и мечтала. К тому же, Вы дали ей слово, что она сама выберет себе мужа.

– Ты прав, – тяжело вздохнул Андрей Алексеевич и вдруг счастливо улыбаясь, обнял будущего зятя за плечи. – Разумеется, я даю своё согласие, граф. Я вижу, как велика ваша с Адель любовь, а это для меня самое главное. Привезите же поскорее мою девочку домой, и я с радостью благословлю вас!

– Благодарю Вас, князь! – буквально просиял Алекс, но тут же осёкся. Теперь ему предстояла самая сложная часть разговора, и он сделал короткий выдох, прежде чем продолжить.

– Это ещё не все новости, которые я хотел поведать Вам, – осторожно начал он, внезапно посерьёзнев. – Я должен открыть Вам некую тайну, касающуюся моего прошлого, и, если позволите, я сделаю это на родном языке.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю