290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Глория (СИ) » Текст книги (страница 6)
Глория (СИ)
  • Текст добавлен: 9 декабря 2019, 01:30

Текст книги "Глория (СИ)"


Автор книги: Юлия Елихова






сообщить о нарушении

Текущая страница: 6 (всего у книги 34 страниц)

Константин Петрович взял в руки электронный карандаш и на экране, перед командой Басаргина стали появляться древние изображения.

– В центральной части этих рисунков жрецы размещали Солнце. По одну сторону от него располагалась Земля, по другую – её двойник. Причём, обе планеты были соединены прямыми линиями, проходящими через Солнце. А что касается остальных планет нашей системы, то их египтяне не соединяли друг с другом. На рисунках они были обособленными, и вращались на своих орбитах каждая сама по себе. Некоторые учёные даже предполагали, что на двойнике Земли также присутствует жизнь и жители этой планеты, возможно, когда-то контактировали с египтянами и передали им некоторые знания. Существуют гипотезы, предположения, что благодаря этим знаниям цивилизация Древнего Египта достигла высоких уровней развития во многих сферах.

– Одни только пирамиды чего стоят, – обозвался Макс.

– Совершенно верно, капитан Басаргин, – произнёс профессор и грустно улыбнулся, добавив, – Вот уж не думал, что произнесу эти слова снова. – Он покачал головой. Его слова затронули и Макса. Он сразу же вспомнил об отце. Вся предстоящая экспедиция для Макса была шансом разыскать его. Но стоило ли ради этого рисковать своей жизнью и жизнями своих друзей? Для молодого капитана ответ был очевиден. Но, возможно, на смену собственным амбициям и эгоизму когда-нибудь придёт здравый смысл и чувство ответственности. Ясно одно: Максим Басаргин, капитан корабля «Одиссей», в самом начале этого нелёгкого пути.

– Но не только египтяне оставили нам подсказки о существовании Антиземли. Пифагориец Гикет Сиракузский называл её Антихтон. И даже древний учёный Филолай Кротонский в своём труде «О природном» описывал устройство нашего мироздания, включив в перечень планет и двойника Земли. По его утверждениям, эта планета так же, как и наша вращалась вокруг Солнца. А в 17-ом и 18-ом столетиях её движение вокруг нашего светила наблюдали учёные многих стран.

– Об этом упоминал отец в своём дневнике.

– Именно, Максим Владимирович. Теперь перейдём к фактам, – профессор нажал кнопочку на пульте. Перед командой предстал чистый экран, на котором через полминуты появилась, уже знакомая Максу, схема. На ней он увидел планеты, расположенные в последовательности от Меркурия до Плутона, а ниже – ряд спутников Сатурна. На примере этих двух рядов профессор Белоусов объяснил закономерность между планетами и спутниками. – Так вот, мои дорогие, орбите Земли соответствуют два спутника Сатурна. В то время, как остальным планетам нашей системы – только один, каждой планете. Значит, где-то на нашей орбите есть ещё одна планета. В пользу этой теории говорит и тот факт, что ось симметрии между, практически равными по своей массе Землёй и Венерой, значительно смещена в сторону земной орбиты.

– То есть, профессор, гравитация на нашей орбите гораздо больше, чем на орбите Венеры? – спросил Илья.

– Вы совершенно правы, мой друг, – воскликнул Константин Петрович, – Эта планета расположена в, так называемой, либрационной точке – прямо за Солнцем. И это положение может быть весьма шатким. Возможно, на этой планете уже когда-то происходили какие-то катаклизмы. И поэтому, её уже неоднократно видели наши с вами предшественники. Но, когда всё нормализовались, Антиземля вернулась на своё место.

– А почему её до сих пор так никто и не нашёл? – спросила Алекс. – Ведь, после экспедиции наших родителей, туда, за Солнечный диск летали и спутники, и корабли с исследователями и учёными.

– И многие из них так и не вернулись, – с заметным пессимизмом заметил Павел.

– А те, кто вернулись так и не подтвердили её существование, – добавил Илья.

– Правы и вы, и вы, мой друг. Только, весь вопрос в том, что считать правдой? – профессор улыбнулся и посмотрел на них. – Если её не видели, это вовсе не значит, что её нет. А может быть Глория просто не хочет, чтобы её нашли?

Он снова посмотрел на ребят из-под очков и хитро улыбнулся.

– Почему Глория? – спросила Алекс.

– У Антиземли много имён, но мне нравится именно это, – довольно сказал Константин Петрович.

– Профессор, у меня вопрос, – поднял руку Макс.

– Задавайте же его скорее, капитан!

– Я читал некоторые ваши работы. В одной из них вы утверждаете, что в нашей Солнечной системе было ещё одно Солнце, ещё одна звезда.

– Да, друзья. Этому также есть множество подтверждений. И так же, как и в случае с Глорией, теория о втором Солнце берёт своё начало в далёкой древности, – профессор прокашлялся и замолчал.

Макс заметил, что ему тяжело говорить. Но, пересилив себя, Константин Петрович продолжил:

– Первые упоминания о той звезде были найдены ещё в тибетских легендах. Первая из звёзд – Старшее Солнце, развивалась на 200 млн. лет раньше нашего Солнца и в итоге, минуя стадию красного гиганта, превратилось в коричневого карлика. Каждые 36 тыс. лет Старшее Солнце приближается к Земле и приносит с собой различные катаклизмы и разрушения. Но, вместе с ними, и созидательные изменения происходят на нашей планете. Ибо всё, что заканчивается здесь и сейчас, даёт начало чему-то новому потом. Так, согласно одной теории, которую я также поддерживаю, когда последний раз Старшее Солнце приблизилось к нашей планете, вымерли неандертальцы, но возникли кроманьонцы – наши с вами предки. После одного из таких «свиданий», если верить опять-таки той же теории, появилась Луна. А после столкновения коричневого карлика с одним космическим телом или, даже с планетой, образовался пояс астероидов. Он и Юпитер надёжно защищают нас от опасных «гостей» из космоса.

– А когда предполагается следующее приближение Псевдосолнца? – поинтересовался Тигран.

– Не Псевдосолнца, а Старшего Солнца, – поправила его Алекс.

– Да какая разница, – возразил Тигран, – Так что, профессор? Мы с вами попадём на это «свидание»?

– Ну, мы с вами точно не доживём до этого события, ибо произойдёт это через 2000 лет. Для нас с вами это огромный отрезок времени. Для вселенной – всего миг, одно мгновение. Всё относительно в этом мире, друзья, всё относительно.

– И всё же, профессор, как нам её найти? Куда следовать? – Спросил Макс. Своим вопросом он снова вернул всех к главной и, волнующей всех присутствующих, теме.

– Мне кажется вы знаете, капитан. И, если я хорошо знал вашего отца, он оставил вам ответы на многие вопросы. В том числе и на этот. А то, в чём вы сомневаетесь, чего не знаете, придёт к вам само. Уж поверьте мне, Максим Владимирович.

– Но дневник, что оставил мне отец, был записан на Земле. А то, с чем пришлось столкнуться отцу там, в космосе, и каким курсом он следовал, я не знаю.

– Курс у него и у вас будет одинаковым. Следуйте по орбите нашей планеты, и вы найдёте Глорию, а вместе с ней и ответы на все вопросы.

– Профессор, у меня есть ещё один вопрос, – Алекс даже встала со своего места. – А есть ли у современной науки какие-либо доказательства существования жизни на других планетах?

Ребята с большим удивлением переглянулись между собой и посмотрели на профессора. Им было интересно, что ответит на этот вопрос Константин Петрович.

– Я почему спрашиваю: что, если мы найдём Глорию и там будут живые, а главное, разумные существа. Как нам себя вести?

– Видите ли, Александра, наука пока не может дать окончательный ответ на ваш вопрос. Фактами, подтверждающими существование внеземной жизни, наука не располагает. Возможно, это открытие ждёт именно вас. И вам уготовано судьбой его сделать, – профессор по-отечески посмотрел на девушку и улыбнулся. Немного помолчав, он перевёл взгляд на остальную аудиторию и сказал, – Многое мною сегодня было сказано, ещё больше вы забудете. Но запомните одно: эта планета, какое бы название она не носила, действительно существует. И ваши родители были первыми, кто нашёл её. Сообщение «Она существует» капитан Басаргин отправил мне в тот день, когда связь с кораблём «Арго» была утрачена. И ответы на те вопросы, что наполняют ваши сердца и разум, вы найдёте на Глории.

– Итак, команда «Одиссея», теоретическая подготовка для вас завершена. Поздравляю. На мой взгляд, это – самое скучное и, в то же время, самое ответственное дело в подготовке будущих космонавтов. Теперь мы начинаем физическую подготовку. Она включает в себя занятия на центрифуге, в боро– и термокамерах, подготовку на тренажёрах и в бассейне. Вас ждут занятия на свежем воздухе – лётная и парашютная подготовка. Несколько занятий мы посвятим управлению кораблём и уроки выживания после приземления. В конце этих трёх недель вы пройдёте психологическую подготовку и те, кто её всё-таки пройдут, а таких, поверьте мне, будет не много, получат положительную резолюцию и мой допуск к полёту, – полковник Щеглов замер, глядя на Алекс и давая понять, что говорит, в первую очередь, про неё. – Экзамен будете сдавать лично мне. Тогда и посмотрим, кто из вас ещё будет держаться за эту утопическую идею, которую вы зовёте «Глория» и рваться в космос.

– И поверьте мне на слово, полковник, такие найдутся, – заверил его Макс.

Тогда полковник Щеглов подошёл к нему и грозно сказал:

– Вы думаете, капитан Басаргин, полёт в космос – это так, прогулка между звёздами?

– Вовсе нет, полковник…

– Поверьте мне, капитан! Космос – это жестокий, беспощадный мир, который не любит чужаков и не прощает ошибок. И, чтобы выжить в тех условиях, которые диктует космос, я советую вам потратить предстоящие три недели с пользой и толком. Иначе, – он провёл взглядом по каждому члену экспедиции, – Делать вам там нечего. Вопросы есть?

Макс и Алекс молчали. Они даже не смотрели на полковника, потупив глаза вниз. А Илья и Тигран рефлекторно покачали головами, давая понять, что у них нет никаких вопросов и возражений. Что же касается Павла, то он просто молча сидел за своей партой и что-то писал в своей записной книжке.

– Хорошо. Будем считать, что я доходчиво вам объяснил на что потратить все свои силы в ближайшее время, – полковник выдохнул и, набравши воздух в лёгкие, продолжил, – Теперь вы отправитесь в корпус «А», где вас уже ждут инструктор Катрич Сергей Владимирович и центрифуга.

И вся команда послушно встала со своих мест и направилась к выходу.

– Да, я забыл вас предупредить, – окликнул их полковник, – С этого дня жить вы будете тоже здесь.

– В каком смысле, полковник, – удивился Макс.

– В прямом, капитан. Времени на вашу подготовку совсем мало осталось. Так что, начинать занятия будете в 08:00.

– А заканчивать? – спросил Павел.

– Пока не научитесь. Тратить время на дорогу домой и обратно – глупо, ввиду катастрофической нехватки времени.

– Но «здесь» – это где? – задала уточняющий вопрос Алекс.

– В корпусе «В». Комнаты для вас уже готовы.

– Всё это смахивает на тюрьму, – неудачно пошутил Павел и сразу же пожалел, что сделал это при полковнике. Щеглов вплотную подошёл к нему и впился взглядом своих светло-серых, выгоревших глаз прямо в лицо Седого, – В таком случае, курсант, можете совершить побег. Сделайте одолжение. И вам не мучаться, и мне возни меньше.

– Простите, полковник. Я беру свои слова обратно, – немного покраснев, сказал Павел и опустил глаза вниз. Полковник принял его извинения и отошёл в сторону. После этого Седой даже вздохнул с облегчением.

– В таком случае, вы свободны. Ступайте в распоряжение к майору Катрич, – рявкнул Щеглов и добавил напоследок, – И помните: я контролирую все ваши движения.

Команда шла по переходу в корпус «А» молча. Первым нарушить тишину решился Павел:

– Не человек, а зверь прямо какой-то. Динозавр доисторический. Тирекс, – раздосадовано произнёс он.

– Да-а-а, – поддерживая товарища, вздохнул Тигран, – Жестковато он с нами обращается. Будто дрессирует.

– А может он в чём-то и прав, – к разговору подключился Илья, – Нет, я с вами согласен. В общении с нами он ведёт себя слишком грубо. Но, с другой стороны, возможно так полковник старается показать нам, что дело, которое мы с вами задумали, не шуточное. И к нему нужно подходить с максимальной осторожностью и серьёзностью.

– И у него это, похоже, не плохо получается, – добавила Алекс.

– Тихо, – скомандовал им Макс, – Пришли.

Они открыли дверь, приложив специальный пластиковый ключ к синему монитору. И они вошли в огромную комнату. В самом центре её стояло большое сооружение, выполненное из металла и пластика. По форме и внешнему виду это сооружение напоминало гигантскую гантелю. С одной стороны её была кабина для испытуемого, с другой – что-то вроде противовеса. Рядом с ней, снимая какие-то показатели, стоял невысокий, пухленький мужчина лет сорока в очках с круглыми, как блюдца линзами, заключёнными в толстую коричневую оправу. Одет он был в комбинезон серебристо-металлического цвета. Ботинки его были того же цвета, с толстой серой подошвой и блестящей молнией сбоку, с внутренней стороны.

В отличие от полковника Щеглова, Сергей Владимирович был приветлив и дружелюбен. Он встретил команду «Одиссея» и сразу же провёл с ними инструктаж, обсудив главные вопросы безопасности.

– С помощью этой «малышки», – так любя, он называл огромный агрегат, что стоял за его спиной, – Вы узнаете и поймёте, с какого рода трудностями вам придётся столкнуться во время вашего полёта. А именно, с перегрузками, пик которых приходиться на старт и, особенно, на приземление. Нагрузка при этом может превышать массу вашего тела в 5–8 раз. И длиться они могут от 4 до 7 минут.

Майор Катрич на минутку замолчал. Видя, что ребята его внимательно слушают и внимают каждому его слову, Сергей Владимирович задал свой главный вопрос:

– Ну? Кто первый?

– Можно я, – вызвалась Алекс.

– Ну что ж, я не суеверный. Начнём с вас, дорогая. Надеюсь, возражений нет?

Ребята дружно промолчали. Сергей Владимирович подал руку Алекс и подвёл её к специальной платформе. Став на неё, Алекс поднялась вверх и остановилась на уровне кабины.

– Теперь нажмите на зелёную кнопку. И, смелее, моя дорогая, смелее, – поддерживал её майор, стоя вместе с ребятами внизу, у основания центрифуги.

Алекс сделала всё, что от неё требовалось. После того, как она нажала на нужную кнопку, дверь в кабину открылась, и она шагнула вперёд. В самом центре кабины стояло кресло. Алекс села в него и интуитивно положила руки на подлокотники. Откинув голову назад, она упёрлась в специальную подставку. В ту же секунду, совсем неожиданно руки, ноги, голову, даже бёдра Алекс обхватили крепкие кожаные пояса-крепежи. Она не могла двинуться с места.

– Это предусмотрено специально для вашей же безопасности.

Алекс услышала над собой голос Сергея Владимировича. Она подняла глаза вверх и увидела небольшой экран. На нём было изображение майора на первом плане. Сзади его стояли ребята и каждый из них, где-то в глубине души, переживали за Алекс. Или, возможно и это скорее всего, их волновала собственная участь. Ведь всем им предстояло повторить «подвиг» Алекс.

– Держись, Алекс, мы с тобой, – крикнул Макс, а Тигран и Павел помахали ей руками и засмеялись.

– Ты очень… – Павел замолчал, подбирая нужное слово, – Странно. Да, странно выглядишь. И смешно. Пожалуй, больше смешно, чем странно.

– Чего ржёте? – обиделась Алекс, видя, что они смеются с неё. – Вас, между прочим, ждёт то же самое.

– Не обращай на них внимания, – сказал Макс, – У них же не хватило смелости пойти первыми. Что им остаётся.

– Алекс, вы готовы? – спросил Сергей Владимирович.

– Да, – смело сказала она, а потом добавила, – А если станет совсем невыносимо, вы остановите её?

– Для того-то и нужен этот экран. А кроме него, в ручки кресла вмонтированы специальные датчики. Они будут следить за состоянием вашего организма и, если что-то пойдёт не так, я сразу же остановлю центрифугу.

– А я думала, что этот экран нужен для того, чтоб смеяться над теми, кто проходит это испытание, – с обидой сказала Алекс.

– Я вас уверяю, моя дорогая, – произнёс майор и повернулся к ребятам, – Я буду следить не только за вами, но и за вашими товарищами. И, если кто-то из них позволит себе смеяться над вами или иным образом как-то подшучивать, то для них скорость центрифуги будет значительно превышена. И их вид будет гораздо смешнее, нежели ваш.

– Спасибо, Сергей Владимирович, вы знаете, как подбодрить и поддержать девушку в трудную минуту.

– Ну что вы, моя дорогая, – смутился майор, – Это всего на всего часть моей работы.

Не желая больше медлить, он подошёл к пульту управления центрифугой. Нажав какие-то кнопочки в определённой последовательности, центрифуга будто ожила. Она стала вращаться в разных направлениях, набирая обороты.

В начале Алекс даже понравилось всё происходящее. Испытание было похоже на какой-то аттракцион. Ничего особенного. Но по мере нарастания нагрузки, ей становилось тяжело и в конце стало совсем не выносимо. Она закричала:

– Я больше не могу это терпеть! Хватит!

Такой нагрузки и без предварительной подготовки, её организм не мог вынести. Сергей Владимирович остановил центрифугу и крепежи, что надёжно удерживали Алекс в кресле, тоже расстегнулись. Освободившись от ремней, она попыталась встать с кресла. Но ноги её словно не слушались. Они были будто из ваты и тряслись. Алекс вышла из кабины, еле держась на ногах и, с помощью всё той же платформы, спустилась вниз.

Сергей Владимирович пришёл ей на помощь и предложил присесть в одно из кресел, что стояли в стороне от центрифуги.

– Присаживайтесь и приходите в себя, – заботливо сказал он и вернулся к парням, продолжая испытание.

После Алекс, в кабину центрифуги отправился Макс. Его показатели оказались лучше, чем у остальных членов команды. Надо сказать, что Алекс от него не далеко ушла. По результатам испытания на центрифуге, она была на втором месте после капитана. За ней – Тигран и Павел. Илья показал самый худший результат.

– Сегодня мы с вами увидели. Хотя нет, правильнее сказать, измерили ваш предел нагрузок на старте. Должен отметить, я редко имею дело со столь хорошо подготовленными курсантами. Но, при всём при этом, работать нам с вами ещё есть над чем. Впереди три недели. И в течении всего этого времени вы будете тренироваться и в кабине центрифуги, и на специальных тренажёрах. Они находятся в соседнем зале, за стеной этой комнаты.

Майор решил показать ребятам, с чем им предстоит иметь дело и что из себя представляют эти самые тренажёры. Он повёл команду Басаргина в соседний зал. Первым их взору представился агрегат, представляющий собой кресло, помещённое внутри нескольких сфер. Движение одной из них заставляло двигаться и другие, которые находились как бы внутри первой. И, соответственно, человек, который сидел в кресле, в самом центре, окружённый этими сферами, вращался вместе с ними в различных направлениях, хаотично. Именно такие тренажёры-сферы помогали подготавливать будущих космонавтов и их вестибулярные аппараты к предстоящим полётам.

К концу текущего дня команда Басаргина, еле живая, расположилась на мягких, плюшевых диванах четвёртого этажа сектора «В». Это был именно тот блок космического бюро, где уже были приготовлены персональные комнаты для каждого члена команды «Одиссея».

– А хорошо, всё-таки, что не нужно ехать домой и остаться здесь, в тренировочном центре, – едва держась на ногах, уставшая и измученная, пробормотала Алекс. Немного шатаясь, она медленно поднялась с дивана и направилась в сторону лестницы.

– Это точно, – согласился с ней Макс. – В лучшем случае я добрался бы домой в полдвенадцатого, а то и вовсе, в час. Поспал бы до пяти утра, и снова на занятия.

– Ребята, а это нормально, что голова постоянно кружится, – держа руки у висков, спросил Илья.

– Ничего, привыкай, – похлопал его по плечу Павел. – Ближайшие… Сколько нам лететь до Глории, капитан?

– Около месяца, – устало ответил Макс.

– Вот-вот, ближайший два месяца – тренировка и полёт, у тебя постоянно будет такое состояние.

– Да что ты нагнетаешь, Седой?! – обозвался Тигран, – У нас у всех скоро такое состояние будет, как будто через мясорубку пропустили. В голове вертолёты и тело ватное.

– Всё, ребята. Вы как хотите, а я спать, – махнула рукой Алекс и стала спускаться по лестнице, на второй этаж, где находились комнаты для неё самой и всей команды.

– Тебе составить компанию? – крикнул ей вдогонку Павел.

– Ты что, бессмертный? – угрожающе повернулась она к ребятам и упёрлась взглядом в Павла.

– Да вроде нет. С утра, во всяком случае, не был, – заигрывая с Алекс, сказал он.

– Вот и не нарывайся. Не испытывай судьбу.

Не дожидаясь ответной реакции, Алекс развернулась снова и ушла в свою комнату.

– Ты бы вёл себя поприличнее, Седой. Она такой же член команды, как и ты, и я, и любой из нас, – сделал ему замечание Макс. Ему не понравилась дерзость и наглая самоуверенность Павла.

– При всём при этом она ещё и девушка, – напомнил Тигран. – На борту «Одиссея», тогда, ты тоже повёл себя не красиво.

– Ой-ой. Посмотрите на этих святош. Можно подумать, что вы сами не думали, как «подкатить» к ней?! – оживился Павел и даже вскочил с дивана, – Просто я не такой лицемер, как вы и не считаю нужным скрывать своё отношение к окружающим.

– А я предупреждал тебя, Макс. С ним будут проблемы. Сначала, его надо воспитать, а потом уже готовить к космической одиссее, – Илья замолчал и кивнул в сторону Павла.

– Что-о-о? Тоже мне, воспитатель нашёлся. Да тебя самого воспитывать нужно. Ты же сам не знаешь, как вести себя в обществе. Да всё твоё окружение – это схемки, чертежики и макетики.

– Хватит, довольно! Все успокоились, – скомандовал капитан, – Сядь на место и послушай меня, – крикнул он Павлу и тот, ко всеобщему удивлению, послушался. – Мы – команда, и на борту корабля мы все равны. Нет не лучших, не худших. Мы должны обращаться друг к другу с почтением и уважением.

Павел машинально повернул голову в сторону Ильи. Этот жест заметил Макс. Да и как не заметить? Между Картелёвым и Седых в ту же секунду будто бы воздух наэлектризовался, словно стал тяжелее раз в сто.

– У вас с Ильёй какие-то, не понятные для меня, старые счёты, детские обиды. Я не буду в это вникать, не хочу. Да и не моё это дело. Но я ни за что не допущу и не позволю тебе, или кому-то другому, обижать и оскорблять кого-либо из моей команды. Усёк?

Макс пронзил взглядом своих шоколадно-кофейных глаз Павла и ждал его ответ. Но тот не особо торопился.

– Ты всё же не прав, Седой, – неожиданно произнёс Тигран.

– Тигр, не надо, – остановил его Илья.

– Погоди, Королёв. Здесь нужно во всём разобраться. Я тоже хочу сказать своё слово, – и Тигран встал с дивана, – Я почему-то думал, что все здесь присутствующие понимают и ценят тот вклад, что сделал Илья в нашу экспедицию. А теперь я вижу, что не все.

– Чего вы от меня хотите? – возмутился Павел, – Чтобы я сказал спасибо?! Да пожалуйста! Спасибо вам, многоуважаемый Илья Николаевич, – наигранно сказал Павел и поклонился в сторону Ильи.

– Не ёрничай, – одёрнул его Макс, – Не можешь вести себя нормально – будешь исключён из команды. В космосе у нас будет много трудностей и без тебя. Не добавляй нам их ещё больше.

– Да идите вы все знаете куда, – вырвалось у Павла от обиды. Но Макс и Тигран по-прежнему не сводили с него глаз. Они ждали, что Павел всё же одумается и извиниться перед Ильёй. – Если хотите, я вообще не буду его замечать.

– Опять не правильный вывод делаешь, – покачал головой Тигран.

– Ты не игнорировать Илью должен, а слушать его и помогать. А то ведь смотри, как бы он не проигнорировал тебя, – Макс пристально посмотрел в глаза Павлу и тот стыдливо опустил голову вниз.

А Илья и Тигран переглянулись между собой и едва заметно улыбнулись.

Все последующие дни команда Басаргина осваивала навыки работы в открытом космосе. А происходило всё так. В огромном бассейне, наполненном 5000 куб. м воды, на глубине 10 м была сооружена конструкция. По строению своему и предназначению она была неким подобием космической станции. Первым заданием для команды «Одиссея» было прикрепить противометеоритные панели к обшивке космического корабля – своеобразный защитный каркас.

Перед выполнением этого, вовсе не простого, как для первого задания, ребят тщательно проинструктировали. Попутно ознакомили с аппаратурой и инструментами, которые они непременно будут использовать при выполнении операции. Рассказали ребятам и о скафандрах, в которых им предстоит работать.

– Эти же скафандры предназначены для работы в открытом космосе, – пояснил им бывший лётчик-космонавт Ярица Геннадий Петрович, майор в отставке. – Самое главное в этой работе – соблюдать технику безопасности.

– А что самое тяжёлое? – спросил Макс.

– Самое тяжёлое, пожалуй, – Геннадий Петрович немного задумался, – Это сохранять самообладание и контроль над своими эмоциями, страхами. Словом, не поддаваться панике. Помню я был в моей практике случай. Проработал я в открытом космосе почти десять часов. Пришло время возвращаться на корабль, а батареи моего космического костюма израсходовали всю энергию. Тут и датчики сработали. Воздух на исходе, температура в скафандре поднялась до семидесяти градусов. Вот запаниковал бы я тогда, то не выжил бы вовсе. И кислорода не хватило бы, да и угорел бы. Ведь паника – это что? Адреналин! Он-то и повышает температуру тела ещё выше, а также и поглощение кислорода, его расход усиливается.

– И чем всё закончилось? – спросила Алекс. Она настолько впечатлилась рассказом майора, что по-настоящему переживала за него и ждала продолжения рассказа.

– Так выжил я, как видите, – рассмеялся майор, – И работу свою закончил. Когда понял, что самому мне до корабля не добраться, отправил сообщение своему командиру и тот, светлая ему память, отправил за мной своего помощника – капитана Щеглова. С ним-то вы уже знакомы. Так что, не падать духом и не паниковать – первое дело в космосе. Да и не только там. Много ещё где.

После этого рассказа и наставлений майора Ярицы, ребята одели скафандры, оснащённые всем необходимым для работы под водой, где условия были максимально приближены к космическим. Особой хитростью и главным отличием скафандров, которые облачились ребята, было наличие так называемых «плавников», которые не давали им опускаться на самое дно. Но и всплывать с их помощью они тоже не могли. Такие «плавники» удерживали ребят на одном уровне, в прозрачной толще воды, и создавали ощущение невесомости. Прямо как в космосе.

Задание было командное. Каждому её участнику был дан инструмент, с помощью которого он сможет выполнить определённый вид работы. Если каждый член команды своевременно и правильно воспользуется этим инструментом, задание будет выполнено, и противометеоритные панели будут установлены.

Когда команда Басаргина, облачённая в непривычные и смешные скафандры, опустилась в воду, то не выполнением задания они стали заниматься в первую очередь. Неуклюжими шатаниями они стали толкаться и дурачиться, имитировав бег и прыжки. И неизвестно, сколько бы это ещё продолжалось, если бы к майору Ярице не подошёл полковник Щеглов.

– Как проходят занятия, Геннадий Петрович? – спросил полковник, поздоровавшись со своим старинным приятелем. Он всматривался в прозрачную глубину бассейна и не мог понять, что происходит в толще воды.

– Дурачатся, товарищ полковник, – улыбнувшись, сказал майор и покачал головой, – Молодость сродни беспечности.

– Молодость? – повторил полковник и сурово взглянул на друга, – Для космонавта нет такого понятия, мой друг.

Он подошёл к пульту и нажал на кнопку серены. Услышав под водой резкий неприятный звук, Макс и его товарищи остановились и подняли головы вверх. Сквозь толщу воды виднелись две фигуры, наблюдавшие за ними. И, если одна из них принадлежала майору Ярице, то вторая уж очень походила на фигуру полковника Щеглова. Ребята решили «не огорчать» Бориса Константиновича и принялись за работу. Но спустя два часа она так и не была сделана.

– Как команда, вы не справились с поставленной перед вами задачей, – во всеуслышание заявил полковник Щеглов. – Панели не установлены, и космическая станция превратилась в решето, от пронизывающих её метеоритов.

Борис Константинович ходил вдоль линии, в которую выстроилась команда Басаргина во главе со своим капитаном. Они стыдливо опустили глаза вниз и не смели даже звука произнести в своё оправдание.

– Из вас пятерых максимально правильно и профессионально свою работу выполнил курсант Даниелян. Шаг вперёд.

Тигран выполнил команду.

– Вы на один шаг ближе к поставленной цели, курсант. А вы, – полковник повернулся к остальным и с нескрываемым презрение посмотрел на Макса и сразу же перевёл взгляд на других, – Вы всё ещё на том же месте, ни на грамм не продвинулись. Я вам всем настоятельно рекомендую пересмотреть своё видение того, чему мы вас здесь стараемся научить. И ни на минуту не забывать, что вы, прежде всего, команда. Удача вашего предприятия зависит от всех вас вместе взятых. Как, впрочем, и провал. Помните об этом. Касается всех и каждого, – он снова повернулся к Тиграну и, глядя ему в глаза, добавил, – Пока свободны. Обеденный перерыв.

Этой команды ждали все. После слов полковника Щеглова, команда «Одиссея» покинула бокс и отправилась в соседний корпус. Там их ждал вкусный обед и целый час свободного времени.

Следующие несколько дней ребята занимались изучением, а следом и отработкой навыков выживания в условиях открытого космоса, занимаясь в боксе с боро– и термокамерами. При этом ребята продолжали занятия по тренировке вестибулярного аппарата на тренажёрах, а также работы в скафандрах на глубине.

Нагрузка от всех этих занятий была невыносимой. Щеглов это видел и прекрасно понимал, что с такими темпами ребята быстро выдохнуться. Начиная занятия в восемь часов утра, они выходили из корпусов с тренажёрами в десять, а то и в одиннадцать часов вечера. Сжалился над ними полковник и дал один выходной день. Без тренировок, без нагрузок и испытаний.

До обеда все пятеро отсыпались. А встретившись за обеденным столом, ребята договорились вечером сходить куда-нибудь, прогуляться, так сказать. Выбор пал на вечерний клуб «Шхуна».

– Там действительно здорово, – убеждал всех Павел, – Я с моей бывшей бандой раньше частенько «зависал» там.

И, так как все уже изрядно подустали и не прочь были развлечься после изнурительных тренировок, Павлу не составило особого труда убедить друзей в правильности выбора.

Интерьер ночного клуба «Шхуна» напоминал трюм корабля. Стальная обшивка на стенах и окна в виде иллюминаторов, якорные цепи и бочки вместо столов и стульев создавали соответствующую атмосферу. А возле бара, на миниатюрной сцене виртуозно управлялись с электроинструментами музыканты. Их ритмичные мотивы не могла оставить никого равнодушным. И первой, пропустив не одну рюмочку рома, на танцпол выскочила Алекс. За ней «подтянулись» и остальные. Первым вслед за подругой отправился Тигран, за ним – Макс и Павел. Они увлечённо танцевали в центре зала под музыку электрогитары и синтезатора. Когда градус принятого спиртного стал снижаться, Макс оглянулся назад и увидел за их столиком, скучавшего в полном одиночестве, Илью.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю