290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Глория (СИ) » Текст книги (страница 14)
Глория (СИ)
  • Текст добавлен: 9 декабря 2019, 01:30

Текст книги "Глория (СИ)"


Автор книги: Юлия Елихова






сообщить о нарушении

Текущая страница: 14 (всего у книги 34 страниц)

– Они такие же, как и мы. Хотя, несколько выше нас. Примерно на голову, – заметил Тигран, – Этот вот, их предводитель, и вовсе, на две.

– А-а-а-а! Ребята, смотрите, – Алекс вскочила с места и подошла к прозрачной, словно стекло, стенке капсулы. Вся команда, включая капитана, ринулись за ней. Их взору открылась удивительная, чарующая своей красотой и величием, картина. Глорианцев, включая их главаря, сначала насторожило такое поведение пришельцев. Но вскоре они поняли, что не акт агрессии, а праздное любопытство заставило покинуть их свои прежние места.

Вдалеке команда Басаргина увидела белоснежный дворец, сияющий на солнце и упирающийся своими высоченными шпилями в самое небо. Серебристо-серые верхушки многочисленных башен острыми иглами устремились вверх. Фиолетово-голубые окна на фоне белых стен замка смотрелись выразительно и живописно. Внизу, у самого подножья дворца, раскинулся огромный город с такими же ослепительно белыми домами и постройками. Они, в основном, были высокими, многоэтажными. Окна их переливались на полуденном солнце горным хрусталём. А вокруг домов раскинулись сады и парки. Город будто утопал в изумрудно-синей зелени невиданных деревьев и кустарников.

В воздухе, над домами и пышными садами, словно пчёлы над ульем летали такие же капсулы, как и та, в которой находились путешественники. И их было великое множество. Они не просто летали, они перемещались на огромной скорости и практически бесшумно, в разных направлениях, не сталкиваясь друг с другом. Многочисленными каскадами спускались на землю, а затем снова переплетались и извивались в воздухе гигантские «дуги». По ним в разные стороны, на огромной скорости сновали всё те же капсулы. Только в отличие от тех, что передвигались по воздуху, эти рельсовые капсулы были раз в семь больше и сцеплены между собой в своего рода железнодорожный состав. Американские горки в огромных масштабах.

Сам же город, голубой вьющейся лентой, окружала широкая глубоководная река. Воды её были прозрачными, как слеза. Шумным и быстрым потоком текла она вдоль стен города, ограждая его от гладкой пустынной равнины.

Дома и улицы, лужайки и террасы, парки и скверы мелькали под ногами путников, которые не переставали дивиться невиданной до этого момента, красоте. Они уже видели и понимали, что целью их полёта был именно дворец.

– Похоже, нас хотят представить правителю, – предположил Макс.

– Скорее всего, – кивнула ему в ответ Алекс.

Так и было.

В какой-то момент капсула замерла на одном месте. Она зависла бездвижно над городом, и затем стала плавно спускаться вниз. Земляне переглянулись между собой и переключили внимание на глорианцев. Они по-прежнему молчали. Незнакомец медленно встал со своего места и подошёл к выходу из капсулы, которая в эту же минуту полностью опустились на землю.

– Похоже мы прибыли, – шепнул Илья своим товарищам.

Тем временем дверь капсулы поднялась вверх, и яркий дневной свет залил весь проём, аккуратно обтекая силуэт крепко сложенного глорианца. Жестом поднятой руки он дал понять землянам, чтобы те следовали за ним.

Спешно поднявшись со своих кресел, команда Басаргина последовала за ним. По скользящему вниз трапу, Макс с товарищами спустились на землю. Следуя за незнакомцем, они смотрели по сторонам и не могли надивиться тем диковинным растениям и животным, что обитали в королевском саду близ дворца.

По всему периметру королевского сада росли необычайные деревья. Земляне видели их первый раз в жизни. Огромные двадцатиметровые кроны их напоминали, скорее, пышные причёски молодых прелестниц. Длинные ветви-лианы, густо покрытые мелкими серебристо-зелёными листочками словно чешуёй, росли из крепкого могучего ствола дерева и спускались вниз, почти до самой земли. Корни этих великанов не были спрятаны под землёй, а толстенными тёмно-коричневыми «удавами» расползались по земле в разные стороны от ствола. Местами, кое-где они были покрыты пушистым сине-сизым мхом, сверху поросшим мелкими беленькими цветочками.

Низкорослые, не выше полуметра молочно-белые лани с ветвистыми, словно кроны деревьев рогами, не большими стайками носились по саду, прячась от незнакомцев за кудрявыми шаровидными кустарниками. Последние были самых причудливых расцветок: от ярко малиновых, жёлто-горячих окрасов до изумрудно-зелёных, сиренево-бардовых. Крупные, под два метра в высоту, аккуратно подстриженные они больше напоминавшей коралловый риф, нежели наземные растения. Многочисленные веточки их были унизаны малюсенькими бархатистыми листочками, тесно прижавшимися друг к другу. На кончиках их рос маленький белёсый пушок. Именно он придавал некую лёгкость, невесомость этим громадинам. В общем, все эти причудливые кустистые шары в королевском саду выглядели как гигантский плюшевый лабиринт, стены которого заменяли разноцветные глорианские растения.

Далее, они сменялись пёстрым ковром таких же разноцветных трав и цветов. От прикосновения человеческих ног они будто оживали и прижимались к земле. А бледно-жёлтенькие бутончики цветов, что стелились по земле, имели форму колокольчиков. Внутри их были даже «язычки» и, при малейшем дуновении ветра, эти цветочки-колокольчики начинали исполнять лёгкую, но в то же время, звонкую симфонию ветра.

Внимание путешественников, послушно следовавших за глорианцем, привлекло журчание маленького ручья, с перекинутым через него ажурным мостиком. Вода его прозрачным спешным потоком текла по каменистым ступеням к самому дворцу. Алекс хотела было подойти к ручью поближе, но Макс остановил её:

– Не останавливайся, пойдём, – шепнул он ей на ухо.

– Но-о, я хочу попробовать на вкус воду, – возразила Алекс, – Какая она?

В эту минуту Макс посмотрел на глорианца, который был явно недоволен тем, что им пришлось остановиться, и продолжил:

– Нам лучше следовать за ним. Мы же не знаем, что у «них» на уме.

Макс многозначительно посмотрел на Алекс, давая понять, что к его словам стоит прислушаться, иначе, может быть хуже. Для всех хуже. И ей ничего не оставалось, как выполнить, скорее просьбу капитана, не приказ. И Алекс, оставив свою затею, последовала за всеми остальными. Она шла за Максом и, не смотря на всю неопределённость ситуации, в которой оказалась экспедиция, рядом с Басаргиным Алекс чувствовала себя в полной безопасности, под его защитой. И ей от этого чувства защищённости, было весьма приятно и комфортно. Хотя, признаться в этом самой себе, стоило больших усилий. Она шла следом за капитаном и улыбалась.

Оглядываясь по сторонам и дивясь всему увиденному, команда «Одиссея» и её капитан и не заметили, как оказались у подножья королевского дворца. Вблизи, он казался ещё величественнее и шикарнее.

Огромная широкая лестница, сделанная из белоснежного гладко отшлифованного мрамора, вела к главному входу во дворец. Поднявшись по ступеням, путники увидели доблестную стражу: высокие, около двух с половиной метров ростом, крепкого телосложения молодые мужчины, стояли по обе стороны от центрального входа. По три человека с обеих сторон. Облачённые в тёмно-бардовые с золотистой отделкой костюмы, они держали в руках то ли копья, то ли скипетры со светящимися стальными наконечниками. А из-за пояса у каждого из них виднелись длинные мечи всё из того же блестящего металла. Головы их были покрыты специальными накидками-платками, напоминающие те, которые носили в Древнем Египте и называли клафтами. Они служили для защиты от палящих солнечных лучей.

Проходя мимо них, земляне чувствовали на себе любопытные, пронизывающие насквозь взгляды. Не поворачивая головы, каждый из конвоиров внимательно рассматривал пришельцев. Им они не казались опасными, несущими какую-либо угрозу. И всё же, приказ начальника службы охраны: следить за инопланетянами и не выпускать их за пределы дворца.

«Они все как на подбор, – подумал про себя Макс, – В теплицах их растят, что ли? И лица. Все похожи. Смуглые, рослы. Интересно увидеть их женщин. Они тоже, такие же высокие и крепкие».

Но стоило миновать центральный вход, и команда Басаргина оказалась во дворце. Илья, Павел, Тигран, Алекс и Макс были крайне удивлены увиденным.

Огромных размеров зал в верху заканчивался полукруглым куполом. Выложенный мелкой цветной плиткой, на нём изображался тёмно-синий небосвод. В бездонно-синей вышине пёстрой мозаикой были выложены знакомые каждому из команды Макса, созвездия. Овен, телец, близнецы и так по кругу, все двенадцать знаков зодиака. А в центре купола изображалась спираль.

– Видимо, это изображена «золотая спираль», – тихо произнёс Илья.

– Что это? – спросила Алекс, не сводя глаз с потолка.

– Ты слышала что-нибудь о «числах Фибоначчи»?

Она отрицательно покачала головой.

– Есть определённая последовательность чисел, которые к проекции образуют спираль. Наша галактика, как и многие другие, представляет собой именно такую спираль. Раковины морских моллюсков завиты по тому же принципу. Лепестки цветков тоже расположены по спирали.

– А может быть они так изобразили ДНК? – предположил Павел.

– Смотрите, на стенах фрески показывают жизнь на их планете, – шепнул Макс.

И глаза их понемногу стали опускаться вниз. И правда, переход от купола на стены изображал восход Солнца. Ниже, освещённые его светом невиданные деревья и прочая растительность, диковинные животные и птицы – обитатели этой планеты.

– Я хочу всё это увидеть в живую, – произнесла Алекс и глаза её лихорадочно заблестели.

Но незнакомец не стал задерживаться в этом зале и повёл землян дальше. Они шли, минуя один за другим дворцовые залы и комнаты. Но, к удивлению путников, все они были пусты. И только дворцовый конвой встречал их повсюду.

Наконец, двери перед ними распахнулись, и команда «Одиссея» во главе с её капитаном вошла в тронный зал. Вот он то был наполнен глорианцами. Мужчины и женщины с удивлением смотрели на пришельцев, не произнося ни слова. Они все, до одного, с искренним любопытством смотрели на инопланетян и молчали. В зале повисла гробовая тишина.

– А женщины у них тоже симпатичные, – тихо шепнул Тигран на ухо Максу и лукаво усмехнулся.

Женщины и девушки, находившиеся в зале, все до одной были одеты в серебристо-зелёные платья, мало чем отличавшиеся друг от друга. Они отдалённо напоминали индийские сари или, даже, греческую тогу. Они также аккуратно обволакивали, укутывали стройную женскую фигурку. Но верхняя часть его и нижняя были соединены. И завершал этот образ тонкий серебристый поясок. Внешне они были высокими и стройными, со смуглой кожей и большими миндалевидными глазами. Большинство из них были с длинными светлыми волосами, спускающимися чуть ли не до колена. Собраны они были во вьющиеся косы, с блестящими на свету вплетёнными нитями и лентами. Мужчины же, по всему видно из высшего сословия, были облачены в элегантные кардиганы и штаны из серебристой ткани, по своему виду и текстуре похожей на парчу. На пришельцев они смотрели с высока. Статные, величественные.

Но внимание землян не долго было приковано к придворному люду.

Не мешкая ни минуты, незнакомец направился в сторону царя, который в окружении своего преданного конвоя восседал на золотом троне.

Подойдя ближе, путники смогли его хорошенько рассмотреть. На вид, ему было около тридцати пяти лет. Чёрные, как смола волосы его спускались на плечи и немного прикрывали их. Светло-голубые, суженные к уголкам, глаза холодным блеском следили за землянами с самого их появления в тронном зале. Правильные черты лица, ровный нос и широкие скулы делали его весьма привлекательным. Телосложение царя было крепким и сильным. Мускулистый торс был спрятан под золотистым длинным кардиганом, прикрывающим штаны, выполненные из того же материала. Воротник и лацканы рукавов были украшены блестящими драгоценными камнями. Ими же украшены были золочёные туфли царя и, конечно же, корона, величаво покоящаяся на голове монарха.

Незнакомец подошёл к возвышению, на котором стоял трон и низко поклонился царю, по-прежнему не произнося ни слова. В тронном зале воцарилась тишина.

Царь встал и сделал шаг в перёд. Он внимательно смотрел на команду Макса и на него самого минут пять. Затем, он и вовсе пустился вниз. Подойдя ближе к пришельцам и при этом сохраняя безопасную для себя дистанцию, царь остановился напротив Алекс. Некоторое время он внимательно и в упор рассматривал девушку так, что ей стало не по себе и она сконфужено замялась. По-видимому, её внешность привлекла царя намного больше, чем остальных.

– Если он её хоть пальцем тронет, я его царскую физиономию так начищу, – тихо шепнул Макс Тиграну.

– Я тебе помогу в этом, – ответил тот.

В этот момент все, кроме конвоя, опустили головы вниз и не смели поднять глаза. Так, придворные и царедворцы выказывали монарху своё уважение. Наконец, подойдя в Максу, он произнёс:

– Я рад приветствовать вас, пришельцы, на нашей планете.

«Он знает наш язык!?» – подумал каждый из них. Царь действительно хорошо был знаком с речью землян. Он весьма обдуманно и правильно составлял предложения и мог свободно изъясняться на языке пришельцев. Хотя при этом, говорил он с характерным нескрываемым акцентом, делая ударение на последний слог каждого слова. Так слова становились немного длиннее, а речь правителя приобретала протяжно-певческий оттенок.

Удивлению ребят не было предела. Но Макс не был бы капитаном, если бы не собрался с духом и не поприветствовал царя от имени своей команды и от себя лично:

– Для нас это большая честь, Ваше величество!

– Я вижу, вы слегка растеряны и напуганы, – продолжил царь. Он говорил сдержанно, спокойно и не торопливо, демонстрируя свою власть не только над людьми, но и над временем. Голос его был довольно низкий и слегка хриплый.

– Да. Всё что происходит со мной и моей командой за последние сутки вряд ли можно назвать чем-то привычным и обыденным. И это приводит нас в некое смятение.

– Ваша команда? – удивлённо спросил царь, заведя руки за спину, – Значит, вы капитан?

– Да, Ваше величество. Моё имя Максим Басаргин.

После этих слов царь заметно поменялся в лице. Теперь он выглядел несколько растерянным. Лёгкий шёпот прокатился по залу. Незнакомец, приведший их сюда, взволнованно посмотрел на царя. Монарху понадобилось время, чтобы собраться с мыслями и продолжить беседу.

– Что ж, настало время мне представиться. Моё имя Клиос. Я царь этой планеты и мы зовём её Кларион. Государство, в которое вы прибыли носит имя Арихон, а столица его – Ислинор.

После его слов придворные и все, кто находились в это время в зале склонили головы ещё ниже. Путники последовали примеру присутствующих и поклонились царю в пояс.

– Кларионец, который первым встретил вас на нашей планете и привёл сюда, мой первый министр и военачальник войск моих – Кериф.

Царь простёр ладонь свою в сторону и указал на незнакомца. Тот ещё раз приклонился перед ним.

– Итак, вы прилетели на нашу планету с Земли? Верно?

И царь пронзил Макса пристальным взглядом своих светло-голубых глаз.

– Вы правы, ваше величество. Но откуда вы знаете о нашей планете?

Но Клиос ничего не ответил. Повернувшись к трону, царь подошёл к нему и громко хлопнул в ладоши. Занавес плотных, расшитых золотым бисером штор, что покоились сзади царского трона, распахнулся.

– Ступайте за мной.

И вся команда землян во главе со своим капитаном последовали за царём. Кериф также отправился за ними.

Занавес скрывал от них огромных размеров балкон, который венчал тронный зал дворца. Казалось, дальний край его упирался в бескрайний, необъятный горизонт. На самом краю, возле белоснежных мраморных перил, полукругом стояли резные кресла. Их было семь.

Царь подошёл к креслу, что стояло в центре и выделялось среди остальных размером и стилем исполнения. Тонкая резьба и вычурные узоры, увековеченные позолотой и серебром, придавали царскому креслу положенную ему помпезность и величие. Клиос предложил своим гостям занять остальные, стоявшие по обе стороны от него места. И гости послушно следовали его воли. Макс сел по правую руку от правителя.

Потрясающая картина предстала перед их глазами. Королевский сад, что распростёрся внизу со всеми непривычными их взгляду чудесами, заканчивался в трёх километрах от стен дворца. Под самим балконом шумел дивной красоты фонтан. В центре его был сооружен целый комплекс скульптур: большой, около пяти метров, стеклянный ромб, вытянутый в направлениях верха и низа, был окружён двадцатью скульптурами мужчин и женщин кларионской расы. Они были изображены в красивых нарядных одеждах, с музыкальными инструментами и исполняющие какой-то, по-видимому, ритуальный танец вокруг ромба. С самой верхней точки скульптуры, а точнее ромба, извергалась шумным поток вода. Брызги её радиусом разлетались по кругу, создавая большущий купол, который ограждал все двадцать скульптур от окружающего мира. А сам ромб блестел, переливался всеми радужными спектрами, пуская солнечных «зайчиков» по всей округе. За высоким каменным забором виднелся белокаменный город со всей его полуденной суетой и волнением. Огромный город, без конца и края. Казалось, не было у него ни границ, ни окраин.

– Ислинор, – с гордостью и трепетом произнёс царь, – Самый великий город на Кларионе. Нет его краше и великолепнее.

Он замолчал на минуту, осматривая его окрестности и, будто опомнившись, произнёс.

– Я знаю о вашей планете, – не сводя глаз со своих владений, громко и звучно сказал он, чтобы все его слышали. – Много тысяч лет прошло с того дня, как мои предки ступили на поверхность Клариона. Также как и ваши, они происходили от земной расы и родились на планете Земля.

Путники переглянулись и снова посмотрели на царя. Тот продолжал:

– Отец, великий царь Элан, рассказал мне когда-то: мой род, род царей, правящих на Кларионе вот уже более 11500 лет, берёт своё начало от царя Сиоза. Разумно и справедливо он управлял своей страной. У вас она известна как миф.

– Атлантида? – прошептала Алекс.

Клиос замолчал и посмотрел на неё. Лицо царя не выказывало ни малейшего возмущения или какого другого негодования. Но все присутствующие, и даже сама Алекс, поняли, что далее перебивать монарха ни в коем случае нельзя. Выдержав паузу, царь сказал:

– Но безмятежная жизнь целой цивилизации была разрушена, – Клиос встал с кресла и подошёл к витым поручням балкона. Глядя в даль, за пределы дворца и, даже, города, он продолжил, – В один ужасный день случилась катастрофа и целый остров-государство ушёл под воду. Но Господь наш всемогущ и милостив.

Клиос поднял руки ладоням вверх, вознеся их над своей головой, прямо к небу, и с торжеством в голосе проговорил, – Посланники Бога спустились на землю и спасли царя Сиоза, его семью и ближайшее окружение. Но оставлять их на Вашей плане они не стали, а перенесли на Кларион.

– Но зачем? – снова вырвалось у Алекс. – Не уже ли на нашей прекрасной планете не нашлось страны или края, где ваш предок мог бы поселиться со своим окружением и жить, как говориться, не тужить?

– Да! – поддержал её Павел, – Зачем нужно было преодолевать такое большое расстояние? А главное, и это меня больше всего интересует, КАК?

Клиос сдвинул брови и осудительно посмотрел на них. Придворный этикет был вновь нарушен. Но, учитывая тот факт, что путники с ним явно незнакомы, взгляд его стал более снисходительным и он пояснил.

– Царь Сиоз был правителем высшей расы. Бог создал новый мир во всём его изобилии и роскоши. В нём было всё. Но не было человека. И не нашлось на всей Земле более достойного и справедливого, чем царь Атлантиды. И Всевышний не пожелал оставлять его на утопающей в грехе и войнах Земле. Бог распорядился его судьбой иначе, как и судьбами тех, кто его окружал. Мы все, жители Клариона, произошли от атлантов. В наших телах течёт их кровь.

Илья с Тиграном переглянулись. Будучи убеждённым скептиком и атеистом, Картелёв слабо верил во все эти сказки и поверья. Но всему, что происходило с ним сегодня, он вряд ли бы поверил ещё вчера. Стереотипы рушились. Рушилось и то, чему он охотно верил и что просто и логично укладывалось в пёстрый пазл под названием «ЖИЗНЬ». Стараясь ни упустить ни одного слова из уст царя, он также, как и другие его товарищи внимательно слушал рассказ Клиоса и пытался представить всё то, что тот повествовал им.

– Оказавшись на этой планете, мой предок начал создавать здесь новое царство. Царство, где до не давнего времени, царили справедливость и порядок, которые мы, со своей стороны, поддерживаем всеми силами.

Он замолчал и, нахмурив брови, опустил глаза вниз. Макс видел, как царь изменился в лице после этих слов. Что-то сильно тревожило правителя. Но что именно?

– До недавнего времени? – спросил осторожно Павел.

Но царь скупо ответил:

– Вы обо всём узнаете. Всему своё время.

Макс видел, что царь не желал говорить с ними о проблемах сейчас. И решил задать владыке Глории всего один вопрос. Вопрос, который подвёл их всех к главной цели экспедиции на далёкую планету.

– Ваше Величество, – начал он из далека и попал в самую цель, – Откуда вам знакома наша речь?

Клиос молча посмотрел на капитана и сказал:

– Три вирта назад, по-вашему – года, на Кларион прилетели земляне. Их было четверо. Это была экспедиция капитана Басаргина.

Царь замолчал и посмотрел на Макса. У того от волнения заколотилось сердце и кровь ударила в голову. Не в силах совладать со своим нетерпением, Макс проговорил:

– Продолжайте! Прошу вас, Ваше Величество! Не молчите!

– Где они? Они живы? Скажите, прошу! – не выдержав, взмолилась Алекс.

Илья напряжённо сжал в ладонях круглые, гладко отполированные подлокотника кресла, на котором сидел. А Павел жадно впился взглядом в царь, ожидая дальнейших пояснений. Но Клиос не стал долго томить путешественников и, практически сразу, ответил им:

– Мы встретили их с почестями. Приняли, как и вас. Мы помним, откуда произошли. Рождённые на Кларионе, мы всегда будем детьми Земли.

Он встал и снова подошёл к перилам балкона, окинув холодным взором свои бескрайние владения. Затем, медленно повернулся к своим гостям и продолжил.

– Мы познакомили их со своими традициями, обучили нашей речи, а они, соответственно, нас своей. И всё, что от них требовалось, не покидать пределы нашего города. Ибо, пока они находились за стенами дворца им ничего не угрожало. Но любопытство людей превозмогло. И спустя пять цертов, то есть месяцев, они ушли из города. Мы долго не могли их найти. Пока псы Хетта, – с гневом и явной неприязнью сказал царь, – Ночью, как подлые тсунады, не подбросили нам их тела. Четверых людей. Капитана Басаргина и его команду аргонавтов. Он их так называл.

После этих слов внутри Басаргина и его товарищей что-то оборвалось. Это была надежда. Да. Та струна, которая еле слышно играла внутри каждого из них и дарила веру в то, что на далёкой планете они отыщут своих родителей, порвалась и больно ударила разочарованием и досадой. Безжизненным взглядом и отчаянием смотрел на повествующего царя Макс, но он ничего уже не слышал. Его будто оглушило. Алекс, сидевшая рядом с ним, закрыла лицо ладонями и заплакала. Макс крепко обнял её за плечи и провёл рукой по мелким кудрям её густых волос, пытаясь немного успокоить.

Илья, закрыв глаза, опустил голову вниз. Он давно уже смерился со смертью матери. Но один, ничтожно маленький процент из ста всё же вселял ему надежду в такую фантастическую и, в то же время, такую реальную встречу с ней.

А Павел, несмотря на то, что больше всех был убеждён в гибели экипажа «Арго», очень болезненно воспринял весть о смерти отца. Он едва не зарыдал. Колючий, режущий ком подступил к горлу и застрял. Вдруг, у него возникло огромное желание убежать, подальше от всех. Но куда бежать он не знал. Да и вряд ли от такого убежишь. От судьбы не убежишь. Она догонит и схватит так, что уже не вырвешься, не шелохнёшься.

Видя переживания своих друзей, Тиграну самому стало не по себе. Он опустил глаза вниз и не хотел ни на кого смотреть. Своих родителей он плохо помнил. Так, обрывками из детства. Но их тепла и поддержки ему не хватало с того самого дня, как он, четырёхлетним мальчишкой, попал в приют для сирот.

– Мой отец, Владимир Басаргин был капитаном корабля «Арго», – собравшись с духом, сказал Макс. В эту минуту он посчитал нужным пояснить царю какое негодование, а точнее, скорбь обрушилась на его товарищей и его самого. – Старший помощник капитана, майор Лебедь – отец Алекс. Доктор Картелёва Нина Михайловна – мама Ильи, – Макс указал на Королёва. Это прозвище крепко прилипло к Илье. – А Николай Седых – отец Павла. Как и он, наш товарищ тоже инженер-изобретатель. Пошёл по его стопам, как говориться.

– Это очень хорошо, – задумчиво произнёс царь. Он внимательно посмотрел на Павла и подумал о чём-то своём. Но, спустя мгновение, добавил, – Я думаю, что все вы пошли по стопам своих родителей. Без исключения. Иначе, вас бы здесь не было, и мы с вами не разговаривали бы.

Переведя взгляд на Алекс, он добавил:

– Ваши родители немного рассказывали о вас. Когда Александр описывал свою дочь, я не мог и предположить, что она так восхитительна!

Он, буквально пронзил Алекс взглядом. Она не сразу же сообразила, что ответить царю. Но Клиос, не дожидаясь каких-либо реплик с её стороны, продолжил разговор, на этот раз обращаясь к Павлу:

– А твой отец, изобретатель Николай, показал нам некоторые свои творения. Несколько из них он даже подарил моему народу. Жаль, что так всё закончилось. Он мог бы во многом помочь нам в нашем деле.

Царь замолчал. Он не стал говорить, в каком именно деле. Только остановил свой взор на Тигране.

– А кто ты? Твоих родителей не было на том корабле?

– Да, царь. Это верно. Но на этом корабле есть близкие люди. Мои друзья. И я рад оказаться с ними и на борту «Одиссея», и на планете Глория.

– Глория?

– Да, Ваше Величество, – ответил Тигран, – Так мы назвали вашу планету ещё дома, на Земле.

– Глория, – задумчиво произнёс Клиос и стал как будто примерять это имя для своей планеты, – Глория. Глория мне нравиться. Тем более, это название я уже слышал. Так называли Кларион ваши родители.

Немного собравшись с мыслями, Макс спросил у Клиоса:

– Что с нашим кораблём? Он стался там, на побережье.

– Корабль? – переспросил царь, – Ах да! Корабль. Он совсем не похож на тот, которым управлял твой отец. Он называл его «Арго». Какое название у вашего?

– «Одиссей», – поспешил ответить Илья.

– «Одисс-е-ей», – протяжно повторил Клиос, – Его переправят во дворец, чтобы он был в целости и им не смогли воспользоваться наши враги.

После этих слов царь изменился в лице. Это заметили все, а Макс даже осмелился задать следующий вопрос:

– Кто такой этот Хетт? И что за опасность таиться за пределами города?

Клиос поднял вверх свою правую руку. По этому знаку к нему подбежали двое слуг, и он что-то сказал им на своём, кларианском языке. Поклонившись своему царю, они подбежали к креслу, на котором ещё пять минут назад восседал их правитель и, подняв его словно какую-то лёгкую вещь, перенесли и поставили его там, куда указам им Клиос.

Он сел напротив землян так, что каждого из них ему было хорошо видно. Чуть подождав, пока Алекс успокоиться, царь рассказал следующее:

– Престол я унаследовал от своего отца, царя Элана. Почти сорок виртов он правил на всём Кларионе. Следить за порядком в государстве и на планете ему помогал его главный помощник и военачальник Хетт. Тридцать лет он следил за тем, чтобы законы, оставленные нам нашими предками начиная от Сиоза и до моего отца, выполнялись неукоснительно. А нарушители его карались жестоко и беспощадно. Но, заботясь о процветании и благополучии своего народа, отец не заметил, как под его боком затаился подлый изменник, который стал собирать своё собственное войско, переманивая на свою сторону верных и сильных воинов из армии моего отца. Им был Хетт, которому царь Элан доверял как самому себе. И вот, когда Хетт решил, что его сила крепка, что он может захватить власть в свои руки, он ударил отца ножом в спину. Это произошло в тронном зале. Когда на крики я вбежал туда, было уже поздно. Истекающий кровью отец умер на моих руках. А его убийца смог скрыться и удрать из дворца.

Рассказывая землянам историю своего восхождения на трон, голос царя становился громче, а сама речь его приобрела оттенок агрессии и нетерпения. С запалом он вспоминал все события, которые разворачивались в его стране пять лет назад.

– Но, к счастью, не все перешли на сторону Хетта и верной царю Элану осталась большая половина кларионцев. Возглавив войско, я с армией моего отца выгнал Хетта и его людей с нашего материка Амирунда. И они ушли на другой материк – Кератосс, заселённый дикими племенами, отбившимися от нашего народа много тысяч виртов назад. Там Хетт и его псы создали другое государство и назвали его Суранон, со столицей – Цэнара. Вот уже пять лет длится непримиримая война между Арихоном и Сураноном, между Ислинором и Цэнарой.

– Несколько раз я пытался убедить Хетта сесть за стол переговоров. Я хотел предотвратить кровопролитие ни в чём не повинных людей – моих подданных. Я отправлял к нему послов и миротворцев. Но всё тщетно. Живыми мои посланники не возвращались обратно. Так же, как и ваши родители, они были убиты людьми этого гнусного предателя.

Клиос посмотрел на Макса и добавил:

– У наших отцов один убийца и больше всего на свете я желаю отомстить за их убийства. Думаю, что вы также.

– Да, но… Что мы можем сделать? – растерянно проговорил Макс.

– Ваши знания могут помочь нам в этой продолжительной войне, которую Кларион не знал с того дня, как на его поверхность ступила нога атлантов.

– Но ваша цивилизация намного дальше шагнула в развитии технологий и не только. Разве…

– Тот опыт, которым успели поделиться с нами ваши родители говорит о том, что вы можете существенно обогатить наши знания и умения. Нам нужно объединить наши силы, капитан Басаргин, в борьбе с общим врагом. Вы согласны?

Клиос встал и протянул вперёд Максу свою правую руку, повернув её ладонью вверх. Басаргин инстинктивно встал с места и тоже протянул правую руку в ответ царю, опустив ладонь вниз. Своеобразное и непривычное землянам рукопожатие завершило их беседу. Хотя Макс и его друзья так до конца и не поняли, что именно хотел от них царь. О каких знаниях и силах говорил Клиос? После этого разговора царь распорядился поселить гостей во дворце и строго-настрого запретил им покидать его пределы.

Команда корабля «Одиссей», во главе со своим капитаном, расположилась в западном крыле дворца царя Клиоса. В этот глорианский вечер они собрались все вместе в одной из уютных гостевых дворца. Ребята разместились на мягких низеньких диванах и пили ароматных напиток. Глорианцы называли его нотхэ. А землянам он напомнил холодный сладкий чай. Только цвет у него был синий и пах нотхэ пряными травами.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю