290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Глория (СИ) » Текст книги (страница 3)
Глория (СИ)
  • Текст добавлен: 9 декабря 2019, 01:30

Текст книги "Глория (СИ)"


Автор книги: Юлия Елихова






сообщить о нарушении

Текущая страница: 3 (всего у книги 34 страниц)

– Я знаю. Но, – Илья вздохнул с досадой и почесал затылок, – Нас с тобой к «Одиссею» и на пушечный выстрел не подпустят. Я ведь всего лишь инженер. Хозяин этой малютки – инженерно-конструкторское бюро. Управляет им мой отчим.

– Слушай, Илья, – Макс подвинулся ближе к Картелёву, – Может быть ты подскажешь, как быть с кораблём? Ты же, всё-таки вращаешься в этих кругах.

– Макс, ты себя слышишь? – воскликнул Илья. – Корабль – это не автомобиль и, даже, не самолёт! Его нельзя достать или раздобыть!

Они оба замолчали. Илье почему-то показалось, что он чем-то обидел Макса. Как-будто отказал ему в какой-то мелочи.

– Нет, я не говорю, что это невозможно.

– Илья, расслабься. Я ведь от тебя ничего не требую. Я просто пытаюсь решить эту проблему. Когда команда соберётся, на чём мы полетим?

– Ладно, – махнул он рукой, – У меня есть одна идея. Слабенькая, очень хилая, практически нереальная идейка. Может быть и получиться.

– Если у тебя получиться – я буду твоим должником до конца жизни, – воспрянул духом Макс.

А Илья только улыбнулся в ответ.

Ещё совсем немного времени пробыл у Картелёва Макс. Своими мыслями, как раздобыть космический корабль, Илья не стал делиться. Он был очень суеверным молодым человеком.

– Удача любит тишину, – пробормотал Илья.

Договорившись о следующей встрече, они расстались.

Марья Анатольевна не знала, чем помочь Максу. Она и сама не видела сына уже больше двух недель. Но дала ему несколько адресов, где он бывал раньше. И там не видели Павла уже давненько. От друзей Басаргин узнал, где в последний раз был замечен Седой.

Мрачные пустынные улицы, старые здания с выбитыми стёклами и раскуроченными ржавыми лестницами окружали Макса. Он стоял в самом сердце трущоб, на самой окраине мегаполиса. Там, куда по своей воли не сунется ни один здравомыслящий человек. Нищета и бедность были не самым страшным, что здесь можно было увидеть и с чем столкнуться. Каждодневные убийства, насилие и расправы, в том числе и над мирными жителями были обыденным и привычным делом в этом Богом забытом месте. Три главенствующих приступных клана, которые вели войну друг с другом и всем окружающим миром, правили здесь бал. Ни полиция, и другие органы правопорядка не совали свои носы в эти трущобы, которые сами жители называли Парадисом. Но это был, скорее, антирай – Антипарадис.

Вообще, картина, представшая перед глазами Макса, больше напоминала декорации к фильмам про апокалипсис или очередную мировую катастрофу. Кое-где было видно, как дети и старики в грязных рванных обносках рыщут по мусорным бакам и под лестницами. Красы, не боясь их, бегали по перебранному мусору в надежде найти что-то съестное и для себя. Взрослое работоспособное население этих районов занималось, в основном, разбоем, грабежами и проституцией. Единицам удаётся найти более добропорядочный промысел. Но в таком случае, они ненадолго задерживаются в этих местах.

Именно здесь, в этой дыре на задворках столицы, и искал Павла Макс.

«Что может делать здесь, в этом аду сын учёного-изобретателя? – подумал Басаргин. Он уже, было, словил себя на мысли, что становиться опасно и нужно выбираться отсюда, как вдруг за его спиной щёлкнул затвор пистолета.

– Ты кто такой? – послышался хриплый, низкий голос сзади, – Что ты здесь вынюхиваешь?

– Я ищу Павла Николаевича Седых, – не поворачиваясь, ответил Макс, – Не подскажете, где я могу его найти?

– Слышь, браток, а ты случайно не легавый? – к предыдущему мужскому голосу присоединился женский. Тоже, кстати, грубоватый и весьма неприятный.

Макс медленно повернулся. Перед ним стоял здоровенный лысый громила в серой, запачканной мазутом и грязью, одежде. А рядом с ним женщина лет сорока пяти. На ней была потёртая кожаная куртка, застёгнутая до верха. Внизу её продолжала длинная вязанная юбка травянистого цвета, растянутая на два размера вширь. Грязные, чёрные с проседью волосы были собраны в хвост, завязанный довольно высоко, на затылке. Чересчур неопрятный вид её был неприятен Максу, привыкшему общаться с девушками ухоженными, привлекательными. Но сейчас делать было нечего, и общества незнакомки никак нельзя было избежать.

У мужчины, который возрастом был примерно таким же, как и его подруга, в руках был пистолет. Дуло его недружелюбно смотрело в сторону Макса. Обстановка становилась, мягко говоря, неприятной. Нужно было что-то придумать, выкручиваться, так сказать.

– Я быть может, повторюсь, но… Я ищу друга. Его зовут Павел Седых. Не подскажите, где его можно найти?

– Нет здесь никаких седых, – рявкнул громила.

– Да, вижу только лысого одного, – тихо пробормотал Макс. А спутница здоровяка услышала его реплику и расхохоталась, демонстрируя отсутствие большинства зубов во рту.

– Слышь, остряк-самоучка, ты меня не зли. А то шлёпну тебя прям здесь, вот тогда посмеёмся, – и мужик медленно взвёл курок, не опуская дуло пистолета. Но его вовремя остановила женщина.

– Ты чего, Тимоха? Забыл, что Леший приказал? «Пришедших» не мочить, а вести к нему. Он сам решит, что с этим красавчиком делать, – и она кокетливо посмотрела на Макса.

– Ладно, – недовольно промычал здоровяк, – Ступай вперёд, да не оглядывайся и без выкрутасов. Ты у меня на мушке.

Пройдя несколько домов, они спустились в какой-то подвал. Потом ещё прошли несколькими коридорами и снова подвал. Макс понимал, что попал в передрягу и пожалел, что не прихватил с собой своё наградное оружие. Придётся что-то придумывать.

Его завели в какую-то тускло освещённую комнату, в которой было сильно накурено. В самом центре комнаты стоял большой круглый стол, над которым, раскачиваясь, висела небольшая широкополая лампа. Свет от неё падал чётко по контуру стола, ограничивая его от всего остального пространства комнаты. За столом сидело семь человек и примерно в два раза больше стояли за их спинами, в неосвещённой зоне. С появлением Макса в комнате воцарилась тишина. Бурное общение, которое царило здесь до его прихода, временно угасло.

– Смотри, Леший, какого мы тебе легавчика притащили.

Громила ударил ладонью Макса между лопаток. От удара тот сделал два шага вперёд и остановился прямо возле стола.

– Легавый, говоришь, – обозвался один из мужиков, что сидели за столом. Косматый старик, лет семидесяти, с длинной густой бородой и седыми, собранными в косичку, волосами сидел в самом центре стола. – К нам легавые ходят в гости только по приглашению. А так, нежданно-негаданно не суются.

– Я не из полиции, – ответил Макс, – Я лётчик-испытатель. А здесь я потому, что ищу своего брата, Павла Седых. Вы знаете такого?

Зачем Макс назвал Павла своим братом он и сам не понял. Само как-то вырвалось.

– Есть тут один такой. Ошивается всю дорогу. Недавно прибился. Эй, Хромой!

Из-за спины Лешего вышел человек, ещё больше того, что встретил Макса. Он был около двух метров ростом и в плечах – метр, не меньше.

– Приведи нам того, малахольного, – приказал ему старик. И через две минуты в комнату вернулся Хромой, который действительно прихрамывал на левую ногу, а с ним молодой парнишка лет двадцати пяти. Не высокий рост и щуплое телосложение выделяло его из общего окружения верзил. Светловолосый молодой человек с широкими скулами и курносы носом смотрел на Макса. Его светло-серые, глубоко посаженные глаза просканировали незнакомца с ног до головы.

– Ты знаешь его? – спросил Леший паренька.

– Привет, братишка! – не дожидаясь ответа Павла, обратился к нему Макс. – Все говорили, что я не найду тебя. Но если Макс Басаргин берётся за дело, значит оно будет доведено до конца.

Павел сразу понял, что Макс блефует. Но всё-таки решил подыграть ему, чтобы потом выяснить зачем понадобился сыну капитана «Арго».

– Если тебя мать прислала, то огорчу, – с вызовом сказал Павел, – Я домой не вернусь.

– Она переживает за тебя, места себе не находит.

– Стоп! Заткнитесь оба! – перебил их Леший. – Вытирать друг другу слюни будете в другом месте. Уведи их, Хромой, да присмотри за ними, – приказал старик и здоровяк вывел ребят из комнаты.

– Итак, братишка, – с издёвкой сказал Павел, – Выкладывай, зачем ты здесь и для чего я тебе понадобился?

– Я Максим Басаргин – сын…

– Владимира Басаргина, капитана космического корабля «Арго» и руководитель экспедиции, отправившейся на поиски Глорию, – продолжил за него Павел, – Я уже понял, кто ты. Зачем ты меня искал?

Макс осмотрелся вокруг, прежде чем перешёл к сути самого разговора. Хромой привёл их в какую-то комнату, где вдоль целой стены стояли мониторы, компьютеры и антенны.

– Можешь не переживать. Из моего «кабинета» ни одно твоё слово не ускользнёт, – заверил его Павел и сразу же лукаво добавил, – Если, конечно, я сам этого не захочу.

– Что ты здесь делаешь, среди всего этого отребья? Они ведь все, поголовно, убийцы и преступники!

– Да, – кивнул головой Павел, – Но над ними есть и другие преступники. И их цели куда более дальновидны, чем простое, низменное желание поживиться чьим-то кошельком. Они, те кто над Лешим и не только над ним, – мятежники и против правящей верхушки. И бороться с властью и правительством они собираются не насилием. Думаю, ты удивишься, если я скажу, что войну с существующим строем они будут вести через телевидение.

– Это как? Обнародуют очередной скандал? Или уличат кого-то в коррупции? – усмехнулся Макс.

– А помнишь ли ты, мой недалёкий друг, – самодовольно сказал Павел, – Что тот, кто владеет информацией, владеет и миром.

– Ну допустим, – согласился с ним Макс, – И какой же информацией владеют эти гамадрилы или те, кто ими управляют?

– Пока никакой. Да это и не столь важно, – Павел прошёл по комнате. Он был на взводе и не мог найти себе места. – Совсем скоро я доделаю своё изобретение и с его помощью все спутники нашей страны будут вещать только ту информацию и на тех частотах, которые нужны будут им.

– И зачем тебе это? Зачем ты им помогаешь?

– Это же элементарно, Ватсон! Они заплатили мне огромные деньги! – потирая руки, довольно проговорил Павел.

– Ты что, идиот?! Оглянись! Эти мордовороты избавятся от тебя, как только ты доделаешь свою работу. Ты же здесь как в клетке. Подопытный серый кролик.

– Нет, – покачал головой Павел, – Даже если эти малодушные упыри захотят со мной разделаться и прибрать мои деньги, я убегу отсюда раньше, чем ты даже можешь себе это представить. У меня всегда есть запасной план. Нельзя жить без запасного плана.

– Нда-а-а, – Макс прошёлся по комнате, сунув обе руки в карманы брюк, – И ты не боишься, что они тебя сейчас слушают?

– Моё изобретение, я назвал его «муравьед», обнаруживает все «жучки» и любые записывающие устройства. Он заражает их вирусом и тогда все любопытные слушают то, что нужно мне.

– Просто злой гений! Нет слов! – Макс с иронией развёл руками.

– Зови меня Доктор Зло, – в эту же минуту Павел о чём-то вспомнил, – Ну ладно, брательник, мне нужно работать. Я так и не понял, зачем ты пришёл. Если что надумаешь, заглядывай. А мне нужно отрабатывать деньги, которые мне обещали.

Макс не сдвинулся с места.

– Я смотрю ты авантюрист по своей натуре, – сказал Макс, – Как раз поэтому я и пришёл к тебе. Хочу предложить одну авантюру. Она подарит тебе такие впечатления, которых ты никогда не сможешь пережить на Земле и богатства, сокровища, которых ты себе и вообразить не можешь.

Павел молча слушал Макса и взвешивал каждое его слово.

– В дневнике моего отца, который я нашёл совсем недавно, описан путь к мифической планете.

– Можешь дальше не продолжать, – прервал его Павел, – Эти сказки про Антиземлю или, как её ещё называли, Глорию я слышал с глубокого детства. Мой отец, заражённый идеей найти эту планету, бредил экспедицией. И где? Где экспедиция? Где команда корабля «Арго»? Где, в конце концов, Глория?

– Они её нашли. За минуту до того, как пропала связь с кораблём, они отправили сообщение, что Глория существует.

– Да бред это всё, – ухмыльнулся Павел и махнул рукой. – Нет никакой Глории, нет никакой Антиземли. И это факт. Я вообще удивляюсь, что есть ещё те, кто верит в эту утопию.

– Она есть, – Макс стоял на своём. – Я могу тебе это доказать с помощью расчётов.

– Да-а-а?! Тогда почему её до сих пор не нашли? Восемь экспедиций, если я не ошибаюсь, летали после «Арго» по тому же маршруту, но так никто не нашёл планету.

– Значит, это не так легко сделать. Быть может, Глория не хочет, чтобы её нашли, – загадочно улыбнулся Макс.

– Ты себя слышишь? «Глория не хочет, чтобы её нашли»! Это, вообще, как?

– Ну, или те, кто на ней живёт. Ты же изобретатель! Подумай, как это можно сделать?

– Такой трюк в масштабах всей планеты – не мыслим. Хотя… – Павел задумался и через минуту добавил, – Не так уж и нереален. Хорошо! Даже если это и так, почему наши родители до сих пор не вернулись обратно?

– Значит, на то есть серьёзные причины, – Макс придвинул стул ближе к Павлу, – Я хочу тебе предложить путешествие к Глории. Я уверен, когда мы её найдём, то сможем ответить на многие вопросы. Возможно, мы найдём наших родителей и поможем им вернуться домой, на Землю.

Павел сомневался. Предложение Макса было весьма заманчивым. Он давно хотел разузнать о судьбе отца. Но… Чего-то не хватало Павлу для окончательного решения.

– Ты только представь: мы откроем миру новую, десятую планету Солнечной системы, с её природой, богатством и, быть может, такими же разумными существами, как мы.

– Ты говорил с сокровищами, – поправил Павел.

– Сокровищами? – переспросил Макс. Но сразу же вспомнил своё обещание, – Да, сокровищами. Слава и богатство! Разве не это ты ищешь? Не ради этого ты связался с этими мерзавцами?

Макс нащупал слабое место Павла. И тот уже почти согласился. Но было одно маленькое и, в то же время, серьёзное обстоятельство: в данную минуту Павел работает на преступников, и они находятся в самом сердце их логова.

– Эх, Макс, – выдохнул Павел, – Всё это, конечно, заманчиво. Но есть ещё работа, которую я до сих пор не закончил. Вот закончу её, и недельки через три заходи. Может быть тогда я соглашусь на это безумие.

– Да не будет у тебя три недельки! И тебя к тому времени тоже не будет! – с досадой сказал Макс.

– Ты о чём?

– Да я сам, лично слышал, как тот седой космач, Леший, кажется, приказал своему громиле сломать тебе хребет, когда ты закончишь работу. Мол, заказчики не хотят оставлять свидетелей. Что? Хочешь сказать, что ты здесь на добровольных началах? Деньги зарабатываешь? Ты здесь неприятности себе зарабатываешь и преждевременную смерть.

Конечно же Макс не слышал такого разговора между бандитами. Но то, что они по итогу работы «пришьют» Павла, было очевидным фактом. Никаких сомнений.

– И откуда ты взялся на мою голову, – вздохнул Павел. – Сидел себе здесь. Работал, никого не трогал. А теперь? Что теперь?

Он прошёлся по комнате, что-то тщательно обдумывая.

– Ладно. Давай сделаем так. В этой комнате есть где спрятаться. Когда они сюда войдут, то не смогут нас найти. Леший бросит своих шакалов по нашему следу. А мы, тем временем, спокойно выберемся из бункера.

– Идёт, – согласился Макс.

Когда Хромой принёс еду, к комнате не оказалось ни Павла, ни его новоиспечённого братца. Они ловко спрятались за зеркальной стеной, которую Павел соорудил специально для такого случая.

– Кретины, – бесновался Леший, – Проворонили, проморгали! Кому я сказал, глаз с них не спускать?

– Мне, – не поднимая головы, буркнул Хромой.

– Надо тебе и левый глаз выколоть. Он тебе тоже не к чему. Будешь у нас хромой и слепой!

– Ну бос! – обиженно промычал здоровила.

– Что, бос? Что? – как зверь в клетке, метался Леший по комнате. – Отправляйтесь на поиски этого сопляка и его братца. Нутром чую, не спроста этот малахольный здесь появился. Ух! Если бы не эта бандура, – он бросил взгляд на прибор, над которым работал Павел, – Удавил бы, сукина сына, вот этими вот руками. Ну ничего, – немного остывая, перевёл он дух. – Найдите мне его. Заказчики работу ждут. Вот сделает её, тогда и посчитаемся. Найдите мне его, парни. Да поживее.

И здоровилы один за другим вышли из комнаты. А сам Леший вернулся в зал. По специальному каналу связи, он связался заказчиками и попросил ещё немного подождать с заказом.

Пока никого не было в его комнате, Павел показал Максу запасной выход, о котором никто не знал. О тайных ходах и катакомбах этих трущоб он узнал совсем недавно. И о потайной двери тоже. Поэтому и попросил оборудовать ему кабинет именно в этой комнате. Ведь, всегда должен быть запасной план. По тайному коридору, они выбрались на поверхность и через дворы покинули трущобы.

– Кирилл Дмитриевич, к вам сын, – заговорило приветливое личико секретарши из виртуального приёмника на рабочем столе.

– Спасибо, Верочка. Пусть войдёт. – сказал отчим Ильи.

Кирилл Дмитриевич Вельможный, женившись на матери Ильи, сразу же усыновил мальчика. И не потому, что им руководили благие намерения. Нет. А поступил он так лишь потому, что дед Ильи и отец Нины Михайловны по совместительству – Виктор Петрович Троекуров, долгие годы занимал пост главы министерства авиационной и космической обороны государства. А когда ушёл в отставку, совсем не случайно стал главой Бюро космических и авиационных разработок. После смерти Виктора Петровича, его место занял второй зять, Кирилл Дмитриевич, успевший «скоропостижно» женится на Нине Михайловне и усыновить Илью. Следует отметить, что дедушка Ильи оставил внуку не хилое наследство – не много, не мало 51 % пакета акций компании и всё своё движимое и не движимое имущество. Не обделил он, конечно, и дочку с зятем. Но в Илье Виктор Петрович видел свое продолжение, единственного наследника. Именно ему он завещал своё дело. Но Илья был далёк от управления компанией деда. Он предпочёл заниматься тем делом, которое по-настоящему любил, а именно – конструированием и созданием самолётов и космических кораблей.

– Илья! Какой сюрприз! – Кирилл Дмитриевич с распростёртыми объятиями встретил пасынка. Обнявши Илью и похлопав его ладонью по спине, Вельможный предложил ему пройти в кабинет. – Давненько ты ко мне не заглядывал. Всё в своей конторе штаны просиживаешь. А мне, между прочим, по-прежнему заместитель нужен, по маркетинговой работе. Может подумаешь хорошенько над моим предложением?

– Спасибо, Кирилл Петрович, – усмехнулся Илья. Он всегда называл отчима по имени и отчеству, но «на ты», без лишней помпезности. – Ты же знаешь мой ответ. Эта маркетинговая рутина, которой ты хочешь меня наградить, меня убьёт. А может, – Илья хитро улыбнулся и наклонился к отчиму, – Поэтому и предлагаешь мне это заместительство.

– Не городи чушь, – наигранно возразил Кирилл Дмитриевич, – Я всячески пытаюсь помогать тебе, забочусь как могу. А ты, словно капризный подросток упираешься. Ты же единственный близкий мне человек.

В подтверждение своих слов, Вельможный придвинул стул и сел рядом с Ильёй, пытаясь обнять пасынка. Но не успел. Илья встал с кресла и, не глядя на своего отчима, подошёл к огромному широкому окну.

– Спасибо. Но я хочу заниматься тем, чем хочу. Я обещаю тебе, что если когда-нибудь надумаю сменить род своей деятельности, то обязательно сообщу тебе, первому.

Огромное, во всю стену панорамное окно простиралось от самого потолка до пола. Вид на гигантский мегаполис расплывался во всех направлениях. Лучи вечернего Солнца, что направлялось к горизонту и спешило уступить место Луне, скользили и отражались от поверхностей высоких небоскрёбов. Казалось, что все они построены были из голубого, блестящего стекла, через которое снаружи ничего не было видно. Весь город был пронизан этими высоченными стеклянными «свечами», словно праздничный торт. Верхушки этих свечей-небоскрёбов горели в лучах уходящего дня.

– Красивый вид, ничего не скажешь. Аж дух захватывает. Я если бы здесь работал, только то и делал, что в окно таращился. Завораживает!

Илья держался как-то не уверенно. Было ощутимо его внутренне напряжение и нервозность. Видно было, что он сильно нервничает, хотя и старался говорить на отвлечённые темы.

– Илья, я так понимаю, что ты не просто так, «на чай» ко мне зашёл? Тебе что-то нужно. Верно?

– Ты прав, как всегда, – замялся Илья. – Меня к тебе привело дело.

Он чувствовал себя не в своей тарелке. И, если бы можно было избежать этого разговора, Илья ни за что не пришёл бы к отчиму.

Пытаясь сосредоточится, он вернулся на своё прежнее место.

– Начну с самого главного: мне нужен «Одиссей».

Да. Илья никогда не умел вести дипломатические разговоры. Без особой прелюдии, он сразу перешёл к своей главной цели.

– Не понял, кто тебе нужен? – натянутая улыбка повисла на морщинистой физиономии Кирилла Дмитриевича.

– «Одиссей», – повторил Илья. – Мне нужен космический корабль, проект которого я создал лично, а твоё агентство построило.

– И зачем же это он тебе понадобился, если не секрет? – Кирилл Дмитриевич достал из позолоченного ящичка, что стоял у него на рабочем столе сигару и, отрезав специальными ножничками один из концов, прикурил её.

– Какие же могут быть секреты? Мы же семья, – с неподдельным ехидством ответил Илья. Он повторил фразу, которую часто говорил ему сам Вельможный. Пытаясь проявить отеческую заботу, Кириллу Дмитриевичу, на самом деле, было не до Ильи. Империя Троекурова была главной его целью, подобраться к которой он мог только через Илью. – Я хочу отправиться на поиски пропавшей экспедиции.

– Той самой? – Вельможный безо всяких уточнений понял, о какой экспедиции говорил Илья

– Да. Кстати, в прошлый понедельник была третья годовщина со дня старта корабля «Арго».

– Я помню, Илья, помню, – Кирилл Дмитриевич сделал очередную затяжку, – Просто не было времени к тебе заехать. Много работы накопилось.

– Но можно было хотя бы позвонить. Ну не суть, – Илья сложил руки перед собой на столе и продолжил, – Отдай мне его.

– Илья, – Кирилл Дмитриевич встал с кресла и подошёл к пасынку. Он стал сзади и положил руки ему на плечи, – Зачем тебе это? Космос огромен. Где ты собираешься искать маму?

Илья молчал. Он не знал, что ответить отчиму. Единственное, что вертелось в его голове было стремление завладеть «Одиссеем».

– И потом, даже если у тебя будет корабль, просто предположим, ты сам собрался лететь на поиски пропавшей экспедиции? Ведь. Нужны люди, команда.

– Они есть, – коротко ответил Илья.

– Кто? Точнее, где ты нашёл этих идиотов, которые будут так рисковать? – ухмыльнулся Кирилл Дмитриевич и снова сел на своё место.

– Я их не искал. Они сами меня нашли. А точнее он – Максим Басаргин. Его отец был капитаном корабля «Арго».

– Так это он тебе эту ерунду внушил?

– Мне никто ничего не внушал, – стал закипать Илья. – Я уже давно размышлял об экспедиции к Глории. Но никак решиться не мог на это.

– А теперь решился, значит? Да?

Кирилл Дмитриевич упорствовал. Он не хотел отпускать от себя Илью, как единственный свой ключик к сундуку с богатством его деда.

– Появился какой-то проходимец и теперь выдайте ему корабль космический. Это что, по-твоему? Мелочь какая-то? Игрушка?

– Корабль нужен прежде всего мне! – возразил ему Илья. Он понимал, что ему нужен весомый аргумент для отчима. И он у него был.

– Ты не кипятись, Илья. Я ж тебе по-родственному, по-отечески, так сказать, совет даю: брось ты эту затею.

– Меняю пакет акций на «Одиссея».

Кирилл Дмитриевич от неожиданности даже привстал. Потушив сигару в пепельнице, он ослабил галстук и спросил:

– Что ты сказал? Повтори?

– Я хочу поменять свой пакет акций бюро на корабль.

– Ты это серьёзно?

– Да.

– Нда-а-а, – выдохнул Кирилл Дмитриевич, – Но я всё равно не могу вот так, без совета акционеров отдать тебе корабль. В этот проект вложены огромные деньги!

– Кирилл Дмитриевич! Ты поможешь мне или нет? Если да, то завтра же я подпишу все необходимые бумаги. Если нет, – Илья постарался сделать деловой вид, – Если нет, то я буду искать того, кто мне поможет достать корабль. Понимаешь, мне нужен не просто космический шаттл. Мне нужен «Одиссей». Мой «Одиссей! Поэтому я, прежде всего, пришёл к тебе.

– А я, грешным делом, подумал, что соскучился. Вспомнил, так сказать, что мы родственники, – язвительно сказал Вельможный

Но Илья не стал медлить с ответом. Он встал со стула и угрожающе навис над отчимом.

– О каких родственных отношениях ты смеешь мне говорить? – Картелёв потерял контроль над собой. – Ты думаешь я не знаю о твоей второй семье, которой ты обзавёлся сразу же после исчезновения мамы?

Кирилл Дмитриевич ошалел от услышанного. Он нащупал рукой графин с водой и стал пить прямо из него.

– Или ты изменял матери ещё до полёта? Впрочем, это уже не важно, – махнул рукой Илья и сел обратно на стул. – Я предлагаю тебе то, что ты давно хотел заполучить. Взамен, дай мне то, что хочу я.

Кирилл Дмитриевич протёр ладонью по влажному затылку. Разговор с пасынком сегодня выдался не простой, но весьма выгодный. Пытаясь изо всех сил сохранять самообладание, Вельможный собрался с мыслями и изрёк:

– «Одиссей» единственное твоё требование?

– Нужно всё для полёта, – твёрдо сказал Илья, а в душе уже праздновал победу, – Топливо, обмундирование, провизия.

Кирилл Дмитриевич сделал все нужные записи в своём электронном ежедневнике и заверил Илью, что с его стороны всё будет выполнено, как и договорились.

– Хочу попросить тебя, чтобы наш сегодняшний разговор не вышел за эти стены. Хотя бы до поры, до времени, – обратился Вельможный к Илье.

– Очень скоро я покину эту планету. А до этого времени мне будет не до сплетен, – Картелёв протянул отчиму пластиковую карту, на которой был нанесен какой-то код. – Это ключ от ячейки в банке «Империал». Внутри этой ячейки пакет акций бюро. Они твои.

– Подожди, Илья, – всполошился Кирилл Дмитриевич. Ему одновременно было и радостно, и тревожно. Трясущимися руками, он взял у Ильи карту и положил перед собой. – Нужно всё заверить, юридически.

– Когда всё будет готово к экспедиции – я подпишу все документы.

После этих слов Илья попрощался с отчимом и покинул его кабинет. А Кирилл Дмитриевич довольно потирал руки и щурил от удовольствия узкие, и без того маленькие, глазки. Долго ещё он сидел за своим рабочим столом и таращился на пластиковую карточку банка «Империал», не веря своей удаче и скорому господству над империей Троекурова.

После удачного побега из трущоб Макс предложил Павлу пожить у него, до полёта.

– А ты не плохо устроился, – оглядевшись, сказал Павел, – Классная квартирка. И райончик ничего. Конечно, не такой живописный, как Парадис. И скукотища здесь, наверное, жуткая.

– Да уж, конечно. Где нам тягаться с Парадисом – жемчужиной нашего города! – Макс подмигнул Павлу. Он как раз готовил еду себе и своему новоиспечённому другу. – Конечно, обед не весть какой, но голод утолить можно.

На белой квадратной тарелке растеклись жаренные яйца, залив желтками картофель-фри и копчёные колбаски. В этот момент кофеварка просигналила о том, что их с Павлом кофе уже готов.

– А обед-то чисто холостяцкий. Впрочем, как и сама квартира, – подметил Павел.

Квартира Макса на самом деле была обустроена весьма аскетично. В интерьере не было предметов роскоши. Но при этом, всё необходимое для жизни холостяка в ней было и на своих местах. Современная практичная мебель, которая была весьма компактной и напоминала конструктор. При необходимости её всегда можно было разложить или убрать, чтобы не загромождала пространство. Встроенный двудверный шкаф, большая кровать на низких стальных ножках, мелкие шкафчики для личных вещей и рабочая зона с удобным регулируемым креслом и столом.

– Да, женской руки здесь явно не хватает, – согласился с ним Макс. – Но знаешь, я не тороплюсь с этим делом. Женитьба, серьёзные отношения – это не моё. Меня и так всё устраивает. Тем более, что на ближайшее время у меня совсем другие планы.

– Ты прав, старик, – уплетая за обе щёки приготовленный Максом обед, пробормотал Павел. – Мне тоже тяжело ужиться с женщиной под одной крышей. Не могу терпеть их капризы и бесконечный бабский трёп. Я и из дома удрал потому, что мать всё время на меня наседала. Всё хотела человека из меня сделать.

– А ты, значит, против, – засмеялся Макс.

– Я не против. Я обеими руками за! Только я уже личность, уже человек. Со своими мыслями, увлечениями. И вот с этим, как раз, никто считаться не хочет, – обижено сказал Павел.

– А вот это ты зря! Мать – это не просто женщина. Это – самая главная женщина в жизни каждого человека. Уж поверь мне, я точно знаю, – тяжело вздохнул Макс. – Знаешь, я ведь маму совсем не помню. Когда она умерла мне было года три. Отец сильно её любил. Он больше так ни на ком и не женился, – Макс немного взгрустнул, но сразу продолжил, – Ты померился бы с мамой. Она у тебя замечательная. Я сразу это понял. Я познакомился с ней, когда тебя разыскивал. Она сильно переживает за тебя и попросила сообщить ей, всё ли с тобой в порядке.

Максу Марья Анатольевна Седых запомнилась невысокой, темноволосой женщиной с огромными, цвета небесной синивы, глазами и приятным низким голосом. Тоненькая сеточка морщин уже успела коснуться её лица. И бесконечная грусть, печаль притаилась в уголках рта этой женщины.

– Надеюсь, ты не растрепал ей про то, где я? – насторожился Павел.

– Нет. Я сказал Марьи Анатольевне только, что ты в полной безопасности.

– Хорошо, этого достаточно, – и Павел продолжил уплетать свою порцию.

– Проведай её, обязательно, – не унимался Макс.

Наконец, чаша терпения Павла была переполнена. Он взорвался.

– Слушай, кэп, не лезь в это дело. Ясно?! Я сам разберусь, как мне быть, – Седых отставил тарелку в сторону. – Где она была, когда мне нужна была её забота и любовь? Они с отцом всё мое детство пропадали на работе, в командировках и экспедициях. Я до шестнадцати лет жил в интернате. При живых-то родителях! Это вообще как?

Макс выдержал паузу, немного поразмыслив.

– Я тебя прекрасно понимаю. Я знаю, каково это жить без родителей. Но их тоже можно понять. им же нужно было тебя на что-то содержать.

– Где там! Мы никогда не жили на широкую ногу. Да, безусловно, мы не бедствовали. Но денег всегда не на что не хватало. Телефоны, электронные часы, скутеры и многое другое.

– Седой, ты рассуждаешь, как малолетний эгоист, который считает, что весь мир должен вращаться только вокруг него. Возможно, ввиду каких-то причин они не могли купить тебе то, что ты просил. Но это не повод, точнее, не причина отказываться от матери и прекращать с ней всяческое общение.

– Макс, – взбешённо закричал Павел, – Давай, ты не будешь читать мне нотации! Ты что? Ты для этого меня сюда притащил?

– Да успокойся ты! Я ничему тебя учить не собираюсь. Сам разбирайся. Большой уже, – спокойно сказал Макс и махнул рукой. – Я только совет могу дать, а решать всё равно тебе.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю