290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Глория (СИ) » Текст книги (страница 11)
Глория (СИ)
  • Текст добавлен: 9 декабря 2019, 01:30

Текст книги "Глория (СИ)"


Автор книги: Юлия Елихова






сообщить о нарушении

Текущая страница: 11 (всего у книги 34 страниц)

«Ничего себе», – подумал Макс, – Надо поаккуратнее с этой штукой обращаться». И он плавненько перевёл рычажок в прежнее положение, то есть – по центру и вертикально. Затем, также плавно перевёл в положение 3-ёх часов и сам, медленно переместился вправо.

«Теперь понятно, как этой штукой управлять. Но как же перемещаться вверх и вниз?» Но и с этим Макс быстро разобрался. Две кнопочки, что размещались сверху и снизу от джойстика, помогли ему совершить прыжок вверх и вниз.

«Как в компьютерной игре», – улыбнулся он самому себе

Пока он разбирался с управлением своего космокостюма, Тигран уже подлетел к месту аварии.

– Ты уже здесь? – удивился Макс. Он подлетел к Тиграну и включил специальный микрофон, нажав на одну из кнопочек на всё той же панельке управления. – Я пять минут назад видел тебя возле люка. Видел, как ты неуклюже барахтался. И тут бац – ты уже здесь!

– Просто на занятиях по работе в космосе я слушал инструктора, а не разглядывал ножки Алекс, – подколол друга Тигран. – А в самом начале я, всего-навсего, немного подурачился. Ведь не каждый же день в открытый космос выходишь.

– Да я бы сказал: первый раз в жизни!

– Вот-вот. Ну и сразу за дело, – Тигран кивнул головой в сторону поломки.

Как уже успел доложить Илья на борту корабля, пострадало крыло «Одиссея». В него врезался обломок метало-бетонной конструкции – один из многочисленных осколков космической станции «Прометей». Да-да, той самой, столкновение с которой несколько часов назад избежали Макс и Алекс. Вот и не верьте после этого в судьбу!

Но самого осколка на месте аварии уже не было. Скорее всего, корабль зацепил его своим правым крылом. И на память о себе обломок оставил неглубокий поперечный разрез, который протянулся по всей ширине крыла «Одиссея», в центральной его части.

– Что это могло быть? – спросил Макс.

– Не знаю, – Тигран рефлекторно пожал плечами и с помощью джойстика перелетел на противоположную сторону крыла. – Да всё что угодно. Мелкий метеорит, какой-нибудь осколок от космического корабля, станции, спутника или что-то в этом роде.

Тигран внимательно осмотрел характер повреждения. Разрез на крыле корабля был похож на раскроенную, рванную рану, с загнутыми наружу краями.

– Надо его измерить, – сказал Макс и навёл на повреждение, специально вмонтированную в правый нарукавник, камеру. – Навскидку разрез метра три в длину. Сейчас отправлю фото Илье. Он скажет точно. – Макс развернулся к Тиграну. – Что будем с этим делать? Соображения есть?

– Что-что? Будем варить, – Тигран пожал плечами и добавил, – С таким повреждением лететь нельзя. На сверхскорости дыра будет увеличиваться и через некоторое время крыло оторвёт с корнем.

– А если сбавить скорость? – предложил Макс, но Тигран возразил ему категорично и безапелляционно.

– Нет, Макс. С какой бы скоростью мы не двигались, дыра будет расти и углубляться. И потом, сколько мы будем лететь к Глории и кружиться по орбите Земли? Вечность?

– Да, ты прав. Скорость сбавлять нельзя, – согласился с другом капитан. – Иначе, наша экспедиция будет похожа на игру в догонялки. Глория будет себе спокойно кружиться по орбите, а мы – мчаться за нею.

– Мне эта картина напоминает забег на стадионе: орбита – это беговая дорожка, а вместо центрального поля – Солнце.

– Этточно! – воскликнул Макс. Ему понравилась аллегория Тиграна. И они оба продолжили изучать повреждение «Одиссея».

А между тем, на корабле разгоралась очередная ссора. На этот раз перепалка началась между Павлом и Алекс.

– Вечно твои выходки, – бросила она в сторону Седого.

– Это почему же мои выходки? А Королёв что, по-твоему, белый и пушистый? – возразил Павел. На его колкую реплику Илья ничего не стал отвечать. Он молча сидел у окна и наблюдал за Максом и Тиграном, которые в это время крутились возле правого крыла «Одиссея».

– По-моему, главный провокатор и зачинщик всех разногласий в команде ты, а не Илья, – в сердцах крикнула Алекс, ткнув указательным пальцем в Павла. – Это всё случилось полностью по твоей вине. И теперь не известно, как нам из всего этого выпутываться.

Алекс рухнула в кресло. Она закрыла лицо ладонями и замолчала. Затем, опустив руки вниз, она устремила свой взор в сторону Макса и Тиграна и добавила уже тише. Но тревога в её голосе зазвучала с новой силой:

– И не известно, выкрутимся мы из этого или…

– Не накручивай себя, Алекс, – обозвался Илья, – Не надо. Ситуация тяжёлая. Все и так на пределе.

Он развернулся лицом к Алекс и Павлу. Потом грустно посмотрел на них и добавил:

– Седого тоже не вини. Мы с ним оба натворили дел, не думая о последствиях.

– Нет, я не верю! Слышите? Не верю в то, что это конец, – закричал Павел, не выдержав напряжения. Эмоции зашкаливали, и он больше не в силах был сдерживать их внутри себя. Павел метался по отсеку, как разъярённый тигр в клетке, которому защемили хвост. А точнее, самолюбие. Но страх за жизнь и угроза смерти сейчас были на столько велики, что собственные эгоизм и гордыню пришлось отодвинуть на задний план. Задвинуть, так сказать, куда подальше. – Наш пункт назначения – Глория. И мы туда непременно прибудем.

– О, да! С твоей-то помощью мы не то, что на Глорию, мы…

– Седой, Алекс хватит! – закричал Илья и протянул руку в сторону окна. – Вы разве не видите? Из-за споров и перебранок мы уже весим над пропастью. Наши друзья сейчас рискуют своими жизнями, чтобы исправить то, что мы с тобой натворили, Седой. И вы, видя всё это, продолжаете дальше?

Алекс, после слов Ильи, сердито надула губки, сложила руки на груди и отвернулась к окну. Она больше не желала вступать в полемику с Павлом. Кто знает? То ли слова Ильи оказали на неё такое влияние, то ли она действительно осознала, что Макс и Тигран сейчас здорово рискуют, и стала переживать за них? Только теперь всё её внимание было приковано к иллюминатору, в круглом стекле которого были видны две фигуры в белых смешных скафандрах.

Через полчаса Макс и Тигран вернулись на борт. Вся команда собралась в приёмном отсеке.

– Значит, что мы выяснили, – начал Макс. – На правом крыле имеется поперечный разрез от столкновения с чем-то острым. Размер его около трёх метров.

– Три метра шестьдесят два сентиметра, если быть точным. Это я определил по данным, что мне прислал Тигр. Но, какова его глубина? – спросил Илья. – Волнение его было на пределе. Будучи всегда сдержанным в общении с окружающими его людьми, он умел спокойно выслушать, а все вопросы задавать после изложенного. Но не теперь чувство вины его переполняло. При этом, в отличие от Павла, страх не за собственную жизнь, а за судьбы своих товарищей, заглушал все принципы и устои в нём самом. Желание сохранить жизни своих друзей вышло на первую линию.

– Глубина – пятнадцать сантиметров, – ответил ему Макс. – Задеты только верхние слои.

– И что будем делать? Я так понимаю, лететь дальше нельзя? – голос Алекс дрожал. В нём звучало отчаяние и надежда на спасение одновременно.

– Лететь нельзя. Иначе, разрез будет расти и крыло может оторвать полностью. Тогда нам конец, – ответил Макс.

– Да. Мы можем послать сигнал «SOS» на Землю и ждать, пока по указанным координатам нас спасут, – предложил Макс, – Или…

Он замолчал. Капитан Басаргин обвёл взглядом всех членов своей команды. Их внимание было приковано к нему одному. Выдержав небольшую паузу, он закончил мысль:

– Мы с Тиграном начнём сварочную работу прямо сейчас.

– Вы хотите заварить эту дыру? – спросила Алекс.

– Да. Или есть другие предложения? Если кто-то из присутствующих хочет высказаться, то прошу сделать это прямо сейчас. Самое время.

Макс снова окинул всех взглядом. Команда молчала.

– Значит наш с Тиграном план и будем реализовывать. Надеюсь, у нас на «Одиссее» есть аппарат для сварки?

– У нас есть всё для ремонтных работ, в том числе и сварочный аппарат, капитан, – немного придя в себя, рапортовал Илья. Надежда на спасение мелькнула на горизонте, и он воспрял.

Надо сказать, что боевой дух вернулся ко всей команде. Началась подготовка к операции. Павел и Илья, теперь уже вместе, принесли всё необходимое: сам аппарат для сварочных работ, напоминающий внешне пылесос, а точнее плоский ящик размером тридцать на пятьдесят сантиметров, со шлангом и удлинённой трубкой на конце.

– Аппарат готов, – отчитался Павел.

– Сколько по времени с ним можно работать в космосе? – спросил Тигран у Ильи.

– Часа три, не больше.

– Думаю, нам больше и не понадобиться, – усмехнулся Макс.

А Алекс, пока ребята были заняты технической частью операции, подготовила космические скафандры Макса и Тиграна и заправила их необходимым количеством кислорода. Спустя полчаса всё было готово. И капитан Басаргин со своим верным другом и помощником снова вышли в открытый космос. Не мешкая ни секунды, они приступили к работе. Макс повернул ручку аппарата и в тот же миг из, суженной на конце трубки, показался фиолетово-синий язык пламени. Зализывая «рану» корабля, он постепенно, сантиметр за сантиметром исправлял дефект на крыле «Одиссея». Разрезанные края были скреплены намертво.

Более двух часов потребовалось ребятам, чтобы устранить повреждение. Всё это время Алекс, Павел и Илья не отходили от окна и мыслями были вместе с капитаном и его старшим помощником.

– Рану зашили, а вот шрам так и останется на всю жизнь, – сказал Макс, осматривая проделанную работу. – Ну что, Тигр? Ты со своей стороны всё проверил. Ничего не пропустили?

– Да похоже, что нет. Ни щёлочки, ни зазорчика.

– Как думаешь? Выдержит? – спросил Макс, продолжая осматривать шов. Но Тигран не ответил. Макс поднял голову вверх, но Тиграна не оказалось рядом.

– Тигр, Тигр, – испуганно повторял Макс, но тот не отвечал.

Макс поднялся вверх и осмотрелся по сторонам. В самом низу, под днищем корабля мелькнула белая рука. Капитан спустился вниз. Он увидел Тиграна. Тот не мог перемещаться в пространстве. Он словно плыл по течению, и его уносило в открытый космос.

– Что случилось? – испуганно закричал в микрофон Макс. – Почему ты не двигаешься? Что с костюмом?

Тигран пытался ответить капитану, но в его микрофон ничего не было слышно. Наконец, Тигран сложил руки крестом на груди, показывая тем самым, что система управления в его скафандре сломалась и он не может самостоятельно перемещаться. Макс всё понял. Он подлетел к другу и обхватил его руками. Капитан попытался скоординировать своё движение в сторону корабля, но не тут-то было. Скафандру Макса не хватало мощности, силы тяги, так сказать. И они с Тиграном остались на том же месте. Макс попробовал самостоятельно переместиться к кораблю, но и сам пролетел едва три метра. Он вернулся к Тиграну и сказал:

– Похоже, дружище, наши батарейки сели. Надо вызывать подмогу. Иначе…

А на корабле, тем временем, уже все поняли, что у Макса и Тиграна большие неприятности.

– Похоже, у их костюмов заканчивается заряд, – догадался Илья.

– Это как? – спросила Алекс.

– А так, – уклончиво ответил Илья. Он снова повернулся к окну.

– Надо их оттуда вытаскивать, – с этими словами Павел сорвался с места и помчался за скафандром.

Илья сразу же сообразил куда, а главное, зачем рванул Седой и сию же секунду отправился за ним. Словно по команде, они быстро облачились в скафандры и перебрались в приёмный отсек.

– Сколько у них времени? – спросил Павел.

– Минут десять. Может – пятнадцать.

В этот момент в отсек, где находились Седой и Илья, вбежала Алекс. Взволнованная, с растрёпанными волосами и диким взглядом, она закричала:

– Я их не вижу. Они пропали из вида.

– А чего ты хотела? Их уносит в открытый космос, – Павел застегнул все молнии на своём скафандре и опустил стеклянный колпак.

Видя, что Седой уже готов к выходу в отрытый космос, Илья тоже заторопился. Алекс медленно опустилась на колени и зарыдала.

– Куда же вы? Я не хочу оставаться на корабле сама. Одна я здесь не выдержу.

Она обхватила голову руками и стала раскачиваться из стороны в сторону. Слёзы текли по её щекам. Время от времени она жалобно всхлипывала.

Илья видел, что у Алекс истерика и попытался её успокоить. Он, будучи уже полностью облачённым в костюм, но пока без «купола» над головой, сел возле Алекс и обнял её.

– Послушай меня. Максу и Тиграну нужна наша с Павлом помощь. Мы с ним сейчас покинем корабль и найдём ребят. А ты нас будешь ждать здесь. Когда загорится вон тот зелёный огонёк, – Илья указал рукой на маленькую лампочку над входом в отсек и продолжил, – Ты опустишь рычаг вниз. Во-о-он тот, что торчит у двери отсека. И мы, все четверо вернёмся на борт «Одиссея», чтобы продолжить наше путешествие к Глории. Договорились?

Но Алекс не унималась. Она отрицательно покачала головой, давая понять Картелёву, что по-прежнему не желает оставаться на корабле одна.

Павел долго наблюдал за ними. Наконец, не выдержав, Седой подошёл к Алекс, схватил её за плечи и стал трясти, пытаясь привести её в чувства.

– Алекс, А-а-алекс! Услышь меня, – крикнул он, подняв стеклянный колпак. – Наши товарищи там. Они задыхаются. Система отказала полностью и у них нет кислорода. А ещё их уносит в космос. Понимаешь? И вместо того, чтобы спасать их, мы сейчас успокаиваем тебя.

Похоже, речь и методы Павла были более вразумительными. Алекс сразу же пришла в себя, словно очнулась. Она взяла себя в руки и сказала:

– Верните их. Прошу вас, – и также тихо добавила, – И сами возвращайтесь. Пожалуйста.

Илья в ответ протянул Алекс какую-то штуку, похожую на толстый карандаш.

– На, держи, – сказал он.

– Что это?

– Микрофон. Для связи с нами. Чтобы тебе не было совсем одиноко.

Алекс грустно улыбнулась и кивнула ему в ответ.

И Павел с Ильёй подошли к двери отсека.

– Ты знаешь как пользоваться этой штукой? – Павел указал на скафандр и уставился на Илью.

– Нет. Но там разберёмся.

А разбираться долго не пришлось. Около трёх минут понадобилось Илье и Павлу, чтобы научиться управлять своими скафандрами.

– Проще простого! – воскликнул Павел. – Это как компьютерная игра. Знай себе, направляй джойстиком куда надо переместиться.

Но Илья ему ничего не отвечал. Он практически не слушал Павла. Нырнув в бескрайнее, непостижимо безмерное пространство, Картелёв сразу же включил осветительный прибор и ринулся на поиски Макса и Тиграна. Но их уже нигде не было видно. Ни спереди, ни сзади. Илья запаниковал. Он поднялся вверх над кораблём. Павел же полетел к правому крылу «Одиссея», где ребята работали.

– Сварочный аппарат на месте. Прикреплён к крылу. А вот парней нет, – сказал в микрофон Павел.

– Тебя понял. Продолжаем поиски, – буркнул Илья.

В эту минуту Павел вспомнил, как Тигран незаметно уплыл вниз, словно соскользнул. И Седой сразу же «поднырнул» под корабль. Илья устремился за ним. Но Макса и Тиграна там тоже не было.

– Не уже ли опоздали, – сокрушался Павел. Его отчаянию не было предела. – Если бы я знал. Ну почему всё так получилось?

Он метнулся в одну сторону, в другую. Но всё было напрасно. Макса и Тигран по-прежнему не было видно.

– Упустили, – раздосадовано вздохнул он. – В моей жизни было мало светлых дней. После встречи с Максом мне почему-то думалось, что теперь их будет гораздо больше. Наверное, не суждено. Судьбу не обманешь. Она тебя обманет, а вот ты её ни за что.

– Что ты сказал? – перебил его рассуждения Илья.

– Что судьбу не обманешь. Я имел ввиду, что чему быть, того…

– Нет. Ты сказал «мало светлых дней». Мало света. Ну конечно!

Илья переключил микрофон на режим корабля и проговорил:

– Алекс, Алекс, приём!

Она ответила почти сразу же:

– Слышу тебя, слышу! Приём! – обрадовалась она тому, что услышала знакомый голос Ильи.

– Алекс, беги в зал управления. Включи тумблеры нижней подсветки крыльев и шасси. Как поняла меня?

– Поняла тебя. Бегу!

И Алекс, что было силы, рванула в зал управления. В панике она всё-таки нашла нужные рычажки и опустила их вниз. Резкий, рассекающий вековую темноту свет, своими жёлто-белыми лучами врезался во мрак. Илья, а за ним и Павел, стали спускаться вниз.

– Ребята, вы нашли их? – Алекс без остановки повторяла в микрофон один и тот же вопрос. Но вот только с ответом Илья и Павел не спешили. По той причине, что им нечего было ей ответить. Макса и Тиграна по-прежнему не было видно. От волнения и переживания, сердце Ильи колотилось будто птица, запертая в клетке и грозилось вот-вот вырваться на свободу. Но надежда на спасение товарищей таяла с каждой минутой.

– Королёв, что будем делать дальше? – спросил Павел. Его голос был лишён всяческих эмоций. Без жизни и веры.

Илья не отвечал. Все его силы были сосредоточены в просматривании беспроглядной тьмы. Но Картелёв молчал не поэтому. Он боялся признаться самому себе, а уж тем более сказать в слух то, что их корабль остался без капитана и его верного помощника и друга.

– Вижу! – внезапно закричал Павел. Это слово, этот крик снова вернул их всех к жизни, подарил малейшую, совсем ничтожную надежду на спасение.

В ту же секунду Павел ястребом ринулся вниз. Илья за ним. Метрах в трёхстах от них, в кромешной тьме, рассекаемой уже совсем слабым, едва скользящим светом плыли две фигуры.

«Только бы они были живы» – пульсировало в мозгу Павла и Ильи, пока они спускались к ребятам.

Когда они подлетели к Максу и Тиграну, те едва дышали. Их глаза были наполовину прикрыты веками.

– Слава Богу живы, – выдохнул Павел. На что Илья сразу же ответил:

– Нужно торопиться, можем не успеть.

И он обхватил руками Макса, а Павел – Тиграна. И так они вчетвером стали перемещаться в сторону корабля.

– Алекс, Алекс, ты меня слышишь? Алекс? – Илья несколько раз повторил её имя, я сразу же микрофон оживился.

– Слышу, Илья! Слышу, миленький! Что у вас? Вы нашли их?

– Мы подлетаем. Приготовься открывать нам дверь.

И Алекс снова ринулась со всех ног в отсек, дожидаться возвращения ребят. Как Илья и сказал, через пять минут загорелся зелёный фонарик. Алекс в ту же секунду рванула рычаг вниз и шлюз открылся. Из кабинки приёма все четверо ввалились в отсек. Тигран и Макс совсем не держались на ногах. Алекс подбежала к ним и сразу же подняла купола над их головами. Макс закряхтел, а за тем сделал глубокий вдох и открыл глаза. Он сел, огляделся. Взгляд его был затуманен и остановился на Тигране. Тот лежал рядом и не подавал никаких признаков жизни. Макс кинулся к другу. Он приложил ухо к груди Тиграна, но ничего не услышал. Алекс в ужасе поднесла ладони ко рту и замерла.

– Нет, нет, нет! – закричал Макс, – Тигр, очнись!

Он схватил друга за плечи и начал трясти его. Но тот по-прежнему не дышал. Алекс же, наблюдая за этой сценой, не выдержала и подбежала к Тиграну. Она упала возле него на колени и впилась в его посиневшие губы своим ртом.

– Чего это с ней? – тихо шепнул Павел Илье.

– Похоже делает искусственное дыхание.

– А я подумал, что она того. Рассудком повредилась.

– Тихо, – закричал Макс.

Тигран захрипел. Алекс склонилась над ним. Она уже оторвалась от его губ и наблюдала за тем, как он приходит в себя. Он приоткрыл глаза и продолжал жадно ловить губами воздух. Сознание потихоньку возвращалось к нему. Тигран попробовал подняться, но голова его кружилась, и непривычная слабость сковала всё его тело. Он снова лёг на пол и увидел, склонившихся над ним, Макса и Алекс.

– Я умер? – тихо прохрипел Тигран.

Алекс же в ответ усмехнулась и покачала головой.

– Ты жив, Тигр. Мы все живы! – сказал Макс и обнял друга.

А Алекс смотрела на ребят. Она плакала и смеялась одновременно, до сих пор не веря, что всё уже позади. Что все они теперь вместе и могут продолжать своё путешествие. Двигатели снова загудели и «Одиссей», набрав обороты, отправился далее.

Когда вся команда снова собралась в зале управления, Макс обратился к Илье и Павлу:

– Для вас обоих следовало бы придумать достойное наказание за нарушение дисциплины на корабле.

– Это точно, – поддакивал Тигран, – Если бы я там за бортом сгинул, то так бы вам физиономии начистил. Мало бы не показалось, уж поверьте.

– Ну это вряд ли, – усмехнулся Макс и сразу же сделался опять серьёзным, – Вы теперь, надеюсь, поняли, какой опасности подвергли всех нас? И если подобные разборки между вами снова возникнут…

– Мы всё осознали, капитан, – не поднимая от стыда глаз, проговорил Павел.

– Вот-вот. Особенно это касается тебя, – Тигран ткнул указательным пальцем в грудь Павла. Но, не смотря на свой взрывной характер и неудержимую спесь, Павел промолчал.

– Мы вынесли урок из того, что произошло, – ответил за двоих Илья.

В эту минуту запищал один из датчиков на панели управления. Алекс, будучи за штурвалом корабля, нависла над небольшим монитором и, нахмурив брови, стала внимательно всматриваться в появившуюся на нём картинку.

– Что случилось? – встревоженный новым сигналом, спросил Макс.

– Если я правильно поняла, то датчик показывает отклонение. Не значительное, правда. Но всё же.

– Отклонение? От чего?

– От заданной траектории полёта, – пояснила она.

– Видимо, это произошло из-за поломки, – предположил Илья. – Необходимо срочно исправить эту ситуацию. Иначе…

– Иначе мы попадём не туда, куда нужно, – продолжил его мысль Макс и поспешил к пульту управления. Илья последовал за ним.

Вместе они рассчитали градус отклонения от заданного изначально вектора. С помощью составленных Ильёй расчётов, за считанные минуты ситуация была исправлена.

– Возможно, из-за дефекта на крыле корабля, я имею ввиду варочный шов, отклонения от проложенного пути могут быть и в последующем, – предположил Илья.

– Значит, нам нужно постоянно следить за траекторией полёта. Илья, – Макс повернулся к Картелёву, – Возьми на себя эту обязанность.

– Есть, капитан.

– Ну а вы, – Макс повернул голову к Павлу и Тиграну, – Занимайте свои места и вперёд. А мы с Алекс продолжим свой отдых. Ведь, нам уже скоро нужно будет сменить вас на посту. Пойдём, Алекс.

– После всего пережитого я вряд ли смогу уснуть, – печально улыбнулась она.

Макс молча встал с кресла и подошёл к ней. Он положил свою правую руку ей на плечо и сказал:

– Считай это приказом.

Алекс без особых возражений встала с кресла и направилась к выходу. А Павел и Тигран заняли свои места за пультом управления. И Илья умостился за мониторами. Всё как будто вернулось в прежнее русло. Но в каждом из них что-то изменилось, что-то поменялось. И, хочется верить, что в лучшую сторону.

Макс довёл Алекс до двери её комнаты и, уже было, собрался уходить. Но она его остановила. Алекс подошла к нему близ-близко. Ей было хорошо видно лицо капитана. Усталая, блаженная улыбка украшала его. Она, едва касаясь кончиками пальцев, провела рукой по лбу, левой щеке и положила ладонь на грудь Макса.

– Я очень испугалась сегодня за тебя, – сказала она тихо и опустила вниз глаза.

Макс тихо усмехнулся. Он нежно коснулся своей рукой её маленького острого подбородка, и поднял его немного вверх. Шоколадно-карие глаза девушки сверкали болезненным блеском. В эту минуту Макс не растерялся и поцеловал Алекс в губы. И она ответила на его поцелуй. Им обоим казалось, что время замерло, что они застряли между прошлым и будущим. Через мгновение Алекс оторвала свои уста от губ Макса и испуганно посмотрела на него. Она заглянула в его глаза и, не дожидаясь слов и продолжения, выскользнула из его объятий и скрылась за дверью своей комнаты. Макс хитро прищурил глаза и улыбнулся. Он постучал в дверь:

– Алекс, что случилось. Я обидел тебя? Открой, – он подпёр дверь плечом, но она по-прежнему была закрыта. – Извини, я не хотел тебя обидеть. Я думал, ты воспримешь это по-другому.

Но Алекс не отвечала. Дверь также не поддалась на его уговоры и по-прежнему оставалась запертой на замок. Ещё немного, совсем чуть-чуть потоптался Басаргин у её двери и отправился к себе.

«Да-а, это прогресс. Явно,» – думал про себя Макс, – Интересно, как дальше-то всё будет? Совсем ещё девчонка, ей Богу!»

Макс вошёл в свою комнату и устало повалился на кровать. Он усмехнулся и задумчиво провёл рукой по губам, вспоминая поцелуй Алекс. Приятными и волнующими были эти воспоминания. С улыбкой ребёнка он уснул.

Проспав шесть часов, Макс проснулся с чувством сильного голода. Спина, а главное шея его ужасно затекли, и он их практически не чувствовал.

«Надо принять душ и переодеться, – мелькнуло у него в голове, – А ещё поесть. Как же хочется есть! Я сейчас слона бы съел».

С этими мыслями он отправился в санотсек. Именно здесь творческий и инженерный гений Ильи разместил душевую кабину, джакузи и небольшой бассейн. В нём-то Макс и увидел беззаботно плескающуюся Алекс. На ней был раздельный купальник, бесстыдно подчёркивающий все прелести её стройного тела.

Макс подошёл к бортику бассейна и сел рядом.

– Выспался? – спросила Алекс. Но взгляд её был устремлён вверх, на потолок, в оконном проёме которого был виден иссиня-чёрный космос.

– Да так, почти, – улыбнулся он. Макс не сводил взгляд с Алекс, которой по-прежнему не было до него никакого дела. Она всматривалась ввысь, всеми силами стараясь рассмотреть что-то очень важное для неё. Или просто делал вид. – Я хочу поговорить о нас.

– О нас? – удивлённо переспросила она и, наконец, посмотрела на Макса. – Ты, наверное, хотел сказать о команде?

– Нет, не о команде, а о нас с тобой.

– Ты про тот поцелуй?

– Да. Мне показалось, что…

– Тебе показалось, – Алекс остановила его. Она подплыла к Максу и ближе и приложила к его губам свою мокрую ладошку. – Это были эмоции, нервы. Трактуй как хочешь. Я просто перенервничала и всё.

– Алекс, это не было похоже на нервы и стресс. Эмоции – да! Но не те эмоции, в которых ты хочешь меня убедить.

– Макс, прошу тебя, остановись, – Алекс продолжала стоять на своём. – Ты же сам прекрасно понимаешь, что это всё лишнее.

– Что лишнее? Я не понимаю тебя?

– Отношения, чувства. Это всё усложнит нашу, и без того не лёгкую, жизнь.

Макс слушал и не верил тому, что говорила Алекс. И дело было вовсе не в мужском самолюбии и гордыне. Нет. Тот поцелуй разбудил что-то в Максе. Что-то очень важное. Что-то, что покоилось в самом центре его, у самого основания. Разбудил, взбудоражил, всколыхнул то, что хотелось переживать снова и снова, от начала и до конца.

– Это всё не правильно, – не унималась она. – Я уже когда-то это проходила. Сначала был общий интерес, цель. Потом появились отношения, чувства, семья и… Всё закончилось, всё оборвалось, когда пропали общие интересы.

– Я не понимаю, ты себя сейчас уговариваешь и пытаешься убедить, что это был просто поцелуй?

– Макс, поверь, это действительно так.

Она смотрела на Макс и приводила всё новые и новые доводы. Но глаза её говорили совсем о другом. И признаться в чувстве к Максу, которое обнажили страх и тревога за его жизнь, Алекс не могла. Даже самой себе. Наконец, Макс сдался.

– Ладно, Алекс, считай, что ты меня убедила. Я больше не вернусь к этому разговору. Пусть всё остаётся, как есть. И время нас рассудит.

Макс грустно улыбнулся и отправился в душ. Алекс провожала его печальным, болезненным взглядом, коря саму себя за своё малодушие. И в то же время, внушая себе самой, что она права.

Алекс молчала. Она внимательно следила за скоростью полета и его траекторией, выполняя обязанности, которые возложил на неё капитан. Но Максу казалось, что она, попросту, избегает его, сторониться.

«Наверное боится, что снова заговорю про нас с ней», – подумал он.

– Как твои рисунки? Успела нарисовать что-нибудь новенькое?

– Совсем чуть-чуть. Пять или шесть рисунков всего, – ответила Алекс. Она по-прежнему продолжала смотреть в огромное окно перед собой, неотрывно наблюдая за полётом. – Здесь как-то времени не хватает.

– Покажешь мне их?

– Зачем?

– Те, предыдущие твои зарисовки меня настолько впечатлили, что до сих пор эти сказочные картины стоят у меня перед глазами.

Алекс повернулась к Максу. Она слегка наклонила голову вправо и внимательно, прищурив глаза, посмотрела на капитана. В какую-то минуту ей показалось, что Макс просто хочет разрядить обстановку, напряжение, которое возникло между ними и решила подыграть капитану.

– Хорошо. В нашу следующую смену захвачу их с собой. Может быть, еще что-то успею нарисовать новенькое, – и Алекс снова развернулась к окну. Приняв прежнее положение, она продолжила, – Вообще, что самое удивительное, здесь, в космосе, я практически не вижу те пейзажи, природу далёких планет, пусть даже и придуманных мною, живущих в моём воображении. На Земле я настолько чётко и живо могла их увидеть, прочувствовать. Закрою глаза – и передо мной вырастают потрясающие деревья, растения в которых прячутся такие же необыкновенные, непривычные для нас с тобой животные. А в небе парят и летают диковинные птицы. Но теперь всё это исчезло, как будто стёрлось. И теперь я рисую только то, что вижу вокруг себя: корабль, космос ребят.

– И меня? – спросил Макс.

– Конечно! Куда же без капитана! – усмехнулась Алекс – Без капитана никак нельзя.

– Интересно будет на себя посмотреть твоими глазами. Наверное, в твоих картинах я толстых злобный карлик с плешивой головой. Или козлоногий сатир, под чью дудку пляшут остальные члены команды, – засмеялся Макс.

Алекс тоже немного развеселили слова Басаргина. Она тихонько улыбнулась и добавила:

– Нет, ты там такой же красивый и славный, как и в жизни.

В эту минуту в зал управления вошел Илья.

– Привет всем! Надеюсь, я не помешал?

– С чего ты взял, что можешь помешать нам, – немного испугано спросила Алекс.

Макс сразу же заметил, как она напряглась после слов Картелёва, и дальше продолжал наблюдать за Алекс.

– Да ни с чего. Просто, мне показалось, что вы о чём-то очень живо беседуете. Вот и спросил, – ответил Илья.

– Мы вели беседу об искусстве. Верно, Алекс.

– Да. Об изобразительном искусстве, – добавила она.

– О-о-о! Вот как! Это очень интересная тема для разговора. Жаль, что я не смогу её поддержать, – сказал Илья и включил мониторы перед собой. – Я больше разбираюсь в классической музыке.

Между делом, он включил миниплеер и из него полилась вечная, не подвластная времени и пространству мелодия.

– Это Вивальди? – развернувшись на 180 градусов к Илье, спросила Алекс. – Времена года?

– Ничего себе! – воскликнул Картелёв, – Ты разбираешься в классической музыке?

– А чего тут разбираться? Это произведение все знают, – удивилась она.

– Не все, – заметил Макс, – Я, например, не знаю. Хотя, если не ошибаюсь, в тот день, когда мы с тобой познакомились, в твоём кабинете играла именно эта музыка.

– Да-а. Ты прав, – задумчиво ответил Илья. В этот момент он уже переключил всё своё внимание на мониторы и датчики системы корабля. – Это моё любимое произведение.

По тому как ответил Илья Макс догадался, что Картелёв чем-то обеспокоен. А через пару минут его предположение подтвердилось. Илья как ошпаренный вскочил со своего кресла и помчался в продовольственный отсек.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю