290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Глория (СИ) » Текст книги (страница 25)
Глория (СИ)
  • Текст добавлен: 9 декабря 2019, 01:30

Текст книги "Глория (СИ)"


Автор книги: Юлия Елихова






сообщить о нарушении

Текущая страница: 25 (всего у книги 34 страниц)

А Макс тем временем подошёл к Алекс. Она не стала его прогонять и даже в этом он узрел добрый знак. Осторожно он присел рядом. Алекс молчала. Безжизненным, неподвижным взглядом она смотрела вглубь леса. Помолчав пару минут, Макс решил первым начать разговор:

– Алекс, я знаю, что ты сейчас обо мне думаешь.

– Ты ошибаешься, Макс, – ответила Алекс. Она была спокойной, как бывает спокойно море после сильного шторма. Тиха и безмятежна. – Я сейчас не думала о тебе. Я не виню тебя в легкомыслии, или не уважении ко мне, стремлении стать первым среди друзей. Нет. Я виню только себя.

– Алекс, не говори…

– Нет, Макс. Я сама во всём виновата. Я поверила в нас. Я не смогла устоять перед чувствами. Они-то меня и опустошили, выпотрошили и уничтожили. Снова. Я ошиблась в тебе и в себе. Ошиблась в нас.

– Алекс, выслушай меня прошу. А потом суди как захочешь, – Макс придвинулся к ней ближе. – Помнишь тогда, наш разговор после вечеринки, мы лежали с тобой на газонной траве и смотрели на звёзды. Ты спросила меня, какой я представляю девушку, с которой готов провести всю жизнь. Так вот, я ответил тогда тебе, что она должна быть моим продолжением. Она должна стать мне другом, соратником, возлюбленной. А ты ответила мне, что на Земле таких девушек не существует. И я, и ты были тогда правы, хотя и не знали об этом. Я встретил такую девушку. Хотя мы и познакомились с ней на Земле, но узнал я её только на Глории. Это ты, Алекс.

Она не смотрела на Макса, боялась, что не удержится и снова расплачется.

– Господи, Алекс! Ты была права, права сто раз! Не нужно было искать в девушке те черты, те качества, что я сам себе придумал и примерял каждой из них. Только после встречи с тобой я понял, а точнее, узнав тебя, я полюбил то, что сплелось, уложилось в тебе. Я полюбил тебя такую, какой ты есть. Всё, что в тебе живёт и наполняет. А после сегодняшней ночи я узнал, что наша любовь и есть моё и твоё продолжение.

Алекс не выдержала и закрыла глаза руками.

– Зачем вы спорили на меня? Это же так низко!

– Это был трёп двух приятелей. К тому разговору мы с тобой были знакомы не больше недели. Ты перед нами предстала красивая, смелая. Я и подумать тогда не мог, что полюблю тебя так сильно.

– А полюбил ли, Макс? – она резко развернулась к нему и впилась взглядом своих карих глаз. – А может, это обычное желание, стремление доказать себе и всем окружающим, что ты победитель? Что ты первый в споре, в отношениях с женщинами, в команде? А? Ты же должен везде и всегда быть первым, не так ли?

Не на такое признание он рассчитывал. Ничего не сказал Макс. Опустив глаза вниз, он молчал. Алекс и сама поняла, что её слова укололи его. Только не могла понять, какую из струн его души она затронула: самолюбие или, всё-таки, чувства к ней самой. Ей стало стыдно за то, что сказала Басаргину. Не дожидаясь ответа, она отодвинулась от Макса.

– Оставь меня, прошу, – прошептала она. Сказать в полный голос у неё не было сил и смелости. – Мне нужно побыть одной.

Макс молча встал. Смятение охватило его. Он не знал, какими словами можно было вернуть доверие Алекс.

– Я хочу, чтобы ты знала, – сказал он напоследок, – Я всегда буду рядом. Ты можешь прогонять меня, сторониться и бранить. Я не оставлю тебя ни на минуту. Будешь счастлива с другим человеком, я не стану мешать. Не потому, что ты мне безразлична, а потому, что я слишком сильно тебя полюбил.

И он ушёл.

Когда Семила и Илья приготовили ужин, вся команда собралась вместе у костра. Ничто так не сближает, как общая беда и голод. Всякий счастлив по-разному и сам по себе. А вот голод и ненастья переживаются все вместе. Приготовленные на огне плоды типатос оказались очень питательными и вкусными. Путникам они напоминали что-то среднее, между картофелем и кукурузой. Верхний слой, вместе с тонкой кожурой, взялся хрустящей корочкой. Центральная часть плода была похожа ка запеченный, слегка сладковатый картофель, по запаху напоминавший варенную кукурузу. А в самом центре косточка, размером с кулак, и вовсе размягчилась. Будто сырой ячный белок растекалась она в руках. Сытно было и вкусно. Только после ужина путники заметили, как быстро стемнело. И в лесу становилось прохладно и страшно.

Внезапно, вдалеке снова послышался гул.

– Луфертады царя, – закричал Макс, – Тушите костёр!

И ребята принялись рвать, с растущих неподалёку кустов питоликуса, огромные кожистые листья и тушить ими огонь.

Когда шум, пролетавших над ними луфертад, растаял в воздухе, Макс выдохнул:

– Кажется они нас не заметили.

– Интересно, что будет, если они нас всё-таки поймают? – поинтересовался Тигран.

– Ничего хорошего, – поспешил ответить Илья, – Ты же видел, как был рассержен царь, когда узнал о побеге Макса и Алекс. Как-будто гром среди ясного неба.

– Да. Его реакция дала нам чётко понять, что во дворец нам лучше не возвращаться. Но тогда выплывает следующий вопрос. А точнее, целая череда вопросов, – и Тигран принялся их озвучивать. – Вопрос номер раз: почему царь Клиос так отреагировал на побег капитана и Алекс? Вопрос номер два: как мы теперь вернёмся обратно на Землю? Вопрос номер три: куда нам нужно идти и что делать на незнакомой планете? Это, так сказать, вопросы ко всем. И отдельный вопрос у меня к Седому, – Тигран повернулся к Павлу. С рассечённой губой и подбитым глазом, он был молчалив. Но при этом проявил готовность ответить на, адресованный ему, вопрос.

– Я тебя слушаю, – вытирая запёкшуюся кровь с нижней губы, ответил Павел.

– Скажи, а твой телепорт способен вернуть нас на Землю? Или с его помощью можно путешествовать только по Глории?

– Теоретически – да. А на практике… – Павел опусти глаза.

– И что мешает? – спросил его Макс. Это был первый диалог капитана и Седого, после потасовки между ними.

– Мощности не хватит, чтобы преодолеть магнитное поле Глории и Земли, – кратко, чтобы не вдаваться в подробности и без лишней терминологии, ответил Павел.

– Ну, а если бы у тебя был такой источник энергии, которого хватило бы на это преодоление… – предположил Илья.

– Тогда такой «скачок» возможен. Хотя, конечно, и рискованно.

– Значит, нам необходимо отыскать такой источник энергии, – сказал Макс. Он минуту подумал и спросил у дочери жреца, знает ли она, где его можно добыть.

– Тиратос – вещество, из которого мы получаем необходимую для жизни энергию. Это – руда, по-вашему. Её расщепляют на специальных заводах. Она несёт в себе необычайную силу и энергию.

– С её помощью, но, конечно, в ничтожно малом количестве, работает мой телепорт, – подтвердил Павел. – Варос дал мне немного этого тиратоса для моей работы.

– И мы с вами уже имели дело с этим «топливом», – сказал Картелёв Максу и Тиграну.

– МИТ-1, – произнёс Макс.

– Вот-вот, – усмехнулся Илья.

– Что скажешь? Стоит попробовать? – спросил Макс. Он по-прежнему был угрюм и старался как можно меньше смотреть в сторону Павла.

– Думаю, что да, – немного оживился Павел, почувствовав, что снова нужен друзьям.

– А почему бы нам не попросить самого царя, – спросил Илья. – Он же хотел получить телепорт. За него Клиос готов отдать всё, что угодно. Заплатить, так сказать, любую цену.

– Царь не вернёт вас обратно, – тихо сказала Семила, – Я слышала его разговор с Керифом.

– Ты подслушивала? – удивилась Алекс.

– Во дворце много потайных ходов, о существовании которых не подозревает даже царь. А я выросла невольницей в его дворце. Возвращаясь к твоему вопросу Илья, почему я бежала с вами, – Семила повернулась к Картелёву, – Теперь я тебе отвечу. Клиос с того самого момента, как взошёл на трон держал меня возле себя, словно заложницу, чтобы мой отец безропотно служил ему. Я ненавижу его всем своим сердцем ещё и за то, что он обещал меня в жёны своему палачу.

– Керифу? – догадался Илья.

– Да. Так вот, однажды я слышала их разговор. Из него я узнала, что царь желал получить от вас помощь в войне. Он хотел, чтобы вы закончили дело своих родителей – строение боевых луфертад и телепорт. Первое он уже получил. Осталось второе. Но вас домой он точно не отпустил бы. Иначе, на Земле узнали бы о нашем существовании и на смену Хетту могут прийти другие враги. Этого царь никак не допустит. А ночью, когда вы бежали с Алекс, он допрашивал меня. Я ничего им не рассказала. Мне помог отец. Он убедил царя, что мне ничего не известно и Клиос отпустил меня. А после допроса я слышала, как он отдал приказ Керифу поймать вас. Он сказал, что очень важно не дать вам попасться в руки Хетта и не вернуться обратно на Землю.

– Но он обещал мне, – сказал Макс, – Он дал мне своё слово, что поможет вернуться домой после того, как закончится война с Хеттом. Враг будет повержен, и наши родители будут отмщены.

– Тогда он вас и убьёт, – горько произнесла Семила и опустила глаза.

– Но почему ты нам это раньше не рассказала? – закричал Тигран.

– Потому, что сама узнала обо всём вчера!

– Так, давайте без эмоций. Нам нужно понять, как выбраться из этой передряги и что делать дальше, – Макс сел возле потухшего костра. – Возвращаться во дворец – крайне опасно. Нужно найти источник этой самой энергии, как ты его назвала?

– Тиратос, – повторила Семила.

– Да. Так вот, когда найдём его – сможем вернуться домой.

– Это будет не просто, – сказала Семила и села рядом с капитаном. – Все рудники находятся под строжайшим контролем царя и проникнуть на них, не замеченными, возможно.

– А где ещё, кроме этих рудников, можно достать тиратос? – спросил Тигран.

– На самих заводах. И… Но – это верная смерть, – произнесла Семила и замолчала. Она испугалась своих же мыслей.

– Говори, где ещё, Семила? – не отставал Тигран.

– Перейдя через перешеек Ритогариус, мы окажемся на другом материке, на Киратоссе. В самой восточной его части есть священная гора Эланьёсса. По преданию, именно на её вершину посланники Бога спустили ладью с нашими предками, спасёнными с Земли. В глубоких пещерах её встречаются залежи тиратос.

– Значит, мы идём к этой горе, – сказал Тигран.

– Нам туда нельзя, – покачала головой Семила, – Дорога туда для нас закрыта.

– Это почему? – спросил Тигран.

– Эланьёсса – это земли Хетта.

После её слов повисла тишина. Кое-где слышны были вечерние песни и улюлюканье лесных птиц. Они напоминали знакомое землянам пенье соловья и, всё же, звучали как-то по-особенному, неземному.

– Вот какой дорогой пошли наши родители, – сказал Макс, – Скорее всего, они тоже искали тиратос. А нашли смерть.

– Как нам быть, капитан? – спросил Илья.

– Назад мы не вернёмся. Здесь оставаться нельзя. Впереди нас ждёт погибель. Решено, мы идём на запад, к горе Эланьёсса. На сколько я понимаю, мы как раз идём в нужном направлении?

– Да. Селение Цитайра уже близко. Если бы не встреча с калтиноем, то через несколько часов мы бы уже дошли до него, – ответила Семила.

– Но, ты же сам только что сказал, – возразил Павел, – Что там нас ждёт смерть. Разве это разумно, идти в земли Хетта?

– А в случае опасности мы воспользуемся телепортом. Ты не возражаешь? – ответил ему Макс.

Павел помахал головой, давая понять капитану и всем присутствующим, что не против.

– Ну вот и отлично. А сейчас предлагаю устраиваться на ночлег.

– Как на ночлег? – удивился Илья. – Разве мы не отправимся дальше?

– Нет, Королёв. Свой путь мы продолжим завтра. На сегодня и так событий хватит. Нужно отдохнуть, – и Макс принялся стелить огромные листья питоликуса пряма на земле.

Тигран, следуя примеру своего друга и капитана, стал делать то же самое. Илья же с Семилой и Алекс пока стояли молча и наблюдали за происходящим.

– Я не понимаю, – завопил Павел, – Почему мы не идём дальше? Через каких-то семь-восемь часов мы будем в селении. Зачем так рисковать и оставаться на ночь тут, в лесу?

– Правильно говоришь, – аккуратно расстелил листья Макс и выпрямил спину. Подойдя к Павлу, он продолжил, – На сколько я понимаю, в этом лесу водятся и ночные хищники. Сейчас почти стемнело и они выходят на охоту. Если мы будем двигаться дальше, то неминуемо попадём в их пасти.

– А так, ночуя здесь, мы не в опасности? Да?

– Тут мы можем разжечь костёр и дежурить по очереди, – ответила Алекс. Она последовала примеру Макса и Тиграна. Сняв с плеч маленький компактный рюкзак, она стала стелить и себе «постель» для ночлега.

– Будем дежурить по одному. Очередность пусть решит жребий, – предложил Макс. Он бросил свой взгляд в сторону Алекс и сердце его защемило. Но, сохраняя самообладание, он продолжил, – Алекс и Семила участия в жеребьёвке не принимают. Возражения есть?

Его слова сменило молчание.

– Возражений нет. Хорошо.

Макс отошёл в сторону. Он наклонился и поднял с земли четыре веточки. Все они отличались между собой длиною и формой. Зажав их в руке, Макс подравнял концы веточек и направился к товарищам.

– Кто вытянет самую короткую – будет дежурить первым. Кому же достанется самая длинная веточка – последним. Остальные два – соответственно своей очерёдности. Всё понятно?

– Это-то понятно. По сколько часов дежурить надо? – спросил Павел

– Два часа, – коротко ответил Макс и протянул ему руку, давая возможность первому выбрать свою очередь.

Павел вытянул веточку, но понять какой она была – длинной или короткой, он не мог. Не с чем было пока сравнивать. После того, как Седой сделал свой выбор, Макс поднёс руку Тиграну и Илье. Они так же вытянули свой жребий. Когда у каждого в руке осталось по одной веточке, они подошли друг к другу и сравнили их длину. Самую короткую вытянул Павел, чуть длиннее – Илья. У Тиграна в руке оказалась веточка ещё длиннее. И, наконец, у Макс – самая длинная.

– Жребий сделан. Седой заступает на дежурство первым, – сказал Макс, при этом протянул ему пистолет, – Это тебе для обороны. И помни, только услышишь или почувствуешь какую-то опасность – сразу же буди нас. Вопросы есть?

– Нет вроде. Пока.

– Лучше задавай их сейчас, потом будет поздно.

– У меня есть вопрос, – сказал Илья.

– Давай.

– На сколько я понимаю, на следующую смену заступаю я?

– Да, – ответил Макс Картелёву, понимая, что это ещё не всё.

– Так вот. Я хочу предложить свою кандидатуру вместо Седого. Ну, то есть, я заступлю на дежурство с самого начала и отдежурю и за себя, и за него.

Все здорово удивились. Зная глубокую неприязнь Ильи к Павлу, никто не мог понять, почему он его сейчас так жалеет. Но дело оказалось совсем в другом.

– Спасибо, конечно, за заботу… – ухмылялся Павел. Ему было немного лестно от такого предложения.

– Ты не понял, – возразил Илья, – Похоже, вы все не поняли. Я не помочь ему хочу. Просто, я не могу доверить ему свою жизнь и жизни моих товарищей.

Словно ледяным душем окатило Павла. Стыд, давно не испытываемый стыд, вонзился в его грудь. Недоверие друзей было понятно ему, но крайне неприятно и болезненно.

– Королёв, да ты что! – прохрипел Павел, – Ну да, я люблю подурачиться, ну колкость какую-то отпустить в чей-нибудь адрес. Но зачем меня в предатели и убийцы записывать? Ведь в нашем путешествии я больше вашего пригодился. Вспомните тот день, когда благодаря мне наша экспедиция нашла Глорию. А с помощью моего телепорта нам удалось сбежать из дворца.

– Это так, Седой. Всё верно, – похлопал его по плечу Макс, – Мы тебе многим обязаны. Но и опасенья Ильи я тоже разделяю. Сколько пользы от твоих деяний, столько и беды. Поэтому, если Илья так сам пожелал, дежурить вы будете вместе. В одиннадцать вы вместе заступаете на дежурство или Илья один. Смотри сам. В три часа Королёва сменит Тигр. Ну а я уже после него буду охранять ваш сон.

– Но капитан… – возразил Павел.

– Если у тебя по существу – я выслушаю, если нет, то давайте не терять времени и обустраиваться, – И Макс принялся разводить костёр.

Ничего больше не стал говорить Павел. Не просить, не оправдываться он не захотел. Отойдя в сторону, будто отстранившись от товарищей, он стал под неизвестным деревом. Земля под ним показалась Павлу немного скользкой и рыхлой. Ноги стали увязать в ней, как будто в зыбучих песках. Выбрав сухое твёрдое место, он попробовал присесть, но сверху на него что-то капнуло. Павел посмотрел вверх и увидел, как с длинных веток спускались тонкие, похожие на нити, листочки. Все покрытые липкой прозрачной слизью, они медленно переплетались между собой, словно живые. Их неторопливые движения были отнюдь не хаотичны. Скорее, это был продуманный метод охоты. Листья-языки, переплетаясь между собой, будто выдавливали друг из друга липкий секрет, который с большей силой стал капать, на стоявшего под деревом Павла. Он почувствовал какое-то жжение на шее, как раз в том месте, куда попала слизь с листьев. Павел достал из кармана платок и попытался вытереть кожу, но липкий секрет плохо вытирался. Попросту говоря, он его только размазал. А жжение, между тем, продолжалось и, даже, усилилось. Понимая, что ему нужна помощь, он крикнул:

– Семила, что это за дерево такое?

Дочь жреца резко обернулась и бросилась на помощь Павлу. Алекс за ней.

– На тебя попал сок эйры? – подбежав к нему, спросила Семила

– Да, кажется, – морщившись от боли и жжения, тёр он шею. – Что это такое? Кожа огнём горит.

– Веди его к костру, – сказала она Алекс, – Я сейчас подойду. И следи, чтобы он не тёр глаза, иначе ослепнет и ему нельзя будет помочь.

Не теряя времени, Алекс кивнула ей в ответ и, взяв Павла за руку, повела его к ребятам. Седой морщился от боли. Липкий сок, словно концентрированная серная кислота, растворял кожу и нестерпимой болью въедался в обнажённые части тела. Павел взвыл. Ужас и агония овладели им. Макс, Тигран и Илья сразу же поняли, что Седой в очередной раз попал в какую-то передрягу. Они бросились на помощь Алекс. Подхватив Павла на руки, они понесли его к костру. Через пять минут вернулась Семила. В руках у неё была какая-то трава и плод, похожий на орех. Ребята окружили её. Всем было интересно увидеть, что она будет со всем этим делать. Дочь жреца нашла плоский камень и принялась разминать им траву. Измельчив её и превратив в кашицу, Семила выложила эту зелёную смесь на лист, подняла над ним орех и разбила ножом его кожуру на две части, словно яйцо перед приготовлением яичницы. Вязкий бледно-зеленоватый сок медленно стекал с одной из половинок разбитого ореха. Другую Семила пока отложила в сторону. Его запах отдалённо напоминал мяту. Семила тщательно перемешала перетёртую траву и сок ореха. Получилось что-то вроде мази. Она отодвинула ворот костюма Павла. Его кожа в том месте, куда попал яд, практически отсутствовала. И лишь кое-где, на месте контакта сока эйры и кожи, последняя приобрела багрово-красный цвет и уже успела взяться волдырями. И всё тело его охватил жар, губы пересохли. У Павла началась лихорадка.

Дочь жреца аккуратно нанесла на повреждённую поверхность кожи Павла, приготовленную ею мазь. Алекс заметила, что на руках Семилы появились тонкие красные полоски, похожие на ожоги. Оставшуюся мазь Семила равномерно распределила по поверхности своих рук. Приятный холод стал проникать сквозь кожу и успокаивать её. Сок оставшейся половинки ореха она дала ему выпить.

– Что это за дерево? – спросила Алекс.

– Это – эйра, – ответила Семила, – Сок её листьев сначала обжигает кожу. Его вещества попадают в кровь и действуют как яд. Жертва умирает через два-три часа после контакта, а зыбкая почва поглощает её. Там, под землёй, жертва начинает разлагаться и корни эйры получают желанную пищу. Это хищное дерево. На Кларионе они встречаются редко, но всё же есть.

– Но, я так понимаю, ты дала Седому противоядие? – спросил Макс, – Из чего ты его сделала?

– С ветки эйры я сорвала плод. Мы его называем эйратус, рожденный эйрой. Сок эйратуса и есть противоядие.

– А зачем эйре противоядие? Откуда такая гуманность? Сначала она жалит, а потом лечит? – удивился Тигран.

– Или для самой себя? – внезапная догадка осенила Алекс.

– Да. С помощью эратуса эйра лечит саму себя. Сок её листьев очень токсичен, даже для неё самой. Он пропитывает всю землю, на которой она растёт. Яд проникает глубоко, до самого корня. Поэтому, рождая эйратус и сбрасывая его на землю, эйра поглощает его самого и лечит себя от своего же яда.

– Глотает, говоришь, – усмехнулся Тигран, – Как таблетку!

Алекс взяла руку Семилы.

– Ты знала, что слизь ядовита и всё равно не побоялась. Сорвала плод и помогла Седому?

– А разве ты поступила бы иначе? – ответила Семила и нежно улыбнулась. – Поступив я по-другому, разве вы назвали бы меня потом своим другом? Дружбе на помощь всегда приходит взаимовыручка. Иначе, это не дружба, а простое существование.

Против этих слов уже никто ничего не смог возразить. А Павел, немного придя в себя, поблагодарил Семилу за спасение и сказал всем присутствующим:

– Простите меня, ребята. Вы были правы. Я приношу вам одни неприятности. Я совсем не обижаюсь на вас за ваше недоверие ко мне. Я просто хочу попросить прощение за все обиды и огорчения, что доставил вам. А тебе, дочь жреца, хочу сказать: вот, чтобы не случилось, я всегда приду тебе на помощь, со своей взаимовыручкой.

Семила ничего ему не ответила. Только тихонько улыбнулась.

Тем временем во дворец вернулся Кериф со своими людьми. Вернулись они ни с чем. Этим обстоятельством сильно был опечален царь. Напряжение повисло в воздухе Зала советов. И никто из присутствующих здесь не мог нарушить молчание первым. Право начать разговор всегда и беспрекословно принадлежало царю.

– Я крайне огорчён произошедшим, – наконец сказал Клиос. Пронизывающим, словно кинжал взглядом, посмотрел он на своё окружение: Керифа, Заура и Хориуса. – Большая ошибка, допущенная тобой, Кериф, и тобой, жрец, до сих пор не исправлена.

Царь силился держать себя в руках и говорил сдержанно. Но, в конце концов, не выдержал и закричал:

– Почему, я вас спрашиваю, беглецы не пойманы? И где сейчас твоя дочь? – перевёл он свой взгляд на Заура.

– Она сбежала с ними, царь, – ответил жрец и опустил голову вниз, демонстрируя царю своё покаяние.

– Почему она с ними? Разве я не приказывал ей следить за землянами? Разве она не должна была докладывать о каждом их шаге?

Собравшись с духом и мыслями, Заур произнёс следующее:

– Она и сейчас выполняет твою волю, великий царь.

– Поясни, – приказал Клиос.

– Вся вина Семилы заключается в том, что пока она следила за изобретателем и его работой над телепортом, моя дочь не заметила, как капитаном и той девушкой был разработан план побега. Когда им удалось покинуть твой дворец, владыка, Семила решила выяснить, как у них это получилось и куда они отправятся, чтобы даже за стенами твоего чертога следить за землянами. И потом, в конце концов, вернуть во дворец для завершения их миссии на нашей планете.

Царь, услышав оправдание жреца, немного смягчился. Тон, с которым говорил жрец, его спокойствие и выдержка убедили царя. Слова Заура показались ему правдивыми.

– Надеюсь, жрец, что всё именно так. Иначе, ни тебе, ни твоей дочери не сносить головы. Да, кстати, ты выяснил, как им удалось бежать? – спросил царь Керифа.

– Они бежали не известным нам способом. Словно испарились, растаяли в воздухе, – ответил военачальник.

– Что это значит? Они что? Они использовали какую-то магию? Или… – и тут царь всё понял. Его догадка и обрадовала его, и огорчила одновременно. И он произнёс лишь одно слово, – Телепорт!

Пытаясь поверить самому себе и привыкнуть к этой мысли, царь снова повторил:

– Телепорт. Я знаю, как им удалось бежать. Изобретатель всё-таки его сделал! Срочно найти их и доставить во дворец!

– Но мой царь, ночью, в полной темноте нам их не найти. Они могут прятаться, где угодно. В светлое время суток найти их будет легче, – произнёс Кериф.

– Да?! Тогда почему же ты до сих пор не привёл их ко мне? Где твои люди их искали?

– Свои поиски мы начали с того места, где они впервые высадились на нашей планете. Но, не найдя их там и в ближайшей окрестности, мои люди отправились в Хитарнас.

– И что это дало.

– Их не было в городе. Ни единого следа их пребывания там.

– Возможно ты плохо искал?

– О Великий царь, разреши мне сказать, – в разговор вступил Заур.

– Говори, жрец.

– Как и прежде, моя дочь также, как и я, верна тебе. И если бы люди были в Хитарнасе, она бы непременно оставила бы знак.

– Я надеюсь, ты говоришь мне правду. Если ты меня обманываешь, то ты об этом пожалеешь.

– Я говорю правду, о мой царь, и Всевышний тому свидетель, – Заур низко поклонился царю и сделал шаг назад.

– Почему ты искал их именно там? – засыпая Керифа вопросами, снова спросил царь.

– В условиях дикой природы им не выжить. В любом случае, беглецам нужны защита, пища и кров. А Хитарнас – ближайший город от того места, где они высадились.

– С чего ты вообще решил, что они первым делом отправятся именно туда, где высадились первый раз на Кларион.

– Это единственное знакомое им место вне стен дворца, о мой царь. Поэтому я предположил, что…

– В Хитарнасе их нет, ты в этом уверен? – снова спросил царь, слегка смягчив тон.

– Так и есть, – ответил Кериф.

– Если я не ошибаюсь, ближайшее к нему селение, куда люди могут отправиться, это Цитайра?

– Цитайра в другой стороне от Хитарнаса. К нему ближе Неригон, – пояснил Кериф.

– Так чего же ты ждёшь? Утром отправляйся со своими людьми туда. Если их там тоже не будет, загляни в Цитайру, – приказал Клиос своему военачальнику и добавил, – И на этот раз без людей не возвращайся. Доставь мне их живыми или мёртвыми! Нет, это касается не всех, – подумав над своими словами, добавил Клиос, – Живыми мне нужны изобретатель и девушка. Алекс. Остальные свою миссию уже выполнили. Нужно им щедро заплатить за МИТ-1, – в глазах царя блеснул холодный огонёк, – Они хотели найти на Кларионе родителей. Устрой им эту встречу.

Кериф хорошо понял приказ царя и поклонился ему. Наконец, царь обратился и к Хориусу:

– Как обстоит дело со строительством боевых луфертад?

– По подобию и полной боевой комплекции МИТ-1 уже созданы десять её прототипов, – отчитался Хориус. Первый советник, с не давних пор, помимо экономических и политических дел стал заниматься ещё и вооружением.

– МИТ-1, – повторил царь, – Какое неподобающее название для этого чуда, изобретённого людьми. Я назову её МИРАТОС – дарующая мир, в честь нашей династии. МИРАТОС поможет мне навсегда изгнать врагов с Клариона и восстановить пошатнувшийся мир.

– Да будет так, о мой царь, – учтиво поклонился Хориус.

На этом чрезвычайное совещание в Зале советов было окончено. А за окном уже стояла глубокая ночь.

С приходом ночи лес будто ожил, проснулся после полуденного сна. Неизмеримое изобилие лесных обитателей наполняли этот чарующий, непохожий ни на что другое, мир. На буйное разнотравье опустилась влага. Она растеклась и, как будто яркой палитрой, разукрасила нижний ярус леса, засстелив его пёстрым ковром. Щедро бросив его под ноги путников, природа Глории окутала их чарующей сказкой. И всё, что пугало землян раньше, теперь удивляло и дарило неописуемые ощущения. Золотисто-жёлтые, красно-алые, лазурно-голубые, лилово-фиолетовые цветы и листья густой растительности были пронизаны, светящимися неоновым светом жилок-сосудов, по которым текла сила жизни.

– Глория ещё прекраснее ночью, – сказала Алекс, сидевшей рядом Семиле, – Она словно оживает. Такую красоту нельзя повторить.

– Бог создал рай и подарил его нам, – ответила дочь жреца. Она блаженно улыбнулась и упёрлась взором в ночное небо. Звёзды сегодня светили ярко, а вот Тамирона не было видно. Его скрыла тень Глории.

– Почему они светятся в темноте? Растения, оперенье некоторых птиц, рыбы? Даже камни морские и те подсвечивают воду, стоит хотя бы одному лучу света коснуться их? – снова обратилась Алекс к Семиле.

– Это лигон – продукт жизнедеятельности растений. Он окрашивает, делает светящимся сок листьев и цветов, что струится по их жилам. Животные и птицы, живя среди этих растений, тоже начинают светиться в темноте. Лигон попадает на их тела, перья и крылья. Но так надо. С помощью лигона они сливаются с окружающей их природой, становятся незаметными для хищников, а значит, неуязвимыми.

– А камни? – не отставала Алекс.

– Морские растения, как и те, что живут на суше, тоже содержат в себе лигон. Когда растение умирает, оно опускается на дно. Там оно разлагается или его едят капанос – рыбы и другие обитатели морей и океанов.

Алекс оставила свои расспросы и стала молча любоваться красотой и великолепием глорианского ночного леса. А Макс лежал неподалёку и слушал их разговор. Не смотря на всё пережитое за сегодняшний день, на дикую усталость, что валила с ног, капитан никак не мог уснуть. Размолвка с Алекс не давала покоя Басаргину. Больше всего в эту минуту он хотел объясниться с ней, попытаться вернуть её расположение и те отношения, которые только-только зародились. Но Алекс была непреклонна. Она и слушать не желала его оправдания и держалась от Макса на расстоянии. Вот и сейчас, она сидела в нескольких шагах от Басаргина и делала вид, что его нет ни в этом лесу, ни на этой планете.

Первым, как и было договорено, на дежурство заступил Илья. Вместе с ним, уже совсем оправившись от яда эйры, бодрствовал и Павел. Вдвоём им было как-то спокойнее, не так страшно. Костёр договорились не тушить. И всё же, его треск и яркое пламя, которое Илья и Павел постоянно поддерживали, не могли побороть накрывающий их с головой ужас. Вокруг постоянно, из самой глубины леса, доносились душераздирающие крики и какое-то тихое улюлюканье. То затихало где-то вдали, то снова возникало и звучало ещё громче, почти рядом. Тёмные силуэты огромных птиц, перелетающих с ветки на ветку гигантских деревьев, пугали ещё больше. Перья их больших крыльев хлёстко рассекали воздух и этот свист был просто нестерпимым.

– Капитан приказал не смыкать глаз. Как тут вообще можно уснуть?! – ухмыльнулся Павел.

– Ну они же спят, – ответил ему Илья и кивнул в сторону, спящей под деревом, команды.

И на самом деле их товарищи уже видели третий сон. Или, во всяком случае, делали вид, что спят. Алекс и Семила, наболтавшись, налюбовавшись вдоволь красотой ночного леса, уснули. Тигран тоже уже спал. Переживания за друга долго не давали ему уснуть. Но усталость взяла своё. А Макс по-прежнему бодрствовал. Он сильно переживал размолвку с Алекс и всё думал, как ему загладить свою вину перед ней. Но ничего не приходило на ум. Наконец, мозг его просто отключился. То ли от усталости, то ли в целях сохранения жизненных сил. Макс тоже усну.

Семила и Алекс спали отдельно от ребят, на пышно постеленных листьях питоликуса и опавшей, мягкой «подстилке» типатоса.

Вдруг, что-то хрустнуло в стороне от костра. Там, где царила кромешная темнота, в глубине густой растительности кустарников показались два огромных, жёлтых глаза. Они были размером с теннисный мяч и такой же формы. Но Павла и Илью больше насторожило и, скорее, напугало то, что всё вокруг умолкло. Звуки глорианского ночного леса вдруг умолкли. Затихли насекомые, стрекочущие в траве под ногами, притихли птицы, поющие и зазывающие к себе в темноте древесных крон. Воцарилась тишина.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю