290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Глория (СИ) » Текст книги (страница 29)
Глория (СИ)
  • Текст добавлен: 9 декабря 2019, 01:30

Текст книги "Глория (СИ)"


Автор книги: Юлия Елихова






сообщить о нарушении

Текущая страница: 29 (всего у книги 34 страниц)

Этой ночью случилось то, что ещё никогда, за всю историю существования двух планет, не происходило и не было. Под покровом ночи два мира слились воедино. И только, вечно бодрствующий Тамирон, был тому свидетелем.

Утром путешественники двинулись вперёд. Солнце только-только рассталось с верхушками остропиких гор и скользнуло вверх, к лёгким и пушистым, как перья, облакам. Басаргин и его товарищи уже покинули долину гейзеров, тщательно убрав всяческие следы своего пребывания на этой земле, и отправились в путь.

Макс и Картелёв шли рядом. Басаргин нарочно замедлил ход. Немного отстав от своих товарищей, идущих впереди, он усмехнулся:

– Ты чего, капитан? – спросил Илья.

– Да так, вспомнил одну беседу.

– Ну-у-у. Сказал «А»…

– Помнишь тот, наш разговор в моей комнате учебного корпуса. Ты сказал мне: «Успех нашего дела зависит от разумного подхода, не затуманенного всякими любовными делами».

– И к чему ты это вспомнил? – насторожился Картелёв

– Да так, – лукаво улыбнулся Макс и посмотрел на Илью.

– Послушай, капитан, – Илья остановил друга. Он не хотел, чтобы его слышали друзья, которые были уже далеко впереди. – Я сейчас понимаю, что ты чувствовал, когда я тебе это говорил.

– Нет, Королёв, ты ошибаешься. Тогда я ничего не чувствовал. А вот теперь…

– Я люблю её, – сказал Илья и опустил глаза вниз.

– Это может быть опасно. Она – дочь верховного жреца. А Заур служит царю, который объявил на нас охоту. И понятное дело, что он помогает своему правителю в нашем поиске. Вдруг и Семила, в конечном итоге, переметнётся на прежнюю сторону?

– Этого не случится. Между сыновьим, точнее дочерним, долгом она выбрала меня. Она любит меня и не предаст. Я это точно знаю.

– Ладно, Королёв. Я тебя не буду ничему учить и переубеждать. Это неблагородное и бесполезное дело. Только прошу тебя: будь осторожнее, – и в ту же минуту серьёзное лицо капитана расплылось в добродушной улыбке, – Иметь такого тестя, как Заур… – Макс покачал головой. Илья же подмигнул ему в ответ, и они поспешили, догоняя своих друзей.

За перевалом путникам открылась новая картина несравненной сказочной природы Глории. Зелёная, с изумрудным отливом, долина лежала у их ног. В самом её центре был огромный холм с идеально круглым, сине-голубым озером на верхушке.

– Давайте поднимемся наверх, – предложила Алекс, – Мне хочется посмотреть на него поближе.

– Ты говоришь об озере? – уточнил Тигран.

– Ну а о ком ещё? – удивилась она.

Макс молча кивнул головой в сторону холма и, задав вектор движения, первым отправился к холму.

Подъём к озеру оказался не из лёгких. Полтора часа понадобилось путникам, чтобы подняться на верх. И, конечно, не обошлось без колких реплик Павла, который к этому времени уже успел порядком устать и проголодаться.

– И всё-таки я не понимаю, почему мы должны терять на это время? – переводя дух, сказал Седой. – Нам спешить надо. А мы тут ландшафтами да природой любуемся.

– Мы переходим через долину, – спокойно ответил ему Макс, – И движемся к Эланьессе. Мы уже практически у её подножья. За тем перевалом начнём восхождение. Что тебя не устраивает?

– Меня всё устраивает. Я только не могу понять, зачем создавать себе дополнительные трудности, когда их можно просто обойти? Ведь и так все уже устали!

– Говори за себя, – обозвался, шагающий впереди, Илья.

– А-а-а, наш Ромео, – усмехнулся Павел, – Я вообще не понимаю, откуда у тебя-то силы берутся? Ты же всю ночь в бассейне проплавал. Наверное, вода в них и правда живительной силой обладает. Или, всё дело не только в воде?

Павел лукаво улыбнулся и посмотрел на Семилу. Но Илья не стал медлить с ответом:

– Ты прав, Седой, дело не только в воде. А вот в чём это самое дело, так оно тебя вообще не должно касаться.

Илья обнял Семилу за плечи и они вместе пошли вперёд. А Павла догнал Тигран и, схватив его за плечо, с силой притянул к себе и тихо, но в то же время грозно, сказал:

– Не лезь в их дела. Одни отношения ты уже разрушил. Если рассоришь Илью и Семилу я тебя убью. Понял?

Тигран говорил спокойно и, даже, улыбался. Но само значение слов, которые он сказал Павлу и интонация, с которой он это делал, вселили в Седого страх. И он не на шутку испугался. Тигран убрал свою руку с плеча Павла, да только тот чувствовал железную хватку товарища и то, что после этого разговора у него останутся синяки.

Чистейшей воды озеро, круглое, словно блюдце, открылось их взору. Оно было неподвижно, а вода… Казалось, что её и вовсе не было. Но вот дно, почему-то, было голубого, даже, лазурного цвета. Словно кто-то взял и пролил на песок ведро сине-голубой краски. Всё-всё, до самого дна просматривалось в этом озерце. Не было в нём растительности, водорослей, рыбок или какой другой живности. К огромному удивлению путников ничего не водилось в той воде.

– Странно, – произнесла Алекс и задумалась, глядя в самую глубину озера.

– Ты чего? – спросил её Тигран и подошёл поближе.

– Да вот, что странно, – повторила она, – Такая чистая вода, а в ней ничего не водиться.

Она присела на корточки и хотела, было, дотронуться до воды рукой, как Семила закричала неистовым голосом:

– Стой! Отойди от воды, немедленно!

Алекс испуганно одёрнула руку. К ней подбежали Макс и Илья.

– Семила, что случилось? – спросил Макс.

– Я вспомнила кое-что, – она сорвала с, росшего неподалёку кустарника пираноса, листок и подошла к Алекс.

– Смотрите все, – произнесла она и демонстративно бросила зелёный листочек в воду.

В ту же секунду из сочно-зелёного он превратился в землянисто-серого цвета лоскут и пошёл под воду.

– Что с ним случилось? – спросила Алекс.

– Вода этого озера губительна для всего живого, что бы в неё не попало, – пояснила Семила. – Когда-то давно отец рассказывал мне, что за пределами нашего государства, в Кератоссе есть такое озеро, вода которого убивает всё и вся. Этот листок умер, едва успел прикоснутся к поверхности воды. Через время вода озера расщепит его полностью, и он исчезнет.

– Спасибо тебе, что остановила меня, – поблагодарила её Алекс.

– Да, ты вовремя вспомнила про это озеро, – обняв её за талию, сказал Илья.

– Жаль, что не раньше, – буркнул себе под нос Павел, – А так бы сохранили время и силы.

Когда же все, кроме Макса, отошли от того места, где ещё пять минут назад Семила показывала опыт с листочком, он увидел нечто странное. Тот самый листочек, что лежал на дне на одно мгновение снова стал зелёным и тут же исчез, испарился или растаял прямо на глазах у изумлённого Макс.

– Ничего себе, вот это фокусы, – произнёс он изумлённо. – Может быть мне показалось. Да, неверное привиделось от усталости.

Выпрямившись, Макс огляделся по сторонам. Его товарищи были уже далеко, в километре от него.

«Как это им удалось так далеко уйти? – подумал он про себя. – Я остановился на одну минуту, а они вон уже где».

– Капитан, ты идёшь? – крикнул ему Тигран. Несмотря на то, что они уже порядком успели оторваться от Макса и расстояние было приличное, Басаргин слышал его хорошо и каждое слово звучало чётко.

– Да, я вас догоняю, – крикнул он, а сам про себя подумал: «Ерунда какая-то получается! Будто бы я не минуту, а четверть часа тут простоял, а то и больше. Надо поскорее отсюда убираться». И набирая ходу, Макс стал догонять своих друзей.

Они прошли несколько часов, как не заметно откуда набежали серые тучи, заслонив своими объёмными, пушистыми телами весь небосвод и солнце.

– Кажется, сейчас хлынет дождь, – не сводя свой взгляд с неба, произнёс Макс. Не мешкая ни минуты, путники стали искать убежище и нашли его, практически, сразу же.

Небольшая рощица с высокими кустарниками росла неподалёку. Их гладкие голые стебли, высотой 3 метра, в самом верху собирались в тугие, пушистые «метёлки». А тесное соседство этих гигантов формировало надёжную защиту путникам от дождя.

– Как вы называете эти растения? – спросила Алекс.

– Лодинойи, что означает «живая крыша», – ответила её Семила.

– И почему они так называются? – пошутил Тигран.

Но не успел он договорить, как хлынул настоящий ливень. Гром, молния и вода слились в одно целое. После нестерпимой жары, посередине засушливого лета началась настоящая буря. И не было ей видно ни конца, ни края. Ветер метал в разные стороны траву, листья, ветки. Капли дождя, словно жёстким хлыстом, били по ладоням Алекс, которая, словно ребёнок, радовалась летнему дождю и подставляла ему свои смуглые ручки. Яркими отблесками и палитрой радуги переливался свет внутри каждой капельки, озаряя всё вокруг.

– Какое-то волшебство, – прошептала она.

– Настоящая магия только начинается, – и Семила указала рукой в сторону, прямо перед ними.

Метрах в двадцати от путников и их природного убежища, росли неприметные, не больше метра, сухие кустарники. На них не было ни листиков, никакой другой зелени. Вот только покрыты они были каким-то сизым, белёсо-пушистым покровом. Это была оболочка прозрачных, словно целлофановый пакетик, листьев. Внутри этих листочков-пакетиков была пустота. До того, как пошёл дождь, растения эти казались безжизненными и высохшими до основания. Но как только на них попала жизненосная влага, они стали оживать. Наливались пустые прозрачные «мешочки», набирали воду. Приобретая уже вполне объёмные формы, листочки становились похожи на маленькие прозрачные водяные подушечки, которыми были унизаны колючие ветки кустов.

– Вот это чудеса, – прошептал Макс, любуясь этим дивным преображением. – Что это за растения?

– Профессор Милара мне рассказывала про них. Я сейчас вспомню, – и Алекс натужно принялась рыться в кладовых своей памяти, пытаясь найти там название этих необычных кустиков.

– Это динакирии, – ответила за неё Семила.

– Ну зачем ты! Я уже почти вспомнила, – раздосадовано сказала Алекс. Ей очень хотелось блеснуть эрудицией. Тем более, что она действительно узнала это растение.

– Я всего лишь сказала их название. Ты же можешь рассказывать о динакириях дальше.

– Спасибо. Так вот, – Алекс набрала побольше воздуха в лёгкие и продолжила, – Когда идёт дождь, они вбирают в себя воду и, как будто, консервируют её в своих листиках, которые представляют собой резервуары для влаги.

– Просто не растение, а верблюд какой-то, – сострил Павел.

– Своего рода, так и есть, – согласилась с ним Алекс. – Растение обеспечивает не только себя водой, но и различных насекомых и, даже, маленьких птичек.

– Интересно, и на долго им хватает этой воды? – спросил Тигран. Но Алекс пожала плечами. На этот вопрос она ответа не знала. Но знала Семила. Она-то и продолжила рассказ о динакириях:

– Не очень. Когда вода в листиках полностью заканчивается, динакирии «засыпают». Все жизненные процессы в них приостанавливаются. Жизнь замирает в ожидании следующего дождя.

– А нет, не верблюд. Медведь скорее, – добавил Павел.

Но пока путники любовались причудливыми метаморфозами динакирий, дождь стих. Снова стало выглядывать из-за облаков солнце, кокетливо заигрывать с путешественниками и пускать солнечных зайчиков. Умытая степь преобразилась. Казалось, что зелень растений стала ещё ярче, ещё богаче и сочнее. А на набухшие от дождя листочки динакирий стали слетаться мелкие зелёные мушки и бабочки. Крохотные тельца их были карамельного цвета. А вот крылышки, также, как и у их земных собратьев, пестрили чудными по своей красоте и неповторимости узорами. Жизнь вернулась и преобразилась!

После обеда команда Басаргина перешла через перевал и очутилась у самого подножья горы Эланьёссы. Белоснежным алмазом сверкала она на солнце. Макушка горы на высоте двух километров и выше была покрыта тысячелетними льдами и снегом. Ниже виднелась серебристо-серая прослойка каменистых скал, которые будто стекали вниз, превращаясь в широкий пояс густых вечнозелёных лесов.

– Эта гора напоминает мне слоённый пирог, – проговорил Тигран. Вместе со своими товарищами и капитаном, он стоял у самого подножья горы, там, где начинались леса и любовался красотой и величием горы. – Самый нижний слой – зелёный бисквит, дальше – серый…

– А на самом верху – белоснежная кремовая шапка, – добавила Алекс.

– Именно, – подхватил Тигран. – Ну что? Так и будем стоять и глазеть на неё? Или, всё-таки полезем вверх?

– Семила, я так понимаю, что нам нужно добраться до тех скал, что находятся выше лесов? – спросил Макс.

– Да, только, – Семила опустила глаза вниз и вздохнула, – Путь на верх очень опасный. В этих лесах водятся страшные создания. Мы их называем фрагионариями. Эти животные ростом с метр. Они также имеют две ноги и две руки, но передвигаются, как правило, на четвереньках. Конечности их оснащены длинными когтями. Длинными и острыми как ножи. Морды их вытянуты и имеют три ряда мелких, но очень острых, изогнутых как крючки, зубов. Если им в руки попадается добыча, они моментально разделываются с ней. И охотятся фрагионарии всегда стаей. Так что, если попасться им на пути, то шансов выжить будет крайне мало.

– А почему ты рассказала об этих тварях только сейчас? – возмущённо закричал Павел. – Почему раньше ты молчала?

– А что бы это изменило? – вступившись за Семилу, спросил его Илья. – Ты бы остался там, на берегу океана и ждал, пока Клиос тебя найдёт? Или может быть ты вернулся бы сам во дворец?

– Я вообще не видел смысла уходить оттуда, – злобно прошипел Павел и, разъярённый, отвернулся от Ильи.

– Прекратите, – скомандовал Макс. – Все устали и измучаны. Нам остался последний шаг, и я предлагаю сделать его завтра. Солнце скоро начнёт садиться, а до пещер, – он поднял голову вверх, – До пещер мы до темноты не доберёмся.

– Правильно, я согласен с капитаном, – сказал Илья, – Если этот лес таит опасность, то лучше бороться с ней при свете.

– Тогда давайте обустраиваться здесь, – сказала Алекс и сняла с плеч рюкзак. – Поужинаем и переночуем.

Так и было решено. Всеми решено, кроме одного. Павел был крайне не согласен с таким положением дел и решил действовать в одиночку.

– Макс, проснись! Слышишь, проснись! Седой пропал! – услышал сквозь сон Басаргин.

Он протёр глаза и увидел перед собой, склонившегося Илью.

– Что? Что ты сказал? – Макс надеялся, что услышанное ему почудилось, спросонья.

– Седой пропал, – повторил Илья.

Басаргин поднялся, встал на ноги и посмотрел кругом.

Семила и Алекс стояли в стороне и тревожно вглядывались в зловещую темноту леса. Тигран искал хоть какие-то следы, любую зацепку, которая могла подсказать куда подевался Павел.

– Кто обнаружил его пропажу, – спросил Макс.

– Тигр, – ответил Илья, – Он проснулся первым и увидел, что место, где спал Седой пусто.

– Та-а-ак, – выдохнул Макс, – И у кого какие предположения?

Тигран и девушки подошли к капитану.

– Я не знаю, что и предполагать, – пожал плечами Илья. – Седой трусоват, он не за что не отправился бы в лес сам. Да и обратно он не пошёл бы.

– Согласен, – сказал Басаргин, – Ну а ты, Тигр, что скажешь?

– Я тоже думаю, что по своей воли он не куда бы не отлучился бы сам.

– Ребята, а может его эти, как их ты назвала вчера, – повернулась к Семиле Алекс, – Звери жуткие, про которых ты рассказывала нам.

– Фрагионарии.

– Вот-вот! Может быть они его утащили в лес, – от этой мысли Алекс самой стало тошно.

– Вряд ли, – покачал головой Тигран, – Тогда бы были следы борьбы, волочения, крови, в конце концов. А так… Ничего подобного я не нашёл. Ни каких зацепок.

– Значит, просто взял и испарился, – размышляя, произнёс Макс.

– Выходит, что так, – пожал плечами Илья. И в эту минуту его посетила одна мысль, – Ребята, а как же нам быть дальше? Ведь телепорт у Седого. А без него как мы вернёмся обратно на Землю?

Картелёв хотел было ещё что-то добавить, но его прервал какой-то шум. Вверху, как раз над тем местом, где они стояли раздался сильный гул. В небе показался, вылетающий из-за горы, луфертад.

– Прячьтесь. Все в лес, – закричал Макс.

Но путь к отступлению был обстрелян. Смертельный град из смертоносных лучей-стрел стеной стал между путниками и укрытием. Пока один луфертад вёл обстрел, другой уже навис над беглецами и стал плавно опускаться.

Макс рефлекторно прижал Алекс к себе, стараясь прикрыть её грудью. И в этот раз она не сопротивлялась.

– Как думаешь, Клиос? – спросил Тигран у Ильи.

– Какая разница кто? – ответил Картелёв. На самом деле не было никакой разницы. Он подошёл к Семиле, которая стояла напуганная и готовилась к самому худшему, обнял её и поцеловал.

– Не бойся, – сказал он Семиле, – Мы вместе, а значит всё будет хорошо.

Из луфертада вышел высокий кларионец. Это не был Кериф. Его земляне ещё не видели.

– Семила, ты его знаешь? – спросил Макс, пока незнакомец шёл к ним.

– Нет, – покачала она головой, – Похоже, нас обнаружил Хетт.

– Вот уж не знаю, что хуже, – проговорила Алекс и Макс прижал её ещё крепче.

Незнакомец обратился к ним на кларианском языке, приглашая пройти в его луфертад. Землянам ничего не оставалось, как подчиниться. И капсула подняла их вверх.

– Немного нам оставалось, – покачал головой Тигран, – Как думаешь, капитан, что дальше-то будет?

– Я не знаю. Семила, – позвал Макс дочь жреца. Та сразу же обернулась. – Попробуй спросить у этого господина, кто он такой и куда нас везут?

Семила послушно кивнула и обратилась к кларионцу. Судя по всему, он был главным на этой капсуле.

Но тот был молчалив и не отвечал на вопросы. Так что, все усилия Семилы были напрасны.

– Наверное, Седой тоже у них, – предположила Алекс.

– Скорее всего, – согласился Макс.

– Во всяком случае, это самое разумное объяснение тому, куда он подевался, – слабая, но всё же надежда загорелась в душе Тиграна.

– Что будет, то увидим, – сухо ответил Басаргин и посмотрел в круглое окно луфертада.

Вот они уже пролетели Эланьёссу. Показалась долина, за ней другая. Длинный горный хребет протянулся на несколько десятков километров. А быть может и сотен. Капсула, в которой они летели была намного мощнее и быстрее тех, которые находились на оснащении у царя Клиоса.

Путников, а теперь уже и пленников, впечатлила прекрасным видом одна долина, что простиралась за горным хребтом Меконидии. Девять небольших озёр было в той долине. Все они были одного размера. Дно каждой из них с верху напоминало ступенчатую круглую воронку. Причём, каждая ступень, образующая замкнутое кольцо, отличалась от предыдущей цветом и размером. Самая первая ступень, ближайшая к поверхности озера была светло-голубого цвета и с наибольшим диаметром. Та, что располагалась ниже её была диаметром уже и темнее на один оттенок. Так, в конце, а вернее, самая нижняя ступень была самой узкой и имела тёмно-синий цвет. Она-то и формировала дно водоёма. В диаметре эти озёра были около километра.

– Кто их создал? – спросила Алекс, любуясь такой красотой сверху.

– Это хизарии – озёра, – ответила Семила, – Их никто не создавал, кроме самой природы.

– А почему они так выглядят, как будто это и не озёра вовсе, а искусственные бассейны?

– Здесь такая структура почвы, ступенчатая. Множество пластов, как пластины, лежат друг на друге. А когда на поверхность проступают подземные воды, почва размывается и образуются такие воронки. На каждом из слоёв её живут бактерии и водоросли, окрашенные в синий цвет. И чем ближе к поверхности, тем их колонии меньше, так как они плохо переносят солнечный свет.

За разговором пленники и не заметили, как в дали показался огромный мегаполис. Они приближались к Цэнаре.

Столица Суранона не была похожей на Ислинор. В ней не было той помпезности и роскоши, которую земляне видели в сердце Арихона. Цэнара напоминала, скорее, гигантскую военную базу с огромным, наводящим ужас, замком-крепостью. Именно такими постройками ознаменовался период средневековья на Земле. Серый, угрюмый, сложенный из массивных камней и глыб, он как будто нависал над обрывом. Четыре огромных круглых башни окружали замок по углам. Смотровые и дозорные неотлучно следили за всем, что происходит у его стен. А в случае какой-либо опасности моментально подавали сигнал к полной боевой готовности.

В западном крыле замка, на крыше, была сооружена площадка. На ней земляне увидели множество луфертад. Их было порядка ста пятидесяти. Все они были боевыми машинами, оснащёнными пушками с обеих сторон, и служили для убийства.

Капсула, в которой летели земляне и Семила, стала постепенно снижаться. Сказать, что они были напуганы, значит ничего не сказать. Смятение и ужас царили в их сердцах и душах. Одна мысль пульсировала у виска Басаргина: «Воистину, мы повторяем путь наших родителей. С самого начала и, похоже, до конца».

Незнакомец в военном обмундировании грозно, с нескрываемым пренебрежением окинул взглядом своих пленников. Когда капсула приземлилась, её окружили по периметру военные. Незнакомец обратился к Семиле и сказал ей что-то.

– Чего он хочет, – тихо спросил Макс, продолжая наблюдать за кларионцем.

– Он приказал нам выходить, по одному.

Макс посмотрел на своих товарищей. По их взглядам он понял, что ребята ждут его слова. Хотя, выбора у них не было. Но субординация, которая царила в их коллективе, всё-таки оставалась.

– Я пойду первым, – сказал Басаргин, – За мной Тигр. Алекс и Семила, вы держитесь в центре. Это для того, чтобы мы смогли вас прикрыть, в случае чего. Ну, а Королёв будет замыкающим. Вопросы есть?

– У меня есть, – отозвалась Алекс, – А чем вы нас «в случае чего» прикрывать собираетесь? У нас всего три пистолета. А их вон сколько!

Макс грустно усмехнулся и покачал головой:

– Даже если бы у нас было десять пистолетов у каждого, картину это сильно бы не поменяло. На каждую пушку у этих ребят найдётся целый луфертад. А это аргумент.

– Тогда, какой у нас план?

– Алекс, план у нас один – выжить. А для этого, нам нужно встретиться с самым главным.

– Хеттом-предателем? Хеттом-убийцей? – возмущённо, сказала Алекс.

– Если он здесь, то придётся. Узнаем, что ему от нас нужно.

– Если ему вообще от нас что-либо нужно, – вмешался Илья.

– Да, – согласился с ним Макс, – И тогда будет видно.

– То есть, я правильно понимаю? Плана у нас нет, – не унималась Алекс.

– Глобально – выжить. Но конкретно, как это сделать, я пока не придумал, – ответил ей Алекс Басаргин.

– Я не хочу вмешиваться, но похоже, что этот господин и его соплеменники начинают нервничать. Пауза затянулась, – заметил Тигран, – Может быть пойдём? А то мы так до самого главного и не доберёмся.

И они стали выходить из луфертада по очереди, как и договорились. Первым шёл за кларионцем Макс, за ним Тигран, Алекс с Семилой, и Илья. С двух сторон их сопровождали вооружённые кларионцы. Незнакомец вёл пленников по длинному коридору, мимо мрачных огромных комнат и залов, похожих на казармы. Потом они стали спускаться куда-то вниз. И опять длинные тёмные, безжизненные коридоры. Наконец, вдалеке показался свет.

Незнакомец привёл Басаргина и его товарищей в небольшой зал. В самом центре его стоял огромный деревянный стол, круглый, как тарелка. За ним стояло двенадцать стульев. Но, не смотря на их количество, в зале было только пять человек. Они были выше землян на две головы и все, без исключения, атлетического телосложения. Тёмно-синие, военные одежды на них сидели свободно, не стесняя их движений. Подпоясаны они были серо-серебристыми ремнями, к которым крепилось оружие. Выше всех был смуглый седой воин с небольшой, аккуратно подстриженной бородой и заплетёнными в тугую косу волосами. Он внимательно посмотрел на пришельцев и молча подошёл к ним ближе. Это был Хетт.

– Значит это всё правда, – сказал он на кларианском. – Вы на самом деле прилетели на Кларион с Земли.

Хетт внимательно осмотрел своих пленников. Ему они казались крайне беззащитными и хрупкими созданиями, не представляющими никакой опасности ему самому и его людям. Хетт обернулся к своим генералам и сказал им:

– Впервые вижу людей. А они забавные, – после этих слов Хетт разразился громким смехом. И его сподвижники засмеялись в унисон со своим правителем.

– Чего они смеются? – тихо спросил Илья.

– Наверное уже придумали, как с нами расправиться, – предположил Тигран и мрачно посмотрел на Макса.

– Он сказал, что в первый раз видит людей, – перевела Семила.

– Да-а-а? А как же наши родители? – протянула Алекс, – Или он их уже успел забыть?

Неожиданно, смех в зале утих, и Хетт снова развернулся к пленникам.

– Зачем вы прилетели на нашу планету? Что вам здесь нужно? – быстро перевела Семила.

– Мы ищем пропавшую экспедицию, – ответил Макс. Хетт внимательно посмотрел на Басаргина и задал вопрос уже конкретно ему.

– А ты, как я понял, главарь у этих людей?

– Я капитан, – твёрдо сказал Макс.

Его уверенность и смелость приятно впечатлили Хетта. Он сказал:

– Вы не первые люди, которые прилетели на Кларион, но я впервые вижу землян.

– Да неужели? – рассержено выкрикнул Илья и сделал шаг вперёд.

Хетт повернул в его сторону голову и хотел было что-то сказать, но в эту минуту, неожиданно, воздух в зале стал сгущаться. В стороне от стола стало расти белое облако. Хетт и его сподвижники, так же, как и пленники, изумлённо следили за происходящим. Через минуту облако стало рассеиваться и вдруг, к глубочайшему удивлению всех присутствующих, в самом центре его стали проступать силуэты. Они становились всё отчётливее и начинали двигаться. Внезапно, силуэты превратились в кларионцев, а точнее, в военных. С каждой минутой их становилось всё больше и больше. Казалось, что они возникали из неоткуда. Солдаты набросились на Хетта и его людей, окружив, при этом и пленников.

– Что происходит? – спросил Тигран у Макса.

– Я, кажется, догадываюсь, – загадочно ответил капитан.

– И что же?

– Сейчас и сам увидишь. Одно могу сказать точно: скоро мы встретимся с Клиосом. А там, возможно, и Седой к нам присоединиться.

Басаргин оказался прав. Облако было не чем иным, как порталом в пространстве. Этот «тоннель» мог организовать лишь один человек.

– Седой! – воскликнула Алекс, – Макс, смотри, это же Седой.

И действительно! После того, как в зале появились военные, портал оставался открытым. Из него вышел Павел. С самодовольной улыбкой он подошёл к своим товарищам. За Павлом из портала вышел Кериф, Заур и, в последнюю очередь, сам Клиос. Держа в руке телепорт, он нажал на красную кнопку и портал закрылся.

– Молодец, землянин! – довольно воскликнул Клиос. – Хорошую, а главное, полезную вещь смастерил. Ты – достойный сын своего отца и доказал это на деле.

Павлу было лестно слышать эти слова. Да и к тому же, произнесены они были самим царём.

От похвалы Клиос сразу же перешёл к главной цели своего, столь неожиданного и необычайного визита. Он самодовольно и победоносно подошёл к, окружённому и закованному в цепи, Хетту и пристально посмотрел в его глаза.

– Ты повержен, грязный предатель, – сказал царь, – И войне, которую ты развязал, наступил конец.

– Кто ещё из нас предатель, – дерзко усмехнулся Хетт, – Не ты ли? Жалкий, ничтожный убийца!

– Молчать! – в ярости закричал Клиос и, затем, добавил, но уже тише, – Я приказываю тебе молчать.

– Что прикажешь с ними делать дальше, мой царь? – склонив в глубоком почтении голову перед своим правителем, спросил Кериф.

– В темницу их всех, в подземелье. Суд над предателями начнётся завтра, – распорядился Клиос, – А сегодня я буду наслаждаться своей победой.

Всё это время Павел стоял рядом со своими, окружёнными стражей царя, товарищами. Они не понимали слов, которые произносили Клиос и Хетт в адрес друг другу. Но прекрасно знали, что далеко не любезностями обменивались они сейчас.

– Как же ты мог предать нас? – не выдержав, заговорила Алекс, – Не смотря на всю скверность твоего противного характера, я и подумать не могла, что ты сдашь нас этому тирану.

– Молчи, Алекс, – одновременно гневно и смеясь, сказал Павел, – Ты ничего не понимаешь! Я сделал это, чтобы вытащить нас из кошмарного ужаса.

– Да-а-а?! Это интересно! И как же это ты собрался сделать?

– Да очень просто! Я договорился с царём, что обменяю телепорт на, заправленного до Земли, «Одессея». И он с радостью согласился.

– Я думал, что ты умнее, – с досадой сказал Илья.

– Да! И правильно думал, – дерзко оборвал его Павел, – Разве не я нашёл Глорию, когда вы все потеряли надежду. Разве не я изобрёл телепорт и помог вам выбраться из дворца. Зачем, только нужно было это делать?

– Разве тебе не понравилось наше путешествие? – искренне удивилась Алекс, – Ты же никогда больше и нигде не сможешь увидеть всего того, что мы узнали за эти семь дней.

– Ты знаешь, что мне больше всего запомниться из того, с чем мне пришлось столкнуться, – гневно проговорил Павел, – Так вот, больше всего в мою память врезалась встреча с калтиноем, дерево эйра, от сока которой я чуть не помер. Встречу с фрагионариями я бы вообще не перенёс бы. Той ночью, у подножья Эланьёссы я решил для себя, что хватит с меня этой инопланетной экзотики. Нужно что-то предпринимать.

– И как тебе удалось телепортироваться, предприниматель? Ты же говорил, что всё топливо отдал на заправку капсулы? – спросил его Макс. – Выходит, что не весь тиратос ты нам отдал?

– Выходит, что не весь, – ответил Павел, – Да и вообще, наивно было думать, что я мог так опрометчиво поступить. Ну да ладно, всё закончилось как нельзя лучше. Царь поверг врага, на Кларионе теперь воцариться мир, а мы с вами вернёмся домой. – Он подошёл к Алекс и довольно произнёс, – Вот видишь, Алекс, я снова всех спас и всё решилось наилучшим образом. Победителей не судят.

– Я бы не стал торопиться на твоём месте, – сказал Макс. Он не скрывал свою злость и отвращение по отношению к Павлу. – Семила, о чём говорят сильные мира сего?

– Царь приказал бросить нас в темницу, – перевела она, – А суд над нами свершиться завтра.

– Так, что ты там говорил о нашем спасении? – спросил Тигран с нескрываемой иронией.

Павел слегка насторожился. Он суетливо подошёл к царю и проговорил:

– О, великий и всемогущий царь, – также как и другие поданные, он склонил голову перед правителем, – Прошу тебя вспомнить о нашем с тобой уговоре и освободить моих друзей.

С надменной улыбкой, Клиос повернулся к Павлу и его товарищам. Он подошёл к ним ближе. Оглядев всех, он остановил свой взор на Алекс. Не сводя с неё глаз, он сказал:

– Я помню о нашем уговоре, мой друг. Но твои друзья сейчас в чертоге моего злейшего врага. А это значит, что они также являются предателями. И, как я теперь понимаю, сбежали они из моего дворца, чтобы помочь предателю.

– О нет, мой повелитель, это совсем не так, – проговорил Павел.

Но царь, уже давно решивший, как именно он поступит с землянами, был непреклонен. Он развернулся к Павлу и гневно сказал:

– Я уже отдал приказ. И согласно ему, все предатели будут упрятаны в темницу, а суд над ними состоится завтра. И все, кто не подчиняются моей воле и считают, что могут перечить мне в моём волеизъявлении, тоже приравниваются к предателям и им уготована та же участь.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю