290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Глория (СИ) » Текст книги (страница 22)
Глория (СИ)
  • Текст добавлен: 9 декабря 2019, 01:30

Текст книги "Глория (СИ)"


Автор книги: Юлия Елихова






сообщить о нарушении

Текущая страница: 22 (всего у книги 34 страниц)

Он остановился и, и не выпуская Алекс из виду, смотрел в её глаза. Она не в силах была что-то ему отвечать. А только молча покачала головой, развернулась и побежала прочь из сада. Клиос же стоял и смотрел ей в след. Он самодовольно думал о том, что ей просто не куда деваться и рано или поздно, но Алекс станет его царицей. И эта мысль приятно волновала его кровь.

Кериф тихо подошёл к беседке. А Царь, не оборачиваясь со спины, сказал ему лишь одно:

– Свадьбы сыграем в один день. Невесты выбраны.

– Что скажешь, дружище? – спросил Тиграна Макс. Он пригласил друга в свою комнату для разговора.

– Что ты хочешь услышать от меня, капитан? – Тигран устало посмотрел на Басаргина и опустился в кресло.

Макс сел рядом.

– Я хочу услышать твоё мнение на счёт всего, что сегодня ты видел.

– Макс, – Тигран вяло улыбнулся, – Мы в чужой стране, на чужой планете. Мы гости, невольные свидетели этой глорианской разборки. И судить о царе, его власти и методах удержания этой власти не нам.

– Но мы ввязались в эти нешуточные разборки, мой друг. И на нашей совести судьбы тех, чьи жизни сегодня были загублены, – Макс тяжело вздохнул и сдвинул брови.

– Не бери на себя лишнего. Это не наша война и ты ни в чём не повинен.

– Ты забыл, благодаря кому Клиос одержал свою победу? Мы помогли ему в этом. Мы создали машину смерти и вручили её в руки царя.

– Ты не прав, Макс. Клиос защищает свою планету. Как может защищает. И в этом его деле нет правых и виноватых. Есть только те, кто могут удержать власть и сохранить жизнь. А есть те, кто сдался и потерял её.

Макс не нашёл, что ответить другу. Он всё равно не мог принять то, в чём пытался убедить его Тигран. Но мнение товарища он всё же услышал, и его слова слегка успокоили Басаргина.

– И потом, – продолжил Тигран, – Если та сказка про неприкосновенность жизни наследника царской крови правда, то мы не можем, просто не в праве стоять в стороне. От нас, возможно, от нашей помощи зависит продолжение жизни в солнечной системе. Посмотри на всё происходящее с этой стороны.

– Теперь царь ждёт от Павла телепорт. Его создание ознаменуется гибелью ещё большего количества людей. Но, в то же время, война будет окончена и Клиос одержит сокрушительную победу.

– Только я смотрю, Седой не торопиться со своей работой, – заметил Тигран, – Он медлит, хотя то, что он показал нам тогда в лаборатории – это и есть телепорт. Может, немножко не доделанный, но это он!

– Я тоже об этом думал, – согласился с ним Макс, – Но ты же знаешь Седого. Он сам себе на уме. И возможно не зря.

– Кто его знает? – Тигран пожал плечами и встал с кресла. – Он странный малый. И хитрый, к тому же. Хотя, мне кажется, он не такой плохой, каким старается всем показаться.

Макс, по жесту друга понял, что тот собрался уходить и встал, чтобы проводить Тиграна.

– Я попросил его, – сказал Басаргин, – Как только телепорт будет готов, он сообщит мне об этом. А пока…

– Пока пусть всё идёт своим чередом, – Тигран положил свою правую руку на плечо друга и устало улыбнулся, – Оставь эти душевные терзания. Мы многое с тобой повидали.

– Да, Тигр, повидали. Но это всё было на Земле. Здесь, на Глории, в этом прекрасном и удивительном мире, война и всяческое подобное кровопролитие – это уродливое, ужасное явление. Оно здесь явно лишнее.

Макс опустил глаза и улыбнулся. Он вспомнил слова Алекс и это его немного обрадовало.

– Чему ты улыбаешься? – спросил Тигран и заглянул в глаза Макс.

– Да так, ничего особенного. Ступай. Нам всем надо отдохнуть. Мы рано начали сегодняшний день.

И с этими словами Макс проводил Тиграна, который не очень-то и сопротивлялся. Никогда не прочь поболтать с лучшим другом, Тигран чувствовал себя опустошённым и усталым. Равно, как и Макс. Они попрощались и отошли ко сну.

А Алекс, тем временем, уже прибежала в свою комнату. Силясь отдышаться, она не могла прийти в себя. От случившегося этим вечером в саду, у неё пульсировало в мозгу только одно: «Нельзя больше оставаться во дворце. Нужно что-то придумать».

Весь следующий день ребята нигде не могли найти Алекс. Вернувшись вечером во дворец, Макс и его товарищи отправились на ужин. Но Алекс не было и там.

Единственной, кто видел Алекс в этот день, была Семила. Они встретились в саду, на аллее цутайи – вечнозелёного невысокого дерева, с мелкими кожистыми зелёно-сизыми листочками и крупными душистыми цветами, похожими на алые лилии.

– Где ты пропадаешь? Я тебя ищу весь день? – спросила Семила. – Ребята и я уже начали переживать за тебя. Они всё расспрашивали: не видела ли я тебя сегодня?

– Только они узнавали у тебя, где я? – настороженно спросила Алекс.

– Не только. Царь сегодня вызывал меня к себе и вычитывал, что я сама. Спрашивал, где ты и почему я не с тобой.

– И что ты ему ответила?

– Сказала, что тебе не здоровиться с самого утра и ты в своих покоях.

– Молодец, Семила! Ты правильно ответила. Иначе, он стал бы меня искать. Спасибо тебе, – Алекс сошла с тропинки и села на стелящийся под ногами мягкий травяной ковёр. Мягкая, сочная зелень обвивала и ласкала её ноги. Семила тоже села рядом. Она видела, что Алекс сильно переживает из-за чего-то и хотела по скорее обо всём узнать. Не перебивая подругу, она принялась слушать то, что хотела поведать ей Алекс.

– Вчера ночью произошло то, что заставило меня сегодня вести себя так, – начала Алекс. – Пред сном я решила немного прогуляться по саду. Я шла по тропинке и не заметила, как неожиданно столкнулась с царём. Он подошёл ко мне. Сначала, мы с ним мило беседовали о чём-то. Сейчас даже трудно вспомнить о чём именно. Что-то не особенно значимое. Словом – ни о чём. Но потом случилось то, что я и забыть бы рада, да не получиться. – Алекс напряглась. Она подбирала слова, чтобы описать подруге всё своё негодование и страх. Ужас душил её только от одного воспоминания о пережитом вечере. – Царь подошёл ко мне. Он крепко схватил меня за плечи, прижал к себе и впился своими губами в мои.

– Ты хочешь сказать, что он поцеловал тебя? – испуганно спросила Семила. Она, на всякий случай, оглянулась вокруг, чтобы убедиться в том, что их никто не слышит. Потом тихонько добавила, – И что было дальше?

– Нет, Семила. Это не было похоже на поцелуй. Скорее, некое насилие против моей воли. Я попыталась вырваться из его рук. Но сначала мне это не удалось. Он очень сильный. Клиос так крепко держал меня в своих руках, что мне было больно. Но потом, через пару минут, он сам отпустил меня.

– Что он тебе говорил?

– Он хочет, чтобы я стала его женой и родила его народу наследника, – печально проговорила Алекс и потупила взгляд. А Семила, от удивления, ахнула.

– Ничего себе! Так чего же ты прячешься от него? Любая из наших женщин готова на всё пойти, чтобы оказаться на твоём месте.

– Вот они-то пускай и идут, и становятся на моё место. А я этого не желаю, – резко ответила Алекс. В её глазах появился какой-то огонёк. Они сверкнули от злости. – Я не люблю его, понимаешь, даже боюсь. Когда царь смотрит на меня, я чувствую себя жертвой. Кажется мне, что ещё чуть-чуть, и он набросится на меня, разорвёт на мелкие кусочки. Разве можно это чувство, это ощущение заменить любовью? Никогда! Я лучше умру, а не стану жить с ним.

– Кажется, я тебя понимаю, – тяжело вздохнула Семила, – У меня похожая беда.

Алекс посмотрела на подругу, не понимая, о чём та говорит.

– Расскажи, – попросила она Семилу.

– Что рассказывать, – всплеснула она руками, – Царь уже пообещал меня Керифу.

– Как пообещал? – не понимая о чём говорит Семила, удивилась Алекс, – Разве так можно?

– Можно, как видишь. В день, когда царь одержит победу над врагом, он женит своего самого верного поданного. И почему из всех женщин при дворе этот ужасный человек выбрал именно меня. Я боюсь его до безумия. Я не смогу с ним прожить и дня. Он самый коварный и жестокий убийца, каких я только знаю. Но при этом, к моему глубочайшему сожалению, он как никто другой пользуется любовью и щедростью нашего царя.

– Значит, Клиос решил вознаградить тобою Керифа. Это ужасно! – сокрушалась Алекс. – И этот человек принуждает меня стать его женою. Нет. Этого не будет! – твёрдо ответила она и встала на ноги.

Семила тоже поднялась.

– И что ты будешь делать? Расскажешь всё друзьям? – спросила дочь жреца.

– Нет. Этого категорически нельзя делать! Макс, защищая меня, может наломать дров. Царь не пощадит никого, а этого я не могу допустить.

– Знаешь, мне кажется, что ваш капитан любит тебя, – осторожно заметила Семила. Но Алекс не стала ничего отвечать на слова подруги. Она только тихонько улыбнулась, еле-еле заметно, и задала встречный вопрос:

– А вот я заметила, что кое-кто не равнодушен к Королёву.

– Илье? – Семила тут же залилась румянцем, – Это так заметно?

– Не знаю, как другим, но я это определила сразу.

– Ты знаешь, он необыкновенный. И если бы меня спросили, кого я хочу видеть своим мужем, я бы не медлила с ответом, – Семила улыбнулась подруге и не стала договаривать. Всё и так было понятно. – И всё же, как поступишь ты дальше?

– Нужно бежать, – твёрдо ответила Алекс. Её решительный взгляд сильно испугал Семилу. По всему было видно, что Алекс не шутит и, возможно, уже продумала, как это сделать.

– Нет-нет, Алекс, и не думай, – стала отговаривать её дочь жреца, – Это то же самое, что обречь себя на неминуемую смерть!

– Неминуемая смерть ждёт меня здесь. Я больше не могу находиться во дворце. Иначе, царь осуществит задуманное.

– Алекс, послушай, царь строго настрого приказал мне следить за каждым вашим шагом. И если у кого-то из вас хотя бы мелькнёт мысль о побеге, я должна незамедлительно сообщить ему об этом. Если я ослушаюсь его приказа, он меня не пощадит. Но поверь, я боюсь не за себя. Отец может пострадать.

– Бежим со мной, – предложила ей Алекс.

– Нет, – покачала головой Семила, – Тогда царь убьёт отца. Я не прощу себе этого. Никогда.

Алекс внимательно слушала её, но не знала, как повлиять на решение Семилы. Наконец, она просто сказала:

– Теперь я знаю, что ты меня понимаешь, как никто другой. Всё то, что я сейчас чувствую и переживаю, тебе знакомо. И единственное, что я прошу тебя помочь мне сделать – не говори о моём намерении царю. Прошу тебя об этом, как подруга подругу. Поверь, если бы ты меня об этом попросила, я бы ни минуты не колебалась и сделала это для тебя.

Алекс замолчала. Она смотрела на Семилу просящим взглядом, ведь теперь от решения дочери жреца зависела её судьба. А Семила не знала, что ответить Алекс, как поступить. Сейчас, в ней боролись два противоречивых чувства: чувство долга и сострадание, которое она питала к, успевшей так полюбиться ей, чужеземке. Мысль о том, что ей предстоит стать женой ненавистного ей Керифа, отравляла её всё больше и больше. Единственное, что желала для себя Семила, это помощи. Чтобы нашёлся тот, кто спасёт её и поможет избежать не желаемого замужества. А теперь получается, что ей уготована такая же роль, и примет ли её Семила зависит только от неё.

– Что ж, если я предам тебя, то сама себе этого не прощу. А как потом прикажешь жить с самой собою?

– Благодарю, – Алекс обняла подругу, и прозрачная влага проступила на её глазах.



Наконец, когда после ужина ребята собрались в привычном для беседы месте, Алекс и Семила неожиданно появились на «Балконе совета». Так земляне окрестили любимое место сбора и общения между собой.

– Алекс! – воскликнул Макс, – Где ты была весь день? Мы уже начали волноваться!

– Так было нужно, – сухо ответила она. – Мне нужно было время, чтобы побыть наедине с собою.

– И как? Побыла? – подколол её Павел.

– Представь себе, – дерзко ответила Алекс. Подняв вверх подбородок и задрав и без того курносый носик, она с гордым видом ответила, – И вот что я решила.

Она села на мягкий упругий диванчик рядом с Семилой. Окинув всех мимолётным взглядом, она продолжила:

– Я долго раздумывала над всем тем, что произошло с нами и поняла вот что: мы начали своё путешествие, чтобы найти таинственную планету Глорию и пропавшую экспедицию. Верно?

Это был, скорее, риторический вопрос, ответ на который она и не ждала. А потому, сразу продолжила:

– А что в и тоге мы с вами получили? Чем занимаемся на этой планете? Сидим в золотой клетке и с каждым днём врастаем, ввязываемся в войну, которая не сохраняет, а разрушает этот уникальный мир!

Ребята, включая Семилу, сидели и слушали Алекс. Она говорила с таким запалом, что никто не смел отвечать и, даже, спорить с нею.

– Я была в зоологическом саду профессора Милары и, в отличие от вас, успела познакомиться с уникальной и неповторимой фауной этой прекрасной планеты. И вот, что я решила.

После этих слов Макс напрягся. Он уже заранее знал, что решила для себя Алекс. Но, всё же, не стал её перебивать.

– Я хочу покинуть этот дворец, чтобы выполнить хотя бы одну из целей нашего путешествия.

Макс боялся этого. Он, не смотря на осуждения политики, проводимой царём Клиосом, всё же считал, что за высоким забором дворца он и его команда в безопасности. Но он знал Алекс и прекрасно понимал, что её нельзя было остановить ни в помыслах, и в действиях.

– Ты рехнулась? – обозвался Павел, – Там, за стенами этого города война? Тебе мало того, как расправился Хетт с нашими родителями. Тебя ждёт та же участь, если не выбросишь эту затею из головы.

– Седой прав, Алекс. Там опасно. Здесь, во дворце мы под защитой царя, – согласился с Павлом Тигран.

– Мы не под защитой царя, – возразила она, – Мы у него в плену! И вы даёте ему то, что он от вас хочет. МИТ-1, телепорт? Что дальше?

– Ты хочешь сказать, что пока мы ему нужны… – сказал Илья, но так и не закончил свою мысль. Алекс его перебила.

– Да. И каждый из нас, как мне кажется, играет роль, определённую самим царём.

– Тогда, какова твоя роль в его игре? А? – спросил Павел.

Алекс вздрогнула от его вопроса. Она вспомнил вчерашний разговор в саду с царём Клиосом и онемела. Она не знала, что ответить. Всю правду она не хотела говорить им потому, как прекрасно понимала: Макс может встать на защиту её чести и бросить вызов царю, разгорится настоящий скандал. А Макс и вовсе может лишится жизни. Нет. Этого допустить она не могла. Единственный выход из этой неприятной ситуации, шанс избежать столь обременительной и губительной участи, Алекс видела только в побеге.

– Не знаю. И, признаться, не желаю знать. Я не марионетка и не нуждаюсь в кукловоде, – резко ответила она Павлу. – Потому я и хочу покинуть это место. Да. Также, как наши родители. И пускай меня ждёт та же участь. Но одну, из поставленных перед собой целей, всё-таки достигну.

Макс молча слушал Алекс и не хотел её перебивать, пытаясь понять, что стало причиной такой кардинальной смены настроения. Простая жажда приключений или она от чего-то бежит? Или от кого-то? Так или иначе, но Алекс было уже не остановить. Она была нерушима в своём стремлении бежать из дворца. И единственное правильное решение для себя, Макс видел не в отговорах подруги бросить эту нелепую затею. Нет.

– Что ж, – произнёс Басаргин и, положив руки не колени, сказал своё решение, – Я вижу, что тебя не переубедить. Силы тратить на это пустое дело я не буду. Поэтому, я принял решение и иду с тобой.

Ребята и Семила ошарашено посмотрели на капитана. Илья встал со своего места и подошёл к Максу.

– Ты хотя бы представляешь, к чему это может привести? – испугано проговорил Картелёв. – Вы сейчас вот уйдёте, а нам что прикажете здесь делать?

– Тогда идём с нами, – предложил Макс.

– Чтобы нас схватили люди Хетта? Они наверняка знают, кто стоит за победой Клиоса во вчерашней битве. Представь теперь, капитан, какая расправа нам уготована? – Илья не терял надежды переубедить Макса. Но это уже было невозможно.

В эту минуту Алекс подошла к Максу и сказала, опустив глаза вниз:

– Я не хочу, чтобы ты бежал со мной лишь потому, что должен. Ты никому ничего не должен. Тем более мне. Если ты не желаешь продолжить наше путешествие и тебе нравиться здесь, то прошу тебя, останься с ребятами.

– И отпустить тебя одну?

– Ну и что? Я справлюсь. Если станет совсем невмоготу, я вернусь.

Макс ничего не ответил ей, только грустно усмехнулся и склонил голову. Лицо его смотрело вниз и всем своим видом он пытался показать, что остался непреклонен.

– Думаю, Илья прав, – в разговор вступил Тигран, – Покинуть дворец – значит подписать себе смертный приговор. И потом, вы забываете про одну маленькую деталь. Как вы выберетесь из охраняемого и днём, и ночью дворца? Просто физически – это нереально!

– Возможно, ты и прав, – вздохнула Алекс, – Поэтому я никого не заставляю, не прошу идти со мной.

Она подняла свой взор и посмотрела на капитана:

– Ребята правы, Макс. Для вас дворец – самое безопасное место. Но не для меня и оставаться здесь я больше не могу.

– Почему? Ты можешь мне объяснить? Тебе кто-то угрожал? Ответь? – он схватил её за руку. Видя, что Алекс это не приятно, Макс тут же отпустил её. Но девушка молчала. Ничего не заставило бы её сказать правду, истинную причину её решения бежать. И Макс понял, что все его расспросы и требования напрасны, как и напрасно убеждать её остаться во дворце.

– Нереально, говоришь, – Макс хитро посмотрел на Павла.

– Что?! – спросил Седой, делая вид, что не понимает в чём дело. – Я ничем не могу помочь. И, даже, если бы мог. Я – не убийца.

– Ты поможешь нам с Алекс бежать, – твёрдо произнёс Макс. Он это умел. Даже не приказывая, он давал понять, что Павлу, да и любому другому, ничего не остаётся, кроме как сделать то, что требует от него капитан. – То устройство, телепорт, который ты сделал. С его помощью мы выберемся из дворца.

– Это, пока, невозможно! Я ещё не успел его испробовать на людях, – всполошился Павел. Но Макс не отступал.

– Ты говоришь не правду, Седой. Ты уже успел это сделать. Даже сегодня, когда мы возвращались из лаборатории, ты не полетел с нами. Под предлогом закончить работу, ты остался в институте. А когда мы вернулись во дворец, ты уже был здесь.

– Я же говорил вам, что Варос предложил мне полететь с ним, когда я закончил опыты. А его капсула намного быстрее вашей, – оправдывался Павел.

– Вароса сегодня не было во дворце. Я хотел поприветствовать его за ужином, но один из слуг царя сказал, что его сегодня не было за царским столом, – Макс загнал Павла в угол. Он больше не придумывал отговорки. Встав с места, Павел демонстративно задрал рукав своего кардигана и показал некое устройство, похожее на наручные часы.

Прибор, сконструированный Павлом, имел два циферблата и два малюсеньких ролика с боку. Вращая в нужном направлении верхний ролик, на циферблате, расположенном выше, отображались координаты долготы. Нижний же ролик помогал определиться с координатами широты. Её значения отображались на циферблате, который располагался ниже.

– Прибор очень прост в использовании, – продолжая демонстрировать своё творение, продекламировал Павел, – Самое главное точно знать, куда задумал отправиться.

Макс перевёл взгляд на Алекс. Она круглыми глазами смотрела на прибор и не могла поверить, что это всё правда.

– Ты не шутишь? – спросила она Павла. – Это не одна из твоих глупых шуточек и подколов?

– На этот раз нет, – ответил за него Макс и взял из рук Седого телепорт. – Ты хорошо подумала? Назад дороги нет?

Алекс утвердительно махнула головой. Она не стала отступать назад. Тем более, что отступать не куда.

– Я не передумаю, – сказала Алекс, – Но прошу тебя одуматься. Бежать – это моё решение. И поэтому…

– Больше никто не хочет составить нам компанию, – перебил её Макс, зная, что Алекс начнёт его отговаривать. Он огляделся вокруг, но друзья молчали. Убедившись в том, что Илья, Павел и Тигран остались при своих мнениях, Макс сказал: – Что ж, это ваше решение и, думаю, оно верное. Ну а нам с тобой надо переодеться. В этих нарядах нам будет крайне неудобно.

– И во что ты предлагаешь переодеться? В наше, земное?

– Хотя бы, – и он отправился в свою комнату. Тигран последовал за ним, надеясь отговорить друга от этой опасной затеи.

– Макс, постой, – крикнул ему Тигран, – Остановись.

Басаргин обернулся и подождал друга.

– Макс…

– Знаю, Тигр. Всё, что хочешь сказать, знаю. Но не могу я поступить иначе.

– Да почему же! – закричал Тигр.

– Потому. Я не могу пустить её туда одну. И остановить тоже не могу. Поэтому, единственный выход для меня – идти с Алекс.

– Да это же верная гибель! Вспомни, твой отец погиб именно так!

– Возможно и гибель. А видишь, по-другому не получается. Иди на балкон. Я сейчас переоденусь и приду.

– Но как вы собираетесь там выживать? Что будете есть? Как защищаться от диких зверей? – не унимался Тигран.

– Посмотрим. Костёр развести всегда сможем. Как раз будет повод вспомнить всё, чему учили нас в учебке. А об остальном буду думать уже по месту.

– Я иду с вами, – твёрдо сказал Тигран и направился в сторону своей комнаты.

– Нет, стой, – Макс схватил его за руку и остановил, – Прошу тебя. Этого не надо делать.

– Что? Это ещё почему? – Тигран рванул руку и развернулся, – Я не пущу вас двоих. Это опасно, и я буду вас сопровождать.

– Тигр, послушай меня. Этого не нужно делать. Если ты пойдёшь с нами, то кто присмотрит здесь за Королёвым и Седым? Их нельзя оставлять без присмотра.

– Я им не нянька, – рассердился Тигран, – И потом, здесь им ничего не угрожает. А вот вам с Алекс.

– Послушай меня. Я не собираюсь долго гулять по Глории. И в кротчайшие сроки постараюсь убедить Алекс вернуться обратно. Возможно, нас даже не успеют кинуться.

– Ох, сомневаюсь я в этом, Макс. Она упряма как сто ослов, – покачал головой Тигран.

– Мы не знаем, что ждёт нас там, по ту сторону городского забора. И если вдруг нам будет угрожать опасность, я заставлю, пусть даже силой, заставлю её вернуться во дворец.

– А ты не подумал, как на ваш побег отреагирует царь? Он строго на строго приказал нам не выходить за стены дворца.

– Думаю, я сумею усмирить его негодование. Ведь он пока ещё получил не всё, что хотел, – Макс указал на телепорт, что уже успел закрепить на запястье своей левой руки.

Макс не стал больше задерживаться и пошёл к себе.

Не больше двадцати минут понадобилось ему и Алекс, чтобы переодеться в удобную одежду. Из своих комнат капитан и его спутница вышли одновременно, не сговариваясь. Алекс подошла к Басаргину и тихо сказала.

– Ты хорошо подумал?

– А ты?

– Не хорошо отвечать вопросом на вопрос. Не правильно, – покачала она головой. Максу показалось, что ей тяжело говорить, как будто что-то мешает.

– Извини. Тогда я отвечу, – он был серьёзен, как никогда. Даже в день старта Басаргин вёл себя по-другому, не так напряжённо. – Я тебя одну не отпущу. Хочешь ты этого или нет, если честно, меня не интересует. Я хочу, чтобы ты вернулась на Землю целой и невредимой. А раз остановить тебя невозможно, тогда я иду с тобой. Если ты, конечно, не передумала?

– Нет. Я остаюсь при своём.

– Тогда вперёд, – он повернулся в сторону балкона, – И со своей стороны я обещаю полную защиту от любой опасности.

– Включая тебя? – хитро прищурилась Алекс.

– И меня в том же числе, – он снова опустил глаза и, больше не произнося ни слова, отравился прощаться с друзьями.

Тигран же, послушавшись своего капитана, направился опять к балкону, где уже успел разгореться спор.

Когда Макс, Алекс и Тигран отправилась переодеваться, на Балконе совета остались Павел, Илья и Семила.

– Что же теперь будет? – обеспокоенно, спросила Семила.

– Ничего хорошего, – Илья покачал головой и сел рядом с дочерью жреца. – Там, за пределами Ислинора, в любом случае, опасно. Не люди Хетта, так дикие, не знакомые нам звери и растения могут быть смертельно опасны. Напрасно Алекс всё это затеяла. Не время нам разбегаться. Действовать сплочённо и вместе всегда разумнее, чем по одиночке.

– Это ты верно говоришь, – согласился с ним Павел. Он сидел напротив и всё время вертел, крутил в руках какой-то стальной шар, размером с кулак, – Уйти из дворца во время войны – очень глупо. Я вспоминаю вчерашнее месиво и мне до сих пор не по себе. А идти и искать такие приключения – это верх идиотизма. И всё из-за женской глупости.

– А если по-другому нельзя? – сказала Семила.

– То есть, что нельзя? Сидеть во дворце на всём готовом? – он замолчал и пристально посмотрел на Семилу. Потом подался в перёд и проговорил, – А почему бы тебе не отправиться с ними? Ты всё знаешь про Глорию и можешь подсказать, где таиться опасность.

– Она никуда не пойдёт, – раздражённо ответил за Семилу Илья.

– А почему ты за неё отвечаешь? Или я чего-то не знаю, – многозначительно улыбнулся Павел и перевёл взгляд на девушку, – А Семила? Что скажешь ты?

– Я не могу покидать дворец. Если я нарушу обещание быть всегда при дворе, меня поймают и казнят. И потом, – она опустила глаза вниз, – Здесь остаётся мой отец.

– Давай оставим этот разговор, – прервал её Илья. Он видел, что ей крайне неудобно оправдываться перед ними и посчитал, что это и не к чему. – Макс и Алекс идут сами. Это решено. Мы же будем ждать их здесь, во дворце. Когда Алекс поймёт, что напрасно всё это затеяла, они вернуться.

– Если останутся живы, – угрюмо сказал Павел и уставился на металлический шар.

– Останутся, – твёрдо сказал Тигран, вернувшись на балкон, – При любой опасности они сразу же вернуться во дворец. Я надеюсь, перемещения с помощью телепорта не опасны?

Тигран с недоверием посмотрел на Павла. Тот тихо хихикнул себе под нос и, в свойственной ему манере, ответил:

– Как видишь! Я же живой! – он развёл в сторону руки и даже встал, демонстрируя свою физическую целостность.

Вскоре Макс и Алекс вернулись к друзьям. Они были в полной боевой готовности, если можно так сказать. Их земные космические костюмы были целы и невредимы. Тонкие, но в то же время, плотные светлые комбинезоны с широкими поясами и длинными рукавами, защищали тело полностью от разрезов и ранений. Внизу они вплотную вправлялись в высокие белые ботинки, которые были сделаны из сверх плотного и тонкого материала.

Алекс завязала волосы в тугой хвост. Она выглядела решительно и непреклонно. И ни Макс, ни кто-либо другой больше и не пытался её отговаривать. Перед самым, как говориться, стартом Макс оставил напутствие каждому:

– Я уже выставил координаты. Мы с Алекс отправимся к месту приземления «Одиссея» и, думаю отправимся на запад, – он подошёл к Тиграну и сказал, – Присматривай за друзьями. На время нашего с Алекс отсутствия ты назначаешься капитаном. – Тигран пожал руку товарища и крепко обнял его, похлопав по спине оставшейся свободной ладонью. Макс ответил ему тем же. – Ну а ты, Королёв, – он подошёл к Илье, – Тебя прошу сохранять ясность ума и трезво оценивать любую ситуацию. Как, в прочем, ты всегда и делал, до сегодняшнего вечера. Ну а тебя, Павел, я прошу пока не открывать царю Клиосу тайну телепорта. Это наш последний и главный козырь в этой игре.

В самом конце Басаргин подошёл к Семиле.

– Тебя же, дочь верховного жреца, как преданного и верного друга мне и моим друзьям, я прошу не рассказывать ничего из того, что ты видела и слышала сегодня здесь и в другие дни и вечера. От твоей преданности и молчания теперь зависят наши жизни и судьбы.

– Я обещаю тебе, капитан. Отныне, вы мои друзья и дружба наша главнее всего, даже – государственного долга.

Макс поклонился ей в знак уважения и вернулся в центр зала, где его ждала Алекс. Он обнял её за талию и нажал на красную кнопку телепорта, что располагалась с другой стороны циферблата, противоположную двум роликам.

Вдруг, блестящий вертикальный тоннель, сделанный из огня и света, пронзил то место, где стояли Макс и Алекс. Свет становился всё ярче и наконец поглотил их полностью. Он также внезапно исчез, как и появился. От Макса и Алекс не осталось и следа.


Очнувшись на том самом месте, где двенадцать недель назад приземлился «Одиссей», Макс увидел лежавшую рядом с ним без сознания Алекс. Он испугался, что с ней что-то случилось и начал трясти её, схватив за плечи.

– Алекс, ты жива? Очнись! – повторял он без конца.

Наконец она открыла глаза.

– Что ты так кричишь? Оглохнуть можно! – медленно проговорила Алекс приподнялась чтобы оглядеться вокруг.

– Слава Богу, ты жива, – выдохнул Макс и сел рядом с ней, на траву.

– Где мы?

– А ты не узнаёшь? – усмехнулся Макс, – Хотя да, когда мы здесь приземлились был день. Да и пробыли мы в этом месте не больше двух часов. Потом за нами прилетел Кериф и…

– Да-да, я узнаю. Теперь я вспомнила это место, – Алекс попыталась встать, но голова её кружилась, а ноги и руки обмякли и весели словно канаты. Максу было смешно наблюдать за подругой. Хотя, ещё десять минут назад испытывал те же трудности.

– Посиди минут пять и всё пройдёт. Это, так сказать, побочный эффект телепорта Седого. Нужно будет при встрече ему об этом сказать.

– А ты думаешь он этого не знает? – с заметной иронией в голосе сказала Алекс, – Ты же сам говорил, что он давно пользуется своим изобретением и скрывает это от нас. Двуличный он, не надёжный.

– Не говори так. Седой – наш товарищ. А о товарищах либо хорошо, либо…

– Да очнись же ты Макс, – возмутилась она, – Один ты из нашей команды веришь ему, а он этим пользуется и при чём, неблагодарно пользуется. Тихушничает и даже про свой этот телепорт и слова никому не сказал. А ты его ещё товарищем называешь.

– Но не смотря на все его недостатки он – гений и с его помощью ты выбралась из столь тебе ненавистного дворца. Кстати, раз уж мы с тобой оказались наедине, ты не хочешь рассказать мне, почему бежала? Что стало причиной столь скоропостижного побега?

Алекс надула губки. Она хотела рассказать Максу всю правду, но сразу же передумала.

– А ты оглянись вокруг, – она окинула взором даль, – Разве может быть причиной побега из дворца что-то ещё другое, нежели эта красота?

Конечно же Басаргин знал, что Алекс ему что-то не договаривает. Но для себя решил не допрашивать её больше. Если сочтёт нужным, сама всё непременно расскажет. И он последовал совету подруги и оглянулся вокруг.

Стояла глубокая ночь. Но она не была тёмной и тихой. Свет от вечного спутника Глории Тамирона проливался широкой полноводной рекой на всё в округе. Трава поля, на которой сидели Макс и Алекс, огромные многовековые деревья, с широкими шумными кронами, и каменисто-песчаный берег, что врезался в голубой океан – всё-всё купалось, нежилось в молочно-белых лучах Тамирона.

Алекс, наконец собралась с силами. Она поднялась и встала на ноги. Порыв тёплого, слегка обжигающего ветра растрепал её и без того пушистую причёску. Она выбрала курс и направилась к величественным деревьям, что росли неподалёку. Макс поспешил за ней.

– Куда ты идёшь? – спросил он её догоняя.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю