290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Глория (СИ) » Текст книги (страница 10)
Глория (СИ)
  • Текст добавлен: 9 декабря 2019, 01:30

Текст книги "Глория (СИ)"


Автор книги: Юлия Елихова






сообщить о нарушении

Текущая страница: 10 (всего у книги 34 страниц)

Часть 2. Космос

**************************************************************************

Часть 2. Космос.

Макс занял своё место – место капитана в зале управления полётом космического корабля «Одиссей».

Алекс, Тигран и Илья разместились за панелью управления. Павлу же было поручено следить за состоянием систем корабля у широкого монитора.

– Проверить готовность корабля, – скомандовал Басаргин.

– Все системы в норме и готовы к полёту, капитан, – ответил Павел.

Макс посмотрел на Седого и поразился тем переменам, которые произошли с ним. Сегодня он был серьёзен как никогда, если говорить за то время, что Макс знал его. Казалось, Павел осознаёт всю ответственность, возложенную на него сегодня. И на самом деле: Седой изо всех сил старался не подвести друзей в такую непростую и важную для всей команды минуту.

А Макс, тем временем, продолжал отдавать приказы.

– Запустить двигатели.

– Есть запустить двигатели, – Илья нажал какие-то кнопки на пульте управления в нужной последовательности, и мощные двигатели загудели. Этот гул можно было сравнить с шумом стремительно поднимающейся, раскалённой лавы по узкому жерлу вулкана, что готовился извергнуть её на земную твердь. Всё как будто ожило. «Одиссей» проснулся. Мелкая дрожь пробрала каждого присутствующего на борту. Мощная энергетика корабля проникла в ребят и всколыхнула, обнажила то чувство, которое они испытывали от одной только мысли о предстоящем путешествии. Это уже нельзя было остановить.

– Набрать мощность, – снова прозвучала команда капитана.

– Есть набрать мощность, – Алекс в ту же секунду переключила нужные рычажки и тумблеры. А через несколько минут она отрапортовала, – Мощность набрана, капитан.

– Что с показателями? – Макс повернул голову к Павлу.

– Норма, капитан, – не сводя взор с монитора, ответил тот.

– Отлично! Готовься к разгону!

Настала очередь Тиграна. Каждому в этом «оркестре» капитан-дирижёр определил свою роль. В эту секунду вся воля и сила главного механика корабля сосредоточилась, словно стеклась по венам к правой его руке. Её-то Тигран положил на рычаг управления скорости, сжал его с немыслимой силой и потихоньку стал тянуть на себя.

Напряжению команды не было предела. Воздух вокруг настолько был заряжен эмоциями, что даже дышать, а тем более говорить было крайне тяжело. Но вместе с напряжением рос и азарт, предвкушение полёта и свободы.

В какой-то момент ребята почувствовали толчок, а за ним неуловимое, еле ощутимое движение. Будто в лифте, который перемещается между этажами. При этом, направление движения было понятно всем и каждому без исключения – только вперёд. «Одиссей» был словно конькобежец, что плавно скользит по льду, но в то же время с огромной, нарастающей каждую секунду, скоростью перемещался вдоль взлётной линии.

Ещё сильнее загудели неистовые двигатели и стали уносить корабль всё дальше и дальше.

– Идёт набор скорости, – отчитался Тигран.

Макс посмотрел на огромный монитор перед собой. Скорость корабля была ещё слишком мала для отрыва.

– Продолжать набор скорости, – снова приказал капитан, продолжая следить за показателями.

Тигран крепче обхватил ручку рычага и стал сильнее тянуть её на себя. От стремительно нарастающей скорости всех пятерых вдавило в кресла. Ремни безопасности, казалось, стали стягивать и прижимать к сидениям ещё крепче.

Когда корабль достиг нужной скорости, Макс начал обратный отсчёт:

– 10, 9, 8, 7, 6, 5… – цифры, произносимые капитаном, эхом звучали в сознании каждого, – 4, 3, 2, 1. Отрыв.

В эту же самую секунду, Макс рванул на себя главный рычаг, что до этой поры покоился справа от капитана. Последний аккорд в этой опере был сделан дирижёром. «Одиссей» поднялся в воздух. Ещё сильнее ребят вдавило в кресла. Колоссальная нагрузка обрушилась на них. Словно скованные по ногам и рукам, они не могли пошевелиться. Корабль продолжал набирать скорость и высоту. Он взмыл вверх словно стальная птица, навстречу Солнцу и звёздам.

Наконец, спустя пять минут, когда космический корабль покинул атмосферу Земли, нагрузка стала снижаться.

– Капитан, «Одиссей» миновал слои мезо– и термосферы, – доложил Илья и немного растерянно добавил, – Мы выходим в открытый космос.

Макс подался вперёд и внимательно посмотрел перед собой. Сквозь стекло главного панорамного окна он увидел режущую, чёрно-синюю бесконечность, бездну с множеством звёзд и других обитателей таинственного космоса.

Басаргин машинально поднёс руку к бабушкиному медальону, что отныне покоился у него на шее, накрыл его своей ладонью и тихо, самому себе сказал:

– С Богом.

– Капитан, – обратился Павел, – Режим устранения невесомости успешно активирован.

– Отлично! Координаты пути внесены в программу управления полётом?

– Да, капитан, – спешно доложил Илья, – Курс задан. И если расчёты верны, то через 28 дней мы прибудем в заданное место, то есть на планету Глория.

– Какова сейчас наша скорость? – спросил Макс.

– 30 км/с, – продолжая следить за датчиками, ответил Павел, – С нашей матушкой-Землёй мы движемся одинаково быстро.

– Если мы будем так ползти, то за кулисами Солнца мы будем только через полгода. И никакую Глорию там не найдём, – усмехнулся Макс.

– Глория к тому времени будет там, откуда мы стартовали, – добавила Алекс.

– Верно. Илья, – Макс повернулся к Картелёву, – Переведи корабль в режим гиперскорости.

– Есть, капитан. Всем приготовиться!

Илья проворно набрал нужную комбинацию из кнопочек на панели управления словно музыкант-виртуоз, перебирая клавиши фортепиано, и «Одиссей» в ту же секунду рванул вперёд. Он мчался по орбите Земли, вокруг Солнца с немыслимой скоростью.

И снова сумасшедшая, раздавливающая нагрузка обрушилась на экипаж.

– Павел, активируй режим устранения нагрузки.

– И по максимуму, Седой, – добавил Тигран.

– Уже выполняю. Три, два, один. Фу-у-ух.

Все вздохнули с облегчением.

– Поздравляю, друзья! Мы это сделали, – торжественно произнёс Макс.

– Не понимаю, – пожала плечами Алекс, – Почему этого нельзя было сделать на старте? Зачем нужно было терпеть эту нагрузку?

– На старте и приземлении режим отключения нагрузки не работает, – пояснил Илья.

Но их разговор перебил Тигран.

– Первый шаг сделан, капитан, – сказал он. А остальные в это время, не веря своим глазам, таращились в проём панорамного окна.

Алекс осторожно отстегнула ремни безопасности и попыталась встать со своего кресла. Медленно, аккуратно она поднялась на ноги и шагнула в сторону. Подойдя к боковому иллюминатору, она всё также осторожно посмотрела в него. За толстым, сверхпрочным стеклом она увидела Землю.

– Как же она прекрасна, – завороженная красотой родной планеты, прошептала она.

Примеру Алекс последовали и остальные. Все, кроме Ильи, который пожелал остаться за пультом управления. Тигран и Павел, во главе с капитаном, обступили Алекс и тоже уставились в окно.

«Одиссей» на огромной скорости проплывал мимо, окутанной в белый саван облаков, голубоглазой красавицы-Земли. Переплетение коричневых, бежево-жёлтых, изумрудно-зелёных и сине-голубых красок делали её обворожительно чарующей. А белёсая поволока вокруг создавала некий ореол загадочности и неприступности.

– Ещё совсем чуть-чуть и мы её уже не увидим, – тихо сказал Макс. Он стоял рядом с Алекс, немного позади и, также как она, любовался «своим домом». Сегодня Макс и его друзья покинули его, и никто из них до конца не знал, вернутся ли они когда-нибудь обратно на Землю.

– Вы думаете возвращаться? А то ведь я один не могу управлять целым кораблём, – обозвался Илья.

– Идём, Илья. Всем по местам, – скомандовал Макс.

Павел и Тигран заняли прежние позиции. Но Алекс осталась у окна. Она положила руки на стекло и прощалась с Землёй. Макс видел её глаза, полные слёз, и не стал ей мешать. Она ещё совсем немного постояла у иллюминатора и, вытерев лицо, села в своё кресло.

В зале повисла тишина. Каждый думал о своём. Кто-то вспоминал своих родных, друзей, детство. Постепенно настроение Алекс передалось всем. И, чтобы хоть как-то поднять командный дух экипажа, Макс решил переключить их внимание на решение насущных проблем.

– Нам нужно будет разделиться, – сказал он.

Тигран, Илья и Алекс, сидевшие впереди за пультом управления, развернулись к Максу.

– В каком смысле? – спросил Павел. Он по-прежнему находился за спиной капитана и следил за показателями системы.

– Управлять полётом необходимо днём и ночью. Поэтому мы разобьёмся по парам, по сменам. Каждая пара будет работать по двенадцать часов, а затем сменять другую.

– Но нас пять человек, – возразил Павел. – Как ты нас поделишь на пары?

– Один из нас будет следить за работой системы и корабля днём, а ночью – отдыхать.

– И кто же этот счастливчик? Не я ли? – грустно усмехнулся Павел. Он прекрасно понимал, что из-за своего поведения и выходок ему вряд ли доверят право управлять кораблём. И потом, не зря же его усадили в кресло для наблюдения.

– Не ты, – ответил Макс и перевёл взгляд в сторону Ильи. Все остальные тоже посмотрели на Картелёва.

– Но-о-о почему? – растерянно спросил он. Ребята прекрасно поняли, кому Макс отвёл роль «наблюдателя». Но Илье это решение капитана пришлось не по нраву.

– Вот тебе на, – от удивления произнёс Тигран.

– Потому что я так решил, – твёрдо ответил Макс и продолжил, – Я буду работать в паре с Алекс, Тигран с Павлом.

– А можно мне с Алекс, – поднял руку Павел и ехидно улыбнулся.

– Я против, – бросила в его сторону Алекс и отвернулась от Павла.

– Значит всё остаётся так, как я предложил.

– Я всё равно против, – Илья вышел вперёд и стал рядом с Максом, – Это не справедливо! Ты не находишь?

– Давай обсудим это, но не здесь. Наедине, так сказать. – Илья одобрительно кивнул, и они вышли из зала. А Павел быстро рухнул в кресло Ильи, зная наперёд, что капитан убедит Картелёва.

– Капитан, почему? – с недоумением и внутренним возмущением, спросил Илья.

– Послушай, – Макс подошёл к нему и положил руку на плечо товарища, – Я прекрасно понимаю твою обиду и претензии управлять кораблём на ровне со мной и остальными ребятами. Но поверь, у меня есть веские причины для того, чтобы поступить именно так.

– Я имею право знать, капитан, какие это причины.

Илья стоял на своём. Он не желал быть на втором плане. Уж слишком многим он пожертвовал ради того, чтобы это путешествие состоялось и в полной мере хотел наслаждаться им.

Макс убрал руку с его плеча и отошел в сторону. Он повернулся к Илье спиной и тяжело вздохнул.

– Как-то раз, после трудного учебного дня полковник Щеглов позвал меня к себе в кабинет. Предметом нашего разговора был доклад доктора Толмачёвой. – Макс развернулся лицом к Илье и продолжил, – Из всех нас именно у тебя она обнаружила проблемы с сердцем и крайне настаивала об отстранении тебя от полёта.

– И что же ты? – нахмурил брови Илья.

– Я ответил, что это исключено. Без тебя мы не полетим. И дело не в корабле, поверь. Дело в самом тебе. Ты – часть нашей команды, организма. – Басаргин опустил лицо вниз и продолжил, – Организма, что носит имя Экспедиция «Одиссея». Конечно, скорее всего я поступил неправильно. Я теперь это точно понимаю и знаю. Я поступил как последний эгоист, рискуя твоей жизнью. И если с тобой что случится, виноват буду я. Только я! Поверь мне, дружище. Я чуть сума не сошёл от раздумий и угрызений совести. Я столько раз порывался тебе рассказать о том разговоре. Но так и не решился. Признаюсь, что смалодушничал. Но продолжать делать вид, что ничего не знаю, подвергать тебя дальнейшему риску и держать это в себе я больше не могу. Если можешь, прости меня за этот поступок. Если же не извинишь – я всё пойму.

– Не надо, Макс, – остановил его Илья, – Это ничего бы не изменило. О проблемах со здоровьем я знал давно. С самого детства мама носилась со мною, водила по врачам, пытаясь вылечить моё сердце. Мне сделали несколько операций и стало намного легче. – Илья опустил глаза вниз. – Я всё равно бы полетел, скажи ты мне об это или нет. Я научился жить со своими проблемами. С теми, которые я не в силах побороть. И всё же, я настаиваю на том, чтобы ты допустил меня к управлению кораблём.

– Нет, Илья, нет. В ночное время, я имею ввиду привычное нашим биоритмам время сна, ты будешь отдыхать. И потом, мне гораздо спокойнее будет, если ты станешь следить за системой.

– Но Макс…

– Илья, – он сковал Картелёва своим взглядом, – Если с тобой случиться что-то… Я не прощу себе этого, понимаешь. Прошу тебя не как капитан, а как твой друг – выполни мою просьбу.

После этих слов Илья отступил. Он сдался и пообещал, что исполнит не приказ капитана, но просьбу друга.

Космос – бездна, океан без конца и начала. Словно искрящиеся отблески волн мигали и переливались в той волнующей, пугающей темноте далёкие звёзды. Они звали и манили, очаровывая своей опасной, смертельной красотой. И команда корабля «Одиссей» завороженно любовалась их многовековым величием и бесподобием.

Глубже всех остальных в эту непревзойдённую красоту погрузилась Алекс. Она часами, без отрыва всматривалась в тёмно-синюю даль. Мысли и взор её были прикованы к окружающему космосу, вмещавшему в себя все ведомые и, тем более, неведомые тайны вселенной.

Те секунды, минуты, часы, которые Алекс проводила в своей комнате-каюте, она не слышала шум двигателя корабля, уносившего её и команду прочь от родной Земли. Но еле ощутимая, робкая и тихая песня звёзд, планет и астероидов звучала чуть слышно, сливалась в вечный, незыблемый гимн космоса и вселенной. Алекс неустанно слушала его. Она растворялась, распадалась на молекулы и атомы в своих мыслях и представлениях о том, какой прекрасный и неведомый мир вокруг неё и чем ещё он сможет её удивить.

А тем временем серебристо-стальной, отражающий от своей зеркальной поверхности всю вселенную, «Одиссей» уносил команду Басаргина всё дальше и дальше. Вперёд, где их, возможно, ждала мифическая Глория.

С Ильёй у Макса дружеские отношения наладились. К прежнему разговору они больше не возвращались. Что касается остальных членов команды, то с ними особых проблем не возникало. Пока. Алекс, Тигран и Павел были весьма исполнительными и слушались Макса. Иногда небольшие споры и возникали между Ильёй и Павлом, но Макс вовремя пресекал малейшие разногласия между этими двумя. Вообще, атмосфера на борту «Одиссея» царила дружеская, а отношения между ребятами носили, скорее, приятельский характер, нежели исполнительно-подчинительный.

Макс и Алекс, спустя двенадцать часов управления кораблём, сдавали пост Павлу и Тиграну. В парах старшими были Макс и Тигран. Илья же практически постоянно работал вместе с Максом и Алекс. Но однажды его график немного сместился и ему пришлось заступить в смену с Тиграном и Павлом. Тогда-то и случилось одно неприятное происшествие, которое могло повлечь за собой печальные последствия.

Шёл двенадцатый день их путешествия. Макс и Алекс передали бразды правления кораблём Тиграну и Павлу. Илья же занял своё привычное место за монитором. Убедившись, что все показатели системы в норме, Картелёв отправился на кухню, чтобы выпить чашечку утреннего кофе. Специально оборудованная кухня, оснащённая по последнему слову техники, могла удовлетворить любые гастрономические прихоти экипажа. Придя туда, Илья застал Макса и Алекс завтракающих вместе. За время полёта они стали как будто ближе друг другу. В то время, когда они доедали свежеприготовленный кухонным роботом омлет, к ним подошёл Илья и сел рядом с Алекс.

– Американо со сливками, – громко произнёс Картелёв, озвучив тем самым своё пожелание. В ту же секунду робот засуетился. Он аккуратно загрузил все нужные ингредиенты в кофе-машину и выбрал нужную программу. Аппарат тихонько загудел и в чашку, что стояла на специальной подставке тонкой, коричневой струйкой стал стекать ароматный горячий кофе.

– А давайте его как-нибудь назовём, – неожиданно сказала Алекс.

– Нашего робота? – уточнил Макс.

– Ну да! А Илья запрограммирует его, и он будет отзываться на это имя.

– А что? Давайте. Мне нравиться имя Робби, – предложил Илья.

– Робби? Мне нравиться, – проговорил Макс, запивая омлет горячим чаем.

– Но Робби – это мужское имя, – возразила Алекс. – Давайте назовём нашего робота женским именем. Посмотрите сами. Передник, чепчик, платье. Какой это Робби?

– И у Алекс появится подруга, – пошутил Илья.

– Да! А что? Вы и так в большинстве. А так, мы с Мэмми разбавим вашу мужскую компанию.

– Мэмми? – повторил Макс. – Почему именно Мэмми?

– Как почему? Она заботится о нас, готовит, убирает. Потому и Мэмми.

– Ну у тебя и фантазия, Алекс. Хотя… А что спорить? Пусть будет Мэмми, – согласился Макс.

– Как скажешь, – поддержал их Илья, – Я его, то есть её, перепрограммирую на это имя.

Илья сделал несколько глотков бодрящего кофе и уставился на Макса. Тот вытер губы бумажной салфеткой, завершив свою утреннюю трапезу.

– Я сегодня, честно говоря, жутко устал и сильно хочу спать, – Макс откинулся на спинку стула, на котором сидел за обеденным столом, и завёл обе руки за голову. Он на секунду закрыл глаза и почувствовал, как ноги и руки его стали будто свинцовыми, а голова запрокинулась назад. Макс широко распахнул глаза и сказал, – Всё, пора идти отдыхать.

– Тяжёлая ночь выдалась? – спросил Илья, продолжая пить горячий, обжигающий кофе.

– Не то слово, – ответила Алекс, – Сегодня мы чуть не врезались в орбитальную станцию «Промитей-2020». Точнее в то, что от неё осталось. Хорошо, что Макс вовремя среагировал на сигналы датчиков и изменил траекторию полёта. Иначе, мы непременно столкнулись бы с глыбами метало-конструкций, лоб в лоб.

– Изменил траекторию полёта? – тревожно спросил Илья. В его взгляде замер немой вопрос, и он посмотрел на капитана.

– Да не переживай. Как только «Одиссей» миновал опасность, так сказать, помахал крылом «Прометею», я снова поставил корабль на проложенный курс. Так что, мой друг, мы движемся в нужном направлении.

Макс встал из-за стола. Слегка пошатываясь от усталости, он направился к выходу. Дойдя до двери, которая открыла свои створки автоматически, он повернулся к Илье и Алекс и добавил, но уже серьёзным, сдержанным голосом:

– Если всё будет течь в том же ключе, что и сейчас, то на свидание с Глорией мы не опоздаем. Да, и вот ещё что, – вспомнил он, – Илья, предупреди наших, чтобы были максимально внимательны. Космос таит, как мы сегодня с Алекс убедились, много опасных сюрпризов. Смотрите втроём в оба.

– Я понял, – усмехнулся Илья.

– Что? Что я такого смешного сказал? – нахмурился Макс.

– Да так, ничего? – Илья продолжал хихикать. – Просто ты сказал «смотрите втроём в оба».

Алекс тоже улыбнулась.

– Да ну вас! Всё, я спать, – махнул рукой Макс, – Алекс, ты идёшь?

– Я ещё не доела, – ответила она, – Я же не пылесос, как некоторые.

– Ну и ладно. Через двенадцать часов увидимся, – и Макс отправился в свою каюту.

– Мне тоже пора в зал управления. Нужно передать предостережения капитана штурманам, – Илья встал и прихватил с собой свой, уже немного остывший, кофе. Когда он подошёл к выходу, Алекс его окликнула:

– И не забудь перепрограммировать Мэмми.

– Я помню. Сделаю после смены, – и вышел из кухни.

А Алекс после того, как уплела свой вкусный завтрак, убрала по-хозяйски со стола, но посуду мыть не стала. Заботливая Мэмми погрузила тарелки и чашки в посудомоечную машину и включила нужный режим. Уставшая и сонная, Алекс побрела в свою комнату.

Засыпая в своей маленькой, но уютной комнатушке, Алекс смотрела в небольшое круглое окно. На огромной скорости мчался их корабль по орбите Земли, а звёзды соседних галактик и систем были по-прежнему неподвижны.

«Как огромен наш мир. Непостижимо огромен», – размышляла она перед тем, как вверить свои помыслы, чувства и разум в руки коварного Морфея, – Как же заблуждаются те, кто считает себя защищённым, властелином вселенной. Я, они – мы все всего лишь песчинки в этой огромной, бесконечной пустыне». С этой мыслью она тихонько уснула.

А Макс отключился почти сразу же. На размышления у него не было ни сил, ни времени. Он устало стащил с себя белоснежный костюм и, повалившись на кровать, уснул глубоким сном. А Илья, тем временем, вернулся в зал управления к Тиграну и Павлу.

– Вкусно пахнет кофе, – вдыхая терпкий и приятный аромат напитка, что принёс с собой Илья, приговаривал Павел. – А нам чего же не принёс?

– А ты и не просил, – невозмутимо ответил Картелёв. Не смотря на то, что особых ссор и разногласий между ними и не возникало, отношения между Павлом и Ильёй были по-прежнему натянутыми. По просьбе капитана, оба обещали сдерживать себя, не выяснять отношения и не вносить смуту в их, и без того, немногочисленный коллектив.

– Понятно. А самому догадаться было крайне тяжело, да?

– А я тебе не телепат, и не экстрасенс, чтобы угадывать твои желания, – Илья демонстративно сделал глоток и с улыбкой посмотрел на Павла. Тот потихоньку закипал.

Тигран, видя, что обстановка накаляется, попытался их примерить.

– Девочки, не ссорьтесь, – не отрываясь от управления кораблём, сказал он и добавил, – А если ты, Седой, хочешь кофе, то пойди на кухню и возьми его сам. Наш чудо-робот без труда приготовит его тебе. А заодно, и мне захвати чашечку. Если тебе, конечно, не трудно.

– Мне-то не трудно, – ответил Павел и встал со своего кресла у пульта. Когда он поравнялся с Ильёй и стал с презрением сверлить его своим взглядом, то добавил, – Я же не такой единоличник, как некоторые.

– Это ты меня назвал единоличником? – взорвался Илья. Возмущению его не было предела. – Да если бы не я! Если бы я думал только о себе, то не видать вам всем этого корабля, этого путешествия и Глории как своих собственных ушей. Понятно тебе?

– Похоже, ты слегка преувеличиваешь свою значимость в нашем общем деле, – ехидно ухмыльнулся Павел.

Тигран же, видя, что не далеко до драки, грозно скомандовал им обоим:

– Ану-ка, успокоились оба и разошлись по разным углам. Иначе, мне придётся применить силу и потом не обижайтесь, – при этом он продолжал следить за полётом.

Но Павла и Илью теперь было трудно остановить. Здравый разум обоих был уже отключён. Необъяснимый гнев и какая-то внутренняя обида уже вырвались на волю.

– А что ты сделал для нашего общего дела? А? – внутри Ильи полыхало пламя, которое было тяжело унять.

– Не важно, что я пока не успел сделать для нашей экспедиции. Важно то, что я могу и обязательно сделаю для неё.

– Смешно. Правда. Смешно слышать это от тебя. Ты для своей-то жизни, для самого себя ничего не сделал. Даже с родной матерью не можешь наладить отношения. А здесь, посмотрите на него, герой! Опора и надежда всей экспедиции.

– Ну всё, очкарик, ты меня достал, – Павел замахнулся и в ту же секунду зарядил Илье кулаком по лицу. Тот от неожиданности, а может быть от силы удара упал назад. Илья сидел на полу с поджатыми ногами и силился понять, что же произошло. Очки его слетели с переносицы и лежали рядом. Благодаря сверхпрочным линзам, они не разбились, упав с такой силой на пол. Картелёв рефлекторно нащупал их правой рукою и сразу же вернул на прежнее место. Встряхнув головой, он медленно стал подниматься на ноги. Не сводя глаз с наглого, самодовольного лица Павла, Илья сжал руки в кулаки.

– Ну же, давай! Покажи на что ты способен, хиляк, – Павлу хватило наглости ещё и дразнить Картелёва.

И тот не заставил себя долго ждать. Со всей несвойственной ему силой и агрессией он нанёс обидчику ответный удар. Да так, что Павел в одно мгновение повалился на пол. Его оглушило.

Илья же стоял и наблюдал за тем, как Павел встряхивал головой, пытаясь прийти в себя и встать. Рука Картелёва, которой он нанёс сокрушительный удар обидчику, нестерпимо болела. Костяшки его пальцев сначала приняли тёмно-багровую окраску, а затем и вовсе посинели. Но эту боль заглушало отрадное чувство отмщения. Обидчик повержен. А в это время, Павел набирался сил и вот – он уже на ногах. Глаза его налились кровью, а слева, по всей нижней челюсти его растекалась красно-синяя гематома. Он снова в строю и готов продолжить поединок.

– Остановились оба!

Между Ильёй и Павлом, не заметно для них самих, возник Тигран. Он поднял руки по линии плеч. Ладони его были вертикально подняты и обращены внутренними сторонами к противникам. Тигран грозно смотрел на них.

– Я не ясно сказал? Ещё один шаг вперёд, и я вам обоим так вмажу, что зубы свои долго собирать будете.

После этих слов здравый смысл стал понемногу возвращаться в головы Ильи и Павла. Они прекрасно понимали, что для продолжения потасовки, которая разгорелась между ними, Павлу и Илье сначала придётся одолеть Тиграна. А это, практически, было невозможно. Он был выше, мощнее и гораздо сильнее и того, и другого. Но через минуту, словно очнувшись от кошмарного сна, Илья бросил взгляд на панель управления.

«А кто управляет кораблём», – мелькнуло у него в голове.

– Я активировал режим автопилотирования, – будто бы прочёл его мысли Тигран и поспешил успокоить Картелёва.

– А разве на гиперскорости можно его активировать? Он работает? – испуганно спросил Павел и посмотрел на Тиграна. Тот, в свою очередь, перевёл взгляд на Илью. Но Картелёв, что было силы, рванул к пульту. И тут всё произошло.

Толчок из вне сбил всех троил с ног, и они повалились на пол. В ту же минуту зал залило красным светом, и сигнализация стала омерзительно резко пищать.

– Внимание, столкновение! Внимание, поломка, – без конца повторял бортовой компьютер.

Илья первым добрался до пульта управления и сбавил обороты. Корабль остановился. Он словно замер, завис в космическом пространстве, в невесомости. Павел и Тигран подбежали к Илье.

– Что случилось? – испуганно спросил Павел. Злость и агрессия в один момент улетучились перед лицом опасности. Угроза их жизням была очевидна. Ещё до ответа Ильи, Павел и Тигран на уровни интуиции, седьмого чувства понимали, что произошло непоправимое.

– Ты же слышал, что сказал компьютер. Или ты хочешь, чтобы я повторил то же самое? – Илья продолжал судорожно переключать тумблеры и режимы.

Безо всяких пояснений было ясно – «Одиссей» столкнулся с каким-то космическим телом.

– Нужно будить Макса, – уставившись в одну точку, сказал Тигран.

Но никого будить не пришлось. Через несколько минут капитан Басаргин вбежал в зал. Почти сразу же он бросился к пульту управления, затем к датчикам показателей системы. Спустя мгновение Макс понял, что корабль не движется. В ту же минуту в зал вбежала Алекс.

Её взору предстала следующая картина: Павел, Илья и Тигран обступили Макса и с замиранием следили за всеми манипуляциями, что делал капитан. Но что можно было теперь сделать? Всё уже произошло. Макс повернулся к команде. Он окинул взглядом ребят и раздосадовано сказал:

– Судя по вашим расквашенным физиономиям, я так понимаю, что у вас были дела поинтереснее, чем просто управлять кораблём.

Илья и Павел стыдливо опустили глаза вниз.

– Тигр, ну ладно эти двое. А ты? Как ты мог допустить такое? Я же на тебя так рассчитывал!

– Прости, Макс. Не оправдал твоих надежд и подвёл крепко, – Тигран нахмурил брови и тяжело вздохнул. – Седой и Королёв учинили драку. Отношения решили выяснить, так сказать. И что мне нужно было делать? Наблюдать, как они мордобоем занимаются?

– И ты бросился их разнимать.

– Да.

– А корабль? Как можно было оставить управление без контроля? – вмешалась в их разговор Алекс. – А ты, Королёв? Мы же тебя с Максом предупреждали, что опасности повсюду. Ты же наоборот, должен был предупредить их.

Алекс обхватила голову руками и села в своё кресло у пульта управления.

– Предупредить? О чём? – спросил Тигран.

– Ночью, в нашу с Алекс смену, мы чудом избежали столкновения. На нашем пути были обломки космической станции «Прометей», – пояснил Макс, и также, как и Алекс занял кресло капитана. Он задумался. Никто из присутствующих не осмелился ему мешать. Наконец, капитан сказал:

– Нужно выяснить, с чем мы имеем дело. То есть, с чем мы столкнулись. Да выключите вы эту сирену, кто-нибудь! – крикнул Макс. Нервы его сдали. От переживаний и усталости мозг отказывался работать в прежнем режиме. И всё, что мешало ему отдохнуть, воспринималось сознанием агрессивно и болезненно.

Илья отключил раздражающий звук бортового компьютера, и оповещение о столкновении исчезло.

– Также нужно определить характер поломки, размеры и попробовать её ликвидировать. Илья, по датчикам можно выяснить, какая часть «Одиссея» пострадала?

– Правое крыло, капитан, – без раздумий ответил Илья.

И Макс задумался над его ответом.

– Значит, поступим так: мы с Тигром оденем защитные костюмы, выйдем в открытый космос и всё осмотрим.

– А потом? – насторожилась Алекс.

– А потом будет видно, что с этим можно сделать, – сказал Макс и, качая головой, добавил, – Ох и заварили вы кашу, братцы. Как бы её расхлебать.

Илья и Павел даже не поднимали глаз. Они виновато косились в сторону, стыдясь капитана, Тиграна и Алекс.

– Ладно, с вами потом разберёмся. Надо что-то предпринимать, – Макс махнул рукой и отправился переодеваться. И Тигран также последовал за ним, приговаривая:

– Это и моя вина.

Спустя полчаса, потраченных на подготовку, Макс и Тигран вышли в открытый космос. Хотя, слово «вышли» вряд ли применимо к данному действию. Они, скорее, нырнули, окунулись в мировой космический океан с головой и полностью. В белоснежных сверхпрочных костюмах с прозрачными стеклянными куполами на головах, больше похожих на огромные мыльные пузыри, они ступили в невесомость.

«Странное ощущение», – подумал Макс. Он плыл, но не по воде. И, даже, не по воздуху. Нечто новое, всеобъемлющее и безграничное поглотило его. В тот же миг он стал частью чего-то не постижимо великого и вечного. Это новое чувство росло внутри его и прорастало в самую глубь капитана Басаргина.

«Наверное, такое же чувство испытывает ребёнок, кода делает первый шаг в своей жизни. Жаль, что он потом его забывает. Такое нельзя забывать», – снова мелькнуло у него в голове. И он оглянулся назад. За спиной он увидел барахтающегося Тиграна. Тот неуклюже пытался «подплыть» к Максу. Но все его попытки были смешными и особо ни к чему не привели. Наблюдая за другом, Макс стал вспоминать всё то, чему их учили в центре подготовки.

На левой руке, а точнее, на левом рукаве своего скафандра он сдвинул в сторону плеча пластиковую пластину. Под ней был вмонтирован миникомпьютер. А точнее, маленькая панелька с несколькими кнопочками и встроенным джойстиком.

Макс нажал всего на одну кнопочку и, специально вмонтированный двигатель за его спиной, загудел еле слышно. Он был похож на акваланг драйвера, зашитый в специальный белый рюкзак. После его активации, Макс почувствовал небольшой толчок. Состояние невесомости и покоя сразу же исчезло, улетучилось в один миг. Далее нужно было научиться управляться с джойстиком. Резко направив его в сторону 12-ти часов, Макса рывком отбросило вперёд. От неожиданности у него даже в глазах побелело.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю