290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Глория (СИ) » Текст книги (страница 23)
Глория (СИ)
  • Текст добавлен: 9 декабря 2019, 01:30

Текст книги "Глория (СИ)"


Автор книги: Юлия Елихова






сообщить о нарушении

Текущая страница: 23 (всего у книги 34 страниц)

– В сторону леса, – невозмутимо ответила она.

– А ты не подумала, что там может быть опасно? Ты же не знаешь, кто там может водится.

– Ты прав, не знаю, – согласилась она, но идти в сторону деревьев не перестала. – Зато я вижу гирвений.

– Кого ты видишь?

– Гирвений, – она указала рукой на светлые маленькие огоньки, что перелетали, перепрыгивали с ветки на ветку деревьев, к которым направлялась Алекс. – Это маленькие птички, похожие на наших воробьёв и светлячков одновременно. Они очень любят плоды этих деревьев, которые называются лихотас. Гирвении очень пугливы и чуют опасность за несколько десяткой километров. У них очень чуткий слух и удивительная сплочённость в стае и отлаженная иерархия. Несколько птичек следят за округой, в то время как вся стая лакомится сладкими плодами.

– Откуда ты это всё знаешь? – недоумевая, спросил Макс.

– В зоосаду профессора Милары узнала немного об этой чудесной планете и её жителях. Теперь надеюсь пополнить свои знания. Я видела этих птичек днём. Они мирно спали на ветках в тени дерева. Но когда наступал вечер, они загорались как лампочки на новогодней ёлке и перелетали с ветки на ветку. Будто в чехарду играли.

Они и сами не заметили, как подошли к древесным великанам. Гирвении увидели людей, но почему-то совсем не испугались их. А продолжали клевать оранжево-красные плоды лихотас, которые были похожи на дыню.

– Они нас не боятся. Но почему? – удивился Макс.

– Наверное, мы для них – неизвестный вид. А они боятся тех, кого хорошо знают, – предположила Алекс.

Она взяла сухую ветку с земли, которыми было услано подножье ствола лихотас, и замахнулась ею.

– Что ты делаешь, – спросил Макс.

– Разве не видно? Пытаюсь добыть нам пищи, – промазав, она замахнулась снова и снова.

– Так ничего не получится, – усмехнулся Макс. Ему было забавно наблюдать за попытками Алекс.

Присмотрев себе нужную палку, изогнутую, похожую на бумеранг, он прицелился и замахнулся. В тот же миг гирвении испуганно запищали и разлетелись в разные стороны, а на землю упал плод. Он не разбился, потому как пышный ворох сухих веток и листвы под деревом был словно подушка. Специальным ножом Макс очистил кожистую шкурку и отрезал маленький кусочек.

– Ну, Алекс, не поминай, как говорят, лихом! Если кода-то обидел тебя, то прости, не со зла, – и с этими словами положил кусочек плода лихотас себе в рот. Он вначале осторожно разжёвывал терпкий, приторно-сладкий, будто медовые соты, плод. И вдруг, хрипя и держась за живот, он упал на землю. Он не дышал, а глаза его закатились под лоб. Алекс не на шутку испугалась. Она бросилась к нему и принялась трясти его за плечи.

– Макс, Макс, очнись, ну, что же ты, Макс, – она не знала, что ей делать. Наконец, прислонив ухо к его груди, она услышала, как бьётся его сердце. – Ты жив, жив! Сейчас.

Она закрыла его нос рукой и прислонила свои губы к его губам, пытаясь сделать искусственное дыхание. Внезапно Алекс почувствовала, как рука Макса обняла её за плечи, и он прижал девушку ближе, заключив её в свои объятия. Алекс, понимая, что Макс обманул её, упёрлась руками в его грудь и отскочила в сторону.

– Басаргин, – в гневе, закричала она. – Какой же ты дурак надутый. Я так испугалась! Думал, что ты отравился и умер. А ты!

От злости Алекс даже пнула его ногой. Скрестив руки на груди, она отвернулась от Басаргина и надула губы, по привычке. Макс же, смеясь и качая головой, поднялся с земли и отряхнул одежду от веток и листьев. Посмеявшись еще немного, он сказал подруге:

– Прости, не удержался. Ты так смотрела на меня, когда я ел эту штуку, что я не мог этого не сделать. Поверь, я и подумать не мог, что ты станешь делать мне искусственное дыхание. И, признаться, – он провёл пальцами по своим губам, – Мне это очень понравилось. Ради такого я готов травиться снова и снова. Даже по-настоящему.

Алекс повернулась к нему и, неожиданно, улыбнулась. На этот раз она не стала упрекать его и говорить, чтобы оставил лишние мысли при себе.

– Ну и дуралей ты, – сказала она, – Я же думала, что не увижу тебя больше живым. Ладно. Забыли. Но учти: ещё раз отколешь такую шутку, я ничего делать не стану. Будешь лежать, пока не окоченеешь. От меня помощи не жди. Понял?

– Понял, – кивнул он головой и протянул Алекс плод лихотас, – Ты будешь?

Алекс отрезала и себе кусочек. Ей плод показался сладким и переспевшим. Даже, скорее, забродившим. Сок лихотас напомнил ей дынное вино. И, надо сказать, пятнадцать градусов в нём действительно было.

– Интересно, а гирвении после этих плодов не хмелеют? – сказала Алекс, наблюдая за пернатыми светлячками, которые уже давно перелетели на другое дерево.

– Тебе тоже показалось, что лихотос с вином внутри?

– Показалось? Да я опьянела после первого кусочка! – хихикнула Алекс и села возле ствола, прислонившись к нему спиной.

– Может ещё по бокалу? – Макс сел рядом с ней и отрезал себе очереденой ломтик.

– Давай, – согласилась она, – Такое приятное тепло разливается по телу после этого лихотас.

Они сидели под деревом и болтали, поедая приятный дурманящий плод. Под струящимся светом Тамирона они и не заметили, как наступила полночь.

– Куда дальше отправимся? – спросил Макс, – Какие идеи?

– Пошли в сторону океана. Там я видела какой-то свет и мне хочется посмотреть, что это такое.

– А если там люда Хетта?

– Мы бы услышали шум и их голоса. И потом, взгляни сам.

Алекс поднялась на ноги. То ли плод лихотас сделал своё дело, то ли она резко поднялась, а в глазах всё побелело, и голова пошла кругом. Она остановилась на минуту и, придя в норму, поднялась на, высоко выступающий из-под земли, корень дерева. Алекс посмотрела в сторону океана. Макс последовал за ней. Он стал рядом и увидел нечто необычное.

Береговая линия океана действительно светилась. Как-будто в сам песок и камни были встроены осветительные приборы, и вода океана была светло-голубой и прозрачной, постепенно переходя в сине-голубую с различными оттенками лазури.

Они отправились к берегу. Алекс так спешила к океану, что Макс еле успевал за ней. Приближаясь к береговой линии, свечение становилось ярче и сильнее. И вот Алекс и Макс остановились на берегу глорианского океана. Огромное, бескрайнее полотно черно-синего цвета сливалось с небом. И только его середина, на другом конце которой купался Тамирон, светилась, рябила и переливалась серебристой дорожкой.

– Что это? – Алекс присела на корточки. Вдоль всей береговой линии, светясь ярко-голубым, неоновым светом лежали необычные их глазу водные растения. – Похоже на водоросли.

Макс наклонился и взял, выброшенную на берег, веточку в руки. Капитан внимательно посмотрел на неё.

– Да. Скорее всего это они и есть. Смотри сколько их в воде и на берегу. Они и подсвечивают берег. – Он осмотрелся вокруг и добавил, – Невероятно красиво.

Алекс встала на ноги и оглянулась по сторонам. Чёрно-синим одеялом окутало небо Глорию. Но, не смотря на все его старания, спрятать непревзойдённую красоту глорианской ночи ему не удавалось. Тамирон и его далёкие подружки-звёзды озорно и лукаво шкодили и рушили все планы сумрака. Их тёплый, как парное молоко, свет струился и согревал и без того жаркую ночь, отражаясь в игривых и ласковых водах океанической волны. Нежный шёпот прибоя как будто бы напевал какую-то хорошо знакомую, но давно забытую мелодию. И лёгкий ветерок. Он был как шёлковый платок, что струился по коже и неизбежно падал вниз. Волновал и одновременно успокаивал, дарил восторг и безмятежность. Он наполнял душу Алекс и Макса чем-то новым, неземным и непонятным.

– Смотри, – указала она рукой в сторону, – Похоже там небольшой залив. Идём туда?

Макс повернул голову влево. В пятистах метрах от них была небольшая лагуна, отделённая от необъятного океана барьерным рифом. И они отправились туда.

Макс шёл рядом с Алекс. Басаргин заметил, как его подруга изменилась с того дня, когда они в первый раз встретились. Внешне это было трудно увидеть. Но, не понятно почему, он её чувствовал. Он ощущал, как ускоряет свой ритм её сердце, как рвётся оно в поисках новых приключений и вперёд к поставленным целям. Макс чувствовал, как наполняется её грудь свежим морским воздухом, который освежает и бодрит. Как каждая мышца её молодого сильного тела сокращается и рождает новое движение, новый рывок вперёд, к тому, что её притягивает магнитом, к победе. Он восхищался всем, что было в ней: и внутри, и снаружи.

Они шли вдоль береговой линии, пока не упёрлись в густые заросли высоких деревьев. Стволы их были плотно порыты мелкой листвой, переходившей в пышную густую крону, из которой свисали длинные тонкие ветки-прутья. Те деревья, что находились прямо возле воды, имели изогнутый дугой ствол. А длинные тонкие ветки их вонзались в самую воду. Океанического течения и волн здесь практически не было. И ветки-прутья словно парили в прозрачной голубой воде. Они были похожи на щупальца огромной медузы, которые за многие годы успели обрасти морскими водорослями-паразитами – любимейшим лакомством мелких прибрежных рыбок. Макс и Алекс завороженно осматривались вокруг. Их, общему и по-отдельности, восхищению не было предела. Оно выплёскивалось за края понимания и чувств. Молча, чуть дыша, они смотрели вокруг и до конца не знали, сниться ли им это, мерещится или всё по-настоящему. Удивляться было чему. Белоснежный песчаный берег сливался с прозрачно-голубой водой, которая подсвечивалась, будто бассейн в ночное время. Вода была настолько чистой, что в её глубине были видны стайки мелких разноцветных рыбок, с причудливыми формами и окрасом. Большие и мелкие камни, что лежали на дне, светились всеми оттенками сине-зелёной палитры, с преимущественным преобладанием голубых тонов. Это, судя по всему, и было причиной такой удивительной природной подсветки.

– Я хочу здесь искупнуться, – сказал Макс. Глаза его заблестели, и он спешно расстегнул молнию своего костюма.

– Э-э-э, постой! А в чём же плавать? – спросила она.

– Я прямо так, – Макс полностью снял свой костюм и стал ровно перед ней в одних трусах. Алекс смотрела на его крепко сложенное, сильное тело. – А ты чего ждёшь? Стесняешься?

– Ещё чего!? – и Алекс, решив не отставать от своего капитана, принялась делать то же самое. Через пару минут она, как и Макс, осталась в одном нижнем белье. Подобрав волосы, чтобы не намочить, она подошла к Басаргину. Он восхищённо смотрел на Алекс, не в силах скрыть своего восторга.

Они вместе шагнули вперёд. При этом Алекс первой взяла Макса за руку. От неожиданности он остановился и посмотрел на неё. Как будто оправдываясь, она сказала:

– Что? Так не страшно!

Но он ничего не стал отвечать. А лишь улыбнулся, сжал её руку покрепче и пошёл вперёд, в воду. Алекс вместе с ним.

Вода была тёплой и ласково щекотала ноги.

– Смотри, – сказала Алекс, – Камни будто бы светлячки! На них живут водоросли, которые и окрашивают их, заставляют светиться!

– Эта лагуна похожа на огромный светящийся аквариум. Смотри вон туда, – он указал на спускающиеся в воду ветки деревьев. В их зарослях, под водой, роились малюсенькие пёстрые рыбки. Размером не больше мизинца, они сновали между прутьев, будто играли в догонялки друг с другом. Тельца их были покрыты блестящей красной чешуёй, а брюшки были ярко-синего цвета. Алекс поплыла в сторону зарослей. Вода здесь меньше подсвечивалась и дна почти не было видно. Она не успела подплыть близко, как откуда-то снизу всплыла «серебристая спираль». Диаметр её был около тридцати сантиметров, а длина – больше метра. Книзу она сужалась, а в самом конце замыкалась и была похожа на хвост змеи. Витки спирали были соединены между собой прозрачной плёночной мембраной, первое кольцо которой было похоже на рот, что открывался и закрывался, создавая течение то вовнутрь, то наружу. Вращаясь и крутясь, она поднималась вверх. Её целью были рыбки с синими брюшками. Все те, кто попадал во внутрь этой спирали, переставали двигаться и замирали. Светящиеся, мигающие тоненькие ниточки то возникали, то пропадали. Это был ток. Именно им диковинное существо с телом спирали оглушало и умертвляло, попавшую вовнутрь, рыбу.

– Осторожно! – крикнул Макс и быстро поплыл к Алекс, – Плыви от неё!

Но Алекс завороженно наблюдала за этой «рыбалкой» и не понимала, что это может быть опасно. Будто под гипнозом смотрела она на то, как попадали рыбки в полость спирали и окутывались слабыми, но для них смертоносными «ниточками» тока.

– Ты меня слышишь, – Макс подплыл к Алекс и взял её за руку. Будто только что очнувшись, посмотрела она на него.

– Что? – не помня того, что он её спрашивал, сказала Алекс, – Ты это видел?

Она снова посмотрела в сторону рыбок, но их уже там не было. Ни одной. А «серебристая спираль», насытившись и удовлетворённая удачной охотой, снова опустилась на дно и как будто погасла. Её снова не было видно.

– Поплыли туда, где видно дно. Так безопаснее, – предложил Макс и Алекс послушно отправилась за ним.

Вместе они купались и ныряли под светом Тамирона на далёкой и загадочной Глории, о существовании которой на Земле могли только догадываться. Резвились и дурачились, словно дети. Наплававшись вдоволь, Макс и Алекс выбрались на берег, чтобы немного отдохнуть и обсохнуть.

– Знаешь, Алекс, я тебе несказанно благодарен, что ты вытянула меня из дворца. Я благодарен тебе за этот побег, потому что иначе я не увидел бы этой неземной красоты, – сказал Макс. Он лежал на белом, как снег песке, подложив руки под голову и смотрел высоко в звёздное небо.

Алекс лежала рядом. Она также, как и Макс, не могла отвести взгляд от бездонного неба, на котором кто-то рассыпал сверкающие звёзды-жемчужины. Не глядя на Басаргина, она сказала:

– Это тебе спасибо, что нашёл меня тогда. Что убедил и впутал в эту сногсшибательную авантюру. И знаешь, даже если мы никогда не вернёмся обратно, на Землю, всё равно – это того стоило! Ты был прав, – она поднялась и, опиравшись на локотки, закончила свою мысль, – Поиски Глории – это путешествие всей моей жизни.

Макс посмотрел в её глаза. Он не видел в них теперь той прежней остроты и неприступности. Наоборот, какая-то глубинная нежность и мягкость всплыли в них. Он потянулся и поцеловал её. Алекс ответила ему взаимностью. Лёгким и сладким был этот поцелуй. Так целует утренний весенний ветер только что распустившийся садовый цветок, даря ему жизнь и надежду.

– Пойдём поплавает, – тихонько шепнула ему на ухо Алекс. Не спеша, как крадущаяся кошка на охоте, встала она с песка и направилась к воде, слегка пошатываясь и увлекая за собой. Макс не мог понять в эту минуту: то ли она играла с ним, то ли сменила гнев на милость. Но и в том, и в другом случае он решил действовать. Поднявшись и стряхнув песок, Макс пошёл за ней. К этому времени Алекс уже успела отплыть от берега метров на двадцать. Но Басаргину ничего не стоило догнать её за несколько секунд. Они плавали в воде, пока не устали окончательно. Тогда Макс спокойно подплыл к Алекс и поцеловал её снова. Но на этот раз его поцелуй был куда горячее. Страстно он обнимал Алекс и целовал, пытаясь при этом держать её и себя на плаву. Но силы постепенно покидали его, и Макс шепнул Алекс:

– Поплыли на берег.

И она покорно согласилась.

В то, что было дальше не верилось ни Максу, ни Алекс. Не выпуская её из своих крепких объятий, Макс освободил их тела от всей лишней одежды и на песок они опустились совсем нагие. Страстно целовали они друг друга, пока не наступил тот момент, когда оба слились с вечностью, с тем первозданным и бесконечным, откуда берёт своё начало всё в этом мире и куда уходит после своего конца. Они растворились друг в друге без остатка. И долго ещё в их телах, их душе, у самого основания звучала мелодия любви и блаженства.

– Я боюсь закрыть глаза и уснуть, – сказала Алекс, положив голову на плечо Максу.

– А мне кажется всё, что сейчас между нами происходит, это всё сон. Закрыв глаза, я боюсь проснуться.

После этих слов Алекс прижалась к Басаргину ближе и крепко обняла.

– После того, как мы нашли Глорию я больше не видел твоих рисунков. Почему ты мне их больше не показываешь?

– А я не нарисовала здесь ни одного рисунка, – пожала плечами она.

– Почему? У тебя здорово получается. Все те рисунки, что ты показывала мне на Земле и на борту «Одиссея», будто пейзажи Глории.

– Что ты! Они – всего лишь плод моей скудной фантазии. Разве можно сравнить их со всей красотой этой планеты. Посмотри, – она вытянула перед собой ладонь, – Какая фантазия может это вообразить? Какой художник может передать это всё в своей картине?

Но ответ Алекс так и не услышала. Макс тихо смотрел на неё и улыбался. Его забавляло в ней всё: её рассуждения, манера разговора, её искренние восхищения и удивление всему, что происходило в жизни Алекс.

– И потом, – продолжила она цепочку рассуждений, – Я рисовала те картины зачем?

Макс улыбаясь помахал головой.

– Мне в той, земной жизни всего этого не хватало. Мне не хватало Глории. А теперь она у меня есть.

Алекс смотрела на него и улыбалась, как дети улыбаются первым лучам весеннего солнца.

– Почему ты сторонилась меня, не подпускала к себе?

– Я боялась.

– Меня?

– Нет. Страхи и переживания из моего прошлого останавливали меня на пути к тебе. Они стояли стеной между моим прошлым и будущим. Я была по ту сторону, где был самообман, какие-то глупые, наивные иллюзии и неудачный опыт. Но теперь… – Алекс опустила глаза, – Ты и эта ночь… Я перебралась через эту стену, понимаешь и хочу идти дальше.

– Позволишь составить тебе компанию? – лукаво улыбнулся Макс.

Алекс не стала отвечать, посчитав лучшим ответом свой страстный поцелуй.

Так, в объятьях друг друга они встретили рассвет и уснули. Вместе и счастливые.

– Ты выбрала опасную, неверную тропу, дочь моя, – мрачно, едва сдерживая своё негодование, процедил сквозь зубы Заур. Он стоял спиной к Семиле и не хотел оборачиваться, не желал смотреть ей в глаза.

– Отец, – едва успела произнести она, как жрец прервал её.

– Ты оступилась, поверив чужеземцам. Приняв их речи за чистую монету, ты перечеркнула своё прошлое, настоящее и будущее. Да и моё тоже. Ты должна помочь нам отыскать беглецов.

– Зачем?

– Они должны закончить то, что начали, – не оборачиваясь, продолжал Заур.

– А что будет с ними потом? – с нескрываемым вызовом произнесла Семила.

– Потом? – жрец призадумался. Не лёгкий выбор стоял перед ним сейчас: сказать правду или солгать дочери, чтобы спасти её саму. – На всё воля Всевышнего.

– Не уже ли Его воля – убить этих людей? Или их будущее не совсем зависит от воли нашего Господа?

– Не богохульствуй, дочь моя! – закричал жрец и развернулся к Семиле.

– Я знаю, какова уготована участь беглецам, когда они вернуться обратно во дворец. И я не желаю им смерти.

– Они сами повинны в этом.

– Они мои друзья! – воскликнула Семила.

– Друзья-я-я? – протянул Заур, – Друзья и только?

Он посмотрел в глаза дочери. Словно боясь, что отец прочтёт в них что-то запретное, Семила опустила их вниз. Но спрятать то, что было написано на её лице, скрыто от посторонних в глубине её ясных голубых очей, девушке не удалось.

– Ты думаешь, что я не знаю о ком ты грезишь?

Семила стояла молча, не поднимая головы. Вопрос отца застал её врасплох, и она не знала, что ему ответить.

– Этот землянин. Они называют его «Королёв». Это он повинен в том, что ты забыла о своём долге? О том, чему я тебя учил и что ты должна делать, чтобы сослужить верную службу своему царю, государству и планете?

Но Семила продолжала молчать.

– Молчишь? Ну молчи. Я и так всё знаю. И вот, что я решил, – Заур вздохнул. Ему крайне тяжело было говорить с дочерью в таком тоне. Но именно так он надеялся достучаться до её, затуманенного любовью, разума, – С этого дня я запрещаю тебе видеться и разговаривать с пришельцами.

– Но отец, – попыталась возразить Семила. Но её попытка не увенчалась успехом.

– Я ничего не хочу слышать, кроме твоего повиновения и кротости, Семила, – резко отчеканил жрец. Он редко называл дочь по имени. Лишь в тех случаях, когда речь его носила строгий, чрезвычайно важный характер. И Семила всегда знала, что в таких случаях лучше молчать и со всем соглашаться. Но на этот раз она вела себя не так, как обычно. Слёзы потекли из огромных глаз девушки, и она закрыла лицо ладонями. В эту минуту сердце Заура дрогнуло. Он тихонько подошёл к Семиле обнял её за плечи. – Дочь, послушай своего старого, повидавшего жизнь, отца. Приняв сторону землян, ты погубишь и их, и себя.

– И тебя, – всхлипывая добавила она.

– Поверь мне, что я сейчас о своей доле не пекусь и вовсе! Твою жизнь сохранить – для меня важнее всего. А ты губишь себя. Идёшь на поводу своих чувств или того, что ты там вбила себе в голову.

– Я люблю его, отец, – тихонько проговорила она.

Заур, услышав это, отпустил плечи Семилы и отошёл в сторону. Он стал напротив окна, в котором растекался молочный свет Тамирона, и спросил:

– А что землянин? Он тебе отвечает тем же?

– Я не знаю. Думаю, что я ему тоже не безразлична.

Заур посмотрел в окно и добавил:

– Царь не простит измены. И там, где ты ищешь любовь, ты найдёшь только смерть. И его, и свою.

Жрец не стал искать другие доводы, считая последний исчерпывающим. Он вышел из комнаты, оставив Семилу один на один со своими силами. В его душе ещё теплилась надежда, что Семила примет правильное решение. Но как же он ошибался на счёт своей дочери.

– Алекс, Алекс, проснись! – растормошил её Макс.

– Что случилось? – не понимая, что происходит, спросонья, проговорила она.

– Я не знаю, что происходит, только я проснулся от какого-то гула. Приподнялся и увидел вон там, – он указал рукой на то место, откуда они пришли, – Свечение. Высокий столб света будто с самого неба спустился вниз.

– И что это может быть? – спросила Алекс, отряхиваясь от песка и одевая свой костюм.

– Я не знаю. Может быть царь отправил за нами своих людей? Это похоже на проделки шамана, – предположил Макс. – В любом случае, кто бы это ни был, нам лучше спрятаться. Пойдём в те заросли.

И они отправились в рощу деревьев, что росли на самом берегу. Но не успели спрятаться, как увидели вдалеке своих преследователей.

– Смотри кто к нам пожаловал, – Макс махнул рукой в сторону, и Алекс узнала всех четверых. Это были их товарищи.

– Тигр, Королёв, Седой и Семила! Вас ли я вижу? – воскликнул Макс. Ребята тоже увидели их издалека и направлялись к Максу и Алекс.

– А вы не далеко ушли. Мы вас сразу увидели, – Тигран подошёл к Максу и, обняв его крепко-крепко, похлопал по спине. За ним подтянулись и остальные.

– Мы с Алекс остановились здесь и переночевали. Райское местечко.

– Да уж, прелестно здесь, – осмотрелся Павел.

– Но рассиживаться некогда, капитан, – сказал Илья.

– Королёв прав, – лицо Тиграна стало серьёзным, и он продолжил, – После того, как вы сбежали, царю Клиосу сразу об этом доложили. Что тут началось!

– Царь вызвал нас к себе и долго кричал. Потом обвинил Семилу, что она не доложила ему о ваших намерениях и собирался бросить её в темницу, – тяжело вздохнул Илья и нахмурился. За него продолжила Семила:

– Илья заступился за меня, но царю это не понравилось. И не только царю, – сказала она и опустила глаза вниз.

– Этот гад Кериф. Он схватил всех нас и отвёл в подземелье, – в разговор вступил Павел, – Они собирались нас пытать, но не успели.

– Телепорт? – догадалась Алекс.

– Именно! – гордо воскликнул Павел, – Они, наверное, только сейчас поняли, как нам удалось слинять от них.

– Но почему? – сказал возмущённо Макс, – Почему он так себя повёл? Хотя, я кажется понимаю почему. Он боится, что попади мы к Хетту, то и ему сможем сконструировать такую же МИТ-1 и телепорт. Тогда царю несдобровать.

– Ну да, и всем двум планетам тоже, – добавил Тигран.

– И всё же, мне показалось, что есть ещё нечто, что разозлило царя, – задумчиво произнёс Илья, – Но вот только что?

– Какая разница, – покачала головой Алекс. Она догадывалась, что могло послужить ещё одной причиной столь сильного негодования царя. Но к чему это всё выносить сейчас на всеобщий суд? – Нам нужно придумать план и не стоять на месте, а двигаться вперёд. Иначе, нас рано или поздно найдут. Ни люди Хетта, так люди царя.

После её слов все посмотрели на капитана. Макс, не отвечая отошёл в сторону. Он стал вглядываться вдаль. Степь, переходящая где-то там вдалеке в леса и долины, лежала перед ним. Словно стол, аккуратно застеленный бежево-зелёной скатертью. Басаргин жадно вдохнул свежий морской воздух и закрыл глаза. Его лёгкие, будто паруса, расправил океанический бриз и разогнал кровь по венам до максимально допустимой скорости. Предстоящее путешествие его приятно разволновало, и Макс вспомнил то ощущение, ту силу, которая мчала его вперёд, на старте прекрасного «Одиссея».

– Пойдёмте, друзья, – наконец проговорил он и открыл глаза.

– Но куда нам идти? Ты знаешь дорогу? – спросил Илья и осторожно посмотрел на капитана.

– Нет, – покачал головой Басаргин, – Я не знаю куда нам идти, не знаю, что ждёт нас на нашем пути. Но я точно знаю, что совсем скоро здесь будут люди царя. И что-то подсказывает мне, что лучше нам избежать этой встречи. Пока.

– Пока что? – задал вопрос Тигран и посмотрел на друга.

– Пока мы не поймём, что к чему! У меня, в последнее время, сложилось стойкое мнение, что нас используют в чьей-то игре.

– Я хочу предложить вот что, – обратилась к Максу Семила.

– Говори, – заинтригованно сказал капитан и посмотрел на дочь жреца.

– Здесь, в этих краях водятся дикие, очень опасные звери. Встреча с ними может стоить нам жизни.

– И что же нам делать? – перебил её Павел.

– Нам нужно найти кров и селение, где мы будем в безопасности, – предложила она.

– И где мы найдём селение? – на этот раз спросил Тигран.

– Если мы будем двигаться к зурхану, то есть к западу, то придём в небольшое селение – Цитайру. Там мы сможем остановиться и обдумать, что делать дальше.

– А нас там, случайно, не будут ждать люди Клиоса во главе с Керифом? – ехидно спросил Павел.

– Ты по-прежнему не доверяешь мне, землянин, – обида прозвучала в её голосе, хотя внешне Семила этого не показывала.

– А почему я, или кто-то из моих друзей, должен тебе верить?

– Седой, – одёрнул его Макс, – Ты забываешься!

– Нисколько! Я всегда высказываю мнение…

Но Павел не успел договорить. Семила подошла к нему близко-близко и сказала:

– По-твоему, куда в первую очередь отправиться искать нас Кериф?

– Ну, наверное, к месту нашей посадки.

– А когда не найдёт нас там?

– Не знаю, – пожал он плечами, – Думаю, будет обыскивать всё в округе.

– Да. И в первую очередь, ближайший городок, что находится на расстоянии в полдня ходьбы отсюда. Хитарнас. Он лежит в той стороне, – она указала рукой вправо. – Там, где заканчивается равнина и начинается возвышенность. Я думаю, что царь, а точнее его люди во главе с Керифом, будут искать нас там, в первую очередь. Поэтому, разумнее будет идти в противоположном направлении, в Цитайру.

– Значит решено, идём на запад. Как долго нам придётся добираться до Цитайры? – спросил Макс у Семилы.

– Если двигаться без остановок, то к вечеру завтрашнего дня доберёмся.

– Стоп, а зачем нам вообще куда-то идти? – недоумевая, спросил Тигран. – У нас же есть телепорт и, я так понимаю, с его помощью мы можем попасть куда угодно.

– Как любое устройство, телепорту нужна энергия, топливо, – объяснил Павел, – А весь энергетический запас был израсходован на перемещение в эту точку.

– А где мы можем найти это топливо? – снова спросил Тигран.

– Думаю, у жителей Цитайры, – ответил Макс.

Он больше не стал разглагольствовать и двинулся вперёд. Алекс и остальные, включая Семилу, последовали за ним.

Они шли около получаса, всё дальше и дальше удаляясь от океана. Только сейчас Макс заметил, что вся его команда была одета в белоснежные костюм, разработанные специально для них в космическом бюро деда Ильи. И теперешний внешний вид своих товарищей ему нравился гораздо больше, чем роскошные одежды царского двора. И всё же, взгляд его в большей степени был прикован к несравненной Алекс. Он смотрел на неё, гордую, красивую, смело и отважно шагавшую рядом с ним, и понимал, что она была именно той, которую он искал всю свою жизнь. Он шёл плечом к плечу с ней и тихо улыбался. Макс вспомнил сказочную ночь, которую они провели вместе и готов был сейчас отдать полжизни, только бы повторить её. Алекс тоже молчала. Она не хотела подавать виду, что между ними с Максом что-то происходит. Не хотела, чтобы остальные обо всём догадались. Но от одного взгляда, от одного слова его внутри Алекс всё переворачивалось, что-то разрушалось и создавалось снова и снова.

– Смотрите! – воскликнул Илья, указывая рукой в правую сторону.

В метрах ста от них мирно паслось стадо животных, похожих на низкорослых поросят. От земли они едва достигали сорока сантиметров. Их кругленькие, бочковидные тельца были покрыты густой рыжей шёрсткой. А коротенькие ножки заканчивались острыми твёрдыми копытцами. Очень похожи на свинок. Единственное отличие их, от земных собратьев, было в мордочке и шее. Рыльца их были вытянуты как у ланей, с продолговатыми челюстями и длинными заострёнными ушками. Они служили им, как локаторы и пока животное набивало своё брюшко сочной травою, ушки у них, как говориться, были на макушке и улавливали любые шорохи и малейшее шуршание в округе.

– Кто это такие? – спросил Макс. Никогда ещё прежде он не видел таких созданий.

– Это скавроны, – ответила тихо Семила.

– Давайте подойдём к ним поближе, – предложила Алекс, – Я хочу рассмотреть их как следует.

– Это вряд ли получится, – покачала головой дочь жреца и сразу же объяснила почему, – Скавроны очень пугливы и приблизиться к ним хотя бы на двадцать шагов задача не из лёгких.

Но не успела она договорить, как неугомонная Алекс уже подкрадывалась к ним. Остальные ринулись за нею. Тихо, осторожно подбиралась она всё ближе и ближе к стаду. Стараясь быть бесшумной, Алекс шаг за шагом приближалась к ним. На минуту она остановилась и оглянулась назад. Её друзья и дочь жреца остались в стороне, чтобы не мешать любопытству девушки. Шаг, второй и она уже в пяти метрах от безмятежно пасущихся скавронов. Но вдруг, сухая веточка хрустнула под её ногой. В один миг, как будто по команде, вскинули вверх свои головы скавроны. Первым в сторону, убегая прочь, рванул вожак. Остальные за ним. Не смотря на низкий рост и коротенькие ножки, в одно мгновение скавроны убежали в сторону небольшой рощи, где, несомненно, была возможность спрятаться в зарослях и между деревьями.

Алекс, от досады, всплеснула руками, и вернулась к команде. Они отправились дальше.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю