290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Глория (СИ) » Текст книги (страница 15)
Глория (СИ)
  • Текст добавлен: 9 декабря 2019, 01:30

Текст книги "Глория (СИ)"


Автор книги: Юлия Елихова






сообщить о нарушении

Текущая страница: 15 (всего у книги 34 страниц)

– А закаты здесь такие же, как и на земле, – мечтательно произнесла Алекс, стоя возле распахнутого настежь окна с непривычно округлым проёмом.

Она смотрела вдаль, следя за спускающимся к горизонту солнцем. Небо, унизанное разметавшимися во все стороны облаками, уже успело примерить красно-алый наряд. В стороне, слева от центральной точки горизонта, стал отчётливо виден бледный силуэт спутника Глории. Алекс он показался ещё ближе.

– Интересно, – спросила она как будто саму себя, – Как он называется?

– Ты про кого говоришь? – уточнил Макс. Он сидел с ребятами за круглым стеклянным столом в двух шагах от Алекс в небольшом зале, где ещё полчаса назад они все вместе ужинали.

– Спутник, – указала она рукой на оконный проём. – Он кажется просто огромным. Наверное, здесь ночью светло как днём.

– Скоро мы это проверим, – улыбаясь, добавил Илья. – Уже темнеет.

– Да-а-а! Слушайте, мне до сих пор не вериться в то, что мы нашли эту планету, – сказал Тигран и, подложив руки под голову, откинулся назад. – Кларион, атланты. Всё это будто сон!

– А что толку, – возразил ему Павел, – Экспедиции «Арго» больше нет. Родителей мы не увидим больше никогда.

– И что дальше?

Сей риторический вопрос принадлежал Илье. Алекс повернула голову в сторону Макса и замерла в ожидании ответа. И не только она. Как быть дальше и куда привела путников судьба? Капитан! Да, капитан должен был подвести итог тому, чего они достигли к этому моменту и проложить новый путь, задать новый вектор их путешествию. Макс поднял голову и посмотрел на своих друзей.

– Ребята, – сказал он тихо, – Я знаю, для всех и каждого из присутствующих здесь основной целью нашей экспедиции было разыскать пропавший корабль «Арго» и, главное, его команду – наших родителей. Но их больше нет.

В этом месте голос его дрогнул. Минуту он молчал, и никто из ребят не стал его перебивать, понимая, что капитану эта речь давалась не легко. Но, вскоре, он продолжил.

– Но мы с вами совершили величайшее открытие в истории человечества. Мы нашли разумную жизнь за пределами нашей планеты. Глория, сестра-близнец Земли, существует! И населяет её великая цивилизация. Да. Несмотря на то, что основная цель нашей экспедиции не может быть достигнута, наше путешествие только начинается! – глаза Басаргина сверкнули блеском. Он окинул взглядом каждого и добавил, – Мы исследуем эту планету, познакомимся с жизнью на ней, жизнью кларионцев и когда-нибудь вернёмся на Землю, чтобы рассказать о нашем открытии землянам.

– Ты думаешь, они нас отпустят домой? – спросила Алекс.

– Я не знаю. Пока они ведут себя дружелюбно. Да и царь Клиос производит впечатление справедливого и мудрого правителя.

– А мне показалось, что он зациклен на войне и мести тому… Как он назвал того предателя, – Алекс забыла имя врага царя Клиоса.

– Хетт, кажется, – вспомнил Павел.

– Он убил отца царя и я прекрасно понимаю его желание отомстить за убийство, – во взгляде Макса появилось что-то хищное, пугающее.

– Ты же не собираешься ввязываться во всё это? – настороженно спросила его Алекс, – Нет, поймите правильно, я тоже ненавижу этого подлого убийцу, по приказу которого убили наших родителей…

– По чьему приказу их убили и убили ли вообще – это нужно ещё доказать, – перебил её Тигран.

– Ты не веришь словам царя, – удивился Илья. Ему, слушавшему царя внимательнее остальных, рассказ правителя показался весьма правдивым и достоверным.

– Я не верю политикам. И ещё больше тем, кого вижу в первый раз, – Тигран сложил руки на груди и посмотрел на Илью исподлобья.

– В какой-то степени, Тигран прав, – сказал Макс, – Но не верить словам царя Клиоса у меня нет никаких причин. И, со своей стороны, я постараюсь помочь ему в борьбе с убийцей всем, чем смогу.

Впервые, за всё время их путешествия капитан Басаргин был так категоричен. И его друзья увидели Макса с совсем другой, не знакомой до этого момента, стороны.

– Я поддерживаю капитана, – неожиданно, сказал Илья.

– И я, – в один ряд с ними встал и Павел.

Тигран промолчал и опустил глаза вниз. А Алекс покачала головой и опять вернулась к окну. После их горячей беседы повисла тишина и каждый из присутствующих остался при своём мнении.

В этот момент в комнату вошли три молодые девушки-кларионянки. В руках своих они несли блестящие одежды и украшения.

– Это всё нам?

Но служанки ничего не ответили Алекс. Они смущенно хихикнули и молча положили принесённые ими наряды на стол перед землянами. Подойдя к двери, они остановились и стали с любопытством рассматривать пришельцев. Стройные, смуглые девушки, прекрасные, как рассвет Солнца, стыдливо прикрывали свои миндальные карие глазки и продолжали разглядывать землян.

– А они ничего, – заметил Тигран и лукаво улыбнулся, – А капитан наш прав: нужно исследовать эту планету и познакомиться с её жителями поближе.

– А особенно жительницами. Верно? – ехидно заметил Павел.

– Да, с них и нужно начать, – воскликнул Тигран и встал со своего кресла. Но девушки-служанки неожиданно всполошились и испугались. Не мешкая ни секунды, они выбежали из комнаты. Даже скорее, выпорхнули, как стая напуганных птичек, завидевших притаившегося кота. А в след за ними в зал вошла другая, не менее прелестная девушка.

Она была высокой и стройной. Точёная фигурка её была завёрнута в изумрудно-зелёное платье, чем-то похожее на тогу. Светло-русые волосы её были аккуратно подобраны в пышную причёску. На шее её витой змеёй покоилось золотое колье, украшенное голубыми камнями. Того же цвета были и глаза незнакомки. Глубокие, голубые как море очи её излучали какой-то невидимый свет, который в миг озарил всю комнату.

Она неслышно шагнула в комнату и подошла к землянам. Девушка внимательно смотрела на них и молчала. Первым не выдержал Павел.

– Интересно, она знает наш язык.

– Она знает, – сказала незнакомка и слегка улыбнулась. Голос её был высоким и звонким. Также, как и царь девушка говорила с характерным акцентом. Она приблизилась ещё на несколько шагов и села с ними рядом.

– Как зовут тебя, – спросил Макс.

– Cемила, – ответила она, – Я – дочь Заура.

– Не хочу показаться не вежливым, но… Заур – это кто?

– Заур – верховный жрец Арихона.

– Откуда ты знаешь нашу речь? – спросила Алекс. Семила повернулась к ней и ответила:

– Нина обучила меня вашему языку.

– Мама? – вырвалось у Ильи.

– Так это ты? – Семила внимательно посмотрела на Кортелёва. – Нина много рассказывала о тебе. Рассказывала, как в пятом классе ты упал с дерева, сломал ногу и не смог пойти на день рождения к своему другу. И в тот же вечер он со всеми гостями пришёл к тебе домой, чтобы отпраздновать с тобой свой праздник. А ещё, она рассказывала, что ты увлекаешься космосом и хочешь стать космонавтом.

– Всё так и было, – выдавил из себя Илья, – Но я стал инженером и строю космические корабли.

– Не правда, – возразила Алекс, – Ты самый настоящий космонавт. Даже больше! Ты построил замечательный космический корабль и пролетел на нём сотни тысяч километров, чтобы добраться сюда.

– Корабль! Да, точно! Что же с нашим «Одиссеем»? Он до сих пор на побережье? – вспомнил Илья.

Но Семила поспешила его успокоить:

– Ваш корабль уже во дворце. Точнее, в большом зале для самолётов. Забыла, как это место называется на вашем языке.

– Ангар, – подсказал Тигран.

– Да, точно! Ангар. Ваш корабль. Я слышала, как вы называли его «Одиссей». Это кто? Его создатель?

– Нет. Его создатель сидит перед тобой, – Макс улыбнулся и кивнул в сторону Ильи. Тот смутился. Он робко опустил глаза в низ и снова посмотрел на Семилу. Дочь верховного жреца смотрела на Илью своими бездонными глазами и молчала. Но через минуту от Кортелёва её отвлёк вопрос Макса.

– Семила, расскажи нам о своей планете. Мне и моим друзьям хочется узнать о ней как можно больше.

– Это точно! Ваша планета, вы называете её Кларион, верно? – спросил Тигран, на что Семила утвердительно кивнула головой. – Вот. Для нас – это новый мир, новая вселенная!

И вдруг, не заметно для всех, в комнате появился кто-то ещё.

– Вы обязательно с ней познакомитесь, капитан! – чей-то незнакомый хриплый голос прозвучал и прокатился, словно гром по залу. Семила испуганно вскочила с места. Бесспорно, она узнала хозяина голоса. Когда вся команда, во главе с капитаном, устремили свои взоры ко входу, из-за полы плотной золотистой шторы показалась фигура пожилого седовласого кларионца. Он был одет в ослепительно белые одежды. А его окладистая, снежно-серебристая борода едва не доставала колен. В правой руке старика был сжат блестящий посох. Максу показалось, что он был сделан из какого-то прозрачного материала.

«Наверное, это хрусталь или какой другой, местный материал, – подумал он».

– Меня зовут Заур, – сказал старец и посмотрел на капитана. Но Макс, равно как и все его товарищи, повернул голову в сторону Семилы. По этому жесту Заур понял, что его дочь уже успела рассказать землянам о нём. – Я вижу, моя лахтия уже успела поведать вам обо мне.

– Лахтия? – тихо переспросил Павел.

– По-видимому, дочь, – также тихо, стараясь не перебивать жреца, пояснил Илья.

Семила молчала. Ей было стыдно за то, что нарушила своё обещание, данное отцу сегодня днём.

– Я рад приветствовать вас на Кларионе, – Заур сделал несколько шагов вперёд, – Земляне. Вы не первые, кто посетил нас. Я знаю, наш великий и всесильный царь поведал вам о ваших родителях. Судьбою уготовано было, чтобы и их дети прошли по их стопам. Царь Клиос поручил мне познакомить вас с нашим миром. И я с превеликим благоговением исполняю его приказ.

Старик замолк. Его лицо не выказывало никаких эмоций и переживаний. Больше он ничего не стал говорить. Только напомнил Максу, что утром за ними придут слуги и проведут путников в главный храм Арихона. Жрец будет ждать их там.

– А теперь, мы с дочерью покидаем вас.

Заур протянул ей свою левую руку. Семила робко подошла к отцу и, взглянув напоследок в сторону землян, направилась к двери.

После их ухода, путники принялись примерять одежду. Ту самую, которую им принесли любопытные и, в то же время, жутко напуганные служанки дворца.

– Я так понимаю, царь Клиос превозносит нас до уровня вельмож, даруя нам одежду из серебристой парчи, – Макс взял в руки блестящий кардиган. Он расправил его и встряхнул, держа обеими руками за плечи.

– Похоже на то, – согласился с ним Тигран. – А вот интересно, они все одного размера?

– Я вообще не понимаю, зачем мы должны рядиться в эти клоунские наряды? – возразил Павел. Он недовольно посмотрел на одежду, что лежала перед ним на столе. – Вот я, например, хочу остаться в своём земном костюме.

Макс отложил в сторону кардиган, который ещё минуту назад рассматривал и мысленно примерял на себя. Он медленно подошёл к Павлу, молча посмотрел на него и сказал:

– Тем самым, ты выкажешь своё пренебрежение царским подарком. Ты видел, кто одет в такую одежду здесь, во дворце?

Павел покачал головой и ничего не ответил капитану.

– Я отвечу тебе: ближайшее окружение царя. Он тебе оказывает доверие и уважение. И если ты не примешь его подарок…

– Считай что ты труп, – Тигран подошёл к ним и завершил мысль Макса.

– Ну, чего же сразу «труп», – рядом с ними оказался Илья. Ему показалась забавной эта тема и он решил поддержать товарищей и подтрунить Павла. – Я думаю, что в самом начале всё обойдётся тюрьмой. В этом дворце наверняка есть глубокие подземелья с узниками, которые в чём-то не угодили или перечили царю. Посидишь, одумаешься. А потом, если царь смилостивится…

– Да ладно вам, завелись тут, понимаешь, – Павел, обидевшись, схватил первый попавшийся ему под руку кардиган и уже принялся его мерять, как из-за плотной шторы, свисающей возле самого входа, вышла Алекс.

Пока ребята спорили между собой, она тихонько взяла со стола платье и отправилась примерять его. Теперь её было просто не узнать! Стройная, точёная фигурка Алекс была аккуратно завёрнута в блестяще-зелёный саван, подхваченный где надо так, что её грудь, талия и бёдра чётко очерченным контуром проступали сквозь изумрудный материал. К её наряду прилагались и украшения из белого драгоценного металла, и кристально-прозрачных зелёных камней в тон платью. Тоненькая блестящая диадемка выглядывала из-под густых, подобранных локонов Алекс. А на правой руке её блестящими змейками горели золотые браслеты. Декольте красавицы украшало ожерелье. Оно было выполнено в том же стиле, что и диадема и представляло собой плетущийся цветок, на лепестках и бутонах которого замерли капельки изумрудной росы.

Ребята смотрели на неё как на приведение. Никогда ещё со дня знакомства с Алекс они не видели её такой красивой, такой женственной и чарующей.

Макс первым не выдержал и подошёл к ней. Не сводя глаз с лица Алекс, он сказал:

– Ты ослепительна! Я не могу на тебя насмотреться!

Глаза его горели и он, не стесняясь никого из присутствующих и даже саму Алекс, жадно рассматривал её всю, с ног до головы.

– Не ты один, мой друг! – произнёс Тигран. Улыбаясь, он добавил, – Алекс, показав нам всю свою прелесть и красоту, ты теперь просто обязана одеваться только так и никак по-другому. Иначе, это будет просто преступление против нас и против самой себя.

– Тигр сегодня так красноречив, что мне нечего добавить, – развёл руками Илья, – Разве, что тебе этот наряд очень идёт. Он заметно будет выделять тебя среди всех остальных женщин на этой планете.

– Спасибо ребята, – смущённо произнесла она, – Мне правда, очень приятно от вас это слышать. – Она мельком посмотрела на стоявшего рядом Макса. Басаргин так смотрел на Алекс, что какое-то холодяще-щекочущее чувство внутри неё стало волнительно метаться то вверх, то вниз, из стороны в сторону. Это не было чем-то неприятным. Скорее наоборот. Наконец, она собралась с силами и продолжила, – Но я не привыкла к такой одежде. Мой стиль совсем другой! Не знаю, на долго ли меня хватит одеваться в эти кукольные наряды?

– Мы знаем, какой твой стиль, – язвительно подметил Павел, – Штаны и футболка!

– Седой, помолчи. Ты совсем не умеешь делать комплименты красивым девушкам, поэтому и не пытайся даже, – Тигран не мог терпеть, когда в его присутствии кто-либо вёл себя не вежливо по отношению к даме.

– Та больно надо, – фыркнул Павел и пошёл примерять кардиган и штаны.

– Нам тоже надо переодеться, – заметил Макс, не отводя от Алекс взгляд.

– Я не буду вам мешать, – ответила она, – Уже поздно и я жутко устала и поэтому пойду в свою «новую» комнату.

– Тебя проводить? – осторожно спросил Макс.

– Зачем, это же соседняя комната. Не стоит. Я большая девочка и найду дорогу сама, – усмехнулась Алекс и пожелала всем, – Спокойной ночи.

Когда она вышла из комнаты, Макс будто бы пришёл в себя. Он старался делать вид, словно ничего не происходит. И если Илья, по причине своей зрительной и природной близорукости, не замечал очевидного, то Тигран видел всё, и даже больше.

Когда все костюмы были разобраны и примерены, Картелёв удивлённо заметил:

– Надо же, как точно они угадали с размерами!

Все четверо товарищей стояли друг перед другом, крест на крест, и разглядывали себя в новых одеяниях.

– Странно, почему у них нет зеркал? – удивился Илья, – Это же так не удобно! Нельзя посмотреть, как ты выглядишь, как на тебе сидит одежда?

– Не волнуйся, Королёв, одежда на тебе сидит отменно. Да и сам ты выглядишь отлично, – сказал Павел и даже присвистнул. В их взаимоотношениях с Ильёй наметилось некоторое улучшение. – И вообще, тебе эта «интеллигентность» больше подходит, чем мне. Вот я, в отличие от всех вас, выгляжу нелепо и смешно.

– Хватит ныть, – буркнул в его сторону Тигран, – Я тоже чувствую себя не в своей тарелке. Но ничего не сделаешь. Мы в гостях и вести себя должны подобающе. Тем более, что одежду они нам дали подходящих размеров.

Уборы Макса и Тиграна были словно пошиты на них с точностью до мельчайших миллиметров. Кардиганы с отлогими воротниками чётко очерчивали их крепкие мускулистые торсы и широкие плечи. Да и штаны пришлись в пору. Словом, новое облачение Максу и Тиграну было к лицу. Даже Илья, не смотря на тщедушность своей фигуры, выглядел весьма элегантно и величаво. Чего нельзя сказать о Павле. С самого начала он был не в восторге от перспективы сменить свою привычную земную одежду на эту кларионскую моду. От природы невысокому худощавому Павлу удлинённый кардиган, похожий на фрак, как не крути не подходил ни при каком покрое.

– Что вам сказать, друзья, – устало проговорил Макс, стоя в одном кругу со своими товарищами, – Ещё вчера мы только мечтали, что найдём Глорию. А сегодня, сейчас мы с вами стоим во дворце царя, в серебристой одежде, на пороге великих открытий. Я не ошибусь, если скажу, что это – путешествие всей нашей жизни!

Они ещё совсем недолго постояли друг против друга. Но время на Глории было таким же неумолимым, как и на Земле. Оно не ждало никого.

– Уже поздно, пора расходиться, – устало сказал Макс. – Нам завтра нужно встать пораньше, дабы не нарушать придворный этикет.

– Тогда, спокойной ночи! Пойду искать свою комнату, – сказал Павел.

– Шинар, слуга царя, сказал, что по правую сторону от этого зала пять комнат и они все наши, – Макс тоже направился к выходу вместе с ним, – Поэтому предлагаю пойти всем вместе и определиться, где чья комната будет.

Так и сделали. Первая комната от зала, в котором команда провела свой первый вечер на Глории, уже была занята. В ней расположилась Алекс. За ней, а точнее рядом, Макс, потом Тигран, Павел и Илья соответственно.

Обстановка в их апартаментах была сказочной, без преувеличения. В самом центре каждой из комнат стояла огромных размеров кровать. По форме, она напоминала распустившийся цветок с расправленными по краю лепестками. В центре, под мягкой тканевой простыню лежал своего рода матрац. Только сделан он был из какого-то не известного необычайно мягкого материала. Первой, кто не мог надивиться чудесам в своей опочивальне, была Алекс. Когда она легла на кровать, то словно утонула в этой невесомо-воздушной перине. Но буквально через несколько секунд матрац, словно живой, немножко приподнял Алекс и сразу же приобрёл контур её тела, обняв со всех сторон.

«Какое-то необыкновенно чувство, – думала про себя Алекс, лежа на кровати и смотря в потолок. – Так мягко и, в то же время, приятно. Интересно, а массаж эта кровать умеет делать».

И сама себе улыбнулась. Но даже не это удивляло её больше всего остального. Сама комната, расцветка стен и потолка менялась с наступлением вечера и ночи. Когда ещё днем она вошла в эту комнату, в ней было светло и солнечно. Стены были нежно голубого цвета, а потолок – молочно-белого цвета с едва заметными росчерками серых оттенков. Словно небо, затянутое тучами, сквозь которые пробивался солнечный свет. Ближе к вечеру, когда на небе стала появляться вечерняя заря и солнце стало катиться к горизонту, стены и потолок сменили свой «дневной» окрас на лилово-оранжевые оттенки. И вот теперь, ночью, когда за окном небо усыпано бесконечным количеством звёзд и неизменный спутник Глории, название которого Алекс так и не успела спросить у Семилы, белым огромным шаром заглядывал к ней в комнату, стены её комнаты по своему цвету напоминали глубоко-синюю, бесконечную бездну космоса. А блестяще-жёлтые, размером с вишенку, горящие на потолке звёзды, освещали комнату Алекс и в ней было светло, будто днём.

«Откуда они взялись, – думала она, – Ведь ещё днём на них и намёка никакого не было. Чудеса!»

Утопая в неге ласково-воздушной перинки, она блаженно закрывала глаза. И в эту минуту звёзды на потолке затухали. Волшебство, да и только!

А тем временем, на тайный и, вместе с тем, чрезвычайный совет царь Клиос созвал своих самых преданных и мудрых советников. В кругу приближённых были: Хориус – старший советник царя, военачальник Кериф, Заур и Шинар – шпион царя и его главный доносчик, глаза и уши.

– Что ж, мои верные подданные, – сидя за огромным круглым столом в Зале совета, произнёс Клиос, – То, что началось три года назад, имеет своё продолжение сегодня. Второй раз за всю историю Клариона встречаем мы землян на нашей планете. В этот раз их прилетело пятеро.

Царь замолчал. Вспоминая пришельцев, перед его глазами, почему-то, возник образ Алекс. Он продолжил:

– Как поступим в этот раз? А? Что предложит высший совет?

Высший совет молчал. Конечно, каждый из присутствующих в зале уже успел задать себе этот вопрос. И, конечно, у каждого из них уже был свой, предполагаемый ответ. Но царь требовал одного правильного и разумного предложения, дав им время собраться с мыслями и хорошенько подумать.

– Что скажет нам первый советник, нург Хориус?

Нург, что означало господин или принадлежность к высшему сословию, Хориус – черноволосый, с заметной проседью кларионец пятидесяти лет, встал со своего места и по существующему обычаю обошёл стол, остановившись у правого плеча царя.

– Уважаемое собрание, – начал он, – Новость о пришельцах была ожидаемой. Побывав один раз на нашей планете, земляне рано или поздно вернулись бы на Кларион. Хотя, смею заметить, это произошло гораздо быстрее, чем мы могли предположить. Но чтобы сказать, как нам быть с землянами в этот раз, нужно чётко понимать: что нам от них нужно и как этого добиться?

– Нург Хориус прав, – согласился с ним Кериф, – И в этот раз нам нужно быть с ними осторожнее и помнить, что случилось с предыдущими.

Клиос задумался над их словами.

– Вот что, – спустя несколько минут произнёс царь, – Нам нужны их познания в области телепортации. Отец того, которого они называют Седой, так и не открыл нам этой тайны. А ведь она могла бы нам помочь в войне с Хеттом.

– Но повелитель! – обратился к царю Заур, – Откуда нам знать? Возможно, этому юнцу или кому-то ещё из землян не известна тайна телепортации.

– Известна она или нет – это-то мы и должны узнать у них. И в этот раз аккуратно и осмотрительно. Вот как раз тебе, жрец, я и поручаю выведать у них всё, что им известно о способах переноситься через время и пространство.

Заур встал, поклонился царю и с торжеством в голосе произнёс:

– Благодарю тебя, о великий из великих, за оказанное доверие!

– Далее, – не теряя нить рассуждения, продолжил царь, – Чтобы на этот раз никто из землян не смог покинуть стены моего дворца тебе, нург Кериф, приказываю усилить охрану всех входов и выходов. Чтобы ни одно существо, без моего ведома не смогло ни покинуть дворец, ни проникнуть в него!

Кериф подскочил и, следуя примеру Заура, поблагодарил царя.

Нург Хориус, тем временем, занял своё прежнее место в ожидании приказа царя относительно и его персоны. Но его ожидало разочарование, потому как его миссия в отношении землян ограничивалась исключительно предложением, которое он, собственно говоря, и озвучил, несколькими минутами ранее.

– И ещё, – добавил царь, – Хорошо бы было, если бы кто-то из наших доверенных лиц проник в их узкий круг. Другими словами, чтобы его приняли как друга и могли доверить какие-то свои тайны.

– Я могу быть этим «другом», о великий из великих, – отозвался молчавший до этого Шинар.

– Нет, Шинар. Это будешь не ты, – Клиос мгновенно отверг кандидатуру своего шпиона, – Ты мне нужен будешь в другом деле. А на эту роль нам нужна будет девушка.

– Девушка, – удивился Кериф, – Но, великий! Не ужели ты доверишь такое сложное и ответственное дело женщине!

– О да, мой царь, – вмешался Хориус, – Твой ум – великое благо для твоего народа! Конечно же девушка!

– Хориус, я вижу ты понял мой замысел.

– Да, великий царь! Кто, как не девушка, прелестная, нежная и умная сможет утолить все желания мужчины, пусть и землянина? С кем, как не с ней он сможет поделиться самым сокровенным? Но, кого же ты видишь на примете?

И Клиос перевёл свой взгляд на Заура.

– Жрец, поправь меня, если я ошибусь. Не твоя ли дочь Семила, нарушив мой приказ, тайком проникла на территорию дворца, отданную землянам.

Заур виновато опустил глаза вниз и произнёс:

– Мне не в чем поправлять тебя, мой царь. Семила действительно ослушалась меня и разговаривала с людьми.

– Смелая и любопытная, значит? Ну что же, вот она-то и подружится с людьми. Тем более, что первый шаг она уже сделала. Пришли её ко мне! Завтра же!

– Я пришлю тебе её, о великий!

Сердце Заура сжалось. Несмотря на то, что его единственная дочь Семила выросла во дворце царя Элана, он всю жизнь ограждал её от дворцовых интриг. Но теперь, ничего не поделаешь, и любознательность Семилы затянула её в очень опасную игру. Но за столом в Зале советов не один Заур переживал за судьбу дочери. Давно уже она приглянулась военачальнику Карифу. И теперь стал он искать благосклонность девушки. Но пока все его попытки были тщетны. Красавица оставалась неприступна.

– Осмелюсь спросить тебя, великий царь, – поднялся со своего места Кериф, – Чем закончится путешествие землян после того, как мы узнаем или нет нужную информацию?

– Это будет зависеть только от них, – сухо и холодно ответил Клиос, – Но то, что они больше никогда не увидят Землю – это решительно так!

Утром следующего дня Шинар, которому царь Клиос приказал следить за каждым шагом землян и докладывать безотлагательно о любых их телодвижениях, привёл путников в главный храм Ислинора. Он стоял в двухстах шагах на север от центрального входа во дворец. Путники видели это величественное сооружение, как две капли воды похожее на сам дворец, ещё вчера. Остроиглые шпили четырёх башен его, окружавших главную, центральную, устремились в самую высь, на встречу солнцу. С самого низа и до крыш стены собора были украшены фресками. Вблизи на них можно было рассмотреть диковинных существ, населявших планету, и самих кларионцев. Сценки из их жизни и быта.

Поднявшись по белокаменным ступеням, ребята подошли к высоким пятиметровым двухстворчатым дверям. Шинар поднял руку вверх и начертил ею полукруг над головой. Створки двери, словно заговорённые, стали постепенно раскрываться. Шинар, показывая пришельцам, что они должны следовать за ним, направился в храм. Путники направились за ним.

Полумрак и прохлада царили в храме. Оглядываясь вокруг, ребята не нашли ни одного окна или какого другого его подобия. Тьму кларионского храма рассеивал свет от огня, прикреплённых к стенам, мраморных факелов. Причём, удивляло то, что загорались они в тот момент, когда к ним кто-то приближался. Всё остальное время они спокойно «спали». Пройдя по длинному мрачному коридору, Шинар привёл Макса и его друзей в главный зал храма, где их уже ждал жрец Заур и два его помощника.

Поприветствовав путников, он дал понять Шинару, что тот может оставить их. И слуга царя в ту же минуту удалился. Или, во всяком случае, сделал вид, что покинул их.

Зал был огромен. Но в нём также, как и во всём храме было темно и мрачно. В его центре стояла огромная медная чаша, диаметром в пять метров. Вокруг неё поместили четыре мраморных канделябра, по два метра высотой каждый из них.

– Это Чаша познания, – с торжеством в голосе произнёс жрец, – Она покажет вам что было.

Заур поднял руку. Это был знак. Оба его слуги подошли к чаше. У каждого из них в руках был коричневый кожаный мешочек, затянутый крепкой тесьмой. Они развязали мешочки и содержимое высыпали в центр чаши. После этого, оба слуги спешно покинули зал, а жрец приказал землянам подойти ближе, к самым краям чаши.

Алекс машинально вцепилась в руку Макса и от страха закрыла глаза.

– Смотрите и вы увидите, увидите и узнаете, – жрец говорил загадками. Вообще, вся обстановка в центральном зале храма была таинственной и пугающей. Но любопытство превозмогло страх, и Алекс открыла глаза. То, что происходило дальше не поддавалось никакому объяснению и вряд ли можно было назвать здравым смыслом.

Зал озарился белым светом. Густой голубой дым поднялся над чашей и большим круглым облаком замер над ней. Максу и его друзьям это напоминало какой-то фокус. Но дальше… То, что они увидели дальше не было фокусом, а скорее неким волшебством. Вдруг, в центре, в самой середине этого облака появился прозрачный шар, сфера, внутри которой стали возникать цветные картинки.

«Как в кино» – подумал Макс.

Изображение было чётким и трёхмерным.

Первое, что увидели земляне, было землетрясение. Раскаты грома заглушали всё вокруг и молнии низвергались откуда-то сверху. Вода мирового океана захлестнула храмы, сады и террасы. Всё это было похоже на кадры из какого-то фильма об апокалипсисе или мировом потопе. Стоны, вопли и стенания доносились ото всюду. Это была гибель легендарной Атлантиды. От ужаса, увиденного в эту минуту, Алекс закрыла глаза руками. Но вдруг, внезапно и неожиданно с четырёх сторон света появились четыре колесницы с всадниками в белых одеждах. Их головы были покрыты широкими капюшонами так, что лиц незнакомцев не было видно. А просторные светлые балахоны, подпоясанные серой бечёвкой, свободно развивались на ветру. Их невесомые экипажи несли по небу белоснежные, похожие на клубы облаков, кони. Мчащиеся по серому небосводу, колесницы оставляли позади блестящие полосы света. Постепенно они стали спускаться на землю, где метались в беспорядочном ужасе люди. И сразу же, в ту же секунду, когда нога первого всадника коснулась ещё не поглощённого водой участка земной тверди, раскаты грома утихли. Искромётные молнии, стремящиеся пронзить Землю насквозь, исчезли. И всё внимание многострадального народа, сумевшего пока ещё уцелеть от гнева смертоносной стихии, было обращено на первого всадника, спустившегося на землю. Это был ангел – посланник Всевышнего, сошедший с небес по его приказу дабы спасти всех тех, кто смог спастись и дать им новую жизнь. Остальные всадники последовали примеру первого и так же направили свои колесницы вниз. Время будто остановилось. Атланты, те, кому посчастливилось уцелеть, во главе со своим царем Сиозом были спасены. Всадники подобрали их и подняли в небеса свои гигантские колесницы. И как только последняя из них оторвалась своими злотыми колёсами от земной поверхности и взмыла вверх, огромная стометровая волна накрыла некогда цветущий остров, прославленное и величественное государство. Атлантида исчезла в один миг. Царь Сиоз и всё его окружение смотрели вниз и сокрушались. Слёзы горя и безграничного отчаяния умывали их лица. Чем прогневали они небеса? И почему они не погибли, как другие их соотечественники? Много вопросов и не одного ответа – сложная арифметика жизни!

Каждая колесница напоминала золотую ладью на колёсах, на борту которой свободно умещалось по тридцать человек. А всадники, управляющие ими, были непривычно велики. Все они превосходили ростом любого атланта раза в три, а то и больше! Но не спешили они покидать мрачный небосвод над затопленной Атлантидой. А только сделали несколько кругов над пучиной, повергшей величественный остров, развернули свои божественные колесницы на восток и устремились вверх. Ещё выше и выше. Облака рассеялись и солнечный свет, сочившийся из-за свинцово-серых туч, указал им нужную дорогу. Одна за другой ладья-колесница стали скользить по направлению к свету. И уже совсем скоро последняя, на борту которой и был последний царь Атлантиды Сиоз, но первый царь Клариона, поднялась совсем высоко и скрылась за тучами. Хлынул непроглядный ливень. Атлантиды больше не стало.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю