290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Глория (СИ) » Текст книги (страница 12)
Глория (СИ)
  • Текст добавлен: 9 декабря 2019, 01:30

Текст книги "Глория (СИ)"


Автор книги: Юлия Елихова






сообщить о нарушении

Текущая страница: 12 (всего у книги 34 страниц)

– Что с ним? – взволнованно спросила Алекс.

– Понятия не имею, – ответил Макс. Он нахмурил брови и молча посмотрел на Алекс. Затем, обеспокоенный поведением Ильи, он сказал:

– Пойду, разыщу его. Вдруг, что-то случилось. Ты справишься без меня?

– Да!

– Если понадобится моя помощь – жми на сигнальную кнопку. Поняла?

– Поняла. Я позову, если что.

И Макс отправился вслед за Ильёй. Но Басаргину не пришлось долго искать его. Картелёв был в отсеке с продовольствием и, сидя на пластиковомящике с мясными консервами, качал головой.

Макс подошёл к Илье и сел рядом. Он положил свою руку ему на плечо и, пытаясь уловить мечущийся взгляд товарища, посмотрел в глаза Картелёва:

– Илья, что случилось? Ты мне можешь объяснить?

Картелёв, словно очнувшись от кошмара, посмотрел на капитана и произнёс:

– Мои догадки подтвердились.

– Ты про что?

– Мой отчим. Эта вероломная скотина, которой всё мало!

– Ты можешь объяснить по порядку в чём дело? – пытался добиться Макс у Ильи.

– Согласно договора о передачи акций, он был обязан отдать мне не только «Одиссея», но и снабдить нашу экспедицию всем необходимым.

– Ну! Так что тебя на устраивает? Мы же получили всё, что нам было нужно!

– Макс, посмотри.

Илья протянул ему вскрытую банку консервы – она была пуста.

– И таких целый ящик. А точнее, все ящики в этом отсеке.

– Но подожди! – Макс вскочил с места и прошёлся по отсеку. – А чем же мы питались все эти дни? Две недели полёта мы что ели?

– Мы с вами ели то, что было выгружено на первое время в пищеблок. А эта, так сказать кладовочка, пуста. Но и это не самое главное.

Макс напрягся. Он снова сел рядом с Ильёй.

– Правильно. Лучше присядь, капитан.

– Говори.

Картелёв горько усмехнулся и покачал головой.

– Да говори! Говори же, ну! – закричал Макс. Нервы его были на пределе, и он с трудом сдерживал эмоции.

– Топливо, – выдохнул Илья, – Его хватит только в одну сторону. А на обратную дорогу – нет. Цистерны так же пусты, как и те банки. Сволочь, – в сердцах произнес Илья, – Этому гаду всё мало. Ведь, он получил то, что хотел. Так нет. Ему нужны гарантии, полная уверенность в том, что я не вернусь обратно, чтобы еще захапать и недвижимость моего деда.

– Как ты догадался?

– Скафандры, в которых вы с Тиграном работали в космосе, были очень плохого качества. Не те, что производит наше бюро. Потому и кислород так быстро закончился.

– А у Тигра и вовсе отключился?

– Именно. В разработке такого класса это, в принципе, невозможно! После того случая я и решил проверить их качество. Когда же я понял, что это дешёвая копия тех скафандров, которые должны были дать нам для экспедиции, то решил проверить и всё остальное оснащение.

– Про топливо и провизию ты узнал сегодня?

– Да. Когда я увидел на мониторе, что нужна дозаправка, то повернул рычаг наполнения бака. Топливо залилось, но датчики показали, что это и всё! Больше горючего у нас нет.

– Совсем?

– Только то, что в баке. И то, этого хватит на две недели полёта. Ровно до Глории.

Макс откинул голову назад и закрыл глаза.

– Какие будут соображения?

Илья пожал плечами и затряс головой.

– Я не знаю, Макс. Не знаю, что делать.

– Может, свяжемся с Землёй? Сообщим, что нам нужна дозаправка и попросим выслать ракету с топливом?

– Макс, сигнал до Земли дойдёт только через месяц. А нам столько, как ты понимаешь, не продержаться.

Илья замолчал. Макс в эту минуту тоже обдумывал его слова, а точнее, варианты решения этой проблемы. Наконец, он сказал:

– Надо собирать всех наших и выбирать.

– Выбирать что? Между чем и чем?

– Между лететь к Глории или возвращаться домой! По-моему, и так ясно, что вариантов у нас всего два. Будем голосовать. Что выберет большинство – так и поступим.

Они вернусь в зал управления и всё рассказали Алекс.

– Как же так, – с досадой выдохнула она. – Нет, вы только посмотрите! Как будто нарочно кто-то пытается нас остановить.

– Или что-то, – добавил Макс. Он сел рядов с Алекс и опустил голову вниз. – Медлить нельзя. Илья, буди Тигра и Седого. Будем решать.

Сонные и уставшие они вошли в зал. Павел, заметив свободное кресло, сразу же повалился в него и спросил:

– Что за тревога? Надеюсь, учебная? – беспрестанно зевал он.

Но Тигран, войдя в комнату, сразу же увидел, или даже почувствовал, некое напряжение. Да и Макс заметно нервничал. А уж кто-кто, а Тигр знал своего друга лучше, чем кто-либо из присутствующих.

– Что-то случилось? – настороженно спросил он.

– Случилось, – хмуро ответил капитан и предложил всем сесть. Он не стал бродить вокруг да около и сразу перешёл к сути дела.

– Случилось так, друзья, что наши с вами резервы ограничены. Топливо, провизия, вода… – Макс остановился и посмотрел на Илью. Тот кивнул головой, подтверждая слова капитана и виновато опустил глаза вниз. Макс продолжил, – При подготовке к экспедиции, по-видимому, произошла ошибка. Но сейчас это не столь важно.

– Да-а-а? А что, по-твоему, тогда важно, капитан? – Павел будто проснулся от услышанного и, понимая всю серьёзность ситуации, стал заметно нервничать.

– Сейчас, Седой, важно всё обдумать и принять правильное решение, – стараясь сохранять самообладание, проговорил Басаргин. – Наших запасов хватит ровно на две недели полёта. Сейчас мы с вами находимся в самой середине нашего пути. Через 14 дней мы должны прилететь к Глории или, повернув сейчас обратно, вернемся на Землю. Что решаем? Летим дальше и будь что будет. Или же, возвращаемся домой так и не выполнив цель экспедиции?

В зале повисла гробовая тишина. Макс окинул взглядом каждого. И все как один опустили головы, обдумывая слова капитана. Но спустя пару минут молчание было нарушено. Первым высказался Павел:

– А чего тут думать? Нужно разворачивать корабль и возвращаться домой, на Землю. По-моему, здесь, как раз всё и так понятно.

– Ничего не понятно, Седой! – возразила Алекс, – Я, лично за то, чтобы продолжить экспедицию. – Она бросила быстрый взгляд в сторону Макса и продолжила, – Я верю, что мы отыщем Глорию и наших родителей. А с ними, возможно, и топливо с провизией для того, чтобы вернуться домой.

– Это утопия, – ухмыльнулся и покачал головой Павел. – Это всё мечты, фантазии как, в прочем, и всё наше путешествие. Тигр! Скажи ты! Чего молчишь? – Павел пристально посмотрел на товарища, надеясь, что тот, поддержит его своим мнением. Но ответ Даниеляна его весьма удивил:

– Я, пожалуй, разделю мнение Алекс.

– Что? Ты сбрендил? – возмущённо и разочарованно прохрипел Павел.

– Прости, дружище, если не оправдал твоих надежд и не разделил твоего мнения. Но я настолько свыкся с мыслью, что найду эту чёртову планету, что просто не прощу себе, если отступлю сейчас, на полпути.

Тигран посмотрел на капитана и грустно улыбнулся. Макс ответил ему такой же улыбкой и, приняв ответ друга, перевёл взгляд на Илью.

Кортелёв всё это время обсуждения сидел за мониторами и производил какие-то расчёты. Наконец, когда очередь дошла до него, Илья сказал:

– Я за Глорию.

– Ой-й-й! Кто бы сомневался! – Павел вскочил с кресла и прошёлся по залу в сторону аппарата с напитками.

– Да, я за Глорию, – повторил Илья, – И в мою пользу имеются кое-какие аргументы.

Илья демонстративно поверну ко всем монитор со своими расчётами. На графике, который он представил всеобщему обозрению, схематически были нарисованы планеты и орбиты. А ниже – не понятные формулы и расчёты.

– Пока вы все тут спорили, я кое-что подсчитал и вот что получается, – Илья взял электронную ручку и провёл ею по экрану, – За счёт кривизны орбиты к Глории нам лететь не две недели, а 10 дней. Но если мы сейчас повернём назад, то на Землю мы прилетим через 18 дней! Топлива, чтобы вернуться домой нам уже не хватает.

Все посмотрели на капитана. Последнее слово было за ним.

– Когда мы здесь собрались я решил вот как: вас четверо и если мнения разделятся поровну, то я приму сторону тех, кто решит вернуться на Землю, – Макс обвёл взглядом всех четверых товарищей, тяжело вздохнул и продолжил, – Я объясню почему. Наверное, из всех присутствующих здесь я больше, чем кто бы то ни было из вас хочу найти эту планету. Но ещё больше я хочу, чтобы с вами всё было в порядке. Я хочу вернуть вас всех на Землю целыми и невредимыми.

После этих слов Макс остановил свой взгляд на Алекс. Он смотрел на неё и молчал. Но даже за этим молчанием она поняла всё, что хотел сказать ей капитан.

– Но получился перевес в сторону Глории, а не Земли, – продолжил Макс, – Значит держим курс прямо, к Глории.

– Это верная смерть! – выкрикнул Павел. Он поставил стакан с газированной водой на стеклянный столик и вернулся на своё место.

– Возможно ты прав, – произнёс Макс, – Но это решение большинства. И оно уже принято.

– Кем? Я спрашиваю, кем принято? Туповатым авиамехаником? Чокнутой гонщицей-фантазёркой? Или сумасшедшим инженеришкой, который никогда и нос свой не высовывал из своего кабинетика, живущий в придуманном мирке и вырвавшийся на свободу.

– Туповатого механика я тебе прощаю, но вот за Алекс и Королёва ты у меня сейчас отхватишь, – и Тигран набросился на Павла с кулаками и, даже успел засадить ему по физиономии. Но Макс и Илья вовремя среагировали и оттащили Тиграна от Павла. Они крепко держали его за руки, пытаясь предотвратить убийство. Разъярённый дерзостью и неуважением Седого, он не мог унять злость и то и дело порывался добавить Павлу ещё.

А тот вжался в кресло и, вытирая кровь рукавом с подбородка и рассеченной губы, продолжал ехидничать и дерзить:

– Что? Это всё, что ты можешь? Да?

– Успокойся, Тигр, – сказал Илья, – Не стоит марать руки об эту мразь, которая портит жизнь всем окружающим. Даже его мать видит большую отраду в своём старшем, больном сыне.

– Что ты сказал? – переспросил Павел. Идиотская улыбка в один миг сошла с его лица. Он встал с кресла и подошёл к ним ближе. Уставившись безумными глазами, он потребовал пояснений, – Ану-ка повтори.

Почувствовав, что Тигран успокоился и больше не вырывается из рук, Илья отпустил его и сел в кресло, стоявшее неподалёку. Теперь, внимание всего экипажа было приковано к Илье.

– Говори, ну! – закричал Павел. В его голосе звучали и требование, и просьба одновременно.

– У тебя есть старший брат. Его зовут Артур. Когда ему было четыре года у твоих родителей появился ты. А через год Артур внезапно заболел какой-то неизлечимой болезнью. У него стали отказывать части тела, а потом и вовсе парализовало. Твоим родителям пришлось поместить его в специальную клинику. Там занимаются с такими пациентами, ухаживают за ними и пытаются вылечить. Но для всего этого требуются большие деньги. Поэтому твои родители и работали всю жизнь без передышки, чтобы заботиться о тебе и о твоём брате!

Павел, ошеломлённый от услышанного, рухнул в кресло и закрыл лицо руками. Он пытался всё осмыслить, собрать вместе. Но чем старательнее он пытался это сделать, тем больше вопросов возникало у него.

– Откуда ты всё это знаешь? – спросил он Илью.

– Наши родители дружили когда-то. Однажды я вернулся со школы, а твоя мама была в гостях у моей. Они беседовали, а я нечаянно подслушал их разговор. Когда я спросил у Марии, Анатольевны кто такой Артур, она попросила меня поклясться, что я никогда не расскажу тебе о нём.

– Но почему? – удивился Павел.

– Да потому что хотели оградить тебя от этого, избавить от тяжкого бремени! Хотя, – усмехнулся Илья, – Похоже, твои родители были очень хорошего мнения о тебе, раз считали, что ты на самом деле проникнешься в семейную трагедию и будешь заботиться о брате.

– Выбирай выражения, – пригрозил Павел.

– А разве нет? Ты же эгоист до кончиков ногтей! Да ты с матерью всю жизнь ругался только потому, что она давала тебе мало денег! Ты! Сколько раз ты убегал из дома только потому, что тебе не купили ту или иную вещь? И ни разу в твоей голове не мелькнула мысль, что на то есть веские причины, что мир не вращается вокруг тебя и есть другие проблемы, на которые так же стоит обращать внимание, помимо твоих прихотей и капризов.

Павел ничего не ответил. Слова Ильи его будто обухом по голове ударили. Он больше не мог находиться в зале и в ту же минуту молча встал и вышел.

– Вот это да-а-а, – произнесла Алекс.

– Это точно, – усмехнулся Макс, – Чем дальше в лес, тем всё интереснее. Ты давно об этом знал?

– Давно, – нехотя ответил Илья, – Лет 15 назад. Его мама просила ничего ему не рассказывать. Зря я …

– Успокойся, Илья, может и не зря, – похлопал его по плечу Макс, – Может быть хоть теперь в нём что-нибудь изменится в лучшую сторону.

– Где там! – обозвался Тигран, потирая припухший от удара кулак, – Таких как он только сам знаешь, что исправляет. Макс, я тебя прошу, на оставшееся время полёта не ставь меня с ним в смены. Я же его пришибу, ей Богу!

– Хорошо, будете с Ильёй управлять кораблём.

– А почему не с Алекс? – хитро улыбнулся Тигр, – Или ты её от себя далеко не отпускаешь?

Илья отодвинулся от экранов и тоже посмотрел на Макса и Алекс, многозначительно улыбаясь.

– Почему же, – усмехнулся Басаргин, уловив подтекст, – Если Алекс не против, то…

– Алекс не против! – гордо ответила она и задрала к верху свой маленький курносый носик.

– Я пошутил, Алекс. Не принимай на свой счёт, – Тигран повернулся в сторону Картелёва, – Думаю, из нас с Ильёй выйдет классная команда на ближайшие 10 дней.

– Я тоже так думаю, – и Илья в знак одобрения сжал правую руку в кулак и поднял вверх большой палец.

– А что с Павлом делать будем? – спросила Алекс.

– Перевоспитывать будем, если это вообще возможно, – усмехнулся Макс и добавил, – Или укрощать.

– Не надо было его вообще брать с собой, – не унимался Илья, – Толку от него никакого, а бед уже столько натворил.

– А сколько ещё натворит? – поддакивал Тигран.

– Успокойтесь. Мы ещё не дали парню раскрыться, – Макс встал на сторону Павла, – Он себя ещё проявит с хорошей стороны. Я в это верю.

– Ты действительно хочешь, чтобы он раскрылся? – усмехнулась Алекс. – Боюсь, тогда на всем не поздоровиться.

– О! Молодец, Алекс. Тонко подмечено, – Тигран хлопнул в ладоши и засмеялся.

– Ладно вам. Сейчас нам нужно всё хорошенько продумать. Рассчитать и распределить все оставшиеся ресурсы. Алекс, ты займись продуктами и водой. Тигран и Илья, на вас горючее. Нам нужно растянуть всё, что мы имеем на 10 дней. Приказ поняли? Выполнять.

Павел сидел в своей каюте и молчал. Безумными, безжизненными глазами глядел он в иллюминатор и всё думал. Думал над словами Ильи, думал о своей бедной матери, о больном брате, о существовании которого он узнал только сегодня.

«Ну почему, почему она мне ничего не рассказала, – главная и такая колючая мысль мелькала в его голове, не давая покоя ни на минуту, – Разве я не понял бы? Разве не помог? Хотя, кого я пытаюсь обмануть?»

Павел горько улыбнулся самому себе. Он был тысячи раз прав – можно было обмануть себя, но разве сущность его от этого поменялась бы? Или поменялось бы его отношение к матери, к его собственной жизни и миру? Нет. Скорее всего, он бы ещё сильнее отдалился от дома и матери. Потому как принять всё то, о чём Павел узнал сегодня, он был не готов. И эту тайну Мария Анатольевна не могла разделить с сыном. Пока.

Павел, не смотря на все разногласия и междоусобицы, решил поговорить с Ильёй и выяснить, известно ли ему ещё что-нибудь о его старшем брате. Он подошёл к Илье, когда тот ужинал в пищеблоке и сел рядом. Надо сказать, Павел выбрал удачный момент для разговора. На кухне не было посторонних и их беседе никто не мог помешать.

– Есть разговор, – тихо произнёс Седой, с несвойственной ему серьёзностью.

– Валяй, только учти, ни спорить с тобой, ни драться у меня нет ни малейшего желания, – не глядя на него, сказал Илья и допил остывший чай из своей кружки.

Павел немного помялся и спросил:

– Скажи, тебе известно ещё хоть что-нибудь про моего брата?

– Нет. Больше ничего. Твоя мама никогда о нём не говорила в моём присутствии. И то, что я вообще узнал о его существовании – большая случайность.

– Как думаешь, почему она не хотела рассказывать о нём никому? Даже мне?

Илья поставил пустую кружку на стойку перед собой и повернулся к Павлу лицом. Он посмотрел в глаза Седому и, опустив глаза вниз, покачал головой.

– А ты сам как думаешь?

– Я много о чём думаю. И причин, на мой взгляд, тоже много. Вот поэтому…

– Твоя мама боялась, что ты не поймёшь, испугаешься и вовсе отвернёшься от неё. Она боялась потерять и второго сына. Да, и правильно боялась. Правильно делала, что не говорила. Ты бы так и так струсил, и убежал бы.

– Не торопись меня судить, Королёв, – с горечью ответил Павел, – Может быть теперь, когда об этом узнал, пазл собран. Всё встало на свои места.

Павел с досадой махнул рукой и отправился обратно, в свою комнату. А Илья сидел и смотрел ему в след. «Кажется, что-то в нём изменилось, – на мгновение показалось ему, – Или нет? И всё же, какой-то он не такой, как прежде».

А Павел шёл и размышлял о том, что больше всего на свете сейчас, в эту минуту он хотел оказаться на Земле, в своей квартире рядом со своей мамой и поговорить, объясниться и попросить прощения. Первый раз в жизни ему стало нестерпимо жаль её. И сказать бы ей об этом, и извиниться за все беды, что пришлось вынести по его вине. Но не получиться. Триллионы километров разделяют их. И решил в этот миг для себя Павел: «Я обязательно должен вернуться обратно, домой, чего бы это мне не стоило».

Шёл 25-ый день экспедиции Басаргина. Жизнь на борту корабля «Одиссей» как будто замерла в ожидании встречи с таинственной планетой. Колющая синева космоса уже не удивляла и не завораживала команду. И даже мечтательную фантазёрку Алекс всё меньше и меньше впечатляли бескрайние просторы вселенной. Всё её внимание, так же, как и других членов «одиссеи», было обращено в одну точку за солнечным диском, где, по предположению Макса и точным расчётам Ильи, притаилась такая мифическая, и такая реальная планета-близнец нашей Земли.

Но время неумолимо бежало, мчалось и «Одиссей» еле поспевал за ним. Продовольствие, вода и топливо практически были на исходе. Алекс пришлось забыть о своём любимейшем времяпрепровождении в бассейне как, впрочем, и остальным ребятам. Воды едва хватало на приготовление пищи и питьё, не говоря уже о соблюдении гигиенических норм. Продукты также заканчивались и всё то, что осталось, в весьма ограниченном количестве, было чётко распределено на оставшиеся три дня полёта.

Сегодня Алекс чувствовала себя не очень хорошо. Голова сильно разболелась, и она попросила капитана заменить её кем-то другим. И этим «другим» был Тигран.

– С самого первого дня полёта мы с тобой ещё ни разу не работали в паре, дружище, – заметил Макс.

– Да-а-а, это точно. Ты всю дорогу с Алекс работаешь да с Ильёй пару раз. Кстати, как у вас с Алекс дела?

– Ты о чём? – Макс хитро улыбнулся, понимая, что именно имел ввиду Тигран. Но, скорее для приличия, решил переспросить друга.

– Да всё о том. Завязал с ней отношения?

– Нет, Тигр, не завязал. И похоже, что ничего не выйдет, – Макс развернулся к другу и продолжил, – Не скрою она мне нравиться. Понимаешь, она – необыкновенная девушка. Я таких как она сроду не встречал.

– Э-э-э, да ты, мой друг, не иначе, как влюбился!

– С чего ты взял? – Макс смущённо улыбнулся.

– Я знаю тебя восемь лет и был свидетелем почти всех твоих интрижек. Но ни про одну из своих пассий ты так не рассказывал. Я поначалу думал, что это у тебя очередной «спортивный интерес». А теперь вижу, что не совсем.

– Возможно. Да только всё это лирика. Алекс все эти, как она сказала, «сложности» не нужны, – и Макс снова развернулся к окну.

Но Тигран не унимался, не прекращал свой допрос.

– Так ты с ней объяснился?

– Объяснился. Да что толку? Она чётко дала мне понять, что между нами ничего не может быть. Что в её жизни всё это уже было. А второй раз наступать на одни и те же грабли она не собирается. И, наверное, она права. Так будет гораздо лучше.

– О-о-о, что космос с людьми делает, – покачал головой Тигран, – Я тебя совсем не узнаю. И совсем не собираешься за неё бороться?

– С кем бороться? С ней самой за неё саму? Ты шутишь?!

– А, ну всё понятно! Конечно, что можно требовать от человека, который никогда в своей жизни не добивался благосклонности возлюбленной? Они же – все те, с кем ты встречался там, на Земле, сами тебе на шею вешались. А теперь тут, в космосе, как это не парадоксально звучит, появилась, говоря твоими же словами, «потрясающая, необыкновенная девушка», ты теперь не знаешь, что с ней делать и как себя с ней вести. Так получается?

Макс на мгновение задумался над словами друга, а потом ответил.

– Ты знаешь, наверное, ты прав.

– Конечно прав.

– Но в этом вопросе я останусь при своём и буду ждать ответной реакции от Алекс. Если нам суждено быть вместе, я её дождусь.

– А если нет? – никак не унимался Тигран.

– А если нет – значит нет.

– Ну и зря! Из своего опыта скажу, что женщины любят решительность и не было ещё в истории крепости, которая не пала бы под натиском настойчивости и силы.

– Слушай, Тигр, да тебе бы романы писать, – Макс рассмеялся над словами друга, – Никогда не замечал за тобой такого красноречия и жизненного опыта.

– Это потому, мой юный друг, – подшучивая над Максом, Тигран выровнял осанку и сделал строгий вид, который придал ему значимость, – Что с подобными проблемами ты прежде никогда не сталкивался.

– Нда-а-а, всё когда-то бывает в первый раз, – глубоко вздохнул Макс и о чём-то задумался.

Но вдруг внимание Тиграна переключилось на что-то еле разборчивое, едва видимое вдалеке.

– Макс, смотри! – он направил указательный палец в сторону, где в туманном облаке виднелась огромная глыба не известно, чего. – Это Глория?

Капитан Басаргин от удивления и неожиданности приподнялся со своего кресла и от изумления раскрыл рот. Не отвечая на вопрос друга, он машинально рванул к электронному телескопу.

– Увеличить изображение неопознанного объекта на северо-западе от корабля, – скомандовал он.

И в ту же секунду телескоп вывел на экран изображение неопознанного небесного тела.

– Каковы его размеры и что это может быть?

Через минуту бортовой компьютер, который обрабатывал всё поступающую информацию, в том числе и от телескопа, ответил на вопрос Макса. Но в ожидании ответа, как показалось капитану и его помощнику, прошла ни одна минута, а целая вечность. Сердце колотилось с бешенной силой в предвкушении встречи с загадочной планетой. А в висках пульсировала одна мысль: «Это она. Неужели это она!». Но каким же было их разочарование, когда электронным безжизненным голосом ответил компьютер:

– В стороне на северо-западе, движется небесное тело – астероид. Длина его диаметра – приблизительно 50 км. Относится к классу S – силикатные. Движется по своей орбите, вокруг Солнца. Приблизительный возраст – …

Макс нажал на кнопку и вещание прекратилось.

Разочарование и какая-то пустота заполнили его душу. Он рухнул обратно в своё капитанское кресло и молча посмотрел на друга. Тигран грустно улыбнулся и покачал головой.

– Фальстарт, капитан.

– Да уж. Акелла промахнулся.

А через час им на смену пришёл Илья. Сегодня он должен был вместе с Алекс сменить капитана и Тиграна. Ребята рассказали ему, как досадно ошиблись, приняв пролетавший астероид за Глорию. На что Илья сказал им:

– Это очень печально. Не то, что вы ошиблись. Хотя, это конечно тоже. Но я не про то, – размышлял в слух Илья. А Макс и Тигран наблюдали за своим товарищем и пытались хоть что-то понять из того, что он бормочет себе под нос. – Печально то, что наши механизмы и устройства до сих пор не рассмотрели, то есть, не обнаружили её.

– Поясни, что ты имеешь ввиду. – Макс нахмурил брови и пронизывающим взглядом посмотрел на Илью.

Картелёв не торопился с ответом. Он снял очки и, достав из кармана своего костюма специальную тряпочку, принялся тщательно протирать запачканные стеклышки линз. Ребятам казалось, что Илья, попросту, испытывает их терпение. Но, на самом деле, он обдумывал, как им объяснить свои умозаключения и выводы. Наконец, Тигран не выдержал и закричал на Илью:

– Что ты молчишь?! Тебя русским языком спрашивают, что у нас за проблема?

– Что за проблема? – повышенным тоном сказал Илья и, сразу же немного успокоившись, продолжил, – А у нас их мало?

– Допустим, не мало, – опустив голову, произнёс Макс, – И всё же. Мы должны её были уже увидеть?

– А ты как думаешь, капитан? – Илья одел очки и посмотрел на Макса. – «Одиссей» в двух днях полёта от, так называемой, Глории. И ты думаешь, наш телескоп не увидел бы её. Да он способен был рассмотреть Глорию на расстоянии недели полёта.

– Чего же ты молчал всё это время? – не поднимая глаз, спросил Макс.

– Надеялся, что всё-таки, подлетев ближе, мы её увидим, – печально улыбнулся Илья. – Размышлял так, что в этом и заключалась ошибка тех, кто до нас пролетали такое же расстояние и не обнаруживали её. И, возможно, экспедиция «Арго» была первой, кто пролетел больший путь и открыл новую планету.

– Что будем делать капитан? – обратился к другу Тигран. – Если верить тому, что говорит Королёв, а вернее его расчётам, то мы просчитались.

– У нас осталось два дня экспедиции. – Макс встал со своего кресла и подошел к окну. Он поднял свою правую руку вверх и положил её на стеклу. Вглядываясь в чёрно-синюю даль, он молчал. В своих размышлениях он пытался найти один правильный, верный выход, который поможет спасти всю команду. Но выхода из сложившейся ситуации он не видел.

– Отступать нам не куда, – наконец сказал он и развернулся к своим товарищам. – Домой мы не долетим. Значит будем лететь вперёд, прямо по курсу, к самой планете. Даже если её нет. Даже, если всё это вымысел. Мы долетим до нужной точки и когда будем знать точно, что Глории не существует, тогда и вернёмся к этому разговору. А пока – смена почётного караула.

И не говоря больше ни слова, Макс вышел из зала управления и отправился в каюту к Алекс, чтобы узнать, как у неё дела и сможет ли она заступить в смену.

Когда Басаргин постучал в дверь каюты, Алекс разрешила ему войти.

– Как ты себя чувствуешь? – спросил он.

– Всё хорошо. Головная боль прошла, и я полна сил.

Она сидела на кровати, обняв колени руками, и смотрела в оконный проём иллюминатора.

– Может быть, давай я вместо тебя буду сегодня за штурвалом? – предложил Макс и сел на стул, стоявший рядом с её кроватью.

Алекс повернулась к нему лицом и улыбнулась.

– В этом нет никакой нужды. Я в полном порядке. Илья уже пришёл?

– Да. – коротко ответил Макс и стал любоваться её естественной, природной красотой.

– Почему ты так на меня смотришь? – спросила он, заметив пристальный взгляд Макса.

– Да так. Кажется, что я тебя не видел целую вечность.

Алекс ничего не ответила ему. Только улыбнулась и вновь обратила свой взор в сторону окна.

– Ты знаешь, я сегодня думала о смерти, – тихо сказала она. Её слова насторожили Макса и, даже несколько напугали его. Алекс заметила это и звонко засмеялась, – Нет-нет, не думай, что я решила свести счёты с жизнью. Не к тому.

– К чему тогда, объясни.

– Просто… Я никогда не боялась умереть. Ни одного дня я не боялась за свою жизнь. Гонки, трюки, это путешествие. И даже сейчас, когда наши шансы на спасение, возможно, с каждым днём всё меньше и меньше. Я на сто процентов не боюсь смерти для себя, – Алекс замолчала и посмотрела на Макса, а потом тихо добавила, – Но я также на сто процентов боюсь, что погибнут другие, близкие и дорогие мне люди.

После этих слов, Макс обнял её крепко-крепко и прошептал:

– С нами всё будет в порядке. Даю слово.

Пролетели ещё два дня. Настало время икс.

Корабль «Одиссей» со всей своею командой на борту прилетел к заданной координате вовремя, в назначенный час. Вся команда, включая капитана, собралась в зале управления. Что творилось в душе каждого из членов экипажа, думаю, не трудно догадаться. Но насколько разными были эти ребята, настолько разные эмоции царили внутри Макса, Алекс, Тигра, Королёва и Седого, как они называли друг друга.

Их надежда на встречу с таинственной Глорией погасла в тот момент, когда в предполагаемой зоне команда её так и не обнаружила. С самого начала, следуя своей человеческой натуре, их ощущения и понимание ситуации были во многом схожи между собой. Разочарование размозжило каждого из ним поодиночке и сразу. Затем последовали ужас и смятение.

Алекс молча, откинувшись на спинку своего кресла за пультом управления, смотрела в огромное окно перед собой. Она ничего не говорила и, даже, почти не моргала. Уставившись в черную, холодную даль, подсвечиваемую миллионами леденящих душу звёзд, она думала о том, что эта бездна проглотила их и вернуться обратно они уже не могли.

Павел же переживал их всеобщую неудачу несколько иначе. То есть, совсем наоборот. В отличие от Алекс, с ним случилась истерика. Он, вначале, стал неистово смеяться. А затем, он забился в один из углов возле пульта управления. В безумном отчаянии Королёв схватился за голову руками и стал раскачиваться из стороны в сторону.

Тигран, Илья и Макс сидели молча, каждый на своём месте. Безвыходность, безнадёжность той ситуации, в которой они очутились душила и разрывала их изнутри. Наконец, Макс сказал:

– Я хочу попросить у всех прощение за то, что втянул вас в эту авантюру, – не поднимая головы сказал он. – Ослеплённый желанием найти пропавшую экспедицию отца и планету, я не думал о последствиях и что будет с вами в случае провала. Простите, друзья.

– И это всё? Простите! – будто очнувшись от какой-то странной медитации, вскочил Павел, – Знаешь, что ты можешь сделать со своим «простите»?

– Остынь, приятель, – обозвался Тигран, – И без тебя тошно. Что делать будем, капитан? Нужно непременно что-то придумать. А то, умирать как-то не хочется.

– У кого какие есть идеи? – спросил Макс и обвел взглядом комнату. – Алекс?

Она сидела в своем кресле, подобрав ноги, и не отзывалась. Понимая, что Павла и Тиграна нет смысла спрашивать, Басаргин обратился к Илье:

– Что ты скажешь? Как поступим дальше?

Илья тяжело вздохнул. Он не знал, что ответить на вопрос капитана. Будучи уверенным на 99 % в существовании планеты Глория, он пытался вычислить, где в своих расчётах он сумел допустить ошибку. И казалось, сейчас это главная проблема для него.

Не получив ни одного дельного совета от своих товарищей, Макс сказал:

– Мне нужно побыть одному. Подумать. Если у кого возникнут идеи – я в своей каюте, – и вышел из зала.

Придя в свою комнату, Басаргин достал из ящика с личными вещами дневник своего отца и стал судорожно перебирать файлы с информацией. Одну за одной. Он пересматривал записи отца, его расчёты в надежде обнаружить, если не подсказку, то хотя бы ошибку, которую он совершил в экспедиции. И во что бы то ни стало, попытаться её исправить. Но ответа всё не было. Наконец, отчаявшись и потеряв всякую надежду на спасение, Макс открыл свои записи. Подготовка к полёту, конспекты, вводные лекции. Но внимание его привлёк чертёж профессора Белоусова, на котором в одном ряду он расположил планеты нашей системы, начиная от самого Солнца по возрастанию, а, точнее, по убыванию от него. В другой лини разместились соответствующие планетам спутники Сатурна. Но, даже не сам рисунок обратил на себя внимание капитана, а запись, которая была под ним. При чём, эту запись сделал сам Макс:


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю