290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Глория (СИ) » Текст книги (страница 28)
Глория (СИ)
  • Текст добавлен: 9 декабря 2019, 01:30

Текст книги "Глория (СИ)"


Автор книги: Юлия Елихова






сообщить о нарушении

Текущая страница: 28 (всего у книги 34 страниц)

– А куда они шли? – спросил Макс.

– В земли Хетта.

Удивление и тревога появились в глазах Макса.

– Значит, мы идем той же дорогой.

– Я хотел отблагодарить их за то, что спасли мне жизнь и помогли вернуться домой. А вчера, у Справедливого костра я узнал, что они были вашими родителями. Так пускай же моя благодарность будет теперь с вами.

На этом Шитанос замолчал. Он закрыл глаза и почтительно поклонился чужеземцам.

Макс и его друзья поблагодарили храброго воина и попрощались с ним. Все поднялись на борт луфертада. Макс занял место капитана и, приняв на себя командование, потянул на себя рычаг управления. Капсула поднялась высоко над деревьями и взяла курс к горе Эланьёсса.

Мрачно и тускло было сегодня в Зале верховного совета. От того ли, что за окном тучи держали солнце в заложниках и прятали лучи его тёплого света. А может и от того, что хозяин дворца в этот день был печален и его мрачное настроение распространялось на всех и вся.

– Почему до сих пор нет никаких сведений о пришельцах, – тихо произнёс царь, не поднимая глаз на того, кому был адресован этот вопрос. Но Кериф и без того знал, что ответ держать ему.

– О мой повелитель, – твёрдо произнёс военачальник, – Твои воины уже прочесали все леса, все степи в округе. Города и деревни, что простираются на расстоянии ста палитионов. Но пришельцев нигде нет. Они, словно, сквозь землю провалились!

– Как такое может быть! – закричал Клиос и, что было силы, ударил кулаком по подлокотнику своего золотого трона. В таком негодовании царя давно уже не видели и каждый из присутствующих в зале желал сейчас только одного – стать невидимым, чтобы царь не обратил на него никакого внимания. Потому, что такие «бури», как правило, заканчивались арестом или, того хуже, казнью провинившихся. А бывало и такое, что гнев царя падал даже на невиновных. В общем, быть приближённым при дворе царя Клиоса было большим почётом, но и сулило огромную опасность одновременно. – Где они могут прятаться, что до сего момента вы их не нашли? Или…?

Страшная догадка осенила царя. Он, сощурив и без тех узких глаз, посмотрел на Заура пристальным, пронзительным взглядом. Жрец встретил его, но не подал виду, что испугался.

– Может быть земляне знают некую магию, которая помогает им укрыться от моих людей? А? Что скажешь, жрец?

– Возможно, такая магия существует…

– Возможно, ты научил их ей?!

– Нет, мой царь. И в мыслях моих такого не было, – вот здесь его голос дрогнул и царь понял, что нащупал что-то.

– Тогда объясни, почему мы до сих пор их не поймали? – Клиос не сводил взор с Заура. Он встал с трона и подошёл к жрецу. Царь чувствовал, что прав. Он снова задал вопрос, – Разве не твоя дочь, не Семила сбежала с ними?

– Я говорил тебе, повелитель, что она сделала это ради тебя. Для того, чтобы со временем их облагоразумить и вернуть во дворец.

– Я не верю тебе, жрец! Если бы это было так, она помогла бы моим воинам отыскать беглецов! А вместо этого, она помогает им!

– О мой царь, это не так! – взмолился жрец. Его холодность и самообладание куда-то пропали и теперь он был отцом, который пытался спасти жизнь своей дочери, – Семила и я преданы тебе!

– Вздор! – снова перебил его Клиос. Он сердито смотрел на верховного жреца. – Если то, что ты говоришь правда, то покажи мне свою преданность. Задействуй свою магию и покажи, где сейчас беглецы.

– Но я уже пробовал, повелитель! Только ничего не получилось. Контакт с ними утрачен.

– Контакт утрачен? А ты попробуй его найти! Или твои фокусы с волшебным порошком годятся только для представлений во дворце?

Заур покорно склонил голову перед царём. Сделав шаг вперёд, он просыпал перед собой священный порошок и в самый центр поставил свой посох. Жрец закрыл глаза. Он стал бормотать себе что-то под нос и вращать по часовой стрелке посох, образуя воздушную воронку. Так продолжалось пять минут. Ничего не получалось. Но жрец, не теряя надежды, продолжал. И вдруг, воздух над воронкой стал сгущаться. В центре белого облака появились чьи-то фигуры. Лиц их было не разглядеть, но и без этого было ясно, кто предстал взору собравшихся в Зале советов. Земляне, пять человек, и кларионянка находились в кабине луфертада. Ни произнося ни звука, они сидели в креслах капсулы и смотрели вниз. Но это видение было не долгим, и картинка через минуту исчезла.

– Куда они летят, жрец? – осторожно спросил Клиос.

Заур, будто проснувшись, открыл глаза и огляделся вокруг. Такие «магически сеансы» требовали огромной концентрации и сильно выматывали его. Опираясь на свой посох, Заур отвечал:

– Они уже покинули границы твоих владений, повелитель. И теперь двигаются на восток, в центр Амирунда.

Заур нарочно соврал царю. Он не сказал ему, что луфертад беглецов движется в направлении Кератосса, надеясь таким образом, спасти Семилу от гнева царя. Жрец уже давно догадался, что его дочь помогает землянам и смерился с этим. Попадись они в руки царя, он не пощадил бы ни землян, ни Семилы, которая непременно вступится за них всех. А ради одного из них готова пожертвовать даже своей жизнью. Своим теперешним поступком жрец подарил землянам время и надежду на спасение.

– Кериф, – закричал Клиос, – Ты всё слышал?

– Да, мой повелитель. Разреши мне покинуть дворец и привезти беглецов.

– Ступай и приведи мне их. Только смотри: живыми мне нужны двое – изобретатель, его они зовут Седым, и девушка Алекс. Остальных мы похороним с почестями.

Слова царя больно кольнули Заура. Он хотел было вступится за дочь, но его опередил военачальник:

– Повелитель, как быть с дочерью жреца? Ведь на её счёт у тебя, мой царь, было иное распоряжение.

– Я помню своё обещание. Но с ней ничего не ясно, – неоднозначно произнёс царь. – Я склонен думать, что она предала меня. А предателей я не потерплю во дворце. Даже, если она будет женой моего военачальника.

От услышанного Заур пошатнулся. Теперь он знал истинную причину побега своей дочери.

– Вот что, – подумав, сказал царь, – Когда найдёшь беглецов, изобретателя и девчонку приведи ко мне живыми. Семилу отправить в допросную. Выяснить, предательница она или нет, поручаю лично тебе.

Глаза Керифа сверкнули холодным огнём.

– Так и будет, повелитель.

С довольной улыбкой на лице Кериф поклонился царю и вышел из Зала Советов.

– О мой царь! – взмолился Заур и упал на колени перед Клиосом, – Моя дочь верна тебе. Она никогда не помышляла предательства и сговора против тебя, повелитель. Не губи её.

– Встань, жрец, – приказал Клиос, – Предала она меня или нет с этим разберётся Кериф. Но сначала, их нужно найти.

На этом совет был окончен.

Сине-зелёное море кларианского леса расплеснулось под ногами землян. Превеликое множество диковинных, невиданных деревьев и прочей экзотической растительности шумели внизу, под пролетавшим над ними луфертадом. Словно зелёный изумруд, прекрасный и неповторимый, видела под собой Алекс и где-то даже жалела, что летит сейчас по воздуху, а не пробирается сквозь заросли этого многовекового леса.

Но вдруг, незаметно для неё зелёный мир закончился. Его осторожно, совсем неуверенно сменила степь. Кое-где ещё виднелись отдельные группы кустарников и невысоких деревьев, в широкополых шляпах-кронах. Но теперь их окружали удивительные по своей красоте и необычайности травы. Пестрым ковром стелились они у самого основания стволов. Низкорослые, вьющиеся по земле плетёнки, с мелкими алыми, голубыми и жёлтыми цветочками, виднелись повсюду. Поверхность их малюсеньких лепестков покрывал перламутровый слой воска. И цветочки становились похожи на ювелирные украшения, которыми были усыпаны эти вездесущие вьюночки. «Драгоценный ковёр» сменяли островки невысоких колоновидных растений. Высотой около метра, они росли на хорошо увлажнённой почве и в ложбинах, куда стекала влага или подземные воды подступали к поверхности и пропитывали почву. Весь стебель этих растений был покрыт крупными, размером с кулак, нежно-розовыми цветами. У самого основания своего цветочки были украшены пучком голубых жилок, что расходились лучами по лепесткам бутонов. Липкий сладкий сок тёк из их середины, что привлекало полчища назойливых насекомых, а с ними и птичек, которые ими лакомились с превеликим удовольствием.

Среди изобилия трав встречались и вовсе гигантские – лодианты. Эти удивительные цветы напоминали огромные зонты. Их высокий, около двух метров в высоту, толстый стебель был густо покрыт мелкими зелёными округлыми листиками, на поверхности которых едва виднелись малюсенькие синие волоски. С их помощью влага дольше задерживалась на поверхности листочков и питала растение даже в нестерпимую жару. Но главным украшением лодиантов был бутон, похожий на гигантскую, сплющенную хризантему или пион. Их диметр был около полутора метров, а у более зрелых представителей и вовсе достигал двух! Путникам они напоминали шляпки раскрывшихся зонтов во время дождя. Но вот в чём был самый огромный сюрприз: все бутоны, по своим рисункам и окраске, были разными. Ни один цветок не был похож на другой! С высоты они напоминали сотни палитр, на которых Создатель разводил и смешивал свои волшебные краски. А после подбора нужных гамм и оттенков разукрашивал всё вокруг. Всё, что могла вместить в себя вселенная. Размером и формой с ладонь, лепестки лодиантов в центре одного цветка были тёмно-синие, собранные в круг. Дальше их сменяли лепестки синего оттенка, но чуточку светлее. И этот круг продолжали уже тёмно-голубые лепестки, за ними – небесно-голубые, светло-голубые и, наконец, по самому краю бутона в круг собирались нежно-голубые лепестки, едва уловимого оттенка. Та же история была и с красными, жёлтыми, фиолетовыми цветами. Были среди бутонов и совсем чудные: не одно-, а многоцветные. Желто-зелёные, красно-фиолетовые, розово-синие и огромное множество других оттенков и палитр.

«Как-будто в белую краску макнули кисточку с тёмно-синим оттенком. И краска разошлась по кругу, растворяясь и меняя свой цвет. Вот чудеса. Да, всё же здорово, что мы летим. С земли такую красоту я бы и не увидела», – подумала про себя Алекс.

Но постепенно, степь стала меняться. Растительность становилась всё беднее, пока песок и вовсе не вытеснил и умертвил её. Так началась пустыня. Даже здесь, на Глории, пустыня мало чем отличалась от земных пустынь. Огромные просторы песчаных барханов и никакого намёка на жизнь.

– Да, не хотел бы я оказаться посреди этих мёртвых земель, без воды и тенька, – усмехнулся Павел, вытирая капельки пота со своего лба.

– Смерть – она везде одинаковая, что на Земле, что на Глории, – ответил ему Макс. – И всё же, друзья, меня настораживает один момент.

– Да не уже ли! – усмехнулся Павел, – И какой же?

– А такой, – резко одёрнул его Басаргин и угрюмо посмотрел в сторону Седого, – Уж как-то всё у нас гладко складывается.

– Ты о чём? – подключился к их разговору Тигран.

– О побеге нашем. О том, как приютили нас в Цитайре. Да и этот луфертад. Всё как по маслу. Даже сглазить боюсь.

– И чего же в этом плохого? – удилась Алекс.

– Да нет в этом ничего плохого. Только настораживает немного. Как-будто нас специально кто-то ведёт в те земли, помогает нам.

– Ты думаешь, что нас ждёт ловушка? – спросил Тигран у Макса.

– Не знаю, Тигр, – задумался Басаргин. Какая-то тревога беспокоила его, не отпускала вот уже который день. Может быть так усталость сказывалась. А может интуиция подсказывала ему, что впереди уготована западня. Неожиданно, рука Басаргина сама, рефлекторно, потянулась к медальону. К тому самому, что ещё на Земле Максу подарила его бабушка. «Может быть он на самом деле заговорённый? Помогает и защищает?» – мелькнуло в голове капитана. Но он снова вернулся к разговору, – Не знаю, что тебе ответить. Только я думаю, что лишняя осторожность не помешает. И вот ещё что: держаться обязательно будем вместе. Пока все мы в сборе – шансы выжить у нас гораздо выше. Все согласны?

Команда дружно закивала головами. И снова в кабине повисла тишина. Всё внимание было обращено вперёд, только вперёд.

Но взор путников не долго печалила грустная картина безжизненной пустыни.

– Смотрите, – воскликнула Алекс и указала рукой вдаль.

Капитан и его друзья обратили взор вперёд. Там, за десятки километров от них виднелась узкая полоса синего океана.

– Это и есть перешеек? – спросила Алекс. – Я забыла его название.

– Да. Это – Ритогариус, – ответила Семила. – Здесь заканчивается Амирунд и царство Арихон.

– И начинаются владения Хетта? – спросил Илья, – Кератосс?

Семила кивнула ему в ответ.

– Это название материка. Страна же эта зовётся Суранон, его столица Цэнара.

Они приближались к перешейку. Вот уже показались скалистые горы, раскинувшиеся у самого побережья. От воды их отделял широкой полосой густой лес, с непролазными зарослями.

Толчок, второй. Капсула зарычала и стала дёргаться беспрестанно. Макс терял управление.

– Что происходит? – испуганно закричала Алекс и, что было силы, схватилась за металлический поручень справа от неё. Она стояла совсем близко к Максу и Тиграну.

– У нас заканчивается топливо, – ответил Тигран. Не сводя глаз с мигающего датчика, он стал переключать какие-то тумблеры и рычажки, как будто бы это что-то могло исправить и увеличить запасы горючего.

– А я говорил вам. Тиратоса из моего телепорта едва хватит на то, чтобы поднять это корыто в воздух. Я ещё удивляюсь, как это мы столько пролетели, – пробормотал Павел и скрестил руки на груди. По виду он был невозмутим, но внутри его всё дрожало от страха и переживаний.

Макс не выпускал из рук рычаг управления. Спустив луфертад ниже, он стал изучать характер рельефа, чтобы аккуратно приземлить капсулу. Но времени у него практически не было, как и топлива, на продолжительные поиски.

Семила обняла Илью и прижалась к нему покрепче.

– Ничего не бойся, – сказал ей Картелёв и поцеловал, – Всё будет хорошо.

– А я и не боюсь, – тихо улыбнулась она ему в ответ, – Мне рядом с тобой, почему-то, ничего не страшно.

А Алекс, тем временем, сильно переживала за всё происходящее и непрерывно следила за каждым движением Макса.

– Что ты собираешься делать дальше? – тревожно спросила она.

– Мы садимся, Алекс, – на удивление спокойно ответил Макс. Не отводя взгляд от лобового стекла, он постепенно начал снижение луфертада.

Пролетев от побережья километров тридцать, путники увидели густые непролазные джунгли. Как раз на самой их окраине, где побережье плавно переходило в лес, и решил совершить посадку капитан Басаргин. Топлива совсем уже не осталось и капсула с огромной скоростью, стала снижаться. Все члены команды были сильно напуганы этим обстоятельством. Все, кроме капитана. Алекс смотрела на Макса и ей он казался таким спокойным и невозмутимым, что его бесстрашие немного передалось и самой девушке. Она села рядом с ним и положила руку на его плечо. Этот жест сильно приободрил Макса. Он сжал в своих руках штурвал ещё крепче и, не глядя на Алекс, твёрдо сказал ей:

– Пристегни ремни, мы садимся.

Никогда ещё Алекс не видела его таким. Решительный, твёрдо смотрящий вперёд и знающий, что делать и как, в такую сложную и опасную минуту. Он казался ей великаном, могущественным и бесконечно отважным.

Приложив все силы, Макс потянул штурвал на себя и громко произнёс:

– Приготовьтесь, садимся.

Сильный гул пронесся по кабине. В три рывка всё было окончено. Алекс огляделась по сторонам. Илья и Семила, обнявшись, сидели в задней части кабины. Казалось, что им и вовсе не было никакого дела до происходящего. Павел же, наоборот, нашёл себе место в первом ряду, сразу за креслами пилотов. Он выглядел весьма напуганным и встревоженным. Алекс даже показалось, что, и без того топорщащиеся волосы на его голове, поднялись ещё выше. А глаза казались какими-то мутными, безжизненными. Наконец, Алекс посмотрела справа от себя. Закрыв глаза и склонив голову, рядом с ней сидел Макс. Тревога и страх погибнуть самому, потерять своих друзей и быть виновным в их гибели – все эти мысли и чувства нахлынули на него только теперь. Раньше он не имел права, не мог дать им одержать победу над собой. Алекс увидела его переживания. Теперь она узнала настоящего Макса. И то, что она поняла и почувствовала снова не могло её оставить равнодушной. Она набросилась на Макса и крепко обняла его за плечи, прислонив голову к его широкой груди. Будто очнувшись от кошмарного сна, открыл он глаза и тяжело вздохнул.

– Ты спас всех нас, – пробормотала она, – Спасибо!

– Ничего, – тихо выдохнул Макс. Он положил свои влажные от переживаний и проделанной работы ладони на её плечики, – Бывало и хуже.

И сердце его забилось с новой силой.

– Не хочу нарушать идиллию, но нам нужно поскорее убираться отсюда, – вмешался Павел. – Капсула может и того, бабахнуть.

– Он прав, – сказал Макс. – Только бросать её здесь тоже нельзя. Клиос и его люди могут легко её найти и тогда, они нападут на наш след.

– Или Хетт со своими приспешниками, – добавил Тигран.

– А что мы можем с ней сделать? – спросил Павел. – Она же, как я понимаю, недвижимая теперь.

Алекс опустила руки вниз и отслонилась от Макс. Она задумалась и, без особого промедления, сказала:

– Нам нужно забросать её ветками, замаскировать, закопать, в конце концов.

– Давайте, для начала, оглядимся вокруг и узнаем, что к чему, – предложил Илья, – А тогда уже и решим, что делать с капсулой.

Так и сделали.

Выбравшись из луфертада, путники спустились на сушу. Земля была довольно рыхлой и мягкой. А в ста метрах от них начинался густой непролазный лес.

– Эх, немножко не дотянули до зарослей, – сказал Павел, – Там бы мы её точно смогли спрятать так, что никто бы не нашёл.

– Н-да, – сказал Макс и задумался, – Придётся её закапывать.

– В смысле?! – переспросил Павел.

– В прямом, – ответил капитан и повернулся к Тиграну, – Поищи на борту всё, что напоминает лопаты.

Только Тигран развернулся в сторону кабины, как Илья остановил его.

– Погоди. Если я не ошибаюсь, этот луфертад военный.

– Ты не ошибаешься, – ответил ему Тигран. – На клейме его имеется специальный вензелёк, а точнее герб царского рода. Им клеймят все военные машины на Глории и принадлежат они только царю. Только, что нам это даёт?

– А то! Ты разве не помнишь, с чего началось строительство МИТ-1?

– С хорошей пирушки, – усмехнулся Тигран.

– Ответ не верный, – серьёзно сказал Илья и поправил очки. – Мы изучали строение луфертад и их механические, а следовательно, и функциональные отличия между собой.

– Королёв, прекращай говорить загадками, – терпение Павла, как и всех остальных, было на исходе, – У нас нет времени разгадывать твои ребусы!

– Короче говоря, у боевых машин есть специальные лопасти, которые служат для раскапывания траншей.

– Это я помню, – ответил Тигран, – Но как наличие лопастей поможет нам сейчас, если у нас закончилось топливо?

– Да очень просто! Есть специальный тумблер, переключив который, лопасти будут работать автономно. Это специально сделано для того, чтобы укрыться от врага без затрат энергии и особого шума, не привлекая внимания, так сказать.

– Так чего же мы ждём! Дорога каждая минута!

И Макс взобрался по пандусу обратно на корабль, а за ним и Илья с Тиграном. Павел, Алекс и Семила остались снаружи. На всякий случай они отошли от капсулы. И правильно сделали. Всего через каких-то пару минут с обоих боков капсулы, чуть ниже окон, открылись створки и из них высунулись плоские «лопаты», похожие на огромные веера. Плавно они стали погружаться в землю и отбрасывать, зачерпнутые комья грунта, в разные стороны. Через десять минут капсула погрузилась на полметра в землю.

– А это и в самом деле быстрее, – шепнула Алекс Семиле. – Так мы полдня сэкономим. Молодец Илья.

Семила ничего не сказала, а только тихонько улыбнулась и склонила голову на бок.

Вскоре, работа была закончена, и капсула полностью погрузилась под землю. Ребята выбрались наверх и принялись закапывать образовавшуюся яму и луфертад, покоящийся в ней. Целый час ушёл у них на эту работу.

– Всё равно видно, что здесь что-то закопано, – скептически проговорил Павел.

– Забросаем зелёными ветками. Если смотреть с высоты, это место не должно бросаться в глаза, – предложил Макс и сразу же принялся собирать ветки. Без лишних слов ему стали помогать и все остальные.

Когда от луфертада не осталось и следа, команда Басаргина отправилась к горе Эланьёсса. Первыми на их пути были джунгли. Непроходимые и опасные, как сама смерть.

Крепкие, опасные лианы дерева тогунатос словно живые змеи охотились за всем, что двигалось, летало или хоть как-то могло передвигаться. Ужасная картина предстала перед глазами путников: в ловко и умело сплетённой сети лиан, похожих на «паутину», висели скелеты животных и птиц, которым не посчастливилось угодить в эту ловушку.

– Они случайно попали в эти сети? – удивлённо, с нескрываемым отвращением от увиденного, спросила Алекс у Семилы.

– Нет. Дерево тогунатос не имеет ветвей. Вместо них оно даёт жизнь этим смертоносным лианам. Они вырабатывают специальный сок, сладкий и питательный на вкус. Но стоит только какому-нибудь животному попробовать его, мышцы тела становятся каменными и уже не подчиняются разуму.

– Ясное дело, – произнес Илья, – Сок, даже можно сказать, слизь тогунатоса содержит паралитические токсины. И каждого, кто его попробует, парализует. Но, что дальше это дерево делает со своими жертвами?

– А дальше тогунатос оплетает беднягу своими плетьми, которые с помощью всё того же сока полностью растворяют тело жертвы, вплоть до самого скелета. Чаще всего жертва полностью поглощена или, как в этом случае, – Семила указала рукой на скелеты, висевшие в лиане и частично покрытые не переработанным мясом, – Частично и тогунатосу есть ещё чем поживиться. Тогда он оставляет себе жертву и питается ею, дожидаясь следующей добычи.

– А у вас здесь все растения такие кровожадные? – спросил Павел. По-видимому, его сильно впечатлила ужасная картина увиденного.

– Нет, не все, – как всегда невозмутимо ответила Семила и покачала головой. – У нас на Кларионе есть огромное множество растений, деревьев и трав, которые помогают моему народу в борьбе с многими болезнями и недугами. Вот например, видите во-о-он те голубые цветы, – указала она рукой влево.

В двадцати метрах от тропы, по которой шли путники, росло небольшое дерево. Весь ствол его был покрыт словно какими-то насечками, похожими на шрамы. Из этих «насечек», с самой середины, росли огромные голубые цветы, похожие на гигантские ромашки, размером с арбуз. Что самое интересное, тёмно-зелёная пышная крона этого дерева была густо усеяна крупными жёсткими листьями и на ней не было видно ни одного цветка.

– Это дикий дольциний. Мои предки его одомашнили. Его «окультуренные» родственники, что теперь живут в наших оранжереях, приносят огромную пользу медицине. – Семила повернулась к Павлу, отвечая на его вопрос. – Роса, которую мы собираем с цветков дольциния лечит инфекционные болезни глаз, полости рта и других слизистых оболочек нашего тела. И это один из сотни примеров. – Дочь жреца перевела свой взор на всех остальных и добавила, – В природе всё равновесно: если она берёт, то она же и воздаёт соответственно. Перевес в одну из сторон приведёт к погибели и хаосу.

Путники внимательно выслушали Семилу. Их снова поразили рассудительность и необыкновенная, для её лет, мудрость этой инопланетной девушки. Постояв ещё немного, они двинулись дальше.

Не смотря на все трудности, с которыми команда Басаргина сталкивалась в дороге, свой путь, лежавший через джунгли Кератосса, они преодолели довольно быстро.

К вечеру того же дня они добрались до долины гейзеров и пещер. Выбрав одну из них, путники решили остановиться на ночлег, чтобы утром отправиться дальше.

Долина имела вид чаши гигантских размеров. На дне её, время от времени, горячим бушующим потоком извергались столбы минеральной воды. Эта картина напоминала погребок, с откупоренными бутылками шампанского. Горячие столбы воды, насыщенной солями и газом, поднимались до небес и с неимоверным грохотом и пеной обрушивались обратно на землю. Растекаясь по ней, вода заполняла, образовавшиеся со временем, вымытые бассейны.

По краям этой чаши, в скалах, формирующих подножье горы Эланьёссы, образовались пещеры. Они были весьма уютными и пригодными для отдыха и укрытия.

– Господа, – с наигранно-величественным видом обратился к своим товарищам Макс, – А не соблаговолите ли вы искупнуться в этих природных источниках, дабы отдохнуть и воссоединиться с истоками бытия.

– Да с удовольствием! – почти в один голос воскликнули все.

Сбросив с себя практически всю одежду, но, соблюдая рамки приличия и оставаясь в необходимом белье, путники погрузились в бассейны с горячей, напитанной полезными минералами, водой. Все, кроме Семилы, резвились и бултыхались в воде.

Первым бассейн покинул Илья, в знак солидарности с Семилой. А может быть потому, что не хотел оставлять её одну.

– Почему бы тебе не присоединиться к нам? – спросил он.

– Я не могу, – стеснительно пожала она плечами и опустила глаза вниз. – Мне нельзя снимать платье перед другими мужчинами.

– А если бы их здесь не было, но был бы только я?

– Об этом и спрашивать не надо, – не поднимая глаза, ответила Семила и лицо её залилось багровой краской.

– Тогда я назначаю тебе свидание. Ночью, когда все уснут и нам никто не будет мешать, давай поплаваем в бассейне, под светом Тамирона. Только ты и я.

Семила молча кивнула головой в знак согласия.

– Ох и водичка, просто класс! – обтираясь от солёной воды, которая приятно пощипывала, к ним подошёл Павел. – А чего ты сидишь, к нам не идёшь? Или дочери жреца не с руки купаться с простолюдинами?

– Это ты на счёт себя? – подколол его Илья.

– Не только, – усмехнулся Седой. Он был сегодня в прекрасном настроении и не стал продолжать ёрничать. – Водичка и правда высший класс! Просто, природное джакузи.

– И не говори, – обозвался за его спиной Тигран. – Никогда ещё не доводилось вот так купаться. Я как будто заново родился. Чувствую себя Гуливером в стране лилипутов.

– Это ты кого лилипутами назвал? – шутя, пригрозил ему Павел, – Слышишь, Королёв, нас сейчас лилипутами назвали. Или это только мне шутить не дозволено, а остальные – глумитесь сколько влезет? Так что ли получается?

Пока они дурачились и шутили друг над другом, Алекс и Макс остались наедине, в бассейне.

– Тигр специально ушёл, оставив нас одних? – спросила Алекс.

– Конечно, – ответил Макс. – Но ты не думай. Я его не просил об этом.

– А я и не думаю. Только зря он это сделал. Не вижу в этом никакого смысла.

– Хм. Смысл, говоришь.

– Чего ты усмехаешься? Что? Я сказала что-то смешное?

– Да нет. Просто я вспомнил ту ночь, – и Макс медленно подплыл к Алекс. – Мы так же с тобой плавали в воде. Мы дурачились и нам было весело. А потом…

– А потом я сделала большую глупость, – задумавшись, глядя в сторону, сказала Алекс.

– Нет. Глупости делал я, на Земле. Знаешь, бывает такое, что живешь-живёшь и не знаешь, просто не замечаешь какая красота тебя окружает. А стоит только подняться в небо, посмотреть, оглядеться вокруг и понимаешь, что вокруг тебя всё прекрасно. Вот тогда и начинаешь замечать, понимать и ценить. Это я тебе как лётчик говорю. – Он замолчал. Усмиряя чувства и эмоции, Макс добавил, – Далеко мне пришлось улететь, высоко подняться, чтобы увидеть твою красоту: и внешнюю, и внутреннюю. Чтобы понять и оценить.

– А потом потерять, – закончила его мысль Алекс. – Знаешь, я не буду душой кривить, Макс. Меня и саму захлёстывают воспоминания о той ночи, нашей ночи. Но обида моя на тебя сильна. Она сильна так же, как и страх перед разочарованием и предательством. Может быть и обида, и страхи мои угаснут когда-нибудь. Но я боюсь, что тогда угаснет и моя любовь.

И она покинула бассейн. А Макс нырнул так глубоко, что его не было и видно. Горячий поток воды обжигал его лицо и тело. Но не этот жар не давал ему покоя. Совсем другой, бушующий внутри. Первый раз в жизни ему не хотелось выныривать обратно.

Тёплым молоком проливался свет Тамирона на долину гейзеров и стекал в бассейны с горячей минеральной водой, растворяясь в ней без остатка. Путники, уставшие от дороги, после ужина мирно спали у затухшего костра в крохотной пещере. Не спалось только двоим в эту ночь.

– Теперь здесь нет посторонних, и ты можешь, не стесняясь, поплавать со мной, – сказал Илья. И Семила, не говоря лишних слов, сбросил с себя верхнее платье, оставшись в нательной длинной рубашке, сделанной из тончайшего шёлка. Без страха и волнения она вошла в воду и, пройдя до самого центра бассейна, остановилась. Она оглянулась назад. Илья стоял неподвижно, любуясь неземной красотой глорианки. В свете ночного Тамирона глаза её были ещё чище и светлее, а волосы… Волосы светлыми, серебряными локонами струились по её шее и спускались на плечи и спину. Кожа её блестела, словно шёлк, сливаясь с рубашкой. Её чистота и скромность, сдержанность во всём пленили Илью. И он чувствовал себя рабом, заложником её красоты. Он не смел нарушать эту, непревзойдённую ничем по своей красоте, картину. Но бесконечно надеялся и ждал разрешения, ждал, что она позовёт его.

– Что же ты стоишь, – робко спросила его Семила, – Чего не идёшь купаться?

Её вопрос будто разбудил Илью. Он даже встряхнул головой и быстро, в одно движение скинул с себя одежду. Осторожно, словно боясь вспугнуть свою мечту, Картелёв опустился в бассейн. Подойдя к Семиле, Илья робко обнял её и поцеловал в губу. Его намерения, пусть и такие неловкие, нерешительные, были ясны Семиле. Она сказала:

– То, что ты желаешь я не могу тебе дать.

– Почему, – словно ожидая этих слов, спросил Илья.

– Чтобы быть твоей, я должна получить благословение своего отца. Без этого наш с тобой союз не будет считаться действителен. Нас не поймут и не примут.

– Мне не нужно этого. Я не собираюсь никому ничего доказывать и предъявлять. Разве, чтобы быть счастливыми, нам нужно мнение общества? Твоего народа и царя?

– Но мой отец не одобрил бы…

– Жрец отпустил тебя с нами, а значит, одобрил нашу дружбу. Правда, мне кажется… Да нет, теперь я твёрдо уверен, что она переросла в нечто большее.

И он снова поцеловал Семилу, только теперь с большей уверенностью и, даже, с какой-то силой.

– Но мы же с тобой из разных миров. Я никогда не смогу стать такой же, как вы.

– Я тебя умоляю, не становись такой же, как мы. – Илья нежно подобрал влажный локон с её плеча и отбросил его на спину. – Я полюбил глорианку и прошу тебя, оставайся ею навсегда.

Тело его наполнила какая-то не знакомая до этого дня сила и уверенность. Всегда робкий и нерешительный с девушками, Илья вдруг почувствовал себя мужчиной, знающим, чего он хочет и как этого добиться. Что-то изменилось в нём, сильно и навсегда. Осторожно и, в то же время решительно, он снял с Семилы рубашку, и она предстала перед ним совершенно нагая. Он прижал её ещё крепче и стал целовать, без остановки, добавляя всё больше страсти и жара.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю