332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Анастасия Суворова » Дыши в такт со мной (СИ) » Текст книги (страница 41)
Дыши в такт со мной (СИ)
  • Текст добавлен: 15 октября 2016, 06:43

Текст книги "Дыши в такт со мной (СИ)"


Автор книги: Анастасия Суворова




   

Драма



сообщить о нарушении

Текущая страница: 41 (всего у книги 43 страниц)

Клео ещё помнила, как она сидела возле больничной койки и смотрела на свою гувернантку, что давилась приступами кашля, прижимая к губам носовой платок.

В инфекционной больнице посещение не было таким лёгким, как рецепт принятия таблеток от кашля.

Посетители в медицинских масках, бахилах и одноразовых халатах стояли за дверями палат, заглядывая в стеклянные двери и надеясь, что к ним выйдет заключенный этой стерильной тюрьмы.

Естественно выпускали его исключительно, если его вирус не был на стадии острой угрозы для общества.

–Клео, – выходящий из палаты доктор Филлип сиял, точно рождественская ёлка, перелистывая страницы свежей истории болезни.

Он деликатно поправляет очки, бегло проводит пальцами по галстуку, туго обтягивающему его горло, и улыбается.

Улыбка кажется, настолько неуместной и нездорово счастливой, что Клео хочется избить его свежеотпечатанной бумагой в его руках и забрать Логана отсюда.

Она переводит взгляд на прозрачное стекло, заглядывая в палату, где Логан покорно опустился на больничную койку, закрыв глаза ладонью.

Вокруг него ещё трое человек, и каждый из них увлечён собственной болезнью, прорывающейся на волю даже в такое раннее утро.

–Как хорошо, что вы привезли его, – доктор Филлип театрально смахивает пот со лба. – Я не верил, что это случится. Вы сделали всё совершенно верно, ему необходимо находится здесь, а не рассекать по воле, как ни в чём не бывало.

–Ему становится хуже… – бормочет Клео, отводя взгляд от Логана. – Что с ним?

–У него температура и болит горло, увеличены лимфоузлы, – выговаривает доктор, рассматривая историю болезни. – К тому же на теле высыпания, так что я уверено, могу сказать, что это мононуклеоз.

Клео с шумом сглатывает.

–Господи…

–Надеюсь, в последние несколько дней у вас не было… – доктор Филлип поджимает губы, точно бы пытается быть более деликатным, но ведь оба знают, что ему не нужна деликатность для того, чтобы задать этот вопрос. – Тесных контактов?

–Нет, не было, – Клео отрицательно мотает головой. – Он… даже не прикасался ко мне.

–Логан… – испустив тяжёлый вздох, доктор Филлип закатывает глаза. – Поразительный молодой человек. Я вижу здесь стольких персонажей, чего они только не делают в состоянии болезни. Некоторые специально увеличивают количество сексуальных связей без презерватива, неся в себе цель – заразить окружающих.

Клео шмыгает носом, сворачивая в руках сумку, что собирала впопыхах.

Всё равно этого недостаточно.

Сегодня она снимет фотографии и принесёт их ему, найдёт его любимые вещи, навестит Ади и поговорит с ней.

Сделает всё, лишь бы ему было комфортнее и она не чувствовал себя одиноким.

–Логан никогда бы так не поступил, – отвечает Клео и доктор Филлип самодовольно кивает в ответ, точно бы это благодаря ему Логан стал столь положительным пациентом этой больницы.

–Именно, – доктор Филлип переводит взгляд на стеклянные двери, заглядывая в палату. – Поразительный молодой человек. Он настолько закрылся в своей болезни, что даже не позволял людям приближаться к нему.

Клео замечает, как нервно сосед Логана чешет ногу, вытащив её из-под одеяла, и на миг мелькает его лицо, в глаза девушке бросается его обречённый взгляд, устремлённый на двери.

–А… эти двери, – Клео делает шаг назад, изучая заляпанную пальцами поверхность. – Разве…

–Мы гордимся этим достижением нашей больницы, – доктор заводит руки за спину, гордо задирая голову. – Это пуленепробиваемое стекло. Я лично добивался таких дверей в палаты, так мы всегда можем наблюдать за ними. Даже закрытые двери никому не помогут.

Клео с шумом сглатывает.

Звучит жутко, словно они попали в тюрьму.

–Если ему станет хуже, этажом выше отделение реанимации, – доктор Филлип поднимает руку вверх, точно Клео сквозь потолок может увидеть всю обречённость бытия этой больницы, где вместо таблички «выход» пациенты видят исключительно кнопку «второй этаж». – Естественно, туда доступа для посетителей нет, разве что у закрытых дверей.

–Но, ведь Логан, – Клео делает шаг навстречу доктору, когда открывается одна из плотных, не прозрачных дверей коридора и оттуда выходит медсестра со штативом в руках.

–Доктор Филлип, седьмая палата?

Кивнув, доктор вновь переводит своё внимание на Клео.

Тем временем медсестра огибает их, от неё пахнет лекарствами.

Едкими антибиотиками и въедливыми витаминами, несколько пухлых пакетов, наполненных растворами, скрываются следом за ней в палате.

Включив свет, девушка надевает перчатки и, подойдя к Логану, подхватывает иглу.

Клео мотает головой, поворачиваясь к доктору. Она не может видеть, как его колют.

–Так о чём вы?

–Логан. Он ведь… с ним всё не так серьёзно, правда? Он ведь может… у него ещё есть время?

Доктор Филлип задумчиво щурится, смотря в пол.

Клео замирает, слыша лишь своё сердце, что, кажется, начинает биться в известном лишь ему порядке то, пропуская свою очередь ударов, то добавляя новые.

–Пока я не могу сказать вам, что будет дальше. Мне нужен результат иммуноферментного анализа, анализы крови, УЗИ, иммунограмма. Пока на моих руках не будет новых цифр его крови и всего организма в целом, я ничего вам не скажу.

Клео сбивчиво кивает в ответ, беспомощно обхватывая себя руками.

Медсестра выходит из палаты и Клео не может заставить себя вновь посмотреть на Логана сквозь прозрачную дверь.

–А сейчас, вам пора домой, – доктор расстёгивает пуговицу халата, как бы ненавязчиво говоря этим движением, что ей пора убираться. – Можете прийти часов так через девять-десять. Тогда мы уже сможем о чём-то поговорить.

–Я смогу зайти к нему?

Доктор Филлип кивает и просит медсестру показать Клео, где выход.

Она отказывается от помощи девушки.

В её память отлично врезалось крошечное крыльцо, и кнопка звонка для входа в приёмный покой.

Преодолев коридор, Клео выходит на крыльцо.

На улице пахнет свежей листвой, где-то вдалеке слышится шум машин, но вся больница ещё дремлет.

Солнечный свет начинает пробиваться в окна стационаров и поликлиник, здания словно оживают у неё на глазах, переливая в себе блестящие капли росы.

Обернувшись, Клео смотрит на закрытую дверь.

Вернуться бы и забрать его.

Просто сказать, что им нужно домой. Зачем они сюда приехали? Для чего она умоляла его поверить доктору Филлипу и согласится обратиться к нему?

Разве отсюда возвращаются?

Клео делает несколько шагов вперёд, огибая тропинку, выложенную аккуратным фигурным кирпичом тёмно-алых цветов и обернувшись, пытается заглянуть в окна реанимации.

Она видит лишь белую трубку, что отделяется от стены и уходит куда-то вглубь палаты.

На подоконнике стоит большой синий аппарат с мерной кружкой.

Поёжившись, Клео спешит к воротам, что выпустят её с территории больницы.

Хотя бы на несколько часов она сможет отвлечься и поверить во что-то светлое.

~***~

Логан просыпается, когда в палату в очередной раз заходит врач.

Он вздрагивает, когда доктор Филлип огибает постели и наклоняется над пациентами, пробуждая их якобы мягким и ласковым прикосновением к плечу.

Поёжившись, Логан садится на постели, хмурясь от лучей полуденного солнца, заглядывающих в палату.

–Доброе утро, – усмехается парень лежащий справа от него и кивает Логану.

–Насколько это возможно, – бормочет Логан в ответ, отрывая прилипшую вату от руки.

–Даг, – развернувшись к парню, доктор Филлип улыбается, качая головой. – Медсестры снова жалуются на тебя.

Парень усмехается, потирая исколотое запястье.

Его руки испещрены синяками и каждая вена превратилась в толстый плотный желвак, что никогда не даст прорваться сквозь себя исцеляющим растворам солёной и сладкой воды.

К тому же руки искажают чёрные и цветные разводы татуировок, на нём практически нет живого места, разве что шея и лицо, всё остальное забито латынью, изображениями женщин, крестов, черепов, квадратов и прямоугольников, истекающих кровью животных и младенцев-зомби.

–Я ничего такого не делал, – парень пожимает плечами, когда доктор Филлип задирает его футболку, обнажая разъедающие красные разводы на животе.

–Опоясывающий герпес так просто не проходит, – доктор Филлип что-то чиркает в своём блокноте. – Спал хорошо?

–Лучше всех, сюда бы голую девицу и большего счастья не надо, – Даг смеётся, но смех выходит сдавленным, хриплым и больше походит на последние всхлипы умирающего животного.

Его черты лица искажает боль, когда доктор Филлип облачает руку в перчатку и касается его живота.

В чёрных глазах мелькает яркая вспышка, и он дёргается, откидываясь на спину.

–Не чеши, – бормочет доктор Филлип, касаясь свежих корочек. – Нужно потерпеть, иначе будет хуже.

–Куда хуже? – усмехается Даг. – Я видел свой рентгеновский снимок, можете меня не обманывать. Вы сами сказали: «с лимфомой отсюда живыми не уходят ».

Доктор Филлип поджимает губы и, обойдя Дага, подходит к Логану.

–Логан, как ты?

Пожав плечами, Логан кивает.

–Всё отлично.

–Ну, естественно, – улыбается в ответ доктор. – Снимай одежду.

Даг катится со смеху, хватаясь за колени.

–Вот так, никаких тебе церемоний. У дока только так. Снимай одежду, нет времени. Хотя бы какая-то порция секса положена и нам.

–Даг, – обернувшись к нему, доктор Филлип хмурится. – Перестань.

Логан покорно снимает одежду, осмотр занимает минут пять, доктор Филлип неустанно рисует что-то в своём блокноте.

Когда он уходит, им приносят обед и Логан съедает несколько ложек пюре, с отвращением отодвигая тарелку в сторону.

–Ты не будешь? – заталкивая в себя кусочек свежей морковки, Даг подхватывает его тарелку и ставит себе на колени. – Нельзя отказываться от еды. Это один из тех немногих факторов, что ещё удерживают жизнь в нас. При мне отсюда вывезли четверых, обходя реанимацию. Все они почти не ели.

–Нас всё равно отсюда вывезут, – Логан подвигает к себе бутылку с водой и делает несколько холодных глотков. – Разница лишь в расстоянии до холодного стола.

Рассмеявшись, Даг проводит по волосам, отбрасывая назад смоляные, сальные пряди.

–Философ, – расправившись со своей порцией, Даг переходит к тарелке Логана. – Такие здесь тоже были. Один парень цитировал Шекспира по двадцать часов в сутки, позволял себе расслабиться лишь на минуту, просыпаясь в бреду, опять начинал бормотать. Я чувствовал себя, как на отпевании, только вместо молитв Шекспир.

–Ты давно здесь? – скрестив ноги по-турецки, Логан оборачивается в другую сторону, смотря на парня, что с головой накрылся одеялом, едва притронувшись к обеду.

–Почти полтора месяца, – Даг тяжело сглатывает очередную порцию картошки. – Доктор Филлип оказался очень добр ко мне. Я отдал ему почти все свои деньги от продажи бара, а он согласился не отправлять меня в хоспис и оставить умирать здесь.

Логан морщится, представляя лицо доктора Филлипа, когда он получал заветные деньги в белом конверте.

Наверняка он будет говорить о деньгах с Клео, может даже убедит её, будто его можно вылечить, нужен лишь небольшой денежный эквивалент.

Лишь бы она ему не верила.

–Тебя ждут? – Логан кивает в сторону закрытого коридора.

Даг отрицательно мотает головой, складывая тарелки на тёмно-синюю пластиковую тумбочку, заваленную этикетками от конфет.

–Раньше ждали. Мой друг. Верил, что я ещё не потерян для общества, но когда узнал мой диагноз, сказал, что больше не может верить в исцеление трупа и уехал. Я его не виню.

Логан тяжело вздыхает, опуская взгляд на свои ноги.

–А тебя ждёт девчонка, – Даг ухмыляется, вытирая руки о простыню. – Я её видел, она говорила с доком. Красивая.

Логан едва заметно кивает в ответ.

Он даже слова произнести не может, вспоминая о ней.

Вспоминая о том, что ещё остался человек в его жизни за дверями больницы, кто на что-то надеется.

~***~

12:31.

Клео раздражённо вздыхает, одёргивая себя за то, что каждые десять минут смотрит на часы.

Успокойся, всё будет в порядке, ты оставила там свой телефон, если что-то пойдёт не так доктор Филлип сразу позвонит.

Кивнув собственным мыслям, Клео замирает, заталкивая в сумку очередную порцию футболок.

А если телефон разрядился?

Уронив сумку на пол, она бежит к своим вещам, в панике роясь по карманам пальто прежде, чем находит заветное средство связи.

Всё в порядке, никто не звонил.

От облегчения по её телу проходит волна дрожи.

Разобравшись с вещами, она позволяет себе перекусить.

Просто яблоко и кусочек ветчины, Логан где-то там наверняка не ест, от этих мыслей кусок в горло не лезет, и она выбрасывает едва съеденный до половины сладкий плод.

Подхватив сумки, Клео выходит в подъезд.

–Клео…

Клео дёргается, услышав знакомый скрипучий голосок.

Миссис Твиггер слабо улыбается, теребя в руках ключи от квартиры.

Седые волосы выбились из пучка и теперь рассыпались по плечам волнистыми прядями, лицо превратилось в сморщенную маску печёного яблока.

–Миссис Твиггер.

–Ты уезжаешь? – она кивает в сторону сумок, прижав ладони к животу.

Захлопнув дверь, Клео с трудом заставляет себя улыбнуться.

–Нет, нет. Я просто… Логан приболел, я хочу отвезти ему пару вещей в больницу.

–Какой ужас! – миссис Твиггер закрывает рот руками. – Сейчас ходит самый настоящий грипп, от всех этих кондиционеров!

–Именно, – Клео подхватывает сумки, обходя миссис Твиггер. – Мне нужно бежать, до свидания миссис Твиггер.

–До свидания милая, зайди ко мне вечером, я испеку Логану его любимые кексы.

Выбегая из подъезда, Клео едва сдерживает слёзы обиды.

И почему это не обычная простуда?

Почему именно Логан Андерсон должен проходить семь кругов ада, пока кто-то с мерзкой, грязной совестью и испещренной грехами душой блуждает по этому миру, совершенно не заботясь ни о ком, кроме себя?

Подходя к магазину Адриа, Клео не рассчитывает на тёплый приём.

Теперь их первая встреча, когда Ади показалась ей одной из самых очаровательных девушек в этом мире, кажется чем-то невероятным и неимоверно далёким, словно прошло лет двадцать.

Заходя в магазин, Клео слышит звон знакомых колокольчиков и глубоко вдыхает густые запахи благовоний.

Адриа ведь когда-то подобрала ей браслет…

–Клео?

Она уже не кажется такой грозной и воинственной.

Скорее усталой, бледной и под глазами тёмные круги.

Судя по цвету её лица, девушку всё ещё мучает токсикоз. Удивительно, что она ещё как-то умудряется работать, отрываясь от туалета.

Клео едва открывает рот, когда взгляд Ади скользит по сумкам в её руках.

Рюкзак Логана, набитые пакеты, ей ничего не нужно говорить, девушка понимающе кивает.

Обойдя прилавок, она подходит к двери и вешает табличку «Закрыто».

–Поставь сумки, я позвоню Верну, он возьмёт их.

Клео покорно ставит сумки около прилавка и опускается на табурет, пока Ади набирает номер Верна.

–Дорогой, Клео пришла.

На том конце звучит быстрый ответ и Ади вешает трубку.

Они словно родители эпилептика, сидевшие на рюкзаках и готовые в любой момент собраться в больницу, едва ребёнок разражается новым приступом.

Ади тушит свечи, снимает кассу и застёгивает сумку.

Набросив на плечи узорчатый платок, настолько тонкий, словно созданный из паутины, она идёт к выходу и Клео бредёт следом, когда в дверях появляется Верн.

Он обнимает жену и, кивнув Клео, берёт сумки.

Они закрывают магазин, Верн мужественно принимает на себя всю тяжесть вещей Логана и неспешно идёт вперёд.

Разговаривает исключительно город.

Он говорит в пролетающих мимо птицах, в гудках машин и криках детей, в смехе проходящих мимо девушек и нецензурной брани парней.

Он говорит зловониями канализаций, холодными ветрами чужих городов, что кто-то привёз в своём чемодане из очередной поездки в Европу и съедающим молчанием.

Клео чувствует себя невыносимо одиноко.

Всю свою жизнь она смотрела вокруг и хотела жить, как кто-то рядом.

Хотела вести себя безрассудно как Роксана, хотела быть жёсткой, как Джейми, хотела всеобщего обожания, как с Эвелин, хотела контролировать свою жизнь, как Рассел, хотела увидеть весь мир, как Логан, хотела любить мужа, как Ади, хотела…

Чего она только не хотела, но даже сейчас, отказавшись от индустриализации в сердце и голове, она вновь одна.

Роксана с Брендоном, Джейми получила журнал, Эвелин идеального редактора, Рассел любимую женщину, Ади скоро родит, а Логан умирает.

Мысль приходит настолько осознанно в голову, что Клео хочется кричать.

Кричать на Верна и Ади за то, что они были готовы к этому и ждали, что однажды она вот так просто придёт к ним, и они пойдут в больницу.

Ждали, что ему станет хуже, ждали его смерти и были готовы к ней.

Были готовы к тому, что его пора отпустить.

–Стойте!

Вдруг восклицает Клео, застывая на месте, и проходящая мимо пожилая парочка испуганно вздрагивает, прижавшись, друг к другу.

Ади и Верн недоумённо хмурятся, оборачиваясь к ней и Клео видит, как напряжены руки Верна под тяжестью сумок.

–Клео, в чём дело? – насколько возможно вежливо спрашивает Верн.

–Как вы можете так? Как вы можете быть настолько хладнокровными к тому, что происходит? – голос Клео начинает дрожать. – Вы словно ждали этого. Были готовы к тому, что он с минуты на минуту умрёт, осталось лишь засечь время.

–Клео, идём, – Ади пытается улыбнуться, но губы слушаются её плохо. – Давай не будем устраивать сцен.

–Устраивать сцен? – Клео чувствует, как земля уходит из-под ног и ей хочется ударить Ади в живот, лишь бы она почувствовала, как это больно лишать жизни того, кто ещё даже не жил. – Как вы можете так говорить? Он ведь ваш друг.

–Мы были к этому готовы, – цедит сквозь зубы Ади, подходя к ней. – Если ты только что осознала происходящее, то с добрым утром, а мы были готовы. Он тоже готов к этому.

Глаза застилает пеленой солёных разводов.

Она не может пойти с ними.

Не может видеть его, нет, только не сейчас.

Клео делает шаг назад и Ади опускает взгляд, замечая едва заметное движение для девушки, но целый миллион лет назад для подруги Логана.

Она качает головой зло, усмехаясь, для неё этот шаг – поворот земли на другую ось.

–Вот и всё. Клео Макалистер сдалась. Ничего другого я от тебя и не ожидала.

–Мы идём? – подаёт голос Верн, чьи руки уже болезненно сводит судорогой.

–Мы с тобой идём, а Клео возвращается домой. Твои слёзы никому не нужны.

Ади резко разворачивается, и кончики её пушистых волос проходятся по щекам Клео.

Она подбегает к Верну и хватает его под руку, они разворачиваются и продолжают двигаться вперёд, точно бы Клео никогда не шла рядом.

Али что-то говорит мужу, он кивает ей, и они подходят к остановке.

Нашарив в кармане сумки ключи, Клео бежит домой.

Внутри шум.

12 глава

Улыбка, она помогает. И в тяжёлой ситуации тоже. Особенно в тяжёлой ситуации.

Стивен Кинг

Июнь 19 число 2015 год.

-Всё будет хорошо Даг, только не дёргайся, прошу.

Парень болезненно морщится и закрывает лицо рукой, когда медсестра в очередной раз склоняется над ним, пытаясь отыскать вену.

Он издаёт жалобные стоны, замечая четыре пакета раствора, чью тяжесть едва сдерживал штатив.

Это надолго.

Переведя взгляд на соседа по палате, Даг замолкает, пытаясь казаться сильнее.

Глаза Логана закрыты, по чистым венам пробегают капли спасительной жидкости.

Вчера к нему пришли друзья.

Они принесли ему вещи, продукты, целый пакет спелых фруктов.

Беременная девушка сидела на его постели и гладила по голове, улыбалась, будто она его мама.

Её муж хлопал его по плечу, о чём-то спрашивал, они втроём казались настоящей семьёй.

Даг мог лишь давиться желчью, пока наблюдал за сценой воссоединения дальних родственников.

К нему никто не ходил.

Он стрелял у соседей по палатам сигареты, воровал конфеты, где плохо лежали, и просил медсестёр о лишнем яблоке.

Лицо Логана вчера было безрадостным.

Он не замечал, насколько участливы к нему друзья, как они внимательны и заботливы.

Ему было безразлично их присутствие и отсутствие.

Лицо оставалось таким же серым и равнодушным.

Когда медсестра, наконец, облегчённо выдыхает и уходит, оставив Дага наедине с капельницей, он подаёт голос.

–Эй, Логан.

Парень открывает глаза и бросает на него сонный взгляд.

–Ты ждал свою девчонку вчера, да?

Логан переводит взгляд на потолок.

–Нет.

–Ждал. Я видел, как ты расстроился, когда зашли эти двое, – Даг кивает в такт собственным словам. – Они твои друзья?

–Похоже на то.

–Круто, когда друзья ещё остаются с тобой, зная о диагнозе. Тебе повезло.

–Люди меняются, когда появляется болезнь, – вздыхает Логан. – Они проявляют свою сущность.

–В точку. Никому ты не нужен, когда подыхаешь, это факт, – Даг пожимает плечами.

Дверь, ведущая в их палату, приоткрывается, и появляются девчонка Логана.

Даг улыбается ей.

В руках у неё аккуратный пакетик, на плече висит дорожная сумка, похожая на мужскую.

На ней тёмно-синие джинсы и широкая футболка, свисающая практически до колен, опять же похожая на мужскую, а волосы спрятаны под шапкой.

–Логан! – восклицает Даг и Логан вновь открывает глаза, натыкаясь взглядом на Клео.

–Привет, – она улыбается, подходя к нему, и её бахилы тихо шуршат, когда она продвигается к постели.

Обида, смешанная с облегчением выскальзывает наружу, Логан давится собственной улыбкой.

–Привет. Ты пришла.

Ты пришла.

Я не верил, что это случится.

Я думал, ты больше не появишься.

Я думал, ты испугалась.

Вид Ади был таким торжествующим вчера, словно бы ты сдалась.

Я думал, мне больше нет смысла открывать глаза, раз я не увижу тебя.

Я думал, я больше никогда не замечу, как дрожат твои губы, как ты улыбаешься, и как искорки мелькают в твоих глазах.

Я думал, ты больше никогда не спросишь у меня совета.

Не будет больше той маленькой девочки не знавшей, что делать со своей жизнью.

Больше не будет вопросов, восхищённых глаз, устремлённых на тебя, когда ты рассказываешь о путешествии, что запомнилось исключительно промокшими ногами и парой выцветших снимков.

Я буду лишь томиться, ожидая переезда в реанимацию, где мой мозг умрёт под писк мониторов.

Я думал, ты больше не появишься.

–Конечно, пришла, – Клео прижимает пакет к животу, несколько минут молча созерцая его.

Конечно, пришла.

Такой простой ответ.

Ты будто думаешь, что это невозможно, не прийти сюда.

Оставить меня и продолжить свою жизнь.

Ты живёшь где-то там.

Каждый день этой жизни, что я буду лежать здесь – ты будешь жить там.

Я существую, а ты дышишь.

Ты вдыхаешь, а я открываю рот, пытаясь вобрать в себя остатки убитого воздуха.

Конечно, пришла.

–Я рад.

Пока ты вот так просто стоишь и смотришь на меня, я выдавливаю из себя короткие фразы, тогда как внутри всегда было море.

Море, океан, стихия, что готовы вырваться и говорить с тобой целую ночь, описывая каждое твоё движение прозой.

Я не думал, что когда-нибудь позволю себе полюбить кого-то.

Я не хотел вот так лежать здесь и думать о том, что всё потерял.

А потом я понял, что это будет лучше, чем лежать здесь и думать о том, чего у меня никогда не было.

–Я принесла тебе кое-что, – вытащив из пакета шуршащую упаковку, Клео вырывает из неё наволочку.

Тёмно-синюю с пушистыми, перистыми облаками.

–У меня такая же, – наклонившись к Логану, она заговорчески оглядывается. – Мы сможем переговариваться с помощью них во сне.

Улыбнувшись, Логан кивает, протягивая свободную от иголки руку, и Клео отдаёт ему мягкую ткань.

–Я буду болтать без умолку.

–Наконец-то! У меня жуткая бессонница, – Клео сворачивает пакет и засовывает его в сумку.

–Эй, это моя сумка, – Логан замечает знакомые потёртые лямки.

–Да, она мне понравилась, и твоя футболка, – Клео демонстрирует пожёванную стиральной машинкой ткань. – И твоя шапка.

Логан недоумённо вздёргивает бровь.

–Зачем тебе моя шапка?

–У меня сюрприз, – Клео хитро смеётся, бросая сумку на пол. – Закрой глаза.

Логан послушно выполняет её просьбу и Клео снимает шапку.

–Открывай.

–Ого! Розовые волосы! – восклицает Даг.

Логан изумлённо смотрит на неё несколько секунд прежде, чем привыкнуть к новому облику.

Волосы действительно окрашены в нежно-розовый цвет, что удивительно оттенял её кожу и делал её не такой бледной, как раньше, к тому же глаза теперь казались ещё более невероятными.

Она застенчиво кусает губу в ожидании вердикта, а Логан не может найти слов.

Она похожа на ангела из мультфильма, что унесёт его из этого ада с собой на небеса.

Чёрт, была бы она ангелом, он бы убил себя иголкой от этой капельницы, лишь бы оказаться рядом с ней, да будь она самим Сатаной, он бы сделал всё, лишь бы оказаться рядом с ней.

–Невероятно… – едва слышно шепчет Логан и Клео улыбается ему.

Так просто и искренне.

Будто они учатся в одном классе, и она его подружка – сорвиголова, с которой запрещает общаться мама, а она влезла через окно, чтобы провести с ним эту ночь.

–Прости, что не пришла вчера, – Клео опускается на колени и, положив голову на постель, накрывает его руку своей. – Мы с Ади и Верном… повздорили. Я испугалась, в общем.… Не спала всю ночь и в шесть утра пошла в ближайшую круглосуточную парикмахерскую, где мне сделали это. Я всё смотрела на твои снимки, что остались дома, и пыталась понять свою жизнь. Я решила, что ты вылечишься.

Логан смеётся, не в силах отвести взгляда от этого наивного создания.

–Вылечусь?

–Ну, может не до конца, но ты обязательно выпишешься. Через пару недель мы с тобой уедем. Согласен?

–И куда же мы поедем?

Глаза Клео расширяются от восторга, точно у маленькой девочки.

–Куда захочешь. В твоё самое любимое место.

Логан задумчиво уводит взгляд в сторону и Клео замирает, в ожидании точки своего нового направления.

–Поедем… в Исландию. Там холодно, но красиво.

–Значит, решено, – Клео утвердительно кивает. – Едем в Исландию, смотрим на чёрный песок, гуляем среди гейзеров и никогда не возвращаемся сюда, согласен? Я ведь похожа на хиппи?

Логан вновь смеётся.

–Очень похожа.

–Отлично!

–Вам нельзя здесь долго находиться, – в палату заглядывает медсестра.

–Ещё минута, – Клео вновь поворачивается к Логану и, улыбнувшись ему, подхватывает сумку. – Я приду вечером.

Логан кивает в ответ.

Она скрывается за дверями палаты.

Он прикрывает, глаза, слабо улыбаясь.

–Я уже не верил, что она придёт, – повернувшись к Дагу, Логан позволяет себе откровение, когда вдруг замирает. – Даг?

Парень ничего не отвечает.

Его взгляд так и останется вечно устремлённым на Логана и Клео.

Это было последнее, что он видел.

Любовь.

~***~

Июнь 25 число 2015 год.

-Доктор Филлип, здесь мисс Макалистер.

Кивнув, мужчина наскоро расписывается в больничном листе и, отодвинув папку с бумагами в сторону, переводит взгляд на дверной проём, где застыла посетительница.

–Ох, – он нервно усмехается, заметив изменившийся цвет волос.

Когда он увидел её в первый раз, это была элегантная женщина, сейчас это шестнадцатилетний подросток.

–Доброе утро, – пройдя вперёд, Клео опускается на стул напротив него, забросив рюкзак себе на колени.

Доктор Филлип подаётся вперед, и задние ножки стула отрываются от пола.

И как он может вести серьёзный диалог с этим ребёнком?

–Мисс Макалистер, вы очень… изменились, – доктор Филлип кладёт локти на историю болезни Логана. – Помолодели сказочно.

–Я ещё не настолько старая, чтобы молодеть, – слабо улыбнувшись, Клео вздёргивает подбородок. – Итак, вы хотели меня видеть.

–Да, хотел.

Прочистив горло, доктор Филлип поджимает губы прежде, чем подобрать нужные слова.

Разговоры с родственниками пациентов давались ему тяжело.

Люди слишком восприимчивы к горю своего ближнего, тогда как доктор Филлип, что так и не обзавёлся семьёй за всю свою пятидесятилетнюю жизнь, может видеть людей объективно, исходя из результатов их анализов.

Никакой надежды, никакой мечты, сухие факты на ветхих бумагах.

–Состояние Логана за последние дни несколько ухудшилось, – доктор хмурится, смотря на титульный лист истории. – У него стойкая температура, сухой кашель, вчера вечером он упал, когда пытался добраться до туалета.

Клео с шумом сглатывает.

–Упал?

– У него сильная слабость, к тому же он теряет вес.

–Стойте, стойте, – девушка вытягивает ладони вперед, и рюкзак падает с её коленей. – Всё ведь было не так серьёзно.

–Мисс Макалистер, – доктор устало вздыхает, этот разговор начинает его утомлять, почему бы просто не вешать рядом с постелями больных их анализы и результаты общего осмотра, а потом выписывать диагноз, чтобы разговоры с родственниками сводились исключительно: «Мне очень жаль. Всего вам доброго». – У Логана двусторонняя пневмония.

Клео с шумом сглатывает.

–Боже правый, – опустив голову, она пытается стряхнуть с себя слова доктора, но они вновь и вновь отдаются болезненным звоном в голове.

–Мы делаем всё возможное, чтобы ему стало лучше, но организм как вы сами понимаете, не может бороться с инфекцией, у него просто нет иммунитета.

–Он путешествовал по всему миру, а сейчас…

–Тогда его болезнь находилась в стадии ремиссии, она дремала и не показывала головы, – доктор Филлип разводит руками. – Мне очень жаль мисс Макалистер, но пока хороших новостей нет. Сегодня мы переведём его в отдельную палату.

–Хорошо, – Клео старательно кивает в ответ, доставая из кармана джинс смятые купюры. – Пожалуйста, переводите его в отдельную палату, антибиотики, что угодно, лишь бы избежать реанимации.

Доктор Филлип понимающе кивает, принимая деньги.

–Сейчас можете идти.

–Я приду завтра.

–Мисс Макалистер, – спрятав деньги в верхний ящик стола, доктор Филлип вздыхает. – Нет смысла приходить каждый день сейчас. Дайте нам пару дней, чтобы я мог рассказать вам хотя бы о каких-то изменениях.

–Но я…

–Мисс Макалистер, он не один здесь, вам к нему сейчас нельзя, а у меня нет времени, – резко отвечает доктор, эта девица начинает, выводит его из тебя. – Приходите через два дня и поговорим.

Клео выходит из его кабинета и мимо неё проносится женщина с ведром в руках, полным хлорированной воды.

Клео морщится от резкого запаха и, проходя мимо палат, косится на стеклянные двери, что открывают вид на измождённых, испытанных лекарствами людей.

Она подходит к дверям палаты, где раньше лежал Логан, но там лишь бритоголовый парень, что обречённо смотрит в окно, две остальные койки пустуют.

–Пожалуйста, вернись ко мне, – шепчет Клео, проходя по коридору. – Пожалуйста, Логан.

~***~

Июнь 29 число 2015 год.

-У него анемия… – бормочет доктор Филлип, откладывая результаты свежих анализов в сторону, подозвав к себе медсестру, он озадаченно хмурится. – У него был стул?

Девушка задумчиво кусает губу прежде, чем ответить.

–Да, был. Жидкий, пять раз.

Судорожно втянув воздух, доктор Филлип подхватывает свой фонендоскоп и шествует к одиночной палате.

Зайдя внутрь, он едва не давится от сладких запахов освежителей воздуха и прелого воздуха тёплой улицы, просочившейся в палату из открытого окна.

Невысокая женщина лет шестидесяти отпрыгивает в сторону, таща следом за собой швабру, когда доктор Филлип подходит к постели Логана.

Он дико бледный, на лице пот и дыхание едва слышно.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю