290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » По зову полной Луны (СИ) » Текст книги (страница 9)
По зову полной Луны (СИ)
  • Текст добавлен: 2 декабря 2019, 20:00

Текст книги "По зову полной Луны (СИ)"


Автор книги: Максим Ковалёв






сообщить о нарушении

Текущая страница: 9 (всего у книги 29 страниц)

2

Погода снова испортилась. А скорее сделалась обычной для этого времени года и этой местности. Ветер качает золотистые стволы сосен, вольно гуляет в кронах оголяющихся клёнов и берёз. Часто моросит зануда-дождь, вызывающий смертную тоску, а ещё мокрый кашель. Всадники в своих обвислых плащах похожи на чахлых ворон. Проходящие сутки сливаются в тягучий поток: ночи – промозглые и чёрные, как сажа, дни – серые и однообразные. Бездорожье, грязь и ненавистное седло, стёршее ягодицы до кровавых мозолей. Лишь жар костров и таящие на глазах запасы вина, употребляемого отнюдь не в лечебных целях, позволяют как-то скрасить тяготы пути. Мэтру Кроули уже не раз приходилось прибегнуть к своему искусству, помогая походному лекарю излечивать подхваченные простуды, грозящие перерасти в воспаление лёгких. Все устали. От дождя, от холода, от постоянной скачки не пойми куда.

Но дисциплина превыше всего. Настоящий солдат всегда остаётся солдатом. За это парней из Жести и уважают в любом уголке Империи. Они не пахари, не мещане, не столичные хлыщи, они – воины, и тем всё сказано. А уж когда рыцарь Розы берётся за дело, познаёт тогда враг, что значит твёрдая воля и разящая острота его меча. Будь то человек или древесный великан с дубиной – без разницы. Почитайте хроники крепости. Скоро в них впишут новые страницы, повествующие и об этом их…

– …славном походе, – закончил вдохновенный монолог вояка, как говорится, в самом расцвете сил, с длинным посиневшим носом, глупым именем Луи и необязательной к употреблению, по крайней мере, в обращении лично к нему, приставкой «сир», то бишь, полноправный рыцарь.

– Хорош заливать! Подобной чуши я не слыхал даже у нас в «Берлоге» от пьяного Лаптя, – отмахнулся Лопух. Его крапчатый конь с белыми чулками на задних ногах всхрапнул и брыкнул в сторону. Стражник выровнял негодника. – А уж мне довелось наслушаться всякого, да и самому понарассказывать тоже.

Юлиан с Лопухом и ещё двумя «сирами» ехали где-то в середине отряда, от скуки почём зря трепля языками. Если повесть о тяжкой солдатской участи и была несколько надумана, то насчёт подавленных настроений среди преследователей отнюдь. Всадники кутались в шерстяные плащи и с тоской взирали на беспросветный водянисто-серый покров туч, простёршийся над их головами.

– Лишь бы дождя не было, – доносилось то спереди, то сзади.

Отряд тащился следом за великаном. Куда? Зачем? Раз велено, езжай да помалкивай – вот и весь ответ. А иного не жди. Вперёд, солдат, отмеряй сапогами, вернее лошадиными копытами, вёрсты родной земли. И мечтай о ещё нескором привале.

Четверо вояк поболтали о паршивой погоде, потом о бабах, снова о проклятущей холодрыге, ещё об игре в кости на последнем биваке, когда Лопух спустил Луи десяток медяков, и опять о бабах. Луи с Морисом хотя и были из элиты (рыцари, Чёрная Роза, крепкие мышцы, все как один коротко остриженные, выучка, брони и так далее), но мужиками оказались что надо, и стражники Стены быстро сошлись с ними на почве общих интересов. За пустословной болтовнёй они и проводили сменяющие друг друга однообразные дни.

Переход со своих двоих на лошадиные спины дался приятелям нелегко. Ездить верхом каждый из них умел, но гудящие икры и ободранные ляжки стали сущей мукой, особенно поначалу пути. Как бы то ни было, десяток Догвиля следовал в общем строю. Юлиан, кстати, до сих пор не мог подобрать имени выделенной ему покладистой светлой кобыле. А вот Лопух, только взобравшись на своего норовистого жеребца, тут же нарёк его Живчиком, вызвав тем хохот у оказавшегося поблизости сира Луи. С этого и завязалась их взаимная приязнь.

Проклятый дождь всё же заморосил. Луи с Морисом отъехали. Стражники остались одни. Присоединяться к десятку и встречаться с Догвилем не хотелось. Так они и тащились по неведомой лесной дороге, среди растянувшейся колонны. Следуя за великаном, отряд пересекал в большинстве своём пустующие земли Дальнего удела: сплошные пущи, изредка сменяемые побуревшими от жухлой травы лугами и овражниками. Окраинное захолустье.

– Странно, откуда в такой глуши эта дорога? – спросил Лопух.

– Поселение где-то рядом… Как бы чего не вышло.

Юлиан пониже натянул капюшон, скривившись от пропитавшего одежду прелого запаха. По случаю похода их десятку выдали новую форму, а также подбитые мехом плащи, чтобы они не выглядели убого на фоне рыцарей, но за истёкшие дни обновки успели подрастерять свой шик. Имелись у них и пристёгнутые к сёдлам щиты и полный набор бронь, лежащий во вьючных мешках, – необходимости постоянно таскать их на себе не было никакой. Все прекрасно понимали, что от великанских ударов кожаные куртки со стёгаными дублетами, равно как и железные кирасы, защищали одинаково плохо.

– Да что может случиться? – не разделил опасений Лопух. – А еже ли что, так маги всегда успеют присмирить дуболобого.

– Угу, успеют.

Минут десять ехали молча. Дождь шелестел, навевая сонные мысли. Слышалось лишь чавканье копыт, кашель да ворчанья. Кто-то изредка обгонял их. Благо, дорога эта подвернулась так кстати. Древень со следующими за ним разъездами пробирался метрах в пятистах правее через лес. Остальные же могли временно покинуть дебри. Направление движения великана и дороги пока совпадало.

– Вляпались, так вляпались – кому расскажи, не поверят. И ведь сам согласился. Дёрнул нечистый!

Лопух затянул любимую нудь. Обычно на него накатывало по утрам с недосыпа, но сегодня случилось двойное помрачнение.

– Нечистый – это я что ли? – зевнул в кулак Юлиан.

– Ты-то тут при чём? Хотя, очень при чём! Ну, и я хорош. Аа-ай, чего уж. – Недолгое молчание и опять: – Не сиделось в тепле да сытости. Вот теперь радуемся приключениям. Как бы от радости ни описаться… Если Догвилю приспичило, вот и тащился бы один за громилами. Ну и пенёк же я, таких поискать ещё надо!

Юлиан перевёл на приятеля осоловевший взгляд. По его капюшону стекали капли, с носа тоже капало. Последние слова он пропустил мимо ушей.

– Ты чего бормочешь, бормотун?

– Так, ничего.

– Значит, и я ничего.

Проехали ещё немного. Лошади шли, размерено покачивая. Если бы ни дождь, многие рисковали уснуть прямо в сёдлах, что могло повлечь за собой опасность проснуться от удара о землю, и хорошо, если не со сломанной шеей.

– Удивительно получается, – подал голос Юлиан, встряхиваясь, чтобы как-то взбодриться.

– А?

– Не всё так просто, как кажется, говорю.

– Чего непросто-то?

– Да, начнём хотя бы с того, – Юлиан склонился ближе. Пелену дремоты сорвало с него, словно по волшебству, – кто такой этот Аргуст? Ведь именно он руководит нашей компанией, пасущей великана, и лишь слепец этого не заметит. Штрауб с Кроули выполняют все его указания, а они, сам понимаешь, птицы очень даже высокого полёта. Швабрю и тот ходил перед ним едва ли ни на цыпочках. Кто же он? Молчок. Тайна за семью печатями.

Приятель никак не прореагировал на, судя по всему, давно обдумываемую речь. А дождь шелестит, шелести, шелестит.

– Откуда его лицо кажется мне знакомым? Повстречаться с ним я мог лишь в Бермонде или в крепости. И что, спрашивается, столь уважаемому господину делать в нашей дыре? Может, от кого-то скрываться? Это – во-первых. Потом дурацкое совещание у коменданта и этот наскоро организованный поход. Проследить за древнями и узнать, что им понадобилось за Стеной, – дело важное, никто не спорит. Но зачем такая скрытность? Опять скрытность! Рыцарей из самой Жестянки вызвали. Причём, целенаправленно к нам! Сомнений в том у меня не осталось. Стену дали сломать. Магов до кучи навезли, будто наперёд знали, что мы своими силами не справимся. Из наших же вообще никого в поход брать не хотели, да Швабрю настоял. Видать, ущемлённая гордость на старости лет взыграла или ещё что. Это – во-вторых.

Чав-чав-чав копыта по грязи. Скрип-скрип-скрип седло.

– Полсотни солдат гоняется за одним великаном, в то время как десятки его очумевших сородичей, возможно, прут на штурм Стены! – продолжил рассуждать Юлиан о странностях их похода. Конечно, в полголоса. – Говорят, помощь уже на подходе. Отлично, если так. Только, для чего маги ушли? Без них там совсем туго придётся!.. Древни с тупым упорством лезут под стрелы и горящее масло, вместо того, чтобы проломить Стену где-нибудь на пустующем участке, раз им втемяшилось через неё перебраться. Не самоубийцы же они? И это их колдовство, которое едва не свело всех нас в могилу. Оно-то откуда у них взялось?

– Я… ну, чёрт его знает. Я как-то об этом не думал. Но, если рассуждать здраво, то выходит…

– Да погоди ты! – Юлиан вошёл в раж, его было не остановить. Лопух свёл брови, внимая. – Кто такой Аргуст? Тишина. Кто такой Шрам? Командор! И всё, снова тишина. Что Луи, что Морис ни слова, ни полслова о них не обмолвятся, как я ни подводил. А третий их – старик Кроули. Просто учёный? Что-то мне не верится, что боевой маг Жести может быть всего лишь учёным, вывозящим учеников на дальние прогулки. Он этими великанами почти бредит! И я не удивлюсь, если мэтр прекрасно осведомлён о том, куда направляется Носорог. Но об этом совсем уж цыц!.. И ещё. Сколько Стена стоит, древни всегда бродили за ней в пустошах, тихие, безобидные, никого не трогали ивдруг с чего-то воспылали к нам такой неприязнью… Ходячие деревья, внезапно появляющиеся отряды рыцарей, маги, безымянные личности, наделённые недюжинной властью, играющие в свои тайные заговоры, – и мы с тобой посреди всей этой круговерти. Каково осознавать подобную дребедень? Как начинаю об этом думать, так мозги закипают!

– Не ори ты, – проворчал Лопух. Юлиан втянул голову в плечи. – Дело, оно и впрямь тёмное. Здесь надо разбираться по порядку. Вдумчиво. Чего, говоришь, у тебя было во-первых?

Напарник закатил горе-очи, глубоко вздохнул и слегка осипшим голосом принялся повторно излагать свои размышления. Всё равно, кроме друг друга довериться им было некому. Луи с Морисом не подходили по понятным причинам, остальные же в их десятке не горели желанием вести задушевных бесед.

Дождь сеял без устали. Они ехал под унылым осенним дождём, и конца их пути не виделось… Небо исходило рыданиями весь этот день и утро следующего. Потом ветер угнал тучи на восток. Показалось бледное солнце, а дорога нежданно вынырнула из лесных пределов. Тут-то и возникли осложнения.

3

Всадники выехали на опушку могучего соснового бора. До чего же приятно было вновь оказаться на просторе и увидеть перед собой ничем не заслонённою, убегающую вдаль чреду пологих холмов лишь с редкими купами деревьев меж ними.

– Всё, конец темнолесью! – засмотревшийся вперёд Юлиан вздрогнул от слов Луи. – Дальше до самой Корабели только горки да пригорки. Как считаете, Носорог через реку сиганёт? Корабель – она, знаешь ли, не саный ручей, с наскока не возьмёшь. А может вдоль берега двинет? Но тогда он прямиком в Жестянку упрётся! Вот наши охламоны-наседошные, что в крепости киснут, удивятся!

Умение подбирать ёмкие аналогии было отличительной чертой Луи. Воспитанный в лучших светских традициях Юлиан искренне изумлялся, как тому с такой меткостью удавалось их выдавать.

– Чего, река уже рядом? – порадовался и Лопух.

– А то! Можно сказать, рукой подать. – Сир Луи лыбился деревенским дурачком на ярмарке. Впрочем, лыбился он всегда, по поводу и без, если только на него не накатывал очередной приступ хандры, что также случалось с завидным постоянством. – Скоро, друзья, вы узрите величайшую и прекраснейшую из рек в мире.

– И когда?

– Да скоро. Пару дней от силы.

– Пару дней! И это у тебя «скоро»? – возмутился Лопух.

– По сравнению с тем, сколько я уже девку не щупал, – это сущий миг! А то и поменьше.

– Хааа! В это верю, сам такой же. Хааааа!

Следующие рядом всадники, услышав их гогот, не преминули присоединиться к очагу возникшего вдруг веселья. Юлиан проехал вперёд.

Но шутникам пришлось прерваться, едва войдя во вкус.

Впереди дорога поднималась на пригорок. Дождь прекратился, хотя вымокшим до исподнего солдатам то было слабым утешением. От потоков воды склон размыло, и подъём обещал стать тем ещё удовольствием. На вершине стояло несколько уже взобравшихся туда всадников. Среди них узнавалась тяжеловесная фигура Штрауба на крупном буром коне. Чёрный конь маэдо казался даже больше коня Шрама. Тремя другими были Догвиль, мэтр-маг и малоизвестный стражникам седоусый ветеран, названный Луи сиром Мэрихом Монро, вроде как являвшийся левой рукой командора. Оставшийся на Стене сир Родгер Лир, соответственно, был его правой рукой. Все пятеро оживлённо переговаривались, о чём можно было судить по активной жестикуляции со стороны старика. Потом Штрауб помчался под гору, навстречу отряду.

– Хорош галдеть! – разнёсся над сбившимися рядами его голос.

– Что за дела? – удивился Лопух.

Юлиан также хотел бы это знать. Луи, в отличие от них, тут же поспешил к своему десятку. Командор круто осадил коня. Одной рукой удерживая поводья, а второй поскабливая шрам на щеке, он придирчиво осмотрел своё воинство:

– Разъясняю обстановку! Ситуация несколько осложнилась, что, возможно, потребует от нас приложить определённые усилия для возвращения её, так сказать, в прежнее русло. А может и не потребует.

Всадники притихли. На что намекал командор было неясно, но вряд ли на что-то обнадёживающее.

– Разъезды сообщают, что примерно в двух километрах отсюда есть селение. Деревенька домов двадцать. Сложность же состоит в том, что поблизости от неё замечено ещё двое великанов, не считая нашего приятеля. У них там что-то вроде «дружеской встречи».

Народ взволнованно зашептался.

– Пока великаны ведут себя мирное и стоят на одном месте, – продолжил Шрам, привстав в стременах перед строем. – Местные, кто поумнее да потрусливее – попрятались, кто поглупее – пошли глазеть на громил. И с теми и с другими проводятся разъяснительные беседы. Наша задача – подойти к деревне и спокойно выждать, покуда великаны уберутся оттуда. Дальше поход возобновится в обычном порядке.

В устах командора последняя фраза прозвучала бесспорным утверждением – поводов для волнения нет, всё под контролем. Копыта его коня месили грязь под полусотней нахмуренных взглядов.

– Так что, для порядка без суеты нацепляем брони и вперёд.

Сам Шрам уже облачился в кирасу с выгравированными на ней Розой и Соколом, правда, остался всё также без шлема, и грива чёрных с проседью волос разлеталась при каждой резком повороте. Синий плащ колыхался за его плечами. Рыцари в молчании выполняли распоряжение. Кирасы затягивались на ремни, одеваемые поверх набитых паклей поддеспешников. Когда приготовления были закончены, отряд следом за командором двинулся на приступ возвышенности.

Маги чуть поотстали. Лихорадочно активный, что случалось с ним в ответственные моменты, мэтр Кроули что-то разъяснял ученикам. Чародеи по своему готовились к предстоящей встрече.

Деревенька оказалась совсем хилой. А чего ещё ждать в таком захолустье? Одно из бессчётного числа невзрачных селений, разбросанных по всем уголкам громадной Империи, незаметно для прочего мира влачащих своё устоявшееся от века существование. Сколь-нибудь примечательные события здесь если и случались, то раз в сто лет, не чаще. Нынешний приход древесных громил, безусловно, относился к подобным вехам.

Из хлевов доносилось коровье мычание. Сбившиеся в ватагу дворовые шавки оккупировали единственную улицу, меж двух рядов потемневших от времени, крытых соломой бревенчатых изб, заливаясь на чужаков лаем, но подходить не осмеливались. Никого из жителей видно не было. Сиротливо стояли покосившиеся плетни, да валялись брошенные вёдра с коромыслом – деревенским успели объяснить, что за радость свалилась на их головы.

Приземистые домики остались жаться друг к другу слева, отряд отклонился в сторону, огибая селение.

– Как эта деревня называется-то? – полюбопытствовал Юлиан.

– А хрен его… хотя, щас может и вызнаем. Вон, смотри, нас встречают.

Лопух был прав. На обочине дороги, по которой они двигались растянувшейся вереницей, стоял паренёк лет десяти. Старый шитый-перешитый овчинный тулуп был ему велик и спадал до самой земли. Мальчишка самозабвенно глазел на проходящий мимо великолепный строй всадников в сияющих доспехах с мечами и шлемами. Столь же грандиозные картины он прежде если и видел, то лишь в своих радужных снах.

– Эй, мужик! – Луи немного свесился с седла, и тут опередив всех. – Как ваша глухомань зовётся?

– Чистые Воды, с-сир, – чуть робея, откликнулся мальчишка. Ещё бы, с ним заговорил сам сир рыцарь!

– Чистые Воды… хорошо. – Луи вдруг скорчил страшную рожу и рявкнул: – А теперь брысь отсюда, сопляк! Бегом домой, к мамке под юбку! А то живо башку отрублю! Понял?!

Показным движением он ухватился за рукоять меча. Паренёк с изумлением воззрился на «доброго» дядечку. Развернулся и, что есть силы, помчался в родимую избу, с трудом поддерживая полы тулупа. Вдогонку ему неслось жуткое раскатистое ржание, но совсем не лошадей.

– Умеешь ты с детьми ладить, – похвалил товарища Юлиан.

– А-то. Жаль, своих пока нет. А, может и есть – мало ли? Впрочем, это дело наживное!

Как вскоре выяснилось, командор вёл отряд к очередной, повстречавшейся на их пути недоброй лощине. Эта была побольше той, где они расстались с громилой Разрушителем. Древни просто обожали эдакие мрачноватые сырые места. Здесь их ждал разъезд сира Хью и обнаруживший новых великанов. Командор выслушал последние донесения. Древни всё также находились в глубине лощины. Стояли там, но «не спали». Трое. Откуда взялись ещё двое, никто сказать не мог, – они уже были тут, когда пришёл Носорог. Но безрадостный вывод напрашивался сам: Рубеж оказалась проломлен не только у Медвежьего Угла. Возникал и не менее важный вопрос: случайно ли эта троица собралась здесь?

– Слушай мою команду! – Штрауб спешился и теперь стоял, крепко расставив ноги, держа свой топор в руке. – Дальше со мной пойдут четверо. Ты, ты, – начальственный перст ткнул в двух разведчиков, – и ещё вы двое, – палец нацелился на Луи с Лопухом, пробившихся вперёд строя, узнать, что же там стряслось. – Сир Хью, вокруг лощины должны быть выставлены тревожные дозоры. Остальные пока поворачивают к деревне и ждут около неё нашего возвращения… В моё отсутствие за командующего остаётся сеньор Догвиль. С ним, полагаю, все уже знакомы. Сир Мэрих при необходимости окажет ему потребную помощь. Вопросы?

Вопросов у личного состава не было.

Шрам перебросился ещё парой слов с командиром разведчиков и Аргустом – на этом красовался открытый шлем с гребнем и безупречно подогнанная кираса с наплечниками и наручами, меч-бастард свисал на бедре в дорогих ножнах. Затем отобранные солдаты, а также напросившийся с ними мэтр Кроули направились в ещё недавно густолиственную, а ныне пооблетевшую рощицу, занявшую изложину между двумя соседними холмами.

– Что встали? Разве командор Штрауб не достаточно чётко выразился о наших дальнейших действиях? Выполняй! – Стоило Шраму скрыться из виду, как Догвиль незамедлительно принял бразды правления. Первые дни похода он вёл себя тише воды, лишь зыркал лютым зверем. Но теперь пообвыкся с новым начальством, за которым бегал как собачонка, и всё вернулось на круги своя. Тем более ему выразили такое доверие!

На миг Юлиану почудилось, что он вновь оказался на Стене.

* * *

«Ну и холодрыга, чтоб ей неладно было, – выругался про себя Лопух. – Древни, что им неймётся? А главное, что нам от них надо? Поживём – увидим. Ага, только и остаётся».

Шрам с дотошным стариканом – свой посох мэтр потащил даже в эту гущу, первыми крались меж тесно вставших осиновых стволов, то и дело замирая и прислушиваясь. До них доносились древесные скрипы, перемежаемые басовитым бормотанием тех, кто расположился в самом сердце лощины.

«Великаны. Целых три штуки, а нас всего шестеро. И чего, спрашивается, делать, если они на нас попрут? – Лопух утёр нос, после чего похлопал по боку, где висел меч. Пусть владел он им не ахти как (до того же Луи или Мориса ему было как до луны), и вряд ли при случае тот бы ему пригодился, но когда под рукой имеется здоровенная остро наточенная железка, в любом деле начинаешь чувствовать себя как-то увереннее.

– Тихо, – Шрам поднял сжатый кулак.

В лощине царила полутень, воздух напитался прелой листвой и влагой. Рядом струился ручей с берегами, заросшими осокой. В низине наверняка хватало и других его собратьев, берущих начало в бьющих здесь ключах. Они-то, похоже, и дали название местной деревушке. Командор остановил их у края небольшой свободной от деревьев поляны. Впереди, сквозь прорехи в переплетении ветвей и зеленоватых стволов различалось движение исполинских силуэтов. Великанское бормотание усилилось.

Командор сказал им ждать, а сам вместе с мэтром полез ближе.

«Надо ж, а древни не дураки. Или всё же дураки? Выбрали для своего сборища укромный уголок и думали, никто их не заметит. Деревья, пусть и ходячие, среди других деревьев вроде и не видны, так что ли? Держи карман шире!»

Лопух вглядывался в просветы меж стоящих стеною осин, но разглядеть хоть что-то не удавалось. Вернулись Шрам со стариком. Эти увидели поболее, но на то они и начальство.

– Все трое тут, – сказал командор.

– Угу. Двое стоят как вкопанные, а Носорог ходит вокруг и без умолку треплется. Должно быть, дружкам о нас рассказывает, хе-хе… – в седой бороде мэтра угнездилась ухмылка.

– Пока по-тихому наблюдаем. Посмотрим, что у них на уме.

– Ну, давайте подождём, – согласился маг. Кряхтя слишком уж притворно, он уселся на полусгнивший пень, привалившись спиной к соседнему дереву. – Наблюдайте! Если случится что-нибудь интересное – позовёте. А я покуда чуток отдохну.

– Разбейтесь на пары, – велел командор. – С великанов глаз не спускать. И чтобы ни единого звука.

Отдав распоряжения, Шрам присел к мэтру на почти лишённую травы землю, установив свой топор рядом. Они со стариком сразу о чём-то заговорили, но их приглушённая беседа не предназначалась для сторонних ушей. Солдаты расположились немного в стороне. Двое разведчиков ушли в кусты, чтобы видеть великанов. Лопух с Луи должны были вскоре сменить их.

Сидеть без дела пришлось часа четыре, а то и все пять. За это время Догвиль дважды присылал к ним сира Хью узнать, всё ли в порядке. Шрам отправлял того обратно, второй раз с приказом никому больше в лощину не соваться, пока они сами не выйдут.

В перерывах между наблюдениями за великанами Лопух успел основательно продрогнуть – от близкого ручья тянуло прохладой, а также вдоволь напиться из него же чистейшей водицы, поболтать шёпотом с Луи обо всём на свете и страшно изголодаться. Возле них среди корней примостилась семейка груздей-переростков с лужицами на тёмных вогнутых шляпках. Были б сыроежки и не такие старые, он, может, рискнул бы попробовать, но не эту рухлядь. Пришлось довольствоваться кислой брусникой, что в изобилии росла тут же. Древни всё стояли посреди поляны, теперь даже Носорог перестал ходить, и они втроём, похоже, уснули. Словом, торчать в «засаде» оказалось занятием весьма скучным.

Время бездействия тянулось и тянулось и тянулось. А затем раздался протяжный скрип и треск ломаемых ветвей. Усыпанная жёлтой листвою, как россыпью золотых монет, земля сотряслась от великанского топота. Все повскакивали. Топор словно сам собой прыгнул в ладони Шрама. Секунду тот прислушивался, после чего бросился в кусты, узнать причину переполоха.

Командор и разведчики вернулись вместе.

– Древни уходят! Мы идём за ними. А ты, – Шрам кивнул Луи, – ветром лети к Догвилю и скажи, чтобы отряд был начеку. Если великаны направились к деревне, пусть готовятся встречать их!

Луи умчался, быстро скрывшись среди деревьев. Лопух же, утирая вконец расклеившийся нос, весь как-то разом согревшись, следом за остальными двинулся нагонять громил.

* * *

Звучание сигнальных рогов взбудоражило всю округу.

– Внимание! – Догвиль в подвязанном на все тесёмочки, начищенном панцире верхом на запыхавшемся коне выпрыгнул как бес из-под земли и сразу засыпал приказами. – Всем немедленно отходить к деревне – там общий сбор! И, не приведи Небеса, вам, бездари, хоть что-то сделать не так и опозориться перед отрядом. Я вас знаю – вам это раз плюнуть.

Юлиан вскочил на ноги с тупейшим выражением на лице. Из всего сказанного он уяснил лишь то, что отдыху пришёл конец, а значит, его намерению подремать ещё с полчасика сбыться не суждено. Неужели древни опять что-то учудили?

Проорав приказ, Догвиль пришпорил коня и сгинул прочь. Как у командира отряда, пусть и временного, забот у него прибавилось. Вот даже собственный десяток как следует и облаять не успел, а ведь так хотелось.

– Чего встали? Хорош дрыхнуть! В сёдла и скачем к этой, как её… к деревне. Не будем расстраивать сеньора Догвиля, – зачастил носатый, уже наполовину седой Роман Хесгот, назначенный, пока сам Догвиль замещал командора, их десятником. На Стене под его началом тоже был десяток. Лучший в гарнизоне, что в основе своей и присутствовал здесь, за исключением пары «приблудившихся».

Юлиан невольно вспомнил Лаптя, которого они обычно посылали куда подальше, стоило тому начать строить из себя главнюка. Но тут дело другое. Их наблюдательный форпост, устроенный со всем комфортом на берегу вытекающей из лощины речушки, пришлось сворачивать в спешке. Лошади срываются в галоп. Раз велено поторопиться, они поторопятся – и совершенно незачем так орать.

* * *

Жители Чистых Вод даже не подозревали об истинном размахе надвигавшейся на них угрозы. На их счастье случай послал им защитников. Рыцари Чёрной Розы выстраивались на заброшенном поле у деревенской окраины. Когда-то плодородное оно колосилось рожью или пшеницей, но со временем земля оскудела, и теперь поле стояло пустующим, представляя собой замечательную площадку для схватки с великанами, если той будет не избежать. Лошадей отводили подальше за селение, сражаться планировалось в пешем строю.

Новоиспечённый командир был тут как тут.

– Внимание! – Голос Догвиля охрип, но в громкости почти не убавил. Этот предпочёл оставаться верхом. – Великаны двигаются прямо на нас. Времени для манёвров нет, потому действуем проверенными средствами. Сдерживаем их горящими стрелами и метательными горшками, пока маги не сделают свою работу. Стрелять по готовности. На рожон никому не лезть. Магам, – он нашёл взглядом сбившихся в кучу чародеев, кивнул высокому светловолосому парню, стоящему впереди, – быть наготове. Остальные доставайте верёвки, топоры и крючья, может статься, дойдёт и до них.

Подготовка шла полным ходом. Догвиль продолжал вещать:

– Мэтр Кроули с командором Штраубом следуют за великанами и подожмут их с тыла, так что уродам мало не покажется… Солдаты! Воины! Защищать Империю и её жителей – наш священный долг! И мы исполним его с честью! За Империю! За Чёрную Розу и её бравых бойцов! Ура!!!

И Догвиль вскинул вверх выхваченный из ножен меч. Никто не ожидал от него подобной бравады, но рыцари тут же отозвались на призыв громовым рёвом. Над безымянным полем прокатилось многократное «ура!».

Временный командир остался доволен. Понаблюдав за перемещением занимающих позиции десятков, он убедился, что гарнизон Жести своё дело знал. Сир Мэрих расставлял стрелков. Догвиль подъехал к пятёрке магов-недоучек, спешился, взяв коня под уздцы.

– Мэтр Кроули сказал, что он проинструктировал вас на случай нападения великанов, и вы знаете, что нужно делать.

Подмастерья (как старик частенько и во многом в шутку их называл) растерянно переглянулись.

– Да, сир, мы знаем, что нам делать, – ответил старший, тот что с бабскими волосами. На его смазливой физиономии – за такими девки, должно быть, толпами бегают – отразилась решимость, а взгляд приобрёл неожиданную твёрдость.

– Я не рыцарь, так что придержи своих «сиров», парень. – Первое впечатление обманчиво. Спокойный и несуетливый – авось, этот и сгодится на что-то стоящее. Вот только он и остальные не имели даже шлемов, прикрыть умные головушки, щеголяя в мало пригодных для дальних переходов длиннополых кафтанах и мягких полусапожках. Но теперь подбирать брони поздно. – Как тебя зовут, сынок?

– Сольен, си… сеньор. Маг-ученик третьей ступени Сольен.

Отвечая, молодой чародей взялся что-то выискивать в лежащем на земле туго набитом походном мешке. Его сотоварищи по-прежнему изображали из себя истуканов, таращась по сторонам. Особо в том усердствовала востроносая девчушка, чьи глаза были как два омута. Бездонные и полные ужаса.

Девчонка посреди сражения… Догвиль дёрнул щекой.

– Хорошо, Сольен. Действуйте. Мы все на вас очень надеемся.

Четверо других, всё же осознав, что стоят столбами, а время уходит, взялись ему помогать. Догвиль вернулся в седло и отъехал, дабы не смущать юнцов. А те уже доставали из своих мешков некое странное приспособление наподобие металлической треноги, длинные связки янтарных бус, книги – на кой чёрт им сейчас книги? – ещё какое-то барахло, неведомо для чего потребное.

Убедившись, что здесь его присутствие без надобности и полезнее станет проверить пращников или подответственный десяток, временный командир поскакал по погрузившемуся в упорядоченный хаос полю. Где-то здесь же находился и тот, за кем милорд Штрауб просил присмотреть особо. Дваро Догвилю его просьба пришлась не по нутру. Как и многое другое, о чём категорически не рекомендовалось распространяться.

* * *

Древни не заставили себя ждать.

Со стороны лощины приближались три высокие нескладные фигуры. Двое «хвойных» и «лиственный» Носорог. Великаны брели, никуда не спеша, но и не собираясь сворачивать, хотя готовящийся встречать их отряд они должны были уже заметить. Ветер шелестел в растущих на них ветвях, длинные лапы свисали вдоль боков, брёвна ногопней грузно сгибались в коленях. Шаг – скрип, шаг – скрип, ещё шаг. Топот и покачивание сросшихся с грудиной сучклявых голов. За последние недели на великанов все успели насмотреться вдоволь, но взглядов всё равно не отвести. Хвала Небесам, что сейчас у громил не было их дубин с камнями.

– Стоим крепко! – разнёсся над изготовившимся к бою строем знакомый бас.

То командор Штрауб собственной персоной пожаловал на огонёк. Шрам промчался вдоль пеших рядов на чужом коне, и его появление было встречено одобрительными криками.

Догвиль выехал навстречу командору.

– Сеньор Догвиль, благодарю за службу! – Голос Шрама полнила бурлящая сила. Ему и его солдатам предстояло серьёзное испытание на прочность. У Стены шанса проявить себя им, как такового, считай и не выпало. Но судьба всё возвращает сторицей. – Вижу, вы отменно управились с этими сопляками. Теперь прошу вас вернуться к вашим людям.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю