290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » По зову полной Луны (СИ) » Текст книги (страница 14)
По зову полной Луны (СИ)
  • Текст добавлен: 2 декабря 2019, 20:00

Текст книги "По зову полной Луны (СИ)"


Автор книги: Максим Ковалёв






сообщить о нарушении

Текущая страница: 14 (всего у книги 29 страниц)

8

На редкость гнетущее ощущение производил этот совет.

Господин Аргуст молчал. Боевой блеск в его глазах угас. Догвиль, Мэрих и Хью стояли с понурым видом, в полной мере осознавая свою вину за случившееся побоище. Мэтр Кроули качал высокоучёной головой, говоря, что колдовства в действиях врага не было, а потому ни он, ни его подмастерья ничем не могли помочь, просто не знали, что противопоставить такому неприятелю, которого не видно и не слышно. Из пяти учеников мага один погиб, словив стрелу в незащищённую бронями грудь, а второй получил сотрясение, когда его едва не затоптали в общей сутолоке. У Чистых Вод чародеям повезло отделаться царапинами, на этот раз не минуло. Старик ходил по шатру из угла в угол, натыкаясь на обломки кресла и не находя себе места. Его осунувшееся лицо прорезали ранее не заметные морщины, сразу сделавшие мэтра похожим на дряхлую развалину.

Понеся потери, они не то чтобы отбились, а скорее отпугнули неприятеля. И никто не был способен дать произошедшему хоть сколь-нибудь внятных объяснений. Шрама это бесило. Командор едва сдерживался, дабы не наброситься на первого, попавшего под руку. Но что его буйство могло исправить?

В том, что им подготовили именно засаду, и это не было случайной стычкой, не приходилось сомневаться. Так что же, пока они следили за древнями, за ними тоже следили? Недомерки, неизвестные никому карлики. Что связывало их с великанами и связывало ли? И чем им не угодили люди? Именно теперь, когда громилы стали вне досягаемости, на другом берегу. Хью и его разведчики рискнули пройти через лес до протекающей через него речушки, бывшей одним из притоков Корабели. У воды они нашли следы от плоскодонных лодок, на которых ночные налётчики сперва приплыли, а затем убрались восвояси.

Вопросам нет числа. Что сделалось уже закономерностью в последнее время.

В лагере пылали костры. Порядок наведён, палатки вновь установлены. Дозорные вглядывались в лесную чащу и ничего опасного в ней не замечали. Враг ушёл… вроде бы. Солдаты из уцелевшей половины отряда немного успокаивались, но никто не спешил выпускать из рук оружия.

Совет в командорском шатре, где напряжение и невымещенная злость становились почти осязаемыми, продолжался мучительно долго. Юлиан с Лопухом были допущены на него в порядке исключения. Когда всё закончилось, выяснилось, что только им двоим волей случая удалось положить единственного стрелка-недомерка. Его труп тоже находился в шатре. Ещё один нежданный враг, будто мало им великанов. Пресвятые Небеса, мир не иначе скатывался в самую адскую Бездну.

– Всё! – Штрауб впустую рубанул по воздуху. Его топор, после того, как вместо вражеских костей вкусил лишь древесины, был заброшен в угол. Там же лежал видный синий плащ, разодранный об какую-то корягу. Командор оставался в кирасе, приобретшей ряд свежих царапин от сломавшихся об неё стрел. Что могло быть сказано в оправдание, было сказано, и отметено, как «детский лепет». – Дальше так тянуться не может. Кто это был? Неизвестно! Появились, постреляли нас, точно безмозглых кур, и спокойно убрались. Да я вспомнить не могу, чтобы за все годы терял стольких людей в подобном походе! – То, что в шатре кроме мэтра-мага и маэдо находились посторонние, сегодня для командора не было причиной сдерживаться. – А от этих лишь один валяется. Всё! Никто дальше шагу не ступит, пока не выясним, что это за уроды. И что они делают на нашей земле.

Сиротливо горела стоящая на уцелевшем, в отличие от кресла, столике масляная лампа. Её тусклый свет наполнял пространство шатра. Стены из туго натянутой парусины трепал ветер, ночная прохлада всё настойчивее подступала к ногам. Вызванные Штраубом советники безмолвствовали. Не осталось слов, не осталось сил. Только свинцовая тяжесть на душе, растекающаяся по телу глухой равнодушной усталостью. А ещё желание забыться сном хотя бы на пару часов, чтобы прояснилось в гудящей голове.

– Чёрт знает что! – одержимость Шрам являлась обратной стороной всё той же измотанности. – Думали, выйдет весёлая прогулочка, а нашли себе приключений по самую…

– То, что весёлой прогулки не выйдет, было понятно с самого начала. К тому и готовились, – произнёс господин Аргуст. Его ладонь лежала на рукояти меча. Он чуть извлёк его из ножен и резко загнал обратно. – Да выходит, плохо готовились… Мэтр, неужели нет никаких предположений, что это за существа?

– А? – встрепенулся старик. Немногим ранее он замер без движения, словно выпав из реальности или задремав на ходу. – Извините, я… Кто эти существа? Видимо, неизвестный нам прежде разумный вид. Хотя, я думал, таких уже не осталось. По крайней мере, на нашем континенте. Не знаю я, кто они.

Командора такой ответ вполне устроил:

– В конце концов, и нечего тут знать! Враг он и есть враг! Остальное – пустословие. Откуда взялись – да какая разница! Надо подтягивать войска и прочесать весь Север частой гребёнкой. В каждую нору заглянуть, под каждый камень. Месяц… нет, уже не успеть… Весной! Весной мы выжжем всю это скверну калёным железом! И ту, что из-за Рубежа лезет, и ту, что у нас под боком засела. Пока же… Завтра мы поворачиваем к Жести. Я так решил.

Повисло новое молчание. Заявление командора – верное и вполне ожидаемое, тем не менее, прозвучало как обвал в горах. Слишком круто всё менялось. И по большому счёту это не было их выбором. Они лишь следовали обстоятельствам.

– Да, – согласился господин Аргуст. – Мы обязательно вернёмся. Истребим нелюдь. И закончим начатое.

Зеленоглазый прямо посмотрел на милорда Штрауба. Тот долго выдерживал его взгляд, раздувая ноздри. Потом кивнул.

– Только, прежде чем уходить в Жесть, мы должны довершить некоторые дела, – напомнил маэдо. – Я имею в виду ту деревню – Чистые Воды. Мы говорили об этом.

– М-да, – поморщился командор, – оставим там наблюдателей. Трое есть, значит, ещё человек пять. Сомневаюсь, чтобы местные и это восприняли с радостью. Сир Мэрих отберите людей – поумнее, да посдержаннее – и назначьте надёжного командующего, я с ним сам поговорю. Правда, если в округе рыскают и другие недомерки, восьмерых может не хватить. Но, уж доберёмся до Жести, я всех подыму. Война – значит война!

Штрауб продемонстрировал собравшимся туго сжатый кулак.

Догвиль со стражниками стояли у входа в шатёр, будто воды в рот набрав. Они и рады были б уйти, да никто их не отпускал.

– Откуда на берегу взялось столько великанов? – задал очередной из «безответных» вопросов Шрам.

Чуть оживившийся мэтр взялся высказать некоторые догадки:

– Вообще, вариантов может быть не столь много. Либо они преодолели Рубеж, к примеру, у того же Медвежьего Угла, после того, как мы ушли оттуда. – Догвиль при этих слова непроизвольно дёрнулся. – Либо великаны спустились сюда по реке. Сначала плыли по течению, а затем шли вдоль берега. В воде они не тонут, в чём мы уже убедились. Главное, они знали, что здесь их встретит Ведун и поделится силой для преодоления Корабели. Также я допускаю, что возможны одновременно оба варианта.

Мэтр сказал и все задумались. Не очень-то логично звучали эти его варианты. Главное, они не отвечали, зачем великанам вообще понадобилось ломать Стену и заходить на территорию Империи. Отчего им было не пересечь реку сразу из пустошей?

Лучшего объяснения, впрочем, никто предложить не мог.

– Нам стоит лишь надеяться, что все великаны сошлись сюда, к данному месту встречи, и в уделе их не осталось, – ещё добавил маг. – Так что ни в какие деревни они более заглянуть не соберутся.

– Кроме тех, где уже успели побывать, – буркнул Шрам.

Мэтр на это никак не стал распространяться.

– Через реку без лодок нам не перебраться. – Старик потёр слезящиеся глаза. Необходимость отступить давалась ему сложнее, чем кому бы то ни было. – Переправа может быть у ближайшего города, но это несколько дней пути в одну сторону. За это время великаны уйдут вглубь Чащоб. А там нехоженые дебри, да и заморозки. За ними мы если и угонимся, то себе на погибель… Столько смертей… Мы ошибались. Как же мы ошибались…

Мэтр говорил всё тише, так что его делалось едва слышно. Он вновь отдалялся от них. Юлиан напрягал слух, но скоро перестал различать слова. Маг сгорбился и незряче уставился в одну точку. Его бескровные губы ещё шевелились.

– Пойдём вдоль берега, – заключил командор, поняв, что от старика они не добьются больше ничего вразумительного. – За неделю будем у Жести. Сеньор Догвиль, сир Мэрих передайте объявление остальным. Сир Хью, разъезды должны двигаться впереди отряда и проверять дорогу. Ещё одной западни мы едва ли переживём… Также мы заберём с собой всех погибших, чтобы захоронить их на крепостном кладбище. Как положено.

Догвиль и другие приложили кулак к сердцу. Каждый из них предпочёл бы провалиться сквозь землю, чем слышать в голосе Шрама невысказанное напрямик, но явно присутствующее и полностью оправданное разочарование.

Старый маг ушёл в «затмении», прекратив бормотать. Жидкая бородка его тряслась, глаза мокро блестели под седыми бровями. Командор, в очередной раз за время, что продолжался совет, оглядел собравшихся. Но теперь вместо одной лишь злости к нему вернулась собранность. Решение принято. Пусть с отмщением налётчикам придётся повременить, но оно состоится. И не так уж долго ждать.

Господин Аргуст, сам не замечая того, теребил перстень на пальце правой руки. То ли крупный изумруд, то ли похожий на него камень, вделанный в оправу, легко прощупывался сквозь кожу перчатки. Он поймал на себе взгляд вдруг очнувшегося старика, отдёрнул руку и в свою очередь посмотрел на мага. Тот потупился.

– Теперь я возвращаюсь к карлам, что напали на нас, – командор переводил разговор в первичную стезю. Сегодня он всё же желал получить хоть какие-то объяснения.

– Они весьма развиты, – перебил его снова заговоривший мэтр, давая понять, что его ещё рано вычеркнули из состава совета. – У них есть оружие, слаженная тактика. Они похожи на нас, пусть и не принадлежат к людской расе. Нечто схожее я прежде утверждал о великанах и во всём оказался прав.

Поздний час, за пределами шатра властвовала расцвеченная пятнами огней ночь. Но не будет им этой ночью покоя. Мэтр Кроули возобновил своё хождение по тесному пространству шатра. В свете лампы он напоминал серую долговязую цаплю, у которой вместо крыльев были два мотающихся туда-сюда рукава балахона.

– Милорд Штрауб прав, мы на своей земле и их здесь раньше не водилось. Встаёт закономерный вопрос: откуда они пришли? И с какой целью? – продолжил рассуждать старик. – Может с севера? Из Пустых Земель, как великаны? А может и из лесов, что на другом берегу Корабели. Лодки у них имеются. Тамошние чащи почти не изучены. Тем более, они граничат с краями Белоземелья.

Мэтр постоял на месте, потирая ладонью о ладонь, размышляя. Его никто не перебивал, все сосредоточенно слушали.

– Одно несомненно – это некий народ. У них есть своя община, должны быть свои поселения. Но что они забыли у нас? Почему вздумали напасть? Тому должно иметься объяснение.

Командор откашлялся. В этом отношении он придерживался уже озвученного мнения, не требующего поиска особых мотивов.

– Не захватывать же они нас собрались? – Мэтр сам же взялся отвечать на свои вопросы. – Абсурд! Хотя, если это, так сказать, была разведка боем, а мы оказались на пути их передового отряда… Великаны и карлики – предполагать между ними какую-то связь пока рано. Отсюда вывод: нам вновь и вновь крайне не хватает достоверных сведений. Без них мы слепы, как котята.

Маг многозначительно скосился на господина Аргуста, а может командора. Они стояли рядом. Их бессловесное обращение было отмечено не только теми, между кем оно происходило.

– Достоверные сведения – вот, что первостепенно, – настаивал мэтр, будто кто-то собирался с ним спорить. – И важнейшее из них – это выяснение того, куда направляются великаны. Но продолжить за ними поход мы не можем. – Его голос делался по-стариковски раздражительным. – Мир стремительно меняется, скажу я вам. Причём, не в лучшую сторону. Не хотелось бы становиться тёмным пророком, но это воистину так. Мы же с вами катимся, словно камни с горы, что не в силах противиться своему падению. Мы только наблюдатели! Пассивные и бессильные. Так не должно быть! – Маг потряс в воздухе сухопарым кулаком, невольно передразнивая командора. – Человек – царь природы! По крайней мере, так считалось до последнего времени. Теперь же, не знаю, что и думать.

Мэтр выговорился. Его вроде бы загоревшийся, а теперь опять поблекший взор медленно скользил по стенам шатра, по лицам собравшихся в нём. Все молчали. И Шрам, и господин Аргуст. А Юлиана преследовало неотступное ощущение, что он вновь находился в башне коменданта Швабрю, и тайное собрание, куда его затащили, продолжалось, лишь частично сменив участников.

Старик, точно прочтя его мысли, обернулся к забившимся в угол стражникам. И стремглав двинулся к ним.

– Вы! – провозгласил он, ткнув в них крючковатым пальцем. – Только вам удалось прикончить карлика. Расскажите ещё раз, как это произошло. Постарайтесь не упустить ни малейшей детали. Абсолютно всё сейчас может иметь определяющее значение.

Приятели переступили с ноги на ногу.

Сперва заминаясь, а затем увереннее, Юлиан поведал историю их стычки с ночным налётчиков, в результате которой тот был убит. Повторять её ему приходилось не в первый и даже не в пятый раз за вечер. Лопух в самые напряжённые моменты – «да, так оно всё и было» – подтверждая правдивость сказанного.

Когда он закончил, в шатёр вернулась тишина, даже наружный шум не спящего лагеря будто притих. Весь их разговор состояла из таких пауз, за которыми следовали взрывы резких слов. Шрам и компания уже знали общий ход событий, но тут проскочил ряд подробностей. Сира Хью заинтересовало описание одеяния карлика – отрепьев из плохо выделанных шкур с нацепленными ветками и мхом, что сливались с землёй, когда тот лежал, не шевелясь, а также кожаного пояса, обвитого вокруг живота несколько раз, с висящими на нём костяными крючьями наподобие шпор. Мэтр же переспросил о болотных искрах, вроде как отразившихся в глазах недомерка, о чём Юлиан, оказывается, также успел упомянуть.

– Да вы у нас опять герои, – с налётом усмешки произнёс командор. – Когда всё образумится, вас наградят. Как я уже, вроде, говорил. Сеньор Догвиль при необходимости напомнит мне о том.

Догвиль сказал: «Так точно» и кивнул подчинённым, выразив тем своё ими удовлетворение.

– Любопытно, – протянул старик. – Надо непременно записать всё это, как нашу первую, Бездна её побери, встречу с народом карликов. Я сам займусь рукописью. Потом.

Приятели стояли в струнку. Остальные же пришли в движение.

– Пишите, мэтр. Теперь не ясно, что может пригодиться. Теперь, вообще, мало что ясно, – господин Аргуст что-то усердно обдумывал, временами выныривая из своих мыслей. – Пойдёмте, взглянем, что ли, ещё раз на нашего налётчика.

Восемь человек сгрудились у полога шатра, где лежал ночной лучник. Мэтр Кроули присел на корточки и, ничуть не брезгуя, перевернул существо на спину, чтобы все могли лучше рассмотреть его. До этого каждый уже имел возможность полюбоваться на карла, но вид мелкого уродца и при повторном осмотре производил веское впечатление. Веско-гадливое.

Труп успел окоченеть. Кровь в развороченной глазнице, нож из которой вернули владельцу, застыла бурым наплывом. Широкий безгубый рот застыл в посмертном оскале. Выпирающий нос делал лицо карла скорее похожим на морду, и теперь, когда тело деревенело, это виделось ещё отчётливее. Сальные мышасто-бурые волосы спадали ниже плеч, прилипнув к впалым щекам. Цепкие короткие пальцы с твёрдыми ногтями всё также хватались за оружие. Лук из орешника с тугой жилой-тетивой, лубяной колчан и маленький костяной нож лежали тут же возле недомерка.

– Гадость! – Шрам, не будь он у себя в шатре, не преминул бы сплюнуть. – Будто ребёнок лежит, страшненький такой, дикий. А на деле – нелюдь, наверняка ещё и кровосос поганый.

– Да уж, – согласился поглощённый изучением неизвестного науке существа мэтр. – Видите, очень они к нам близки. Я полагаю, как гномы или тех же нублы, что обитают на юге. Смотрите! Если не ошибаюсь, остатки схожего оружия находили в пещерах, где селились наши далёкие предки – перволюди. И до сих пор мальчишки делают себе костяные ножи. Одежонка с обувкой у него имеется, пусть невзрачные, но крепкие. Значит, не только охотой, но и ремеслом они владеют. Весьма развитый народец. Пришли издалека и, возможно, хотят у нас тут обосноваться.

Командор нехорошо ухмыльнулся:

– Ну, это навряд ли. Чёрта лысого это у них выйдет! Не жить подобной мерзости рядом с людьми. Кровь теперь между нами.

Со Шрамом, пусть не вслух, но согласился каждый. Иметь такого соседа не хотелось никому. Тот, кого назвали нелюдью, мог выжить лишь в самых дремучих уголках мира. Не считая, конечно, древних цивилизованных рас: гномов, что ковали лучшую сталь (примером чьей работы служил топор командора), рулов-рыболов, полуросликов-нублов и ряда других, признанных, испокон веков живших бок о бок с людьми и ничем не походивших на безмозглое, обуреваемое в своей основе животными инстинктами полузверьё. Все прочие – гнилокровые – безжалостно уничтожались человеком и его союзниками. Только так и полагалось поступать, если желаешь отстоять свою землю и не хочешь стать добычей в чьих-то волосатых когтистых лапах.

– Впредь будем знать, с кем имеем дело. Больше мы в их силки не попадёмся. За это я вам ручаюсь.

Не так давно, помнится, нечто схожее командор говорил и о древнях. Он повторялся, как и мэтр, что опять наводило на мысли о возможной связи карлов с громилами. Да и не верилось, что и те, и те могли оказаться в таком глухом месте совершенно случайно. Верить в случайности – не лучшая стратегия на войне.

На том, собственно, их совет и закончился. Рыцари, Догвиль и двое его подчинённых, в какой уже раз умудрившиеся засветиться перед начальством, были отпущены отдыхать до уже скорого утра. Господин Аргуст с мэтром задержались у командора. Очевидно, у них имелось, что ещё обсудить, теперь в своём узком кружке.

– Не нравится мне, как оно у нас всё оборачивается, – посетовал Лопух, когда они присоединились к своим сослуживцам, худо-бедно устроившимся на ночёвку.

Из их десятка погибли двое, а замешкавшийся поначалу нападения Роман-Нос словил стрелу под ключицу. Даже то, что он ещё не успел снять на ночь бронь, не уберегло. Стрелу извлекли и рану ему перевязали, но поднялся жар. Сейчас он находился вместе с другими ранеными, за которыми смотрели лекари. Поползли разговоры, что стрелы недомерков были смазаны ядом. Если так, то им и незачем было пробивать брони, хватало малейшей царапины. Пока лекари отрицали наличие яда. Может просто не хотели давать пищу для лишних страхов.

Стражники опустились на свои сёдла, брошенные у пылающего огня, протянули руки к теплу. Рядом лежала большая куча натасканного валежника – костру этой ночью погаснуть никто не даст. Пламя металось по сторонам, как пойманная в клетку птаха. Ночь выдалась на редкость гадкой: ветреной и мрачной. Под стать настроению.

Догвиль куда-то сгинул, и к приятелям полезли с расспросами. Спать в лагере, не смотря на поздний час, так никто и не ложился. Про их очередной подвиг уже прознали, а потому жаждали подробностей. Белобрысый зануда сразу отмахнулся, уставившись в огонь, даже отказался от позднего ужина. Так и пришлось дружище-Лопуху распинаться перед всеми.

Главную новость сир Мэрих объявил ещё до того – на рассвете отряд поворачивал к Жести. Её встретили одобрительным гулом.

Кругом настороженного, тесно сбившегося боками палаток, лучащегося множеством глаз-костров лагеря властвовала по-осеннему непроглядная темень. Деревья в ближнем лесу тягуче скрипели, стонали и заламывали ветви. Ещё дальше несла свои воды безразличная к судьбам живых Корабель. И за всеми ними свысока взирал мерцающий сквозь полотнище туч, налившийся лик луны.

9

Коридор зелёного мрамора тянулся прямой как стрела, увлекая чужаков в самое сердце катакомб. Магические створки остались позади. Они вновь брели по облицованному полупрозрачным камнем туннелю под толщей земли и руинами тысячелетия назад исчезнувшего города. Все разговоры стихли. Каждый вглядывался в полумрак, надеясь высмотреть, что ожидало их впереди.

Здесь уже не было статуй с пламенеющими чашами в руках. Их и не требовалось. Сами стены испускали приглушённое свечение, вызывающее навязчивые мысли о прогулках по кладбищу в лунную ночь. Мрачновато. И эта выхолощенная тишина, даже шагов не слышно. Надгробий с именами усопших, хвала Небесам, им пока не встречалось, зато в ещё большем изобилии стало вырезанных в плитах стен, пола и потолка аккуратных значков. Складывающиеся из них змейки-вереницы сливались и переплетались, образуя общую убегающую вдаль бесконечность. Оставалось гадать, каких трудов стоило изваять столь художественную письменность.

– Невероятно. Просто чудо. И в каком сохранилось виде! – Седобородый старик дрожащей ладонью вёл по исписанным стенам. Конец его посоха мерно постукивал по камням, только этот звук и разносился сейчас в подземном коридоре.

– Знать бы ещё, куда нас заведёт сиё чудо, – проворчал здоровяк со шрамом на лице и топором в руках. Он не рисковал прикасаться к светящемуся мрамору. Нормальные камни не должны светиться. – На такую глубину уже залезли, и ничего.

– Ещё немного, скоро мы придём.

– Куда?

– Не знаю. Но чувствую – ради этого мы здесь.

– Чувствует он. Не радует меня это твоё внезапное предчувствие.

– О-О-О! – повысил голос маг, вперёд них всех сворачивая за плавный изгиб коридора. – Смотрите! Мы на месте!

Его спутники сорвались вдогонку. Но спешили они, как оказалось, напрасно. Командующий не сдержал тягостного стона:

– Опять двери! Нет, нас тут определённо не жалуют.

Новые створки перекрывали коридор. На этих не помещалось красочных изображений, одни письмена, плотными рядами, как строки в книге, нанесённые на сомкнутые мраморные половинки. Крошечные и очень чёткие, они были не вырезаны, а точно выплавлены в камне. Силуэты животных и птиц, стрелы и копья, цепочки из отпечатков голых ступней, ещё что-то сразу не узнаваемое, а также множество «танцующих человечков».

– Сейчас, сейчас, – засуетился маг, не зная, куда пристроить посох, – сейчас и эти отомкнём.

Мэтр, не иначе, собрался повторить свой трюк со взломом магических запоров. Однако на этот раз ему стараться не пришлось. Створки сами распахнулись навстречу приблизившимся к ним. На изыскателей дохнуло стылым сухим воздухом, запахло давней пылью. А коридор утонул в хлынувшем из открывшегося прохода снопе алого свечения… Возникшая заминка длилась несколько мгновений. Командующих что-то спросил, старик что-то ответил. Свечение слепило, не позволяя ничего разглядеть и на расстоянии вытянутой руки. Но вот, прикрывая лица, они, тем не менее, погрузились в его объятия.

Стоило сделать пару шагов, как свечение приугасло, так что можно было опустить ладони. Им понадобилось ещё какое-то время, чтобы вспыхивающие в глазах искры поблекли. И тогда…

Это было величественно.

И это было здесь – они достигли сердца катакомб.

Когда-то данное помещение, вероятно, служило для жителей мёртвого города наверху своего рода Храмом. И как же долго здесь никто не появлялся. Но всё менялось. Казавшийся вечным покой был нарушен. Века забвения прервались в тот самый миг, когда стопа старика первой переступила невидимый порог.

Они убирали оружие, потребности в котором так и не возникло, друг за другом, с безотчётной опаской проходя в святая святых. И каждый, хотя бы на несколько ударов сердца, но забывал обо всём на свете.

Древний город раскрывал им свою главную тайну.

Огромный зал поражал. А то, что он был практически пуст, не умаляло, скорее подчёркивало его необыкновенность. Льющийся отовсюду нежно-зелёный, словно молодая листва, свет позволял во всех деталях разглядеть внутреннюю отделку. В высоту зал был не меньше двадцати, а в диаметре вся сотня метров! Как такую махину – лишь сходящиеся наподобие скорлупы яйца стены и никаких опорных колонн – смогли построить в те неведомые архаичные эпохи? И построить в подземелье! Если здесь не обошлось без магии, то зодчий, воздвигший всё это, был настоящим мастером своего ремесла. Если же не магия, тогда что? Гениальность тогдашних строителей? Но даже в настоящее время сомнительно, чтобы кто-то взялся за возведение подобного сооружения.

Зал имел круглую форму, а его переходящие в свод купола стены украшали барельефы, чьи изображения, как и на тех первых створках, были покрыты потускневшей, но до сих пор различаемой глазурью. Звёзды – целое море выпуклых многолучёвых звёзд… Беглый осмотр показал, что внутрь вело ещё три входа. От каждого шла дорожка, выложенная для разнообразия золотистыми шестиугольниками. В центре зала дорожки сходились у некоего постамента.

Кто-то из солдат поднял взгляд кверху и испуганно вскрикнул.

Новых возгласов не прозвучало, но лишь по причине того, что все они остолбенели. На куполе, прямо над их головами, помещалась масштабная композиция. Завораживающая и объёмная.

Барельеф, или что бы то ни было, изображал Вселенскую Систему. Мэтр Кроули понял это в мгновенном прозрении мысли.

Массивный огненно-жёлтый шар Солнца находился в самой вершине купола-неба, там, где ему и полагалось быть. Вокруг него на переменном отдалении размещалось семь сфер. Каждая своего цвета и размера. Ближняя ярко-красная, потом крупнее сиреневая и голубовато-зелёная в молочных разводах. Были ещё бирюзовые и хладно-белые шары. Около них лежали малые сферы, где одна, а где и дюжина. Дальше общая картина утопала в бессчётном море звёзд, сливающемся с всё теми же символьными письменами стен.

Ярчайшие краски, будто только что нанесённые и ещё до конца не высохшие, маслянисто лоснились на поверхности вдавленных в свод каменных шаров. Можно было поклясться, что сфера Солнца сияла, точно прозрачная, а внутри неё помещался горящий фонарь. Если смотреть долго, то начинало казаться, что радужные шары медленно вращаются на скрытых шарнирах каждый в своей нише, и все вместе, подчиняясь сложному механизму, по вложенным друг в друга окружностям вокруг центрального светила. Но стоило сморгнуть, как видение пропадало, и они вновь возвращались на прежние места.

Чудо древности, дошедшее до наших дней. Люди стояли с запрокинутыми головами. Созерцание происходило в полной тиши.

– Это одна из самых странных вещей, которые мне доводилось видеть, – спустя минуту или час заговорил командующий.

– Посмотрите! Только посмотрите! – перебил его седобородый всезнайка, указывая пальцем на купол. – В центре Мироздания – Солнце. Вокруг него вращаются семь миров. И всё это в бесконечности звёзд – солнц иных миров. Наш мир третий от светила. Видите? Тот голубоватый шарик. – Маг всем своим существом тянулся ввысь и, если б не опора в виде посоха, он непременно бы опрокинулся навзничь. – И тут же Луна-спутница! Серебристо-зелёная. Невероятно… Это Вселенная, друзья мои.

Старик дышал с натугой. Могло показаться, что его вот-вот хватит сердечный удар. Но нет, он был крепок не по годам, просто чрезмерно переволновался.

– Невообразимо. Современная наука только начала склоняться к солнцецентральной системе мироустройства со сферообразными, а не плоскими мирами. А Они уже тогда знали это! Безумие… Не иначе, либо все мы повредились рассудком и видим то, чего не может быть в действительности. Либо нынешняя цивилизация является недалёким подобием в сравнении с теми, кто обитал здесь за столетия и столетия до нас.

– Скорей второе, – предположил здоровяк и вполне серьёзно.

– Но почему Они не оставили нам ничего из своих знаний?! – Маг пребывал на грани срыва от нахлынувшего обилия «чудес». Его голос перешёл на визгливый вопль, руки замахали по сторонам без всякой связи с тем, что он говорил. – Ни малейшей крохи! Ни летописей, ни сооружений – кроме этих катакомб и руин снаружи, ни единой вещицы!.. В той же краткой легенде, что мне довелось найти, исконной правды теперь не вычленить из-под наслоенных за минувшие века домыслов и искажений! Никак!

– Может, они хотели, чтобы мы до всего дошли сами? – высказал очередную догадку командующий, потирая затёкшую от долгого задирания шею. – Или, может, всё это, – он кивнул наверх, – только чушь. Плод свихнувшихся фантазий тех, кого ты успел окрестить Предтечами. Недаром они все сгинули подчистую. А мы рты разинули.

– Вот это уж настоящая чушь, – отмахнулся старик, продолжая поглощать цветастый, то ли движущийся, то ли всё же нет барельеф вытаращенными глазами.

Сопровождающие их солдаты также уставились на купол.

– Ты ничего о них не знаешь. Потому, всё, чтобы ты не сказал, станет лишь сочинительством новых сказок – извини, легенд, и ничем более.

– Верно, верно, – примирительно согласился маг. – Только откуда… этот город и… магия Хаоса! Её здесь в избытке, всё ей пропитано! Ей и ещё древней болью. В этом месте разразилось что-то немыслимое. Камни помнят. Пусть на них не осталось ни следа, но они помнят.

– Камни помнят? Угу… Кстати, это что за ерунда? – Командующий решил не поощрять развитие старческого бреда и перевёл их внимание на причудливое изваяние в центре зала, про которое за разглядыванием верхотур все забыли.

– Это?… О, это нечто совсем особенное. – Старик уже взял себя в руки, но в его взоре по-прежнему скрывалось затаённое буйство. Теперь он, не моргая, уставился на изваяние. – Идёмте скорее!

Маг и военные зашагали по выложенной шестиугольниками дорожке к очередной, поджидающей их диковинке.

То, что помещалось на кубическом постаменте, не выглядело столь же ошеломляющим, как небесная система на своде купола, но от того не казалось менее значимым. Оно изначально было гораздо значимее. Даже не наделённые магическим даром солдаты ощутили разлитый в воздухе жгучий поток, стоило им подступить ближе. Словно отворилась дверка незримого горна, и их обдало его жаром.

– Друзья мои, – растягивая слова, произнёс старик. Его брови заползли так высоко на лоб, что почти затерялись под волосами. – Мы с вами поторопились восхищаться искусством древних и едва не проглядели их главное сокровища.

– Да… Пожалуй, в этом, Август, ты прав как никогда. Только, что это? – Здоровяк озвучил вопрос, вертящийся на языке у каждого.

– Не знаю. Но жажду узнать.

На постаменте из того же материала, напоминающего мрамор, но, вероятно, им не являющегося, располагалась на первый взгляд нелепая конструкция. Крупный кусок камня был обточен в виде пирамиды с выдолбленными на её поверхностях ячейками «гнёзд», в которые установили множество похожих на хрустальные шипы кристаллов насыщенного тёмно-зелёного цвета. Вытянутые и многогранные, с заострёнными краями, они имели правильные формы, словно над ними потрудились опытные огранщики. Но никто их не отделывал и не полировал, таков был их природный вид. Некоторые большие, длиною с локоть, другие, напротив, всего с мизинец, а часть так с ноготь мизинца. И, не зависимо от размера, каждый из кристаллов испускал пульсирующее свечение. Причём, делали они это все вместе, со слаженной периодичностью. Будто то было единое живое существо, выдыхающее холодный зелёный огонь.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю