290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » По зову полной Луны (СИ) » Текст книги (страница 20)
По зову полной Луны (СИ)
  • Текст добавлен: 2 декабря 2019, 20:00

Текст книги "По зову полной Луны (СИ)"


Автор книги: Максим Ковалёв






сообщить о нарушении

Текущая страница: 20 (всего у книги 29 страниц)

Дальше же…

Нет, до сих пор не способен объяснить случившегося. Может позже, когда мысли улягутся, а я вернусь к привычному распорядку в привычной обстановке, тогда мне удастся взглянуть на всё со спокойной рассудительностью. Сейчас это невозможно.

Нужно отдохнуть. Дорога вымотала меня. Да и года, как не крепись, дают о себе знать.

* * *

Днём и ночью, всё время думаю о подземном Храме. Храме, принадлежавшем народу Предтеч. Сомнений в том быть не может.

Что это было за видение, о котором я так никому не рассказал? Что за послание я получил?… Голова раскалывается от полнящих её мыслей. Но теперь я не могу позволить себе и малую слабину. Ведь, сам того не ожидая, я оказался на пороге… Чего?

Неведомого. Пугающего. Грандиозного!

И я намерен переступить этот порог.

…Хожу как во сне. Перед глазами стоит алтарь с пирамидой и торчащие из неё шипы кристаллов. В них вся суть. Пульсирующее сияние – оно…

Пытаюсь рассуждать здраво, пытаюсь подойти к возникшим «трудностям» с научным взглядом. Если смогу разобраться, меня ждёт бесценная награда.

На данный момент с определённостью можно утверждать лишь то, что те кристаллы заключали в себе энергию Хаоса. Одну из основополагающих стихий Мироздания. Огромный её объём был аккумулирован в них, как в своего рода, мощнейшем артефакте. Магические токи пронизывали Храм и руины на поверхности. Они же, уверен, подпитывали и призрачных созданий, что прогнали нас.

Только какое всё это имеет отношение к Предтечам? Видение кое-что показало мне. Но сведений мало, слишком мало.

* * *

Для вхожих в магические круги не секрет, что периодически на землю из тёмных бездн Вселенной падают особые камни. Орден выискивает или скупает их за любые деньги. В таких находках заключена могучая Сила Хаоса. «Живая» Сила, которую изучают и пытаются ставить себе на службу. Обычно с ней удаётся совладать. До тех пор, пока она не «умрёт». Изменения происходят постепенно и растягиваются на годы, даже века. Но когда это случается, магия делается неподконтрольной. Тогда и крошечный камушек способен принести уйму бед. Предтечам же достался не единичный осколок, легко помещающийся на ладони, а целая их россыпь!

О возвращении к руинам покуда речи не идёт. Игры с Хаосом чреваты. Архивы орденских библиотек хранят многочисленные тому примеры. Потому, вняв моим просьбам, на обратном пути из Чащоб Мартин взял со своих солдат клятву не распространяться об увиденном нами в подземелье. Сир Гримм и остальные в крепости думают, что мы проплутали по лесам неделю, лишь ради того, чтобы найти груду обветшалых камней. Я тоже держу язык на замке. Стоит надеяться, расхождение опасных Развитие слухов мы тем самым пресекли. Хотя бы на какой-то срок.

Надо всё как следует просчитать. Может, переговорить с тем же Чаресом, он, несмотря на свою вечную брюзгливость, умнейший человек. Или даже отписаться в Орден (хотя, привлекать к данному делу посторонних, мне не хотелось бы сильнее всего). И лишь после этого планировать новый поход.

Но пока не до того. Пока я занят другим.

Осколок кристалла, что волей случая (или проведения?) мне удалось вынести с собой из Храма, – он занимает сейчас все мои мысли. Пытаюсь проводить с ним некоторые опыты. Втайне от учеников и коллег. Прекрасно осознавая риск, но всё равно идя на него. Мне кажется, разгадка где-то рядом. И что в моих силах выявить её. Времени достаточно, буду работать.

* * *

Невероятно! Сколько раз за последние дни повторяю это? Десятки! Не меньше. Мои робкие попытки поработать с осколком кристалла дали ошеломляющие результаты! И вот, когда выдалась свободная минута, я, наконец, могу поведать о них.

Поначалу мало что не получалось. Осколок не поддавался ни магическому, ни алхимическому анализу. В нём чувствовалась стойкая концентрация хаотической энергии, но не только. Однако ничего конкретного определить не удавалось.

Тогда я решил зайти с другой стороны. Как следует поступить, мне подсказало то ли внутреннее чутьё, то ли нечто иное. Что именно? Полагаю, прочтя далее, вы догадаетесь об этом и сами.

Я удобно устроился в любимом кресле, сжал осколок в кулаке и просто расслабился. Не скажу точно как, но я постарался духовно слиться с ним. На уровне чувств или даже подсознания ощутить природу Сил, заключённых в его глубине.

Мои действия могут показаться странными, если не вздорными. Но я понял… исключительный подход… единственная возможность… Как бы то ни было, кристаллик ответил мне!

Подобно тому, как всё произошло в подземном Храме, меня вновь посетило чудесное видение. Трудно передать словами, это нужно видеть своими глазами, вернее – в собственном сознании. Уже четырежды зелёная вспышка ослепляла мой взор, и мой разум уносился вдаль. В общем видения повторяются и показывают выборочные события, имевшие место в эпоху жизни пусть малочисленной, но всецело самодостаточной цивилизации Предтеч.

Видения…

Звездопад в ночном небе. И вот оно! Одна из падающих «звёзд» столкнулась с диском луны. Дождь серебристых росчерков. А затем камни, что стали находить после этого. Благодаря им и начались великие перемены в жизни племени, обитавшего в краю, куда упала большая часть небесных осколков.

Не сразу, но мне открылась история головокружительного взлёта и последующего падения тех, кого неведомый сказитель позже наречёт Праотцами. А также причины, по которым нигде ранее не было и быть не могло обнаружено следов их обитания.

Видения носят весьма сумбурный характер, как, должно быть, и моё о них повествование. Пусть так.

Главное, энергия, заключённая в небесных камнях, позволила жрецам Предтеч в неимоверно короткий срок достичь выдающейся созидательной мощи… Ведь они преобразовывали не только быт своего народа, но и сам народ! Вылепливали сами себя, как гончар лепит из глины желанный сосуд. И с тем, как растёт опыт мастера, растёт изящество его творений. Они уподобились Богам, творя свой мир и следуя желаниям своей натуры… Их племя за какие-то столетия прошло путь от, во многом, примитивного общества до высокой цивилизации. Тысячелетия последовательной эволюции сжались в века стремительного прыжка! Даже прежние, грубые черты тел и лиц сглаживались от поколения к поколению, пока их носители не обратились в «бесполых» существ, чьи скульптуры мы видели в подземелье.

Звучит неправдоподобно, но тут я не в силах ничего поделать.

Вместе с тем, что полностью ожидаемо, внутренние изменения происходили гораздо медленнее. Это и явилось роковой болезнью, погубившей в итоге их социум. После долгих раздумий я пришёл к такому выводу.

…Предтечи, кто они? Некая обособленная ветвь на общем древе человеческих племён? Совершенно обособленная ветвь… Наука (о вопросах религии мы деликатно умолчим) полагает, что современный человек произошёл от «древних пралюдей», обитавших некогда на тёплом юге, – территории нынешнего Нахар-Нуара или Драбет, а уже от туда расселившихся на север. Тому есть подтверждения: найденные черепа с искажёнными в животную сторону пропорциями и наскальные рисунки в пещерах, где они устраивали свои жилища. Изначально, насколько я могу судить, Предтечи также принадлежали к числу «переселенцев». Но затем…

Конечно, огромные пласты знаний из жизни их народа либо вовсе не были показаны мне, либо представляли собой скупые туманные картины. С ними я надеюсь разобраться позже, когда схлынет эйфория и наступит пора вдумчивых изучений.

…Какой именно срок потребовался жрецам, чтобы овладеть Силой кристаллов, я не знаю. Однако они добились своего. И всё понеслось со скоростью сорвавшейся в галоп лошади.

Жрецы взяли себе учеников. За это они дали вождю оружие, о котором тот мог и не помыслить. С ним их воины легко изгнали из ближайших лесов всех своих недругов. Как четвероногих, так и двуногих – облачённых в шкуры сородичей с длинными копьями из соседних племён и тех, кто не принадлежал к людской расе.

Но, что гораздо существеннее и весомее, – дикая природа с её несметными богатствами оказалась в полной власти Праотцёв!

Почему астральная субстанция кристаллов позволила жрецам управлять именно силами природы? Должно быть, причина тому кроется всё в той же основополагающей энергии Хаоса. Отсюда же проистекает пагубная неосмысленность принимаемых её владетелями решений. И многое другое.

…Жрецы изменялись сами и изменяли своё окружение. Набор их «богатств» увеличивался. Условия жизни улучшались. Предтечи стремглав – в какой-то мере, всё же можно так говорить – развивались. Достижения их ремесла взлетели на недосягаемую прежде высоту. Совершались десятки этих самых «улучшений», все разом и скопом. Даже не подобрать правильных слов для описания происходящего с ними тогда. Общенародный взрыв! Самоупоение!

Но.

Имелось некоторое «но», наложившее жёсткие ограничения на два ключевых аспекта их бурновскипевшего социума.

Созидательную мощь Дара Хозяйки удавалось поддерживать на потребном (и неуклонно возрастающем!) уровне, лишь при условии сосредоточения найденных кристаллических фрагментов в одном месте. Так появился всесторонне защищённый подземный Храм в их городе-полисе Мохно-Эро и установленный в нём алтарь, приобрётший статус священного.

Насколько я понял, весьма скоро в каждой из сфер своей жизни Предтечи положились на, как им виделось, неиссякаемый источник энергии. Жрецы добились того, чтобы любой из их народа мог употреблять частицу Дара для личных нужд. В наши дни наделить обычного человека магическими способностями возможно лишь посредством сложнейших артефактов. Предтечи же делали это напрямую, без сторонних фетишей. Мощь Источника – Святыни – позволяла их раздуть даже самую ничтожнейшую чародейскую искру, заложенную от рождения во всяком живом существе. Данное обстоятельство само по себе едва укладывается в голове!

Таким образом, даже простейшие, не требующие того вещи, как то хозяйственные дела, не говоря о значительных начинаниях, совершались за счёт свободной силы, извлекаемой из алтаря. Почти без каких-либо трудовых затрат вокруг их города произрастали тучные пастбища, где паслись животные стада. Рядом колосилась рожь и пшеница, наливались в садах овощи и фрукты. Вредители облетали их стороной, а дождь шёл тогда, когда в нём возникала необходимость. Магия обеспечивала Предтеч пищей и теплом в зимние стужи. Магия позволяла им строить самые причудливые сооружения. Множились и произведения искусства – творческая жилка была присуща этому народу, как и любому другому. Хотя, по большей части они ограничивались скульптурными фигурами и украшением зданий; ни картин, ни книг, ни иных плодов развитой культуры Праотцами не создавалось. Та же наука (в том виде, в котором она присутствовала) и каждое ремесло опирались у них исключительно на мощь кристаллов.

Всё содержалось и приводилось в движение Силой Святыни.

Повторюсь: в отличие от массового скачка наружной атрибутики, о столь же интенсивном «взрослении ума» в мире Предтеч речи не шло. А, как известно, всякий предмет, будучи установленным на одиночную опору, причём недостаточно надёжную, со временем упадёт под воздействием внешних или внутренних раскачивающих сил. И это – научная аксиома!

Что же касается второго из упомянутых аспектов, то в придачу к «созидающему» ограничению, у женщин Предтеч обнаружились проблемы с детородностью. Излучение небесных камней пагубно сказалось на их материнском предназначении. Вначале обретения Дара численность народа резко возросла, но потом стали рождаться по одному – два, реже по три ребёнка, что воспринималось уже за редкость. А спустя несколько (десять? двадцать?) поколений дети у них исчезли почти вовсе. Способность женских, а скорее всего и мужских, организмов к зачатию иссыхала как вода в мелеющей реке. У жрецов «не имение» потомства признавалось даже знаком особой избранности. Зато они научились общаться посредством чистых мыслеформ! На остальных это производило прямо-таки ошеломляющий эффект.

Жрецы оказались бессильны что-либо исправить. Энергия кристаллов использовалась ими для удовлетворения повседневных потребностей, но постичь её суть было не в их власти. К тому же, уже проявил себя тот козырь, что Дар преподнёс их народу взамен отобранного. Предтечи обрели завидное долголетие, в дважды (трижды?) превосходящее отпущенное «простым смертным».

Феноменальный парадокс! Осознав всю его соль, я едва сдержал крик восторга и… ужаса.

Видения показали мне величие, но и гнилое нутро их жизни. Древний народ попал в добровольное рабство, подобно тому, как оказывается в кабале у бесовской травы пристрастившейся к ней зельщик. Метка рока легла на Праотцёв, и зелёный цвет глаз (цвет Хозяйки), бывший у всех них, как у одного, являлся её отражением.

На протяжении своего Золотого Века, на самом деле занявшего не одно столетие, Предтечи вынуждены были проживать на весьма ограниченной территории ровно той площади, на которую расходилось влияние кристаллов, хранимых в подземельях Мохно-Эро. Вне её сила камней слабела, и, оказавшись там, они ощущали себя малыми детьми перед суровым ликом необузданной природы. Но с учётом сокращающейся численности, места им хватало.

Зато уж на своей земле Предтечи развернулись с размахом.

Каменные дворцы (пусть простоватые на вид), парки, пруды и – что выдавало их нравы с особой яркостью! – всевозможные дома увеселений вырастали в уютной долине среди дремучих лесов как грибы после дождя. В огромном чудо-городе жили, развлекались, предавались разврату, вели бесконечные пустые диспуты «ни о чём», изредка умирали. Здесь они варились в собственном соку отведённые им долгие годы, отказываясь и даже не помышляя что-то менять. Всем удовлетворённые, а вероятно, просто неспособные изнутри увидеть своего падения. Сколь по своему идеальные в чертах тел, столь же чуждые в представлении нынешнего человека.

Даже я, подсмотрев их фантастическую историю, могу лишь поверхностно осознать всю трагедию их существования.

…Крикливо и однообразно сменялись века райского бытия. А час неизбежности между тем надвигался.

К наступлению переломного момента общество Предтеч давно застыло в развитии, образовав своего года сложнозамкнутое… «болото». Возгоревшийся в нём в первую половину Золотого Века огонь свершений угас окончательно, оставив лишь жалкое тление. Сказался прежний недостаток культурного созревания. Отсутствие Тёмных Веков становления морали – разума и души, если хотите, – способной обуздать низменные животные инстинкты в пользу личностного воспитания. То, к чему постепенно приходит наше общество (как я надеюсь). У Предтеч же взяли верх простейшие желания: голод, похоть, лень, завистливая броскость. И нечему было смирить их.

Я полагаю, если бы не централизующее управление, их конец настал бы ещё скорее. Но пока Святыня даровала всё потребное, а жрецы, как её проводники, занимали полубожественное положение, относительную стабильность удавалось поддерживать.

Стоит сказать, и мне приятно это отметить, что даже в их среде находились отчаянные, желавшие вырваться из порочного круга. Таких никто не удерживал. Покидавшие Мохно-Эро отщепенцы лишались магической «подпитки», а внешний мир не прощал пренебрежения к своему главенствующему закону: выживает лишь приспособленный. В городе знали о том, потому число ушедших за всё время навряд ли превысило сотню.

Зелёные кристаллы крепко держали подле себя свой народ.

Пишу эти строки и убеждаюсь, что определяющим чувством, выражающим моё отношение к истории Праотцов, является отнюдь не восхищение или благоговение (их, конечно, тоже хватает), а – жалость. Мне печально думать о возможностях, что они получили, и том, как бездарно ими распорядились… Если есть обилие некоего ресурса, но нет разума, способного рационально применить его, всё сведётся к застою.

Впрочем, у Предтеч до того не дошло. Их Золотой Век закончился не спадом тихого забвения, а яркой вспышкой трагедии. Жизнь мотылька – порхающая и красивая, – сгоревшего в пламени свечи. И вновь ключевую роль здесь сыграл Дар Хозяйки.

Как произошёл раскол? Что явилось причиной разобщения в столь замкнутом, но от того только более сплочённом социуме? Уверен, это не было стороннее воздействие. Червоточина всегда крылась внутри. Изнутри же она подточила их мир, обрушив его.

Но подробности мне не ведомы.

Видения молчат, а без них я не в силах восстановить событий того фатального периода. Могу сказать лишь, что за ничтожно малый промежуток времени (годы? может месяцы!) цивилизация Предтеч прекратила своё существование, разделившись на ряд малых общин. И те вскоре покинули чудо-город, предав забвению свои богатства и даже свой Храм с оставшимся в нём алтарём.

Бросить всё, разбежаться кто куда – в неведомую страшащую их чащу, словно от чумной лихорадки… Нет, не понимаю. Но надеюсь понять.

Сегодня я на редкость многословен. Пальцы устали сжимать перо, глаза слезятся от света лампы, в висках шумит. А ещё столько следует записать… Завтра. Нужно отдохнуть.

* * *

Я давно придерживаюсь того мнения, что наше общество серьёзно больно. Что в последние столетия оно замерло в своём движении, и если в скором времени не произойдёт качественного изменения, нас ждёт глубокий кризис. Ведь, если не «вверх», то «вниз» – иного не дано. Рано или поздно в негодность приходят даже общественные устои. Прискорбный итог Предтеч наглядное тому подтверждение. Извлекая из него урок – или же нечто большее! – мы могли бы преодолеть своё закостенение. Могли бы шагнуть в будущее! Открыть пути, о которых прежде не смели и грезить. Возможности для того есть, я вижу их вполне отчётливо.

Продолжаю работать. От коллег отговариваюсь общими словами, и даже ученики не знают, чем я занимаюсь, запираясь один в своё кабинете. Думают, сплю? Или разрабатываю некое… э-э-э сверхмагическое «нечто»? Сольен смотрит подозрительно.

Судьба. Начинаю верить в неё. Этот кристаллик попал ко мне неслучайно. Он избрал меня, дабы рассказать свои тайны!

Глубокая ночь за окном. Луны сегодня нет, а жаль. Впрочем, так спокойнее – ничто не будет отвлекать. Решено! Сейчас же отправлюсь в погружение. Как вернусь, всё запишу.

* * *

Сколько времени вожусь с этим проклятым камнем – впустую! Нет, видения не прекратились, но и пользы от них не стало никакой. Всё повторяется! Каждый раз лишь стократно виденные обрывки. Думаю, пора смириться с тем, что осколок не покажет мне уже ничего нового. Может, на то были бы способны большие кристаллы в подземелье – алтарь Святыни! Но где они, а где я.

Работа встала. Ничего не хочется. И говорить ни с кем не хочется. Пожалуй, притворюсь больным, проведу пару дней в тиши и покое. Соберусь с мыслями, а уж тогда решу, как быть дальше.

* * *

Магия кристалла слабеет. Не иначе, таким образом сказывается его удаление от алтаря. Что лишний раз говорит о необходимости повторной экспедиции к руинам Мохно-Эро! Теперь мне многое известно, и на месте я смогу во всём разобраться. Нашего прошлого позора не повторится. Никакие бесплотные твари не станут нам помехой. Я и на них найду управу!

* * *

Как и боялся, видения исчезли полностью. Осколок более не отзывается на мои призывы. Заключённая в нём Сила иссякла.

* * *

Вчера отдал знакомому ювелиру огранить всё ещё дорогой моему сердцу кристаллик и поместить его в оправу. Тот долго выспрашивал, где я раздобыл столь дивный, неведомый камень. Насилу отшутился. Мастер взялся исполнить заказ. Скоро у меня будет перстень с изящным «изумрудом». Милая безделушка.

* * *

Со времени приезда маэдо прошёл уже месяц, а я всё не могу свыкнуться с тем, что он живёт в нашей крепости. С одной стороны маэдо – доброжелательный человек, мы легко находим общие темы для разговоров: философия, общественное устройство, история. Собеседник он превосходный. Но есть и другой аспект, где уже не всё так просто.

Он просил при посторонних не называть себя по имени, хм… По такому случаю я предложил ему принять, на мой взгляд, весьма подходящее обращение – «маэдо». Звучит красиво, а об истинном значении слова неизвестно никому, кроме посвящённых (то бишь меня самого, ну, может ещё Чарес догадается), так что инкогнито останется в сохранности.

Занятно, как уживутся под одной крышей Мартин с Аргустом. Оба люди прямолинейные, не привыкшие плясать под чью-либо дудку. Хотя, что я раньше времени беспокоюсь? Будем надеяться, сдружатся. Характеры-то схожие.

Наблюдал, как сир Гримм всё норовит словно бы невзначай пересечься с маэдо – смех, да и только.

* * *

Как и надеялся, командор с маэдо сдружились на удивление легко. Теперь часто вижу их вместе – то устроят тренировочный поединок, поглазеть на который собирается пол крепости, то отправятся с инспекцией «поразмять кости», едва ли не до самой Великой Стены. Словом, отношения у нашей троицы складываются приятельские. Что будет дальше, не знаю.

Не навсегда же маэдо собрался остаться в Жести?

* * *

Снова и снова упрашиваю Мартина ещё раз наведаться в Чащобы. Ссылаюсь на ценность изучения как самой исторической находки, так и стерегущих её призрачных сущностей. Но мои доводы на него действуют слабо.

Сейчас конец августа. Стоит ясная сухая погода. Как раз успели бы до дождей съездить туда и обратно. Мартин вроде бы за. Не привык наш командор безоглядно драпать от кого бы то ни было, и не прочь, так сказать, вернуть должок. Маэдо тоже заинтересовался. Я рассказал ему о том наполненном древними тайнами месте. Но осуществлению похода препятствует одна весомая причина. Последнее время обострились отношения между Империей и её западными соседями, самым голосистым смутьяном в чреде которых выступает, конечно, Ургана. Вновь тамошнему монарху стало тесно в своих владениях. Но кусок собственной земли по доброй воле ему преподносить никто не намерен, сколько бы он не требовал какой-то (весьма сомнительной) исторической справедливости и возврата «законных территорий». Да и нелюдь за Стеной, говорят, расплодилась сверх всякой меры, так что угроза нападения ещё и с севера представляется довольно реальной.

Очевидно, сейчас не лучшее время для научных изысканий. В любой момент всё может повернуться как угодно, и мы должны быть к тому готовы. Придётся отложить поход до весны.

До чего же досадно! Мне требуется снова увидеть кристаллы. Увидеть и почувствовать их, как умею только я. Мысли об этом не дают мне ночами уснуть, а когда я всё же проваливаюсь в дрёму, то вижу тревожные сны. Вижу алтарь в центре сокрытого глубоко под землёй Храма. Он горит волшебным огнём. Огонь пульсирует, трепещет, зовёт меня. Я иду к нему… и просыпаюсь в жарком поту.

Всякая работа валится из рук. Может, заболел? Сам не свой от ожидания. Ещё такого долгого! О, Небеса, дайте мне терпения.

* * *

Наконец-то весна! Поистине бесконечно тянулись эти месяцы, полные снега и стужи. Но теперь сугробы истаивают на глазах, обращаясь в звонкие ручьи. Ещё пара недель сойдёт и распутица, дороги просохнут. Я люблю весну. А мои старые кости любят тепло и неспешные прогулки на свежем воздухе.

Страна по-прежнему полнится слухами о скорой войне с Урганой. А за Стеной после зимы оживилась нелюдь и дикари.

Чует моё сердце, близятся смутные времена.

Командор теперь наотрез отказывается покидать крепость и слышать не хочет ни о какой экспедиции. Дел у него без того выше головы. Но и исследования прекращать нельзя! Ведь наш поход к руинам может иметь для страны более важное значение, чем сотня войн. А вот этого Мартин уже никак не понимает. Да и кто станет слушать старика, свихнувшегося на древней «рухляди», может даже весьма опасной, и глупых сказках?

Я отправился бы в путь один, но он отказывается снарядить со мной и малый отряд сопровождения в десяток солдат! Упёрся как баран. У него, видите ли, каждый человек на счету, да и меня отпускать не желает. Маги, дескать, тоже могут пригодиться. Даже маэдо не смог бы его убедить, если бы захотел. Все прямо помешались на этой войне, будь она неладна!

Да тут ещё эти двое разругались. Командор ходит злой, гоняет солдат, почём зря. Они, как я понял, разошлись во мнении, как следует поступить армии в сложившейся ситуации. Маэдо за самые решительные действия – немедленная отправка войск к западной границе и так далее. Мартин же не намерен никуда срываться, покуда не получит конкретных распоряжений сверху.

Случившееся разногласие так некстати. Не должно ссориться, особенно в столь напряжённое для всех нас время. Верю, скоро страсти поулягутся, мы сможем сесть и всё спокойно обсудить.

* * *

Август. Месяц моего имени. Изо дня в день льют бесконечные ливни. Холодно и пасмурно. Как в природе, так и на душе. Лето в этом году выдалось скверным, так что здесь, в северных землях, его почти и не заметили. Скорее было ощущение, что затянувшаяся весна перешла в раннюю осень. От постоянной сырости обострился ревматизм, надо велеть Сольену приготовить согревающих мазей. Э-хе, старость – не радость.

Прошлогодние страхи не оправдались, ни одна из войн так и не началась. Хотя нелюдь всё же пошла в набег, но в другую сторону – на королевство Омар. Вот пусть тамошний правитель с ней и разбирается, а нам теперь нет до того дела. Зато в сообщениях из столицы заговорили о некой лихорадке, вспыхнувшей в степях Лаоса. Есть опасения, что зараза доберётся до южных провинций. Но мы-то на севере, так что и здесь покуда бояться нечего.

В крепости всё как всегда. Командор с маэдо взяли привычку, что ни неделя ездить на охоту в соседние леса. И дождь им нипочём. Никогда не понимал этих увеселений. Должно быть, я для них слишком мягкосердечен.

Все прочие дела заброшены. Мысли мои, как и раньше, всецело сосредоточены на получении новых знаний об истории (и главное – гибели!) Предтеч. Но, сидя в четырёх стенах, разве чего добьёшься. Судя по всему, поездка в Чащобы в этом году также не состоится. Погода не благоприятствует, да и Мартин не хочет «ворошить осиный улей», как он тут выразился.

Ругаться, кричать и топать ногами я не умею, не хочу и, вообще, считаю ниже своего достоинства.

Теперь обещает, что весной, если не стрясётся ничего из ряда вон выходящего, можно будет подумать о походе. Если и тогда сорвётся, я оправлюсь в Чащобы вместе с учениками без всякого сопровождения. Даю слово!

Ближайшие же осенне-зимние месяцы посвящу насущным заботам, которых накопилось изрядно. Сольен и остальные уже обижаются, что совсем перестал уделять время их обучению. А Чарес взял манеру допытываться: «отчего я сделался таким нервным». Будто заняться ему больше нечем!

Также, наконец, разберусь со своими записями. Наведу, так сказать, порядок и в голове, и в делах. Давно пора.

* * *

Зима прошла без каких-либо примечательных событий. Скорей бы установилась тёплая погода. Снова перестал есть и спать…

* * *

До чего же я не люблю, когда случается подобное! Сижу в расстройстве. Работать не хочется. Писать тоже. А что остаётся?

Так вот, вчера к нам прибыла делегация из столицы. Весьма и весьма уважаемые люди. Поводом для их приезда стала проверка боеготовности северных гарнизонов. С этим-то у Мартина порядок. Но на деле сии господа явились в Жесть с иной целью.

Гости с командором и маэдо закрылись в кабинете Мартина. Меня приглашать посчитали излишним. Просидели они там, однако, недолго. Как потом рассказал один из учеников, бывший в коридоре: дверь с грохотом распахнулась, едва не слетев с петель; первым из кабинета вышел господин Аргуст, за ним приезжие делегаты. Они о чём-то его упрашивали, но маэдо не желал слушать и быстро скрылся с глаз.

Командор весь день молчал. Из того, что мне всё же удалось вытянуть из него, картина совещания чуть прояснилась. Оказалось, высокопоставленные господа призывали маэдо вернуться с ними в столицу. И командор поддержал их. Мартин утверждает, что никто на него не давил, и он высказал собственное мнение. Признаюсь, если бы спросили меня, я бы посоветовал маэдо тоже самое.

Аргуст – человек хороший, может немного высокомерный (но ему простительно). Вот и здесь вспылил, плюнул на всё и исчез в неизвестном направлении. Гости следующим утром без долгих прощаний также оставили Жесть.

Куда уехал маэдо? В крепости он не ночевал, и никто не знает, где он, и что думает делать дальше.

* * *

Аргуст сказал, что ни на кого не держит обиды, но намерен покинуть Жесть и отправиться дальше на север к Великой Стене. Мы не стали его отговаривать, наперёд предвидя всю тщетность данных стараний. Не такой у маэдо характер, чтобы поддаться на чьи-то увещевания. Раз решил, значит уедет. Они с Мартином побеседовали, и командор перестал ходить мрачнее тучи, даже вызвался проводить его до одной из крепостей Рубежа.

Думаю подарить маэдо свой перстень. Пользы мне от него никакой, а вещь получилась красивой. Надеюсь, тот послужит ему напоминанием о славных днях, проведённых в нашей обители.

* * *

Маэдо уехал. Командор, как и обещал, отправился с ним. Сир Гримм ходит петухом… Как-то уже и не верится, что Аргуст жил с нами два последних года. Кому скажи, сочтут пустобрёхом. Жизнь – определённо, штука непредсказуемая. Я всегда это знал.

Ну что ж, придётся вспомнить о подзабытой скуке. М-да… Пойду, проверю, как там ученики. Сегодня у нас назначен экзамен по природной магии. Или он прошёл на той недели?

Лето идёт своим чередом. Конечно, и в этом году мы не соберёмся ни в какой поход. Так что, тайнам Предтеч и их кристаллам, в существование которых мне уже вовсе перестаёт вериться, так и суждено остаться сокрытыми под землёй. Оно и к лучшему… Помнится, прошлой осенью я намеривался отправиться в экспедицию едва ли ни в одиночку. Теперь всё остыло. То ли хандра навалилась, то ли старый совсем стал.

Может, сыграть партийку в шахматы с Сольеном или Чаресом? С Сольеном, а то зануда у меня всегда выигрывает.

* * *

Либо я схожу с ума, либо с ума сходит весь мир!

Последние две ночи луна светит неистово, а меня посещают столь же яркие сны. Они похожи на видения (галлюцинации?), что я вызывал у себя самогипнозом. Период «помутнения» минул, так я считал. И вот опять… Как жаль, что у меня больше нет того кристаллика. Зачем я, глупец, отдал перстень!

* * *

Не нахожу себе места. Многократно во сне посещали меня чудесные видения. Те самые. Они вернулись! И, кажется, стали ещё правдоподобнее.

Что-то определённо изменилось. Сдвинулось с мёртвой точки.

Отправиться в Чащобы Мартин не согласится. Ему хватило прогулки до Великой Стены. И ЧТО делать мне? Я же говорил, надо было ехать туда раньше!

Получится или нет, но пытаюсь связаться с маэдо. Уже три голубя отосланы на север. Надеюсь, он ещё там, в крепости под названием Берлога Медведя. Как опрометчиво я поступил, решив, что магия ушла из осколка, и расставшись с ним самим. Но связь между нами сохранилась!


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю