332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Урук Хромой » Орки (СИ) » Текст книги (страница 7)
Орки (СИ)
  • Текст добавлен: 2 сентября 2020, 23:00

Текст книги "Орки (СИ)"


Автор книги: Урук Хромой






сообщить о нарушении

Текущая страница: 7 (всего у книги 44 страниц)

Дни шли за днями, нагруженные деловитой суетой лагеря. Тзя, каждый день уточнявшая время прибытия оплаты за иву от Нижних, озабоченно хмурила лоб. Понять ее было можно, выполняя мое указание, она честно кормила полной порцией орков и с беспокойством следила за тающими запасами.

Только по прошествии двух недель с нашего возвращения в лагерь вбежал, сопровождаемый двумя дозорными гонец от Нижних. Подгоняемый и направляемый древками копий сопровождения он рухнул на колени передо мной. Он протянул мне зеленую ветвь сосны, знак мира. Помедлив, я кивнул ему, разрешая говорить.

– Хозяин рода Верхних, мой род несет обещанную плату. Ты можешь нас принять?

– Да, как долго вас ждать? Вам что-нибудь надо? И кто ведет вас?

– Мы стоим лагерем в двух днях пути от Ворот. У нас все есть. Старший похода – Старый Хрууз.

– Иди, поешь, гонец. И передай, что мы рады будем гостям.

Он мне еще раз поклонился и ушел к кострам в сопровождении Аи. Проводив их взглядом, я щелкнул пальцами. Уже неделю в лагере меня всегда сопровождала пара щенков из команды Хромого. Самые отличившиеся в учебе, в виде награды, они в течение всего дня бегали, передавая мои распоряжения. За возможность побыть моими посыльными среди щенков развернулась нешуточная и свирепая борьба. Кроме повышения внутригруппового статуса были еще поощрения со стола Старших, а здесь никто из щенков такого шанса упускать не хотел.

– Десятникам и Старшим ко мне к норе. От всех десятков по два дополнительных орка в дозор на Ворота. Прямо сейчас.

Повторив хором мои слова и дождавшись кивка, щенки рванули в разные стороны. Я же направился к своей норе.

Собравшиеся у меня Старшие и десятники застали меня у костра, на огне закипал котелок. Засыпав в него горсть травяной заварки, я по очереди посмотрел на своих помощников.

– Ая, берешь свой десяток и уходишь с ним с гонцом. Ведешь их к Воротам. Идешь с гонцом к Походу, и ведешь их к Воротам. Там тебя будут ждать и остальные, – я ткнул рукой в братьев.– Всех здоровых в строй. Все оружие с собой. Идите.

Кивнув, десятники встали и ушли. Зачерпнув из котелка, я разлил в чашки настоя и передал Старшим.

– Я вас слушаю.

За прошедшее время у нас уже устоялся определенный порядок совещания. С неторопливым общением, под чашку другую горячего настоя. Старшие явно гордились моим вниманием и уважительным отношением. Отпив из чашки, Тзя пожала плечами и сказала.

– У меня все готово. Принесенное примем, пришедших накормим. Встречу, как ты мне рассказал, организуем. Все знают, что спрашивать и что можно рассказывать.

– Ты? – Хромой задумчиво хмурил лоб и молчал.

– Если их ведет Хрууз, то гадостей можно не ждать. Но и смотреть надо внимательно. Будет пир, всякое может случиться. Щенки будут слушать, будут рядом с каждым пришедшим. Самые шустрые и сообразительные. Если что, то мы их задавим. Но ты этого не хочешь.

– Ты прав, не хочу. Нас и так слишком мало. Я вас услышал. Выдели руку щенков для Аи, гонцами. Идите, буду думать.

Старшие, поставив чашки, поклонились. Тзя, встав, свистнула сидевшим в стороне щенкам. Деловито облепив носилки Хромого, дружно рыкнув, подняли его и поволокли к кострам.

Через полчаса Ая привела свой десяток, осмотрев их и пятерку гонцов, отправил на выход. Дальше оставалось только ждать. Три дня провел, тренируя щенков и занимаясь своим оружием.

Снующие туда и обратно гонцы из команды Хромого держали нас в курсе движения гостей. К нам шли два десятка носильщиков Нижних, груженных полной ношей муки каждый, с ними рука воинов для охраны, Старший Нижних и рука с пальцем Болотных. Услышав о них, Хромой присвистнул и помотал головой.

– Живые, значит. И наверняка Урта идет, так? – запыхавшийся гонец пожал плечами.– Ну да, ты же его не видел ни разу. Одноглазый и кривоногий? – щенок радостно закивал головой. – Урта с Нижними идет, Старший Болотных.

– Иди к Тзя, пусть накормит тебя, полной долей,– щенок, радостно сверкнув зубами, сорвался с места. – Рассказывай, Хромой.

– Живые, значит, Болотные, отсиделись, значит. Я и не верил особо, когда говорили, что их перебили всех. Не те они орки, дать себя перебить. Мы здесь все родня, к Болотным идут те, кто тишину любит. На Болоте только тихо можно жить. Род у них небольшой, но крепкий и дружный. Живут сыто, летом у них всего много. Собирают и сушат водоросли на продажу, рыбу, конечно, ловят и разводят в запрудах, яйца птичьи собирают и готовят их, тоже на продажу. Лишнего не берут, свое Болото они берегут. Там ведь как, возьмешь много, на следующий год ничего не возьмешь. Болото, оно живое. И все видит: бережливого одарит, жадного накажет, а то и самого заберет. Но зимой им трудно, конечно. Там островки есть, вот на них они и бедуют зимой. Оно бы и ничего, жить можно, но у них люди под боком. Огня развести нельзя. Жилье построить нельзя. А зимой на воде трудно. Щенки у них мрут в любой год, и сытый, и голодный. Но упорные они. А уж прятаться и скрываться, они самые первые. Урта придет, сам все тебе расскажет.

– Зачем идет-то?

– Как зачем, ты Хозяин рода. Мы все родня, надо ведь увидеть, кому мы достались. Да и соседи мы.

* * *

Через три дня на нашу стоянку длинной чередой входили носильщики, гнувшиеся под тяжестью корзин с мукой, их сопровождали немного меньше навьюченные воины. Выходя на площадку, они сбивались в плотную группу, оглядываясь по сторонам. Вместе с ними из прохода выскакивали мои орки, привычной рысцой охватывая пришедших с двух сторон.

Последними вышли два уже пожилых орка, растолкав стоящих перед ними носильщиков, они прошли вперед и замерли в десятке шагов от меня. Сидевший справа от меня Хромой встал и протянул пустые руки к пришедшим.

– Кто? – пришедшие повторили его жест и ответили.

– Хрууз, Старший рода Нижних, принес долг Хозяину Верхних, – пожилой, но крепкий орк с на удивление простецким лицом стукнул себя в грудь кулаком. Несколько костяных браслетов на его руке, глухо брякнули.

– Урта, Старший рода Болотных, пришел увидеть Хозяина Верхних, – низкорослый и кривоногий орк, мрачно пилил меня взглядом своего единственного глаза. Левая сторона его лица была одним кривым вздувшимся рубцом. Он был укутан в лохматую накидку из высушенных водорослей, в руке цепко держал легкое копье с зазубренным костяным наконечником. За его спиной замерли еще пятеро мрачных низкорослых орков, похоже вооруженных и одетых.

После его слов мои орки глухо заворчали, удобнее перехватывая оружие. Простецкое выражение мгновенно исчезло с лица Хрууза, он с досадой посмотрел на соседа.

– Прости его, Хозяин Рода, он на своем болоте совсем одичал, – при этом энергично разведя руками и двинув одноглазого древком копья по лбу.– Они пришли увидеть тебя и подарки принесли. Да?? – рявкнул он ему в лицо.

Урта, ошалело посмотрев на Хрууза, почесал лоб и, виновато хлопнув глазом, повторил.

– Да, увидеть и подарки, конечно, с уважением.

– Хрууз, Урта и ваши люди, мы рады вам, вы наши гости.

Поднявшись с камня застеленного шкурой каменного барана, я кивнул им.

Облегченно выдохнувшие орки загомонили. Вышедшая из-за меня Тзя раздавала команды. Ее помощницы поволокли носильщиков к складу, перемешавшиеся воины трех родов, оживленно общаясь, потопали в сторону кухонных костров. На площадке остались только я с Хромым и Старшие двух родов с помощниками.

– Хромой, тебе есть о чем поговорить с помощниками уважаемых старших?

– Да, Хозяин,– он свистнул. Ждавшие в отдалении щенки рысью вынеслись к нам с носилками и замерли рядом. Неторопливо поднявшись и опираясь на посох, он забрался на носилки и, сев, цыкнул. Дружно ухнув, его подняли и понесли, сопровождаемыми двумя гостями.

Севшие на лежавшее передо мной, застеленное новой циновкой, бревно Старшие, разинув рот, проводили их взглядами.

– Что это они его так? – Урта вопросительно дернул целой стороной лица.

– Уважение к старшим прививаем, – я расслабленно махнул рукой. – А то вдруг забудут.

Внимательно слушавший Хрууз прищурился и понимающе качнул головой. Прибежавшая Рыжая поставила гостям на колени плетенки с угощением. Подошедшая Тзя налила им и мне по чашке горячего отвара из принесенного ею котелка и села слева от меня. Мы молча пили отвар, разглядывая друг друга.

– Ты принес очень много, уважаемый Хрууз.

– Я принес слишком мало, уважаемый Хозяин Рода. Мои орки стоят больше. Я и мой род все еще много должны тебе.

– Не стоит об этом и говорить. Вы мне ничего больше не должны.

– Может, хватит, ходите кругами, как два сома на нересте, – Урта, мрачно фыркнул. И поставил на бревно рядом с собой чашку. – У нас всех есть большая проблема. Ты готов ее слушать, Хозяин Рода?

– Зовите меня Ходок, оба. Я готов слушать.

Недовольно покосившись на соседа, Хрууз вздохнул и покачал головой.

– Все-то ты, Урта, впереди чиха летишь. Ходок, мы пришли просить тебя принять до весны наших щенков. Всех. И тяжелых самок. Еду и все остальное мы принесем. И еще столько же в оплату.

Он замолчал. Оба, уже пожилых орка напряженно ждали моего ответа. Я молча ждал продолжения.

– Все плохо. Пусть тебе Урта расскажет.

– Расскажу. Только ответь мне, Ходок, ты действительно убил Гнора в два удара и Бухту стрелой?

– Да.

– Хорошо, верю. Прими наших щенков. Постарайся устоять. У тебя есть Ворота. Ты научил своих орков многому. Мы встретим их раньше.

– Урта, расскажи все.

– Все? Хорошо. В этом году набег нас всех потрепал. Всех нас. Мы смогли спасти почти всех щенков. Почти все запасы. Но мои охотники принесли весть, что на Болото опять пришли люди. Мы тихо ходим, и нас не видно, пока мы сами этого не захотим. В этом году они повторят. И теперь им не только наши головы, кого поймают, им наша земля нужна. Это не егеря, это не местные. Это вольные отряды. Решили, что пора им забрать все ущелье. Последние пять лет егеря чистили ущелья за ущельем. Охочие люди с ними ходили в набеги, привыкли. И хотят и дальше быть вместе. Для своих хуторов выбрали нас. Понравилось им здесь. Они чужаки, из разных мест люди. Я за свою жизнь много раз был с ними рядом, мы понимаем что они говорят.

– Много их?

– Нам хватит. Почти сотня. На острове на Болоте у них пост, с него на нашу сторону ходят, шарят по берегу. Ходят дальше. Это они тропы и дороги присматривают, наши стоянки и укрытия. Я стерег у острова неделю, слушал, о чем говорят. Через месяц-два к ним помощь должна подойти, и тогда начнут. Нам некуда идти.

– Они убьют вас и придут к Воротам убивать нас.

– Да, но, может, мы продержимся до весны. И по зелени сможем уйти в другие ущелья.

– Ты в это веришь?

– Что-тогда нам делать? Продать щенков в Бооргузы? Проще убить их. Нас, Диких, никто не возьмет к себе. Ходок, ты пришел из гор. Верхний род уже твой. Возьми наших орков, уведи к себе. Они будут служить твоему роду.

– А вы? – оба орка синхронно хмыкнули.

– Мы останемся. Старые уже кланяться. Это наш дом. И наша земля. Здесь и останемся.

На меня смотрели два уже пожилых орка, смертельно уставших и отчаявшихся.

– Я буду думать, буду хорошо и долго думать, – оба старших склонили головы, соглашаясь. Неожиданно Хрууз толкнул локтем своего соседа.

– Когда проигрыш отдашь? – я удивленно приподнял бровь, Урта, покосившись на меня, огрызнулся.

– Отдам, сегодня и отдам, – Хрууз довольно кивнул.

?– И не спорь больше. Щенок, мол, предложим, вцепится, съел?

Урта молча крутил головой, исподлобья поглядывая на меня. Воровато оглянувшись, Хрууз залепил ему увесистый подзатыльник. Покосился на меня и произнес.

– Извини, Ходок. Устал я от него, он мне, пока шли, чуть уши не отжевал, все выгадывал. Ты думай, если есть еще вопросы, то и спрашивай. Все, что знаем, расскажем. Дело-то серьезное, в один день и не сообразить.

– Хорошо. А сейчас идите к своим, успокойте. А то они уши из голов вывернут. Скажите, что я вас услышал и буду думать.

Поклонившись, орки деловито потопали в сторону кухонных костров. Я покосился на так неподвижно и просидевшую рядом Тзя.

– Сегодня – пир, все готово? – она кивнула. – Тоже иди.

Поднявшись, она нерешительно помялась. Поймав мой взгляд, теребя свой пояс, вздохнула.

– Щенков жаль, – и, сорвавшись с места, почти побежала.

Вечерняя трапеза не очень задалась, принесенные новости о новом набеге загнали всех в мрачную задумчивость, что само по себе оркам и не свойственно. Народ они в основном легкий и к размышлениям не очень способный, в большей своей массе. И даже необычайное разнообразие еды и ее количество их не радовало. Хотя на этот раз было, на что посмотреть и что съесть. Теперь уже привычные мне лепешки из желудевой муки, и они же с разнообразной начинкой из ягод, грибов и даже мяса и рыбы. Сами грибы, зажаренные на прутиках. Множество вяленой рыбы, змей, лягушек и других болотных обитателей. Огромные зажаренные жуки-плавунцы. Клубни и луковицы рогоза, сараны и осоки. Другие плоды и ягоды. По рядам разносили какие-то похлебки и обязательную брагу.

Кто действительно радовался этому изобилию, так это щенки.

Сидя в окружении Старших, я принял на себя обязанность щедрого хозяина и усилено потчевал гостей. И если Хрууз ел и пил с удовольствием, то Урта опять был мрачен. Я не стал испытывать его терпение и, приняв чашку из рук Тзя, встал во весь рост. И так не громкий шум трапезы мгновенно оборвался и больше сотни пар глаз уставились на меня.

– Я услышал грозные вести, вами принесенные, о новом набеге. Я выслушал ваших Старших. Мой род примет под защиту и укроет за Воротами ваших щенков и самок.

Мое воинство радостно взвыло, вскакивая и потрясая оружием, пришедшие, дружно рявкнув, повалились головами в землю. Старшие, встав, низко поклонились мне. Выждав тишины, я продолжил.

– Ваши Старшие предложили взять ваши два рода мне. Это так? – дружный рев был мне ответом.

– Мы завтра идем в набег, хочу посмотреть, кто захотел Нашу землю.

От нового вопля на водоемах вода пошла рябью, орки, вскочив на ноги, размахивали оружием, колотили и толкали друг друга от восторга. Рядом со мной Тзя, выхватив свой нож, запрокинув голову в небо, пронзительно верещала, как и остальные самки. Размахивал посохом с выброшенным лезвием Хромой.

Немного в стороне стояли оба Старших, стояли молча, молча смотрели мне в лицо. Переглянувшись, подошли и опустились на колени. Крик опять резко оборвался. Из толпы, проталкиваясь вперед, полезли Нижние и Болотные, становясь на колени за спиной своих Старших.

– Я буду служить тебе и отдам свою кровь, когда ты скажешь.

Приняв от Старших оружие, вернул им его.

– Завтра уходим, пошлите гонца, самого крепкого. Всех, кто может сражаться, с оружием собрать в одном месте. Ая, щит. Вот такие, сделать всем. Я вас жду у своей норы. Вам есть, чем заняться.

Через час, уже сидя в своей горячей яме с водой, дождался обоих. Они пришли в сопровождении двух здоровых орков, тащивших по увесистому мешку.

– Что это? У нас здесь все есть, – я показал на стоявшие на краям ямы плетенки с едой.

– Это подарок, Хозяин, знали, что лишним не будет, – довольно ухмыляясь, проговорил Хрууз.

На расстеленную циновку их помощники осторожно выкладывали каменные наконечники для копий и дротиков, много наконечников. Взяв один, я повертел его перед глазами, царапнул по когтю. Кожаные ремни, наконечники стрел, каменные и костяные. Вовремя они, железные разбрасывать жаль. А заготовок для стрел мне много наделали.

– Острый. Хороший подарок. Ая, позови братьев. С кем воевать собирались, уважаемые?

– Так это запас был, – Хрууз заюлил глазами, – вот как пригодился.

– Будем считать, что убедил, залезайте в воду старики-разбойники, – подергав ушами, они стали раздеваться, и по очереди плюхнулись в воду. Урта, глядя в сторону, проворчал.

– Все еще сам себе не верю, два рода отдали щенку.

Я в это время, повернувшись к ними спиной, вылезал из воды. Хрууз сдавленно ухнул, повернувший голову Урта зашипел сквозь зубу. Да, моя спина еще та картина, по всей поверхности следы колотых, резаных и рубленых ран. Как и руки и ноги, хотя и меньше, чем корпус. Не обращая на них внимание, сходил в нору и, откопав у себя в вещах небольшую пилу, вернулся к яме. Застав там в полном сборе своих помощников, сунул ближайшему из братьев пилу.

– Отберите три полные руки воинов. До утра на копья и дротики поставить это, – ткнул в кучу на циновке, – запас еды на три дня, две сумки камней. Ая остается в лагере. Тзя, готовьтесь принимать щенков.

– Возьми ее с собой, Хозяин, нам будет всем легче, зная, что она у тебя за спиной, – Тзя толкнула ко мне уже привычно мрачную Аю.

– И пару моих щенков, – из тумана приковылял Хромой, – самые шустрые. За лагерь и щенков даже не думай. Все сделаем.

Кивнув, я повернулся к притихшим в воде Старшим.

– Купание отменяется. Готовьте своих людей, уходим утром.

* * *

Утро нас застало уже на марше. Сосредоточенные орки, бегущие тяжелой рысью, час за часом двигались вдоль реки. Короткая остановка в полдень, и снова час за часом бег. Втянувшиеся за прошедшее время мои орки переносили марш гораздо легче новичков, те же постепенно стали отставать. Вечером на совете со Старшими решено было оставить часть и пустить их обычным пешим маршем. В результате через трое суток до стоянки Нижних у Болота дошли мои три десятка и дюжина из новичков. Выдержавшие марш Старшие, последний день бежавшие только на характере, передав распоряжения своим помощникам, свалились без сил.

Быстро приняв клятву верности от двух родов, отпустил отдыхать и остальных пришедших со мной. Большая часть из них, похватав по куску из поданной им еды, попадали в кусты спать. У меня за спиной остались только еще более мрачная Ая и два шатающихся щенка.

– Идите спать, – они дружно замотали головами, отказываясь, – это приказ.

Ая, молча дойдя до ближайшего дерева, рухнула у ствола, рядом с ней свернулись клубком и засопели щенки.

Я сел в тень рядом с ними и с наслаждением вытянул ноги, взмахом руки подозвал стоящих неподалеку помощников Старших.

– Сколько щенков и самок идет к Воротам?

Маленькая старая сморщенная самка, выйдя вперед и поклонившись, сказала.

– Я Тарух, в двух родах круг полных рук (сто) и четыре полные руки и еще два пальца (42) щенков, три полные руки без трех (27). самок. Все готовы идти. Еда у каждого на неделю.

– Хорошо, Тарух. Ты Старшая орды, тебе их вести. Возьми еды, сколько сможете унести, – кивнув она сделала шаг назад.

Ко мне одновременно шагнули два орка, оба с копьями и новыми щитами. Ревниво покосились друг на друга и уставились на меня.

– Ты, – я ткнул пальцем в высокого Нижнего.

– Я Уру, у моего рода полный круг и еще полная рука без трех (107) тех, кто может сражаться. Оружие у всех.

– Ты Старший, пока Хрууз спит, собери всех там, хочу увидеть их, – кивнув, он убежал, на ходу сзывая своих.

– Я Чада, – не дожидаясь моего вопроса, сказал невысокий и широкий в плечах Болотник, – у моего рода три полные руки и еще рука (35) тех, кто может сражаться. Оружие у всех.

– Садись рядом, поговорим, – он молча хлопнулся рядом. – Чада, у вас есть лодки?

Помявшись, он кивнул.

– Пригони сюда на реку все. Пустим часть по реке с самками, и щенков не растеряют и еды больше утащат. И остальные тоже сюда, посмотрим, что в набег возьмем.

Выслушав меня, Чада довольно рыкнул, вскочил и умчался к реке, свистом сорвав за собой Болотников. Я, поднявшись, подошел к большой толпе орков Нижних. Взяв за руку ближайшего, покрутил его перед собой и, осмотрев его снаряжение и оружие, толкнул в сторону. Больше часа мне потребовалось для осмотра всей толпы. Часть отправил менять оружие и нескольких забраковал как не до конца оправившихся от ран. Поручив Уру разбить всех на отряды по полторы полной руки, пошел встречать Болотников с лодками, подгребающих к берегу.

– Это все? – выскочивший на берег Чада кивнул. В берег одна за другой воткнулись дюжина разномастных лодок разного размера. Часть из них были связанные из снопов камыша, другие – разноразмерные долбленки в выжженными полостями.

– Выбери четыре, что будут под силу самкам, привяжи веревки и лямки, пусть тянут их. Знаешь как?

– Я знаю, как все сделать.

– Хорошо, делай. Я хочу увидеть, где и как стоят враги. Кто пойдет, из твоих?

– Я и пойду. Только смотреть?

– Пока да.

– Мы готовы.

– Хорошо, я за оружием, – я, развернувшись, дошел до Аи с щенками. Она вскочила, протерев глаза, уставилась на меня.

– Развяжи поклажу. Зови братьев и Старших, – кивнув, Ая пинком подняла щенков и отправила их с поручением. Сняв с себя всю одежду и оставив только набедренную повязку, надел легкий пояс с ножнами малого ножа и взял у нее из рук недавно сделанный мной простой лук и колчан с десятком стрел.

Подошедшие Старшие и десятники молча ждали меня.

– Ухожу с твоими, Урта, посмотрю, кто нас ждет. Вам без меня не убить друг друга. Помните, вы один род. Поучитесь пока с моими.

– Я иду с тобой, – Урта стукнул копьем в землю, подтверждая свои слова.

– Если Чада сможет остановить твоих от резни и драк, то да. Сможет?

Подумав мгновение, Урта покачал головой.

– Тогда на этом все.

Повернувшись к ним спиной, неторопливо пошел к лодкам. Там меня ждали два небольших челнока из дерева и с ними Чада с тремя Болотными.

– Эти? – он кивнул головой и протянул мне их накидку из болотных растений. Надев ее, я залез в качающийся челн. Державшие его Чада и еще один молодой Болотник, ухнув, толкнули его и ловко запрыгнули на корму. Второй челн тоже скользнул за нами. Сидевшие сзади орки заработали короткими веслами, разгоняя челноки. Они легко скользили по широкой заводи Костенки, разливающейся на выходе из долины широкой полосой открытой воды от одной стороны ущелья до другой. Дальше были видны отдельные группы тростника, чем дальше становившиеся все более частыми и густыми, постепенно сливающимися в одно широкое, зеленое море, колышущееся под ветром, с выглядывающими из него отдельным скалами и островам заросшими невысокими деревьями.

Предгорья Малого Хребта. Прайд Зуба.

Зуб спал. Зов подкинул его на лапы и вырвал из глотки глухой рев. Спавшая рядом с ним, прижавшись, самка по имени Молния уже стояла рядом, вздыбив шерсть и ворча. Варги прайда Зуба, спавшие перед ночной охотой, один за другим вставали, присоединяясь к ворчанию Старших.

Правые и левые лапы, молодые самцы и самки. Даже щенки в глубине логова стояли на подгибающихся лапках и пискливо ворчали, глядя на вход в логово.

Зов, зов Старшего Брата поднял их. Поднял и позвал. Он все усиливался. Весь прайд, ворча, сжимался в охотничью Лапу, как при встрече с крупной и опасной добычей. Зуб шагнул вперед, прижавшись к его правому плечу, рядом встала Молния. На свои места протиснулись самцы и самки Правой и Левой лапы, за ними вставали, толкаясь в тесном проходе, молодые варги. Даже щенки сбились в одну кучу и притихли.

Зов все усиливался и Зуб завыл, его вой подхватили остальные. Он вырвался из логова, вспугнул спящих птиц на лигу вокруг и заставил шарахнуться прочь услышавших его зверей в лесу.

Радость встречи со Старшим Братом, это неведомое раньше чувство, заставило обычно молчаливых варгов восторженно драть глотку. Всеохватывающее чувство долгожданной встречи, желание быть рядом. Все это они никогда не испытывали. И резко оборвавшийся зов просто расплющил их чувством пустоты и потери.

Зуб, всхлипнув, метнулся на выход, за ним, подвывая и толкаясь, ломились остальные. Выскочив из логова, варги заметались по лесу, горестно подвывая и принюхиваясь. Очень нескоро пришедшему в себя Зубу удалось собрать вместе свой прайд. Самые быстрые и молодые, разбежавшиеся далеко, добрались к логову только к следующему вечеру.

Общая апатия и уныние навалилось на прайд. Охоту все забыли. Уставшие варги забились в логово и попадали по углам, привычно прижимаясь друг к другу, ища поддержки прайда. Сам Зуб никогда не унывающий, самый крупный самец, водивший свой прайд уже больше десяти зим, лежал в углу у кучи молчаливых щенков.

Подошедшая к нему Молния ткнула носом его в щеку. Он неохотно поднял морду ей навстречу.

Поймав его взгляд, она послала ему вопрос.

– Что это было?

Расстроенно тряхнув головой, Зуб положил свою огромную, покрытую шрамами морду на лапы. Настойчивая и всегда быстрая во всем Молния, зайдя спереди, легла напротив, настойчиво ловя его взгляд.

– Первый, что это было? – недовольно повозившись, Зуб ответил.

– Я не знаю, Молния, я не знаю. Я никогда не испытывал такого. Я не знаю. Но это было, – он моргнул, пытаясь передать свои чувства. Молния увидела и почувствовала их весенний бег, запах их общих щенков. Довольная его отношением к себе, она фыркнула и, потянувшись, шутливо запустила свои когти ему в лапы.

– Это так, я тоже такое почувствовала. И остальные тоже, – она послала ему образ уставших и расстроенных варгов прайда. Помотав головой, Зуб посмотрел ей в глаза.

– Я хочу узнать, что это было и кто нас позвал.

– Бросишь прайд? – встав, она боднула его головой.

– Молния, не изображай из себя годовалую самку весной. Не брошу, – он решительно поднялся и встряхнулся, – сейчас задам всем трепку. А то валяются как щенки без матери, языки в пыли потеряв. А ты, моя мудрая, подумай, кого пошлем искать это, и в какую сторону.

– Всех перетрясу. Хорошей охоты тебе.

Всю следующую неделю прайд лихорадило. Самцы и самки ходили как пришибленные и потерянные. Зуб на себе ощущал постоянные вопросительные взгляды членов своего прайда. И на охоте все совершали ошибки, путались друг у друга под ногами и промахивались. И даже всегда стремительная и ловкая Молния как-то у всех на виду упустила из лап уже пойманного молодого оленя. Просидев в углу логова остаток ночи, она решительно направилась к лежащему у входа Зубу. Поймав его взгляд, направила вопрос.

– Что ты решил? Мы еще не голодаем, но уже скоро начнем, – Зуб надолго задумался и, подняв голову, также беззвучно ответил ей.

– Мы пришли сюда в поиске новых угодьев для охоты. Дичь здесь незнакомая, но она есть. В Степь мы не можем вернуться. Там сейчас люди, их как блох на запаршивевшем шакале. Мы остаемся здесь. Будем здесь жить. Пока.

Поднявшись на лапы, он потянулся, скрежетнув когтями по камню. Молния залюбовалась на своего самца. Зуб был крупным, зрелым, пятнадцатилетним самцом в полном расцвете сил, редкого, почти черного окраса. Шрамы на морде и плечах свидетельствовали о его нелегкой жизни и победах. Иронично посмотрев на Молнию, он подойдя к ней, лизнул ее в нос и шутливо прикусил ей ухо. Тихонько пискнув, она села на задние лапы, закрыв глаза и вывалив язык. Уже многие годы они были вместе, их щенки вырастали и уходили в разные прайды, но их привязанность только крепла с каждым годом. Сама Молния была тоже высокой в холке, двенадцатилетней самкой с серебристой полосой на спине и не смотря на то, что она уже не раз рожала, все такой же поджарой и стремительной. Но как и во времена начала их отношений она млела от его ухаживаний.

Толкнув легонько ее головой, он заставил ее открыть глаза.

– А на поиск Зова мы пошлем кого-нибудь. Ты подумала кого?

– Да, меня сами попросили. Таша и Быстрый.

– Отпустишь свою любимицу с этим обалдуем?

Зуб внимательно вглядывался ей в глаза. Отвернувшись, она помолчала немного и вернула взгляд.

– Да, отпущу, ей пора. И я знала еще большего обалдуя, что стал ее отцом, – Зуб слегка смутился.

– Это было давно. Хотя Быстрый действительно хороший охотник. И будет еще лучше, если с ним рядом будет Таша. Уж она не даст ему разгуляться. Давай им все расскажем завтра, нам еще сегодня охотиться, – Молния согласно кивнула, разрывая контакт.

Умение общаться образами давалось всем варгам тяжело. После долгого разговора они сильно уставали и теряли скорость и точность. В обычной жизни обходились жестами, позами и ворчанием разных тонов. Долгая жизнь вместе позволяла Молнии и Зубу так много общаться, но и им стоило себя ограничивать.

Наступившим вечером Зуб в сопровождении Молнии вышел на площадку перед логовом. Понюхав воздух, покосился на Молнию, помедлив, она кивнула и отвернулась.

Вызвав коротким лаем из логова свой прайд, Зуб внимательно осмотрел всех, задержавшись взглядом на молодой, высокой самке почти такого же темного окраса, как и он, и крепком молодом самце, привычно вставшем рядом с ней, Таша и Быстрый.

Дождавшись выскочившую из пещеры задержавшуюся подростка-няньку, повернулся ко всем и проворчал.

– Охота, – весь прайд, радостно встрепенувшись, стал нетерпеливо переминаться.

– Вы, – Зуб взглядом выделил Ташу с Быстрым, – логово. Обрывая вскинувшегося самца, слегка показал клыки, повернувшись к логову спиной, затрусил к лесу.

В этот ночь охота удалась, прайд затравил лося и мяса хватило всем. Заканчивая трапезу, варги прихватили и все остатки. По возвращению их радостно встречали голодные щенки. Зуб положил перед Ташей заднюю ногу лося.

– Вам, ешьте и потом поговорим.

Таша мотнула головой, разрывая контакт и, схватив мясо, понесла к Быстрому, лежавшему на улице у входа. Столпившиеся у щенков варги по очереди отрыгивали им часть съеденного мяса. Оставшиеся в прайде последние трое щенков пользовались заботой и вниманием всего прайда, ведь это то, что удалось сохранить после того, как их стоянку с норами нашли люди.

Несколько лет назад в местность, где обитали последние уцелевшие варги, пришли люди. Воюя между собой, они распугали всю дичь на несколько дней пути в обе стороны и с ожесточением попутно охотились и на варгов. Лошади были быстрее и на открытой местности шансов уйти у варга не было. У лихих всадников степи стало даже считаться высшим шиком иметь плащ из шкуры варга.

Сами прайды варгов были редки и немногочисленны и раньше. Крупные и тяжелые, они не могли в беге сравниться с большинством обитателей Степи, и потому старались держаться ближе к лесу. Лесостепь давала возможность охоты из засады или охоты загоном на сидящих в засаде. Умение общаться образами помогало и в охоте и в жизни. Прайды смогли поделить угодья и не вступать в конфликты. Обычно прайд состоял из пары взрослых Старших и еще две пары, Правой и Левой лапы.

В таком составе прайд наиболее эффективно мог охотиться и прокормить себя и своих щенков. На основной стоянке варги или селились в пещерах, или выкапывали неглубокие норы. За щенками в отсутствие старших приглядывали подростки по очереди. Все остальное время они сопровождали прайд, учась нелегким знаниям охотника. Подрастая, молодые уходили искать свое место и пару себе. Наличие таких бродяг прайды терпели и принимали к себе на время или насовсем. Жизнь была трудна, и полных прайдов было мало, а пришедшие люди уменьшили их еще больше.

Жизнь крутилась между охотой и заботой о щенках. И только изредка после удачной охоты старшие делились сохраненными в их памяти образами, в свое время полученные от своих родителей. Уже достаточно смутные, они рассказывали о другой жизни, когда у варгов были старшие братья, что заботились о них, с кем вместе сражались варги. Когда их было много. И что в трудное время Старшие Братья отправили от себя варгов жить в эту Степь и ждать, когда их позовут. Ждать Зов.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю