332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Урук Хромой » Орки (СИ) » Текст книги (страница 36)
Орки (СИ)
  • Текст добавлен: 2 сентября 2020, 23:00

Текст книги "Орки (СИ)"


Автор книги: Урук Хромой






сообщить о нарушении

Текущая страница: 36 (всего у книги 44 страниц)

Отряд пошел дальше, у убитых задержался десятник и догнав Гайту постучал ей по ногам, она опустила голову и, кивнув, опустилась к нему, остальной отряд замер, готовясь к бою. Придвинувшись к маске Тени, десятник прошептал.

– Рабочие орки, оружие – лопаты с Мешалки.

– Глупые, молодые??

– Нет, зрелые, они где-то хватанули тумана. Аж зубы почернели. Потому и не бояться ничего.

Кивнув, Гайту встала и скомандовала продолжить поход.

До Ворот Фермы их уже никто не атаковал, но то, что в проходах множество орков, они все чувствовали очень хорошо.

На площадке у Ворот в разных местах валялось пара десятков убитых орков рабочих каст, рядом с ними лежали их оружие, камни и деревянные инструменты. Им навстречу медленно раскрылись Ворота, и ее отряд прошел внутрь. Гайту задержалась у заставы у ворот и поманила десятника Младшей стажи Семьи Главы.

Тот шустро забрался к ней по ее посоху и замер в ожидании. Ей за спину шагнули пара ее Теней и замерли, медленно поводя масками.

– Говори.

– Госпожа, очень хорошо, что вы пришли. Нас мало. Дежурная смена Стражи и Теней Дома. Кроме вас пришли полсотни Стражи нашего Дома. Больше никого.

– Нападали?

– Да, больше сотни, все рабочие.

– Иди.

Десятник скользнул по шесту вниз и замер, в поклоне пропуская Тень. Внутри ее ждала лапа Теней семьи Главы, Старшая шагнула вперед и подняла маску.

– Ты как всегда быстра и стремительна, Гайту.

– Ваараку, ты так и будешь говорить ненужные слова или......

– Не буду. Это все, что ты привела? Я ожидала большего.

– Я вообще не думала, что Дому Главы понадобиться помощь.

– Ты знаешь, что за Купцом ушло много Стражи. И тут бунт.

– Теперь мы здесь и то, что есть, то и есть. Говори, где нам встать.

– У Ворот, Ферму вы знаете плохо. Мы ее берем на себя.

– Хорошо. Я здесь. Иди, Старшая, присмотри за нашими спинами.

Надев маску, Ваараку дружески стукнула Гайту по посоху и ушла со своими Тенями в темноту Фермы.

– Куда они? – подошедшая Тень, не снимая маски, глухо проворчала из-под маски, – мы – Ворота, они в темноту.

– Не суди о том, чего не знаешь. Им надо будет перекрыть собою воздуховоды. А это как черпать яму Мешалки руками. Идем, нам есть, чем заняться.

Выйдя к воротам, она покосилась в сторону Бооргуза и вопросительно дернула пальцами. Тот же десятник, также жестом ответил, что все тихо и вновь повернулся к проходу, усиленно шевеля ушами.

Время медленно тянулось, и Гайту его ускорила деловитой суетой, из глубины Фермы ее Тени пригнали рабочих работающей смены и всех орков с малой Мешалки со Знающим. Получив задачу, он заголосил команды, разгоняя рабочих. Под его руководством рабочие начали сноровисто выкладывать из запасных камней, подставок под грибы, вал за воротами. Стоящие черными башнями Тени ускорили работу, даже не шевельнувшись. Вал быстро рос, и Гайту почти успокоилась, когда в ближайшем проходе звонко и протяжно запела самка. Все замерли, прислушиваясь.

А самка, судя по всему очень сильная, продолжала выводить своим голосом пронзительные звуки этой старой и запретной песни.

 
О том, что жизнь – это мука,
что голод – это краски жизни,
и смерть только изменение служения.
 

Пропев первый куплет, самка замолчала, и через мгновение воздух ощутимо колыхнулся от звукового удара от сотен глоток, что рявкнули припев.

 
Но есть и одна радость – убить.
Убить всех, кто стоит выше.
Рвать и чувствовать их кровь.
 

К первому хору присоединялись голоса из других проходов, и к Воротам потекли темные потоки рабочих орков. Сливаясь в одну реку, они неспешно шли к Воротам, колыхая над головами редким оружием.

Большая часть рабочих замерла на мгновение и, не сговариваясь, метнулись навстречу живому потоку. К удивлению Гайту с ними сбежала и пара Младших Стражей, прихвативших с собой и оружие. Выйдя вперед к валу, она повернула в сторону посеревшего десятника маску, укоризненно покачала ею.

Живой поток, разливаясь во всю ширь площадки перед Воротами, замер и замолчал. В первые шеренги стали проталкиваться вооруженные орки. Из толпы вышла небольшая группа орков и подошли ближе.

Пара самок с вырванными с мясом из ушей бирками и десяток самцов, по виду тяжелые грузчики. Все вооружены копьями и мечами Стражей. У самок располосованы щеки и залиты засохшей кровью. Крупная самка, шагнув вперед громко закричала, надрывая горло.

– Мы идем взять еду. Стражи, прочь. У вас есть время убежать. Или вы тоже еда. А вы, – она ткнула в Теней, – умрете.

И, обернувшись в сторону толпы, завизжала. Ее поддержали сотни голосов, и вся живая река качнулась вперед.

Гайту двумя ударами острия шеста убила бросившихся бежать пару стражей и, подняв маску, прорычала.

– Стоять. Болары!!! – ей вторил десятники, – Бей!!

Больше двух десятков боларов, уйдя в толпу, бесследно канули в ней.

– Еще, бей!! Еще, бей!!

Гайту и сама непрерывно раскручивала и пускала болары, замечая, как ее снаряды сносят под ноги бегущей рычащей толпе ее цели. С ней рядом встали отстрелявшиеся своими боларами ее Тени и приготовили свои посохи. В полумраке сверкнули металлические острия их посохов, и они дружно взревели в ответ на накатывающий на них гул толпы.

– Уйтааааан Вайрууунааа!!!

Им ответили пронзительным визгом самки в толпе, и орки кинулись на вал. Тени быстро-быстро заработали посохами, пронзая лезущих орков, убитые и раненые падали назад под ноги и на головы лезущих за ними. Ободрившиеся Стражи тоже присоединились к Теням. На самый гребень выскочили Старшие Стражи и, завывая боевую песню, завертели смертоносные мельницы макуатля. Оказавшиеся поблизости рабочие валились с вала, лишаясь рук, голов и пытаясь зажать разрубленные тела. Из задних рядов атакующей толпы полетели камни, палки, копья и болары. Бросая свое единственное копье, рабочий, рыча, лез вперед и, получив копье в грудь, пытаясь дотянуться до Стража, махал когтями, визжа от ненависти. Поняв, что это ему не под силу, тянул Стража за копье и умирал под ногами, все еще пытаясь дотянуться до врага. Десятник Младшей стражи именно так был схвачен за ногу и утащен в толпу, где скрылся в ринувшихся на него толпе рабочих, что с воем принялись рвать его когтями. Замедлив атаку на мгновение, он своей смертью дал передышку остальным, что смогли отбросить лезущие толпы. Орки откатились, рыча и беснуясь. Вперед снова выскочила та же самка с грузчиками и полезла на вал под веер макуатлей. Десятник радостно рявкнул и махнул мечом. Самка мгновенно сунула свободной рукой под удар лезущего рядом рабочего, в теле которого на мгновение застрял меч десятника, и немедля воткнула свое копье в живот Стража. Он рыкнул и попытался выдернуть меч, но самка ударила еще раз, и он, отпустив рукоять меча, покатился с вала в толпу рабочих. Там его подхватили десятки рук, подняли над головами и понесли прочь от вала, на ходу отрывая от него куски плоти. Стоящая рядом с Гайту Тень взвыла и, рубя и коля направо и налево, кинулась за исчезающим Стражем вглубь толпы. Гайту и остальные пытались ее остановить, крича, ругаясь и проклиная. Отнесенный от вала на полсотни шагов Страж просто исчез, разлетевшись на мелкие кровавые лохмотья. Пустив вслед за ним в толпу свой шест Тень остановилась, опустив руки. Она стояла в нешироком круге в самой гуще ворчащей толпы. Гайту подняла маску и махнула призывно рукой. В ответ та отрицательно покачала головой и, сбросив в толпу свою маску, дернула из-за спины пару длинных палок. Тряхнув руками, превратила их в гибкие посохи, и, оскалившись, завертела мельницу кровавых брызг. Толпа шарахнулась на мгновение и, заревев, кинулась на нее. Завыв, она продолжала рубить рвущихся к ней орков. Прорывавшиеся к ней орки кидались ей на ноги, хватаясь за ходули и пытаясь ее повалить. Она же периодическими взмахами посоха освобождала их и пинками расшвыривала самых неуклюжих. Не сговариваясь, Тени широкими шагами пошли к своей подруге, убивая всех на своем пути. Немногие не побежавшие орки пытались сопротивляться, бросались на ноги, но гибли и гибли. Но вокруг первой все кипело, по ее ногам упрямо лезли все новые и новые орки, рыча и воя. Снизу ее били боларами, бросали копья и камни. Она зашаталась, на одном из посохов повисли орки, вырвали его, она дернула с плеча бич и закрутилась, с трудом переставляя ноги, облепленные орками. По её ногам лезли и лезли рабочие, по их спинам молниям пролетели несколько носачей и, вцепившись в плащ, заработали разделочными ножами. Тень зашаталась и, выпустив оружие, с трудом повернулась к идущим Теням. Ее почти всю облепили орки, отчаянно рвущие ее, уже гаснущими глазами она посмотрела на Гайту и медленно, под восторженный вой орков упала в толпу навстречу протянутым к ней сотням рук. Ее тело подхватили и радостно завывая, потащили в ближайший проход, уже не обращая на остановившихся Теней никакого внимание. Гайту остановила своих Теней и они молча смотрели на исчезающий хвост орочей толпы.

Из последних рядов вышла уже знакомая самка в сопровождении уже новых орков и остановилась, с вызовом смотря на них. Потом подняла над головой маску погибшей Тени и звонко заверещала, потрясая ей. Ткнув в Гайту острием копья, дернула им поперек горла и неспешно ушла в темноту.

Гайту минуту помолчала, медленно поворачивая голову, осматривая поле боя. Рядом с ней стояли ее четыре Тени. Пара Старших были неподвижны, а две Младшие были поражены увиденным и пережитым, нервно озирались, тиская окровавленные шесты. Под ногами и у вала ползали, дергались и пытались встать десятки рабочих, еще больше лежали неподвижно уже на пути к Темному. На валу стояли и сидели уцелевшие Младшие Стражи, и всего пара Старших. Все были так или иначе ранены, кто-то сильнее, кто-то легко. Всего их осталось меньше половины.

Гайту наконец обернулась и по очереди оглядела свою лапу. Им тоже досталось, но помогли доспехи и плащи. Указав младшим помочь друг другу, и отправив Старшую к Страже, подошла ко второй.

– Руаа, так и будешь жаться. Куда тебе попали?

– Это мелочи, моя Старшая.

– Раз я Старшая, то мне и решать, что мелочь. Показывай.

Тень вдохнула и откинула полу плаща. Наклонившись, тяжело опираясь на шест, Гайту внимательно осмотрела торчащий из ноги дротик Стража Ворот. Поднявшись, приблизила свое лицо к ее маске.

– Это все?? – Тень кивнула, – сильно они тебя. Я могу перевязать, но вынимать нельзя. Будешь у меня за спиной.

Тень потянула маску на затылок, открыв посеревшее лицо.

– Хочешь всю славу забрать. Нет, Старшая, я буду рядом, как много сезонов до этого. Замотай мне ногу, – она дружески постучала Гайту посохом по ноге.

Гайту повернула голову к подошедшим Младшим Теням.

– Добейте здесь всех, шумят. Кого-нибудь притащите сюда живым.

К моменту, когда она закончила повязку, Младшие вернулись, гоня перед собою небольшую стайку орков. Эти тоже все были ранены, но ноги у них уцелели. Почти уцелели, сбежать они не успели.

– Что тут у нас? – Гайту наклонилась к попятившимся оркам, – так.

Вглядываясь с лица пленных, молча щелкала пальцами, и ближайшая Тень убивала очередного. Кто-то молча ждал смерти, кто-то успевал выкрикнуть проклятье, один даже попытался броситься на нее. Тень пришпилила его ногу к полу и замерла.

– Ты кто??

– Я орк, я орк. Убей меня Тень, я буду ждать тебя у Темного.

– Хорошие слова, встретимся. Кем ты был раньше, воин?

Орк подавился и захлопал глазами. Гайту утвердительно кивнула и дернула пальцем. Младшая Тень выдернула посох из ноги орка, и шагнула ближе, не спуская с него глаз.

Выпрямившаяся Гайту толкнула шестом под ноги орку валявшееся рядом копье Младшего стража семьи Лау и замерла. Схватив его, тот ощерился и замер.

– Так и уйдешь без имени?

– Я, Чаа. Я раньше был рабочим Фермы.

– Короткой дороги тебе, Чаа.

Гайту легко отбила неуклюжую попытку удара копьем, и пробила его шестом. Выдернула шест, и пошла было к валу, когда ее жестом остановила Младшая Тень, бросив ей под ноги подвывающий комок. Гайту приподняла бровь и осторожно ткнула его шестом, хныканье усилилось, и она, скользнув по шесту, опустилась ниже.

На камне, извиваясь, пытался отползти за мертвые тела взрослый Носач.

– Ты сейчас говорить, или я тебя буду долго-долго строгать. Ты мне веришь?

– Дааа, я все рассказать, – Носач пытался теперь подползти к ней ближе, волоча за собой раздавленную ногу, – я болеть. Все-все рассказать.

– Как вы бросили свой дом?

– Мы не бросить, мы его защитить. И тогда он наш. Совсем, весь.

Носач, оскалившись, полз к ней, повторяя.

– Наш, совсем, наш, наш.

– Кто это сказал?

Носач на мгновение задумался и, уткнувшись взглядом в пол, еле слышно прошептал.

– Нельзя, накажут.

– Я тебя накажу сильно и долго, сейчас, – Носач, не поднимая головы, приподнял плечи и задрожал, – но я могу никому не рассказать, что ты мне сказал.

Коротышка поднял на нее глаза и прошептал.

– Не рассказать, никому?

Гайту кивнула, и знаком руки отогнала остальных Теней. Скользнув ходулями, она опустилась к самому полу и подставила свое ухо Носачу. Он что-то жарко ей втолковывал, она переспрашивала, он, осмелев, ползал вокруг, горячо доказывая. Кивнув ему, соглашаясь, она парой рывков встала на ноги и задумчиво посмотрела в сторону глухо шумящего и рычащего Бооргуза. Потом отвлеклась на осторожное поскрипывание по дереву. У ее ноги лежал еле живой Носач преданно с надеждой глядя на нее, из последних сил что-то шептал. Переступив ногами, она вгляделась и только по губам прочла.

– Никому, не сказать?

Кивнув ему в ответ, грустно посмотрела на расплывшегося в радостном оскале Носача и резким ударом ноги размазала его по камню.

– Никому не сказать про тебя. Клянусь.

Она повернулась в сторону вала, откуда ей махали Младшие Стражи и широкими шагами пошла к Воротам, к которым из глубины Фермы шли Тени Семьи Главы.

Почему их так мало, мелькнула мысль и пропала.

Подойдя ближе, рыкнула и черно выругалась, пройдясь по всем демонам и Светлым Богам за компанию, почти побежала. Не останавливаясь, перемахнула через вал, от нее в разные стороны, сломя голову, сыпанули Младшие Стражи. Пара Старших Стражей заметно посерев, не шелохнулись и только потом покачали головами, продолжив натирать свои побитые макуатли.

Влетев в ворота, Гайту зашипела, встречая взглядом идущих Теней. Впереди с заметным трудом шла Старшая, за ней еще пара под руки тащила еще одну Тень, волоча ее ходулями по полу.

– Ваараку, где еще одна? Где Младшая Стража?

Подошедшая Тень, тяжело навалившись на посох, подняла маску и открыла измученное лицо. У нее за спиной положили на постамент, сейчас пустой, раненую, и ткнулись спинами в стену остальные.

– Это все. Луур у Темного, Траа еще была жива, пока несли. Стража вся легла. Никто не ушел. Носачи провели рабочих через воздуховоды. Будут тут через одну десятую цикла. Я вижу, что и у тебя не все. Хоть Ворота удержали. После такого, – она кивнула назад, – я думала, что вы у Темного. Ты великая Тень, Гайту.

– Ферма – всё. Тогда может нам найти место для последней песни поинтересней?

– Я не могу, Гайту. Я останусь здесь. Это мой дом, это был и есть мой дом. Уходите. Забери с собой всю Стражу. Нас четверо. Хорошая песня будет.

– Трое, – у нее за спиной шевельнулась одна из ее Теней, – Траа сейчас догоняет Луур. Поможет ей в дороге. У нее хоть ноги есть.

– Гошпоша, – по ноге Гайту постучал молодой страж с изорванным в клочья лицом, только глаза сверкали, шепелявя разорванными губами, добавил, – шам, иши.

Вместе с остальными Тенями они вышли к валу. Там столпились уцелевшие Стражи, молча расступившиеся при их приближении. На руках Старших Стражей, сейчас слабо подергивался комок кровавого мяса, в котором Гайту с трудом разглядела гонца дома Главы. Каким чудом он дошел на изорванных в клочья ногах, было непонятно, на ее поднятую бровь ответил один из Старших Стражей.

– Черный Туман. Спеши. Ему время пришло в дорогу.

Услышав его слова, гонец открыл один уцелевший глаз и, найдя ее лицо, зашипел, с трудом проталкивая слова и пенясь кровью у рта.

– Лау – всё. Ваши склады – всё. Все Старшие семьи – всё. Твоя Нора прорвалась к дому Главы. Держат проход к Воротам.

Он замолчал, выгибаясь от боли, что не смог заглушить даже такой наркотик, как Черный Туман. Все дружно зашипели, примеряя на себя его мучения. Затихнув, он обмяк. Старший Страж покачал головой и чуть не выронил его от рывка изорванного тела, а гонец, сев и снова открыв глаз, заговорил невнятной скороговоркой.

– Приказ Главы. Прорываться к Дому. Всем – прорываться к Дому. Вас будут ждать. Уходим из Бооргуза. Всем к Дому. Всемм. Всееммм.

Упав на руки Стражей, он затихал, не останавливаясь, повторяя и повторяя. Гайту нырнула к нему и, дернув свой нож, сунула ему в руку.

– Ты выполнил свой долг, воин. Тебя ждет Темный. Хорошее место тебя ждет. Предки порадуются. Мы будем рядом в его строю. Жди нас. Иди.

Гонец замер, замолкнув и прислушиваясь, растянув изуродованные губы в радостном оскале, медленно выдохнул. Страж потянул свой нож из ножен и замер, глядя на Гайту.

– Не надо, он уже идет по пути. Славная смерть.

После чего поднялась на ноги и оглядела свое воинство.

– У нас приказ. Будем его выполнять. Все, – она покосилась на Ваараку, та кивнула в ответ, – готовьтесь. Нам еще рано к Темному.

После ее слов орки мгновенно разбежались в разные стороны. Основная часть занялась восполнением запасов оружия, самые молодые, перемахнув через вал принялись шарить среди убитых, собирая оружие и болары. Старшие Стражи, собрав и себе по набору, принялись распоряжаться, собирая новые десятки. Через вал тихо убежали несколько разведчиков к ближайшим ходам. Остальные собрались вместе, ожидая приказов. Гайту, проверив всех Теней, обернувшись, осмотрела Стражу и заговорила.

– Приказ Главы, идем к его Норе. Дорога трудна и тяжела. Можете съесть, все что найдете, – воины дружно ухнули, радостно сверкнув глазами, – вы заслужили.

Строй распался на радостно щерящихся орков, что с чувством грызли все, что смогли найти. Это и тревожный паек Стражи Ворот Ферм и несъеденные пайки убитых. В самой Ферме загремели столы и ящики Знающих, и запасы кухни Дежурного Старшего. Из темноты шли воины, тащившие охапки грибов, радостно встречаемые остальными. Праздник был коротким и ярким, засунув в себя невероятное количество еды, орки ожили и, сыто щурясь, сидели и лежали у вала.

Приглядевшись, Гайту тихо свистнула, созывая Теней, и окружила это ленивое лежбище. Заметив это движение, почти половина попыталась тихо, боком нырнуть в темноту и замерли, с опаской косясь на лезвия шестов у носа. Больше десятка рабочих Фермы, вооруженные чем попало, стояли в окружении Стражи. Воспользовавшись суетой и беспорядком, они под шумок поели и сейчас сыто щурились, не выказывая особого страха.

– Кто??

Один из рабочих оскалился и ответил.

– Первая сотня, правой лапы. Мы здесь работали.

– Зачем пришли?

– Убивать пришли.

– Умрете сами, – орк пожал плечами.

– Все умрем, делай то, что нужно, Тень. За еду спасибо. Без приказа трудно начать. А так хорошо, сытые умрем.

– Жить хочешь?

– Что делать надо?

– Убивать.

– Кого.

– А тебе не все равно? Буду кормить. Умрете воинами, сытые.

– Воинами? – он покосился на молчащих напарников, – я согласен. А вы??

Остальные закивали патлатыми головами, скалясь.

– Клятва??

Орки молча повалились на колени, повторив формулу клятвы, встали и, разобрав оружие, встали в строй. Прибежавшие разведчики что-то прошептали в ухо Старшей и радостно зарылись в куче продуктов. Из глубины Фермы прибежала еще пара, не такая счастливая.

По команде Гайту через вал посыпался десяток самых здоровых Стражей и во главе со Старшими вдоль стен галереи умчались к ближайшему проходу. Остальные молча ждали, прислушиваясь. Из прохода выскочил Страж и замахал руками. С вала слетели и неспешной рысью побежали оставшиеся, стараясь держаться поближе и не отставать от широко шагающих Теней. Повернув в проход, Гайту переступила через лежащего в проходе убитого рабочего, за ним на полу лежало с десяток самцов и самок из бунтовщиков, судя по вырванным из ушей биркам. Дальше им на пути еще раз пришлось снимать дозор из десятка бунтовщиков и зарезать кучку ничего не понимающих от наркотика орков.

Гайту уж подумала, что так и дойдут до Норы Главы, когда из бокового прохода на них вывалилась бегущая строем сотня рабочих разных полов и возрастов под командой растрепанной самки с изорванными щеками. Встреча была неожиданная для обеих групп, так как шум в Бооргузе стоял сильный и двигались все, стараясь лишний раз не шуметь.

Все остолбенели на мгновение, сбившиеся в кучу рабочие, удивленно хлопали глазами, когда Гайту негромко рыкнула.

– Бей!!

Стоявшие первыми Стражи, шагнув вперед, ударили копьями, из-за их спин полетели дротики и болары, через голову Стражей шагнули Тени, коля направо и налево. Рабочие было шарахнулись назад, но за их спинами завизжала самка и толпа, качнулась обратно на Стражей. В тесноте узкого прохода, почти молча, резали и рубили друг друга орки. Над головами высились Тени, непрерывно бьющие вниз. Потеряв или сломав свое оружие, орки пускали в ход когти и зубы, по полу катались сцепившиеся пары, остервенело рвущие друг друга. Даже умирающие старались дотянуться до врага и мертвой хваткой вцепиться зубами в него. Отряду Гайту здорово помогли недавно давшие клятву рабочие, режущие всех встречных бунтовщиков, не затрудняясь с определением враг или нет.

Сотню рабочих покрошили за несколько минут, самку-сотника, Гайту впечатала в стену ударом ноги и добила шестом. Оглядевшись она поняла, что и от ее отряда осталась горсть еще стоящих на ногах Младших Стражей. Старших едва откопали из-под кучи убитых и раненых. Стражи уже привычно, деловито добили всех раненых, и чужих и своих.

Лучше всего выглядели приблудившиеся орки с Фермы. Они уцелели почти все и сейчас срочно обзаводились лучшим оружием, благо выбор стал богаче. У стены столпились ее Тени, и Гайту направилась к ним. Расступившись, они открыли с трудом удерживающую на ногах молодую Тень из лапы Ваараку. А та, хрипя, все пыталась удержать безжизненное тело в руках, шипя на пытающихся ей помочь.

– Ваараку, как её так??

Гайту подхватила с другой стороны раненую и сейчас судорожно копалась одной рукой в ее застежках на плаще, пытаясь понять, насколько та пострадала. Ваараку оперлась спиной на стену и с трудом выдохнула.

– Не знаю, как они до воздушных туннелей добрались. Прыгнули сзади, сверху. Сразу больше десятка. Я-то отбилась, а ее, – она посмотрела на Гайту, – как она? Сильно?

– Она уже идет к Темному. Отпусти ее.

Ваараку, зарычав, оттолкнулась от стены и как пушинку подхватила тело, поставив ее на ноги, придерживая одной рукой, сорвала маску. Несколько мгновений всматривалась в ее лицо и глухо завыла. На удивленный взгляд Гайту, оставшаяся в живых Тень пожала плечами и ответила жестом – дочь. Кивнув ей в ответ, Гайту занялась уцелевшими. У Теней добавилось ран, плащи свисали на ходули рваными лохмотьями, броня во многих местах была пробита. Гайту умело перевязывала, затыкала раны тряпками и мхом, пропитанными лечебными мазями. Грубыми стежками зашила рану на ноге у Тени с Фермы и отрезала раздробленный палец у молодой Тени из своей лапы.

К ней подошла Ваараку и, стукнув о ее шест своим, заговорила.

– Надо идти. Я слышу, что эти, – она кивнула в проходы, где все громче и нахальнее возилось множество существ, – собираются. Скоро нападут. А нам еще идти – много. Мы возьмем на себя ваши спины. Веди, Гайту, остальных.

Все остальное было однообразным кошмаром растянувшимся во времени. Они, плотной группой быстро шли по проходам, сейчас уже совсем темным, рабочие сорвали и частью унесли, а часть просто разорвали и так редкие шары. Так что выручала только изначально заложенное творцом умение видеть в темноте, дополнительно сдобренное очередным настоем, что взбодрил всех и придал нужную остроту зрению.

В ногах Теней бежали немногочисленные Стражи и орки – приблуды с одной только целью – беречь ноги. А Бооргуз, взбесившись, все пытался и пытался убить их.

За ними бежала все увеличивающаяся толпа, что непрерывно кидала все, что только могла найти в идущих Теней. Периодически, набравшись смелости или безумия, они накатывали на Ваараку с напарницей и откатывались назад, оставляя на камне пола убитых и воющих раненых. Ваараку была в свое время лучшей Тенью Бооргуза аж шесть сезонов, после чего очень долго главным наставником Молодых Теней и помощницей Старшей Тени. Сейчас она творила чудеса своим шестом.

Набегающая волна встречала лес тускло блещущих лезвий, что пробивали тела и головы, отсекали руки и ноги, валили под ноги еще не упавшим и рвущимся в остервенении оркам их уже мертвых товарищей, сбивая натиск и порыв. Толпа, разочарованно воя, неохотно отползала на мгновение, чтобы снова продолжить погоню.

Полученный урок с воздуховодами запомнили все, и лезущие из них группы смертников встречали еще на входе, роняя на пол уже мертвые или слабо шевелящиеся тела. Особенно свирепствовала Гайту, засовывая свой шест в очередную нору почти на всю длину.

Устилая свой путь убитыми рабочими и постоянно теряя своих Стражей, что не жалея себя метались в ногах у Теней, стараясь не подпустить врагов, отряд все шел и шел.

Шесты стали липкими от крови, неподъемными и скользили в усталых руках. Мелкие и неприятные раны все увеличивались в числе, вытягивая силы, точность ударов и остроту зрения. Старшая Тень – Руаа в какой-то момент отвлеклась, неудачно зацепив раненой ногой кучу убитых, и прыгнувший из воздуховода рабочий с Мешалки вбил всем своим весом ей в спину копье Стража. В следующее мгновение он уже летел вниз без головы, но Руаа молча рухнула лицом в камень пола. Даже проститься с ней не получилось, так как после падения Тени, воодушевленные рабочие полезли со всех сторон, и, с трудом отбившись, Тени оказались одни. Все Стражи погибли или исчезли в темноте проходов. Прорвавшись с места гибели Руаа, оставшиеся быстрым шагом почти побежали по коридорам, разбрасывая и разгоняя встречающиеся им на пути группы орков-бунтовщиков.

За спинами нарастал грохот и вой погони, впереди перекликались пока еще не собравшиеся вместе другие преследователи. Побитые и израненные Тени, шатаясь и запалено дыша, все шли и шли, отбрасывая с пути все более смелеющих орков.

– Гайту, мы не пройдем. Все вместе не пройдем. Мы останемся.

– Ваараку, мы пройдем все, или умрем все. Глава нас ждет. И мы идем.

Тени стояли полукругом, тяжело дыша и опираясь на черные от крови шесты. Изодранные плащи, свисали вниз, прилипая мокрыми от крови полами к ходулям. Гайту подняла маску, помедлив за ней повторили движение и ее Тени, открыв измученные лица. Глядя на свою Старшую потухшими глазами, они молча стояли, покачиваясь и переступая на поскрипывающих, ослабевших ногах.

– Сестры мои, наш дом – Бооргуз. Наша служение еще не закончено. Глава нас ждет.

– Старшая Сестра, Бооргуз умирает, зачем нам противится воле Темного?

– Затем что пока мы есть – есть Бооргуз. И пока я не скажу, путь к Темному вам заказан. Мы идем дальше.

Тени склонили головы, соглашаясь. Гайту покопалась в своей сумке и протянула всем горсть коротких косточек с пробками. Молча разобрав их Тени, с хрустом разгрызли их и замерли, дергаясь лицами и трясясь. Гайту выдохнула облачко синего пара и зашлась в кашле, за ней так же закашляли и остальные. Подняв глаза, они с интересом разглядывали друг друга. Их лица сейчас начали мерцающе светиться, глаза в глубине стали все ярче разгораться багровым цветом. По лицам поползли темные пятна, постоянно меняя их выражение. Гайту оскалилась и тихо засмеялась, за ней захихикали и остальные.

Их отвлек шум множества шагов, замолкших у них за спиной. Медленно развернувшись, они молча уставились на немалую толпу орков, что упрямо их преследовали. Вся эта разъяренная толпа замерла, медленно замолкая, шевеля ушами и принюхиваясь. Пауза продлилась несколько минут, после чего только удаляющийся шум множества бегущих орков и брошенное оружие напоминало о произошедшем.

Идущие, шатаясь от стены к стене, Тени, опираясь на шесты, темными башнями высились в проходах и упрямо продолжали двигаться в направлении Дома Главы. Еще издалека их было слышно по шаркающим шагам, что гулко разносились по темным коридорам. Потом становилось слышно, как постукивают посохи по камню проходов, как мокро хлопают полы их плащей по ходулям. И потом на сидящих в засадах орков доносился запах – кровь и смерть, раскисшие от крови кожа плащей и дерево ходулей, вонь вывернутых из разрубленных животов порохов и разбитых голов. Все это накатывало страшной волной ночных кошмаров рабочих. Не справляясь с этим ожившим сном, что не спеша приближался, они, шипя, начинали отползать с пути страшных жриц Темного. Настоящих жриц.

Пользуясь моментом, в темноте исчезали самые робкие, а более храбрые, скрипя зубами, сильнее стискивая в дрожащих руках оружие, с трудом сдерживались от бегства, шипя и скуля от ужаса.

Сидевшие в очередном проходе в ожидании Теней два десятка орков разбежались прочь, оставив на полу спящего грузчика, что влил в себя столько бодрящей настойки, что впал в ступор и ничего не чувствовал. Его не разбудил шум шагов, не разбудили даже пробежавшие прямо по нему орки засады. Его поднял на ноги запах, что-то невнятно бормоча, он по стене встал на ноги и, с трудом подняв голову, расклеил мутные глаза. Мимо него шли его сны, темные огромные тени, скребя когтями по полу и и поводя огромными головами. Одна из теней, остановившись, медленно повернула в его сторону голову и уперлась в него светящимися глазами. Орка выгнуло от ужаса, и он до крови сцепил руки. Тень качнула головой и пошла дальше догонять своих. Нескоро вернувшиеся орки, нашли грузчика стоящего неподвижно, вытянувшись в струнку, со сцепленными окровавленными руками, широко раскрытыми, остекленевшими глазами. По всему его телу волосы стояли дыбом, и попытки его расшевелить не привели ни к чему. Реагировать на происходящее он стал только через пару циклов, к этому времени уже окончательно поседев.

Неся впереди себя волны ужаса, отряд Гайту дошел до входа в Нору Главы, встретившись с дозорами его Семьи. Десятник Младшей Стражи, выйдя вперед низко поклонился и, подняв к ним свое лицо, проговорил.

– Мы рады вам, жрицы Темного.

Кивнув ему в ответ, Гайту пропустила вперед свои Тени и последней вошла в широко открытые ворота Норы дома Главы. Множество орков, деловито суетящихся на площадке за Воротами, замирали, принюхиваясь и прислушиваясь.

Вошедшие Тени встали, ожидая Гайту. К ним вышло несколько Теней разных Домов и Семей и замерли, не подходя ближе.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю