290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Вам повторить? (СИ) » Текст книги (страница 7)
Вам повторить? (СИ)
  • Текст добавлен: 28 ноября 2019, 03:30

Текст книги "Вам повторить? (СИ)"


Автор книги: cup_of_madness






сообщить о нарушении

Текущая страница: 7 (всего у книги 34 страниц)

– Помню, когда Гермиона была на первых курсах, то рассказывала о мальчике, который постоянно ее обижал по поводу того, что она не родилась в семье волшебников. Он тоже учился на другом факультете, – рассуждал мистер Грейнджер, наливая морс внуку. – У вас это такая большая проблема?

Мясо, которое Драко жевал вмиг превратилось в сгусток цемента. Увидев его выражение лица, Венделл добавил:

– Просто, понимаете, Гермиона порой бывает такой скрытной, видимо, боится нас слишком шокировать, но…

Словно спасательный круг, который дал ему несколько секунд на обдумывание ответа, Малфой услышал щелчок замка входной двери.

– Мама пришла! – Скорпиус тут же забыл о борьбе с овощами и спрыгнул со стула, едва не упав.

Наверное, Драко сказал бы, что это стоило того. Ее лицо. Невероятная смесь шока и практически полуобморочного состояния , смешиваясь в безумный коктейль с долей страха в глазах. Я убью тебя, Грейнджер.

– Ты?!

– Привет, доченька, – миссис Грейнджер встала, чтобы поцеловать дочь в щеку. – К нам в гости пришел Драко и решил остаться на ужин. Ну разве не любезно?

– Да уж, верх любезности, – прошипела сквозь зубы гриффиндорка, бросая на него тяжелый взгляд.

– Присаживайся, Гермиона, давай, потому что, кажется, Скорпиус без тебя разучился есть, – усмехнулся отец девушки после того, как Грейнджер помыла руки и села за стол.

Кажется, она специально делала все нарочно медленно, чтобы заставить Драко вскипеть.

– Мы как раз обсуждали тонкости наших отношений, – произнес Малфой, смотря на нее и выпивая немного вина, в которое он бы с радостью добавил коньяка.

– Не думаю, что особо есть, что обсуждать, – Гермиона натянуто улыбнулась, пытаясь всеми силами показать, что все отлично. Но Малфой видел ее насквозь.

– Спасибо, миссис Грейнджер, мясо просто отменное, – кивнул он, когда она положила ему новую порцию салата. – Мне твои родители жаловались на скрытность, знаешь, это правда, ведь ты никогда не рассказывала мне о мальчике, который постоянно тебя обижал в школе. Как там его…?

– Да, знаешь, я вспомнила, что ты приходил ко мне на работу поговорить кое о чем. Давай выйдем прямо сейчас, – Гермиона подхватилась с места, не смотря на родителей, которые замерли, наблюдая за этой нелепой сценой.

– Я? Что-то не припомню, – улыбнулся Малфой, довольный воспроизведенным эффектом. – Мы можем обсудить это позже, зачем же так неуважительно относиться к стряпне миссис Грейнджер, которая…

– Еще одно слово, Малфой, – прошипела Гермиона и, задвинув стул, отправилась на улицу.

Драко перевел взгляд на ошарашенных родителей Гермионы и прокашлявшись, поднялся.

– Я прошу прощения.

Странно, еще неделю назад он явно бы унес ноги в первые же минуты после наступления подобной ситуации. А еще неделю назад рассмеялся бы, если бы кто-то сказал, что магглы предложат ему поужинать за одним столом. Но сейчас… они не были так плохи. Точнее, конечно, вряд ли он узнал этих людей за те полчаса за столом, но эти магглы казались довольно милыми. Милыми. Драко и забыл, что такое слово есть в его лексиконе. Они вели себя дружелюбно, особенно женщина, и он не соврал, когда говорил про готовку – все было вкусно. И ему искренне не хотелось их расстраивать, хотя бы потому, что они были бабушкой и дедушкой Скорпиуса. Сумасшествие.

– Какого черта ты здесь делаешь? – крикнула Гермиона на него, убедившись, что на входных дверях стоит Оглохни, а на улице нет пары слишком любопытных соседских ушей, которые и без того считали ее нелюдимой.

– Дорогая, за эти несколько лет, пока мы встречаемся, ты могла бы уяснить, что я не люблю, когда мне не дают ответы на вопросы, – язвительно произнес Драко, заходя за угол дома.

– Хватит паясничать. Они просто перепутали тебя с Роном, – она немного запнулась, говоря это, и Малфой прищурился.

– Так, так, так, за все эти годы кто-то не познакомил своего парня с родителями, – усмехнулся он. – Кажется, «идеальная пара героев войны» не такая уж и идеальная.

– Просто заткнись, Малфой, и не лезь не в свое дело, – отрезала девушка, но строгий тон едва ли перекрывал ее смущение. – Что ты успел наговорить моим родителям?

– Не так много. На самом деле, они мне больше сказали, – он уловил легкую эмоцию страха в шоколадных глазах. – Почему ты мне не говорила раньше, что такая маленькая ябеда? Неужели тебя действительно так сильно задевал тот мальчик?

– Мне всегда было на тебя плевать, – подняла она взгляд на него.

– Поэтому твои родители знают об этом, но не знают о твоем парне? – фыркнул Драко. – Ты такая лгунья, Грейнджер.

Она нервничала, и ему это нравилось. Вся эта ситуация с лихвой окупалась ее эмоциями: бегающие глаза, закушенная губа уже третий раз за эти несколько минут, попытка напасть первой. Все эти реакции значили, что она не игнорирует Малфоя. Потому что все эти годы Гермиона показывала истинное мастерство в этом, а он терпеть не мог, когда его кто-то игнорировал. И еще, кажется, у нее не такие уж и доверительные отношения с родителями.

– Хотел провести время с сыном? Сейчас я его соберу. Во сколько ты приведешь его обратно? – Гермиона просто решила игнорировать это.

– Завтра, – протянул он, все еще наблюдая за калейдоскопом эмоций на лице гриффиндорки, которые сменяли друг друга со скоростью света. – Но ты же не лишишь меня удовольствия попрощаться с твоими родителями?

– Стой, где стоишь, Малфой, – оглянулась она. – Я знаю, как ты относишься к магглам. Факт того, что ты не повел себя, как полнейшая скотина, уже заслуживает благодарности, но ее ты от меня не дождешься.

Она взмахнула палочкой, снимая заглушающее заклинание, и вошла внутрь. Это было странно, но он впервые почувствовал что-то вроде… Нет, это не сожаление, Малфой. Просто, будто что-то было неправильно. А в его жизни было правильно все. После кошмарных лет в обществе Волдеморта он позаботился о том, чтобы все в его жизни было правильно. Правильное окружение, правильная карьера, правильные интервью – ни слова от себя, ни слова лишнего, четко отрепетированные ответы на любые каверзные вопросы, идеальная история о годах, когда он был Пожирателем. Правильный образ, который продавали фанатам, правильное общение с ними. Безупречная жена с безупречной кровью и родословной, умеющая держаться на публике, знающая цену этому всему. И только что какая-то гриффиндорка одной репликой обесценила все, над чем он работал многие годы. Этот вечер не мог стать еще более дерьмовым, даже если бы постарался.

Комментарий к Глава 4

Честно говоря, в этой главе столько всего, как по мне, что я даже не знаю о чем спросить первым😂 Но эти события вообще ничто по сравнению с тем, что будет дальше😉

В любом случае, лично меня радует то, как Малфой перестает выпускать шипы и потихоньку его защитная позиция от шока и незнания сходит на нет. Мне нравится за этим наблюдать)

========== Глава 5 ==========

Как только Малфой аппарировал обратно домой, то тут же почувствовал пустоту. Он передал Скорпиуса Джинни, и, вернувшись, его догнало то чувство, которое сын удачно нивелировал своим присутствием. Они могли просто есть, запускать фейерверк или бродить по магазинам метел (где ему уже купили новую метлу, но не слишком быструю, так как след от царапины на лице Скорпи все еще напоминал о необходимости практики) – неважно, кажется, малый мог просто сидеть рядом, и все хмурые мысли вмиг разбегались по своим темным углам. Правда, только для того, чтобы выползти оттуда, как только он останется один. Его бесило, что он сам отправился к Грейнджер сегодня, несмотря на то, что Тинки любезно предложила перенести сына самой. Кажется, эльфийка начала очаровываться Скорпиусом, впрочем, как и все вокруг. Казалось, что у ребенка какой-то врожденный дар, как у метаморфа, только связанный с обаянием.

Драко не хотел признаваться даже себе, но надеялся, что сегодня ее родители тоже окажутся у нее дома. Его грызло странное чувство по поводу того, что он вчера ушел не попрощавшись и в принципе вел себя довольно дико, потому что сосредоточился на том, чтобы поставить Грейнджер в максимально неуютное положение. И речь была совсем не о принципах вежливости, которым Малфой был обучен с детства. Просто это было что-то… необычное. Сидеть на этой маленькой кухне, где жмыру негде было упасть, после того, как они все затолкались за этот столик, кушать что-то, пусть не такое украшенное и поданное в обыкновенной посуде, в отличие от Мэнора, но все такое же вкусное. Разговаривать с магглами, которые не были похожи на сумасшедших, как ему внушали с самого детства. Честно говоря, их дочурка, в которой текла волшебная кровь, иногда казалась более чокнутой, чем эти двое, которые минут через пятнадцать после знакомства начали называть его «дорогой», совершенно наплевав на правила высшего общества. Вот так выглядел настоящий семейный ужин.

Нет, у него тоже были семейные ужины. Чертова вереница из семейных ужинов, званых ужинов, благотворительных ужинов, ужинов в честь какой-то херни… Малфой мог бы написать диссертацию об ужинах в своей жизни, но ни на одном из них он не слышал ничего вроде: «положить тебе еще мяса, дорогой?» И было глупо, что он вообще об этом думал. И глупо было чувствовать досаду от того, что Драко нормально не попрощался с людьми, которые были с ним милы, хоть и вообще ничего не были ему должны. Он встречал тысячи людей, которые мило с ним беседовали, заглядывали в рот, поддакивали его репликам, но родителям Гермионы было абсолютно плевать. Они не знали, что такое квиддич, не знали его фамилию, точнее, понятия не имели, какой вес она имеет в волшебном мире. Ее родители не знали о нем ничего и смотрели на него, как на чистый лист. И, кажется, не видели ничего плохого. Ничего из того, что он так тщательно скрывал, наслаивая на свою личность все новые и новые придуманные, отредактированные истории, награды и поступки.

«Зато Грейнджер видела», – услужливо напомнил ему гадкий голосок внутри, который просто никогда не затыкался, будто сидел на энергетиках – вообще не спал.

Драко плюхнулся на диван, сжав зубы. Малфой вспомнил ее взгляд, которым она сопроводила свою речь о его «отношении к магглам». Режущий и какой-то… пустой, полный разочарования. О Господи, еще не хватало об этом думать. Он просто не понимал, почему все эти мысли роятся в его голове, как улей пчел – подойди слишком близко и тебя разнесет от миллиона укусов.

– Мистер Малфой, к вам… – его самобичевание прервал голос дворецкого, который, впрочем не успел договорить.

– О, Фрэнк, перестань. Мэнор без пяти минут мой дом, – произнесла Гринграсс, отдавая ему жакет. – Ты и после свадьбы будешь так же по привычке меня представлять?

Фрэнк улыбнулся натянутой улыбкой и удалился, бросив на Малфоя взгляд.

– Привет, Драко, я опоздала немного, прости, фотосессия для «Спеллы» затянулась, – она наклонилась, чтобы поцеловать его.

– Привет, – протянул Малфой, думая о том, что если бы Астория пришла раньше, то ей пришлось бы подождать, пока он проводил время со Скорпи, потому что у него совершенно вылетело из головы, что сегодня они договаривались встретиться.

А еще его раздражало, что против его воли к языку прицепилось это сокращение «Скорпи», каким называла сына Грейнджер. Не то, чтобы оно было плохим, просто ее становилось слишком много в голове Драко.

– Ты выглядишь не слишком радостным, но это ведь приятные хлопоты, – Астория провела рукой по высокому хвосту, будто приглаживая волосы, хотя они были достаточно гладкие. Даже чересчур.

– Приятные хлопоты? – Малфой чувствовал себя так, будто спит – все в голове превратилось в кашу.

– Салазар, только не говори, что ты забыл! Подготовка к свадьбе! – воскликнула она и Драко поморщился. – Это, между прочим, и твоя свадьба тоже!

– Я думал, что ты все решишь с агентами, которых я нанял. Разве не ты говорила, что они профессионалы в своем деле?

– Да, но они сказали, что нужно что-то добавить от себя. Чтобы сохранился личный почерк. Чтобы все не выглядело слишком… вылизано, – тараторила девушка, доставая из сумочки бумаги с картинками, на которых он успел заметить цветовую палитру и несколько планов рассадки гостей. – А мы еще даже не решили, кого позовем.

– Не думаю, что список будет слишком велик, у нас не так много друзей, – Драко откинулся на спинку дивана, думая о том, что ему уже второй раз за долгое время хочется отменить все дела и немного расслабиться: больше провести времени со Скорпиусом, возможно, съездить с ним куда-то.

– В каком плане? Драко, ты мне не нравишься, у тебя случайно нет температуры? – нахмурилась Астория, но всего на секунду. – Твои друзья по команде, тренер, я обязательно приглашу редактора «Спеллы», еще парочки журналов. Что насчет друзей твоих родителей? Со своими, я думаю, разберусь сама.

– Я практически не знаю всех этих людей, – просмотрел он список, который его невеста набросала на скорую руку.

– Какая разница? Это сблизит, даст ощущения неформальной обстановки. Потом, такие знакомства на дороге не валяются. Если повезет, можно будет прямо на свадьбе поговорить о некоторых деловых моментах в непринужденной… Драко, что ты делаешь? – захихикала Астория, изображая возмущение.

Устав от разговоров о приготовлениях к свадьбе, которые были больше похожи на составления какого-то бизнес-плана, Малфой наклонился, целуя ее в скулу. У него слишком долго не было отличного секса, вот он и сходит с ума. На прошлом благотворительном вечере, который Драко посетил, к нему клеилась очень симпатичная брюнетка, вырез которой был, наверное, слишком велик для такого мероприятия, но тогда это было то, что нужно. Однако ему пришлось отлипнуть от нее в одном из коридоров, когда он услышал, как звук затворов камер становится все отчетливее – Драко ни к чему было портить репутацию. Поэтому сейчас Малфой сжал в руке ткань юбки своей невесты, поднимая ее вверх. Астория пыталась игриво отпихнуть его пару раз, что-то лепеча о подготовке, но она никогда не была в силах устоять. Малфой переключился на ее губы и девушка тут же бросила все свои бумажки, расстегивая его рубашку. Она скучала. Чертова юбка была слишком плотной, и поэтому он просто вздернул ее наверх. Умная девочка сама принялась за дело, быстро снимая с себя блузку и привставая, чтобы ему было удобнее. И его это устраивает. Драко в принципе устраивало, когда люди делают так, чтобы ему было удобно.

Астория села сверху, и он почувствовал, как температура в ее тонком теле поднимается, словно они сидят под палящим солнцем. Она в точности знает, что нужно делать, чтобы ему стало приятно. Драко положил руки на ее талию и с легкостью поднял тело девушки, через секунду резко опустив обратно. Она выгнулась и застонала, привлекая внимание к своему лицу, но он смотрел на то, что ниже, концентрируясь на ощущениях. Астория все делала хорошо, но почему-то это его не заводило и в половину так сильно, как должно бы. Словно это кукла, которая делает так, как ей велено. Он продолжал насаживать ее на член, смотря на лицо, но она не выдавала ни единой новой эмоции. Малфой знал, что умеет это делать и что ей хорошо, но это происходит так, будто девушка не здесь. И он не здесь. Будто на диване в одной из комнат трахаются два призрака, которые сдохли сто лет назад, и вот пытаются вернуть хотя бы слабый отклик чувства жизни.

Он чувствовал, что ее начинает потряхивать от напряжения и двигался быстрее, чтобы она кончила. Или чтобы это поскорее закончилось. Господи, да что с тобой? Через пару минут Астория оттолкнулась руками от его плеч, и он почувствовал там небольшие следы от ногтей.

– Люблю, что ты такой спонтанный, – улыбнулась она, застегивая бра и ища на полу трусики.

– Астория, что ты почувствовала? – вдруг спросил Драко, и девушка замерла, держа в руке лоскуток ткани, и повернулась.

– В смысле?

– Что ты почувствовала, когда мы занимались сексом?

Потому что я не почувствовал ничего. Конечно, прилив крови, расслабление мышц, хорошую дозу эндорфинов в конце, но больше ничего. Такого не было с другими девушками. Ему нравилось кого-то соблазнять, ему нравился секс, пусть это всегда было что-то на раз или два, потому что потом они могли начать строить на него слишком уж большие планы. Ему это все нравилось, но почему-то именно с Асторией все было так пресно. Словно… они делали это, зная, что у них нет выбора. Боже, какой бред.

Это и близко не было так, будто ее заставляли за него выйти. Она хотела замуж за Драко. На всех этих вечерах, когда они виделись еще до того, как начали встречаться, Астория едва из туфлей не выпрыгивала, пытаясь привлечь внимание Малфоя. И он его обратил. Потому что в ней было все правильно. Кажется, его язык скоро начнет скрести от этого слова. Астория идеально подходила на роль будущей жены, и родители только в ладоши не хлопали, узнав, что их дети встречаются. На тот момент они были вместе дня два, когда Люциус уже сидел в кабинете мистера Гринграсса, где мужчины праздновали слияние их семей. И Драко не был против. Ему уже двадцать два, а это как раз отличный возраст для выбора спутницы и всего, что из этого вытекает. Но все вокруг было таким пластмассовым, что ему казалось, будто внутри у него вместо сердца какая-то страшная некачественная копия из полиуретана: недееспособная и полая. Но гораздо больше его интересовало, почему он об этом думал. Они с Асторией не любили друг друга – не нужно быть чертовым гением, чтобы догадаться, но эка невидаль! Чистокровные семьи сходятся, чтобы продолжать род, это нормально. Но он чувствовал себя так, будто все нормальное в нем потихоньку умирало.

– Оргазм? – слизеринка больше спросила, чем ответила. – Драко, ты начинаешь меня беспокоить.

Он сам себя начинал беспокоить.

– Забудь, я просто… – Драко провел ладонью по лицу, застегнув ширинку, и поднялся с дивана. – Просто странный день.

Гринграсс все еще внимательно следила за ним, недоумевая.

– Составь список сама, можешь написать моей маме, уверен, она знает, кого стоит пригласить. Насчет цветов, мне, честно говоря, все равно, но лучше выбери из холодной гаммы, – продолжил он и сделал несколько шагов к ней, чтобы поцеловать, дабы не выглядеть мерзавцем, но за несколько метров понял, что ему совершенно сейчас не хочется физических контактов. Малфой замер и решил, хотя бы в моменте не делать что-то, чего ему не хочется. Взяв со стола стакан с водой, чтобы как-то объяснить свои движения, он бросил напоследок что-то о позднем возвращении с тренировки, и, что Фрэнк к ее услугам. Драко удалился, так и не услышав ответа.

***

Ветер дул ему в лицо так, что практически мешал дышать. Драко сощурился, думая, настолько ли он ловок, чтобы достать палочку и на огромной скорости наложить заклинание на глаза, которые слезились от ветра, но бросил эту мысль, увеличив скорость еще больше. Выброс руки, наклон вправо и парень чувствует, как его тело нагибается влево слишком сильно. Быстро сориентировавшись, он совершил кувырок вокруг черенка и схватил мяч, не державшись за метлу.

– Малфой, чтоб тебя! Хочешь прикончить нашего ловца?! – услышал Драко, как с поля кричит тренер «Гордостей».

Малфой скривился, хоть и знал, что на такой высоте мужчина вряд ли видит его лицо, но еще пару минут остался висеть на месте, пока не перестанет кружиться голова. Сегодняшняя тренировка закончилась минут сорок назад, но Драко продолжал кружить в воздухе, оправдываясь тем, что матчи совсем скоро, и он хочет быть в форме на все двести процентов. Но на самом деле слизеринец просто не знал другого места, куда мог бы пойти и быть самим собой. Драко обожал квиддич, потому что это была та стезя, где он добивался успеха своим потом и работой, и, кажется, единственная вещь, которая действительно принадлежала ему и была не навязанной. Ему не хотелось сидеть дома – планирование свадьбы никаким образом не помогало ему. Даже если Астория ушла или они не пересекутся в особняке, то нахождение наедине с собой тоже было в последнее время плохой идеей. Малфой прекрасно понимал, что брать с собой Скорпиуса уже слишком поздно, поэтому он делал единственное, что ему помогало, единственное, что умел лучше всего – летал.

– Спускайся, Драко, кажется, тебе хватит на сегодня, – слизеринец услышал голос, усиленный заклинанием.

Посмотрев вниз, он понял, что тренер команды ушел и остался только Эрик Кингл – его личный тренер. Малфой нанял его, чтобы оттачивать мастерство вне зависимости от стратегий команд. Мужчина был молчалив, но профессионалом в своем деле – Драко чувствовал, что растет от тренировки к тренировке. Система команды – это отлично, но она как скороговорки. Если ты отточил ее до такой степени, что можешь исполнить посреди ночи, то от нее больше никакой пользы. Тем более, услышав от сына, что через десять лет он сможет играть в высшей лиге лучшей команды, его запал рос с невероятной прогрессией. И только в последние несколько дней Малфой был сам не свой.

– Я бы не упал, я просто… – начал Драко, спускаясь вниз и взлохмачивая волосы на голове.

– Знаю, – кивнул Кингл, внимательно наблюдая за его лицом. – Просто иногда стоит немного притормозить.

Малфой кивнул, слабо понимая мотивацию тренера, который обычно гонял его до седьмого пота, но спорить не стал. На улице уже темнело и он упал на скамью, благодаря мужчину за протянутую бутылку воды. Слизеринец оглянулся, увидев полностью пустой стадион, и выдохнул от облегчения. Иногда охранники сходили с ума и брали деньги за то, чтобы пропустить нескольких людей прямо на тренировку, чтобы поглазеть. Обычно ему на это было плевать, в зависимости от настроения он мог сделать с отчаянными пару фоток или пройти мимо, но если бы такое произошло сегодня, Драко, наверное, силой мысли взломал бы противоаппарационные чары.

– Я не устал. Немного отдохну и еще полетаю.

– На сегодня достаточно, – голос тренера звучал спокойно, но строго. – Расслабься.

– Не могу, – вдруг огрызнулся Малфой, но вовремя вспомнил, что Кингл не виноват в его состоянии. – Извините. Просто… сегодня я не лучший собеседник.

Мужчина хмыкнул, поднимая глаза к небу, на котором уже, наверное, начали появляться первые созвездия, но они все равно были не видны из-за слишком яркого освещения.

– Ты последние несколько недель сам не свой, – заметил он.

– Да, – протянул слизеринец. – У меня были некоторые изменения в жизни и мне казалось, что привыкнуть к ним – это то, что мне нужно.

– Но это не помогло, как я могу судить, – тренер похлопал по карманам и, найдя картонную пачку, выудил оттуда сигарету. Малфой давно заметил за ним эту пагубную привычку, что было, конечно, нонсенсом для одного из лучших тренеров. – Так что же тебе нужно?

– В этом-то вся и проблема – я понятия не имею, – грустно усмехнулся парень, думая о том, что весь этот разговор лишен малейшего смысла. Как и он сам. Как и его проблема.

Попроси Драко сформулировать, что не так в одно предложение, и он не сможет. Некоторые даже посчитают это откровенным бредом и скажут, что парень зажрался. По сути у него все было в норме: карьера летит в гору, бизнес-проекты, в которые он вкладывает деньги даже не думают проваливаться и переставать приносить ему дополнительный доход, будущая жена красуется на обложках журналов. Да, появился Скорпиус, но это едва ли повод для грусти. Сын приносит в его жизнь что-то новое, совершенно иное чувство, ему ничего не угрожает, в отличие от того времени, из которого он прибыл. У них еще есть время в запасе, чтобы разобраться с ситуацией. И вроде бы все нормально, но почему-то складывается такое чувство, будто все в каком-то глупом симуляторе – ненастоящее. А он просто играет за какого-то персонажа в маггловской игре, о которой ему сегодня рассказывал Скорпи.

– Ты ведь скоро женишься? – вдруг спросил Кингл после продолжительной паузы.

– Да, – Драко скривился, как от слишком громкого звука.

– Возможно, это просто предсвадебное волнение. Тебе стоит найти что-то, на что ты сможешь отвлечься, – тренер сделал затяжку, не сводя глаз с ученика. – А, возможно, нужно поговорить со своей невестой, порой нам всем нужен «не лучший собеседник».

– Только вот я пока своего не нашел, – выдохнул Драко и, возможно, в другой раз ему показалось бы, что он сболтнул лишнего – каждый первый может услышать что-то странное и побежать с этим к репортерам, но Кингл был человеком совсем другой кондиции, да и сейчас слизеринцу было абсолютно наплевать.

– Ты все еще летаешь, – произнес тренер, наконец, отвернувшись, и Драко посмотрел на его профиль, надеясь, что это не просто констатация факта, а у этого предложения будет продолжение. – Тебе может показаться, что квиддич – твоя отдушина, и, что именно он держит твои мысли в ясности, но это не так. На эту игру требуются недюжинные моральные силы. На всё. На то, чтобы сесть на метлу, противостоять игрокам, ловить снитч, преодолевать себя каждый раз – все это требует закалки. Если бы у тебя не было подпитки энергией, ты бы отменил тренировки. Сначала одну, потому что, вроде, что будет с одной? Потом вторую, потом третью.

– Говорите так, будто знаете об этом.

– О, я знаю, – выдохнул тренер очередной клубок дыма. – Когда моя жена умерла, все мне говорили: «давай, летай, сосредоточь все свои силы на спорте, это всегда то, что нужно!», но правда в том, что это никогда не помогает. У тебя не хватает сил даже для того, чтобы встать с дивана. А ты, сынок, просто устал. Тебе нужен перерыв.

– Я не знаю, от чего брать перерыв, мистер Кингл, – покачал головой Малфой, понимая, что даже он сам не может себе помочь. – Если вся жизнь чувствуется как фальшивка, то, видимо, это где-то внутри, и нужно успокоиться и перестать ныть.

Драко встал с лавки, забрасывая в сумку бутылку из-под воды и тренировочные перчатки, намереваясь уйти, хорошо выспаться и во что бы то не стало завтра взять себя в руки.

– Для начала будет достаточно того, если ты перестанешь себе врать, – сказал тренер. – А если все вокруг кажется фальшивкой, попробуй найти что-то настоящее. И тогда, возможно, ловить упрямый мячик на безлюдном поле перестанет быть единственным спасением.

Малфой кивнул, убираясь со стадиона. Эти слова вертелись у него в голове весь следующий вечер и, вернувшись домой, он упал на просторную постель и позвал эльфийку.

– Тинки, ты готовила спальню миссис Малфой? – спросил Драко, смотря в потолок.

– Не до конца, Хозяин, она ведь может не пригодиться, и вы не поручали… – лепетала Тинки.

Драко закрыл глаза и, вздохнув, приказал эльфийке приготовить ее до свадьбы. Потому что признался себе, что Астория с ним спать не будет – ему слишком нравилось быть одному. И маленькая правда, кажется, столкнула небольшой булыжник у него с груди. Там еще оставалась таких гора, по ощущениям, но это было уже хоть какое-то начало.

***

– Скорпи, время вставать! Твоя обязанность кормить Живоглота, он сейчас помрет от голода! – прокричала Гермиона с кухни, просматривая почту, которую только что принесли совы.

Это был, конечно, ее прокол, что Скорпиус сейчас кутался в одеяло и даже слышать не хотел о подъеме. Вчера они вдоволь нарисовались вечером на одном холсте, который еще пока сох в гостиной и ждал своего времени, чтобы пристроиться на одной из стен, а потом слишком увлеклись просмотром «Бэмби». В итоге, она уснула раньше сына и проснулась лишь ночью, когда мальчик, добравшись до ее волшебной палочки, чуть не снес фундамент дома. Она подоспела вовремя, и ограничились только взрывом шкафа. Один Бог знает, что там подумали соседи.

– Скорпиус, разве ты не хочешь снова увидеть тетю Джинни и печь с ней пироги? – Гермиона пыталась отобрать у него одеяло.

– Хочу спать, – бормотал малый, открыв лишь один глаз.

Гермиона взлохматила его платиновые волосы и, смотря на него в лучах уже взошедшего солнца, еще раз подумала о том, как же сильно он похож на своего отца.

– Нет, даже не думай, – мать встала и расшторила окна еще сильнее. – Когда я приду из ванной, хочу, чтобы ты уже начал переодеваться. А потом пойдешь чистить зубы.

Девушка схватила халат, подаренный ей мамой, который, по ее мнению, был слишком красивым, чтобы носить его в повседневной жизни, и слишком коротким, чтобы он считался удобным. Однако в жаркую погоду это была единственная вещь, которую она могла на себя накинуть без страха свариться заживо, как было бы в ее любимом махровом халате, из которого Гермиона не вылезала зимой.

Выйдя из душа, девушка отметила, что нужно купить тюбик детской зубной пасты, потому что Скорпиус не перестает жаловаться на вкус ментоловой. Гермиона смыла маску для лица и, замотав мокрые волосы в полотенце, вышла из душа. Она решила, что сделает легкий макияж уже после завтрака, потому что ее терзали огромные сомнения по поводу того, что Скорпиус хотя бы на шаг продвинулся в своей миссии под названием «встать с кровати».

Открыв дверь, Гермиона краем глаза заметила мужской силуэт, и от мгновенного страха у нее внутри все сжалось. Но потом она заметила знакомый цвет волос и уж слишком расслабленную одежду для него.

– Мерлин, Малфой! – воскликнула Гермиона, приложив руку к груди. – Ты до смерти меня напугал!

Девушка опустила палочку, которая за эту секунду успела стать мокрой. Наверное, это, все же, последствия войны – постоянно ждать нападения, а рассказы сына о возможном будущем только сдирали корку с незажившей раны.

Он стоял, облокотившись о стену в гостиной, а Скорпиус что-то увлеченно щебетал.

– Потрясно выглядишь, Грейнджер, – усмехнулся Драко, смотря на полотенце на ее голове.

– Сколько еще раз тебе повторить, что ты не можешь приходить сюда каждый раз, когда тебе это взбредет в голову, – произнесла она, начиная злиться.

– Мам, я показывал папе картину, которую мы вчера нарисовали, – гордо сказал сын, пытаясь поднять огромный холст.

– Не трогай, – прервала его попытки Гермиона, перекладывая палочку в другую руку и взмахом, поднося картину поближе.

– Ходишь в душ с палочкой? Паранойя? – его слова сочились издевкой, и это было немыслимо, потому что он стоял посреди ее гостиной в восемь утра, когда его никто не приглашал.

– Знаешь, Скорпиус, я думаю, тебе стоит рассказать своему папе, что стряслось, – строго произнесла она, и выражение лица мальчика вмиг погрустнело, и он опустил глаза в пол.

– Так, так, что случилось? – нахмурился Драко, переводя взгляд с Гермионы на Скорпи.

– Я вчера взял мамину палочку. Но я не хотел ничего повредить! – тут же добавил мальчик, увидев, как меняется выражение лица Малфоя. – Просто… так получилось.

– Скорпиус, ты понимаешь, насколько это может быть опасно? – с нажимом спросил Драко. – Ты мог бы навредить не только себе, но и кому-то еще, кто оказался бы рядом.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю