290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Вам повторить? (СИ) » Текст книги (страница 1)
Вам повторить? (СИ)
  • Текст добавлен: 28 ноября 2019, 03:30

Текст книги "Вам повторить? (СИ)"


Автор книги: cup_of_madness






сообщить о нарушении

Текущая страница: 1 (всего у книги 34 страниц)

========== Пролог ==========

Громкий звон разбитого стекла больно ударил по ушным перегородкам, заставив его медленно перевести взгляд на брызги медовой жидкости. Капли, попав на пол из красного дерева, превратились в насыщенно темный, совсем сливаясь с атмосферой в комнате. Пара мелодичных льдинок упала, ударяясь друг о друга, но до них уже никому не было дела. Какая это бутылка бурбона за последние несколько лет? Он давно потерял им счет, но все равно сдерживался, чтобы не спиться, не шагнуть в бездну, однако уже крепко стоял там одной ногой. Здесь, оказываясь наедине с собой, сидя среди этих тяжелых стен, которые помнили каждый шаг ее босых ног. Неважно, насколько часто он говорил ей, что привык, когда по поместью ходят исключительно в выглаженных костюмах и с идеально начищенной обувью. Наплевав на лежащий под ногами стакан, он просто потянулся за бутылкой и отхлебнул из горла горячую жидкость, которая была единственным спасением от боли, казалось, удерживая ее габариты, которые росли с каждым днем. Выпивка была единственным проводником к ней.

Малфой окинул взглядом стены, на которых плясали отблески огня в камине. Поленья в нем потрескивали так резво, будто радовались, что кто-то обратил на них внимание после столького времени, пока он не был здесь. Малфой уже забыл, как она преобразила это место. Мэнор, привыкший гордо вздергивать статную голову до самих остриев башен, напыщенно смотря на своих гостей и заставляя обитателей ровно держать спину, не снимая надменного выражения лица даже после вечернего душа, покорно преклонился перед ее очарованием. Кажется, она первая, кому было позволено утром выбегать на кухню в одних шортах и майке, заколов кудрявые волосы первым попавшимся под руку карандашом. Она делала так каждый день, чтобы успеть приготовить завтрак и потом сесть на стол, закинув ногу на ногу, читая новый выпуск «Ежедневного пророка», ожидая, когда разогреется еда. Любого другого поместье бы четвертовало за столь явное, кажется, неуважение. Будто это не тысячелетний замок с историей, которая могла пробрать до жуткой дрожи, корнями канувшая далеко в прошлое, а простая съемная квартирка на окраине магического Лондона. В таких обычно скрипят двери и не починен шкафчик, потому что ее жители слишком заняты, пытаясь заработать на арендную плату, новые котлы и несколько ужинов в месяц в любимой кафешке. Но ее энергия преклоняла перед собой всех, кажется, за ней могли пойти города, целые страны – настолько притягательным было все, что она делала.

Теперь все изменилось, даже воздух. Стал концентрированной тягучей массой, ядовитой, избавленной легкости, разъедающей кожу. Без нее все стало ядовитым в этом мире, но особняк особенно – даже дом так сильно по ней скучал.

И сейчас, смотря пьяным взглядом на одну из стен, Малфой в миллионный раз пытался сглотнуть ком в горле, который упорно въелся в его гланды. Наверное, больше ничего не было в нем, кроме этого кома. Только боль и привкус дорогого бурбона, который Люциус коллекционировал годами. Будто назло поленья падали друг на друга под воздействием огня, меняя освещение, и он рассматривал эти мазки краски на одной из стен в чертов сотый раз за этот вечер. Комнату, которая должна была стать самой ненавистной из всех, она превратила в самую любимую. Бирюзовый, алый, лиловый – оттенки смешались на стене, так гармонично вплетаясь в Мэнор, что сложно было представить, будто так не было с самого начала. Как сложно было представить, что кто-то мог порушить единство интерьера этого места, будто кому-то это могли разрешить. Но он разрешал ей все. Еще один глоток, и Малфой морщится, стискивая зубы и обещая себе закрасить эту стену в черный, чтобы избавиться от воспоминаний. В тысячный раз за последние года. И в тысячный раз сдается. Разве у него поднялась бы рука нарушить что-то, что было создано ей?

Драко ненавидел себя за принятое решение переехать, потому что понимал, что иначе он просто сопьется, сидя в этом месте. Месте, которое помнило все, что было с ней связано. Он ненавидел себя за то, что возвращается каждый раз, когда сына забирают крестные, друзья, родственники, бабушки с дедушкой. Возвращается, чтобы вновь услышать ее призрак, смеющийся над нелепыми шутками в книгах, что она читала перед сном, которые он терпеть не мог. Этот призрак звал его к себе. Малфой ненавидел себя за то, что каждый раз садится здесь и хочет вспороть себе вены, только бы не чувствовать этого, не находиться в этом мире. В нем ничего больше не имело смысла, лишь мальчик с кривой ухмылкой и добротой, которая точно ему досталась не от него.

Метка жгла руку, будто отдергивая его, приводя в чувство. Очередной приказ Темного Лорда, очередной откуп, чтобы он не смел трогать сына, очередное событие, после которого руки по локоть в крови. Давай, Реддл, гордись! Я стал твоим самым виртуозным убийцей! Драко рассмеялся, вновь отпивая из бутылки и вспоминая, как когда-то боялся произнести это Непростительное, что сейчас вылетало с губ так легко. В нем все было выжжено: ни сожаления, когда жертва молит его о пощаде, ни милосердия, ни сострадания. Кто были все эти люди по сравнению с частичкой нее, которая у него осталась, что по утрам ненавидит овсянку и ухмыляется так, будто брал у него уроки – слишком идентично. Если бы Малфой принял этот выбор раньше, возможно, она была бы рядом. Все так же целовала ему запястье, когда он слишком сосредоточен или обещала в следующий раз обязательно не испортить блюдо, хотя мужчина знал, что ее таланты в готовке никогда не сдвинутся с мертвой точки. Но нет.

Миллион попыток все изменить, миллион рывков, но с каждым разом у него больше не оставалось сил, он просто терял надежду. Чертов сломанный маховик времени будто издевался над Малфоем, отказываясь работать как следует. Тысячи мастеров и десятки ремесленников, которые держали в руках магический предмет и не могли ничего сделать – гребаные бездарности! Малфой допил остатки бурбона и провел руками по лицу. Его взгляд как всегда нашел фото, от которого он тоже должен был избавиться, как говорили все вокруг, хотя бы задвинуть подальше, чтобы как-то начать жить. Но Драко не мог, просто некоторые вещи не в его силах. Они стояли на снимке втроем на пятый день рождения малого и смеялись в камеру, пока ребенок пытался поймать воздушный шар за ленту, постоянно путая ее в волосах матери. Место, где сердца не разбиты, и они беззаботно счастливы.

Голова Малфоя упала на руки, больше не имея сил смотреть на это, словно ковыряя кровоточащую рану. И он попробует завтра. Снова попробует провернуть это завтра.

========== Глава 1 ==========

Его ладони вылетели вперед на автомате, движимые естественным инстинктом самосохранения. Однако это не особо помогло от мощного толчка, который перевернул все его внутренние органы и оставил царапины на лице, когда он, не удержавшись, упал на пол. Встав на четвереньки, он прокашлялся, пытаясь восстановить дыхание, но частицы пыли попадали в легкие, мешая нормально дышать. Он поднялся и, осмотревшись, опешил: части бетонных конструкций, голые стены, дыры между этажами – все выглядело как сооружение, которому строиться еще не один месяц. Услышав громкие мужские возгласы, раздающие указания друг другу, щедро снабжая свою речь бранью, он отряхнул штаны и сделал шаг вперед.

– Мальчик? Эй, что ты здесь делаешь? ― сосредоточившись на криках рабочих, он совершенно не заметил мужчину, который находился сзади него; там, где сейчас отсутствовала стена, но совершенно точно должна была быть кухня.

– Здравствуйте, сэр. Извините, я ищу Драко Малфоя, ― сказал мальчик, смотря на лицо мужчины, которое выражало смесь недовольства, сосредоточенности и удивления.

– Малфоя? Того парня из «Гордостей»? ― вскинул брови рабочий.

– Вовсе нет, он играет за «Татсхилл Торнадос», ― ответил мальчик, нахмурившись.

– Чтобы гонять за «Торнадос» ему стоит словить еще пару десятков снитчей, ― фыркнул мужчина, будучи довольным своей просвещенностью, но потом его выражение лица быстро сменилось на недовольное, словно он понял, насколько это было нелепо в данной ситуации. ― В любом случае, тебе небезопасно здесь быть. Где твои родители? Скажи им, они обязательно купят билет на ближайший матч. Эй, постой!

– Простите, сэр, мне нужно бежать! ― крикнул на прощание мальчик, поднимая своими шагами строительную пыль в воздух и надеясь, что говоривший с ним мужчина будет озабочен своими обязанностями в должной мере и не побежит за ним.

Пробежав вдоль нескольких улиц и завернув за знакомый поворот, он резко остановился, наблюдая за машинами, носящимися друг за другом.

– Только не это… ― промолвил он, смотря на некоторые марки автомобилей.

Повернувшись, мальчик направился назад, прикидывая, сколько времени займет дорога к стадиону, если пойти коротким путем. Вздохнув, он сжал зубы, приказав себе не паниковать. Папа точно бы этого не одобрил. Сказав себе спасибо, что сегодня утром он надел под мантию обычные джинсы, мальчик скинул с себя подозрительную одежду, наспех затолкав ее в мусорный бак. Он направился вдоль маггловских кварталов, за которыми должен был находиться вход. Мальчик резво перебирал ногами, держа в голове дорогу, по которой ходил много раз, разве что не в одиночку. Некоторые люди оборачивались, наблюдая за одиноким ребенком, шагающим вдоль оживленных Лондонских улиц. Они с наступлением обеда наполнялись вкусным запахом бизнес-ланчей, слишком концентрированным запахом духов офисных работниц и выхлопами такси, которые пытались проскользнуть в узкие повороты атмосферного города. Однако мальчик этого совершенно не замечал.

Он проник в незаметный закуток, в котором яркими красками пестрила лавка с вещами, усеянными эмблемами и цветами всевозможных команд. В нее то и дело входили люди и не спешили возвращаться. Хотя, судя по размерам магазинчика под открытым небом, он должен был быть под завязку напихан посетителями еще сотню-другую покупателей назад. Еще раз осмотревшись через плечо и удостоверившись, что магглы не замечают ничего необычного, мальчик зашел в магазин. Он пробрался сквозь всевозможные кофты, на которых нарисованные игроки выкрикивали собственные номера и имена, дудки и кричалки, кажущиеся неуправляемыми. Наконец, мальчик добрался к стадиону, вокруг которого собралась толпа. Это скопление народа было большим, но все же не таким внушительным, каким ребенок привык его видеть, хотя он ни в чем не был уверен сейчас.

– Простите, сегодня играют «Гордость Портри»? ― спросил он у девушки, которая была одета в фиолетовую толстовку с желтой, переливающейся всеми цветами, звездой на груди.

– Нет, сегодня их тренировка, ― улыбнулась она, смотря вниз. ― Какой ты славный, где твоя мама?

Но мальчик лишь кивнул и, непринужденно улыбнувшись, поспешил удалиться. Он знал, где находится черный выход, хотя сейчас стадион выглядел немного иначе, чем ребенок помнил. Однако вряд ли за несколько лет могли его перестроить. Благодаря своему росту, он без труда пролез под зарослями кустов и деревьев, которые скрывали небольшие ворота. Вертя в руках часы, скорее от скуки, чем от надобности, охранник перевел взгляд на мальчишку, услышав шум шагов.

– Что ты здесь делаешь? ― сузил глаза худощавый мужчина, начав нервно осматриваться, видимо, в ожидании неизбежного наплыва толпы. ― Посторонним нельзя здесь находиться.

– Я знаю, сэр, но дело в том, что мне нужно поговорить с Драко Малфоем. Это срочно, ― пролепетал мальчик.

– У вас у всех это очень срочно, ― раздраженно цокнул языком охранник. ― Приходи на игру, потом…

– Нет, вы не понимаете, мне просто нужно с ним поговорить, я…

– Так, где твои родители? ― громко спросил мужчина, делая шаг вперед от черных ворот. ― Тебе не положено находиться здесь без сопровождения взрослых.

– Они там, ждут команду, ― ответил мальчик, нахмурившись.

– Тогда ступай к ним и не разгуливай один, ― охранник поднял указательный палец вверх, видя, как ребенок воинственно открыл рот, чтобы парировать. ― Иначе я позову охрану и тебя выпроводят отсюда в самые…

– Угрожаешь детям, Стив? Я впечатлен, ― усмешка слышалась даже в словах парня, идущего в компании нескольких человек со спортивными сумками наперевес.

– П… Драко! ― крикнул мальчик, тут же потеряв интерес к пререканиям.

– Мистер Малфой, он хотел пробраться внутрь! ― объяснил охранник слегка обиженным тоном, что делало ситуацию со стороны еще более нелепой. ― Вы же понимаете, безопасность прежде всего!

– Как он здесь вообще оказался? ― нахмурилась девушка, завязывая пучок на голове и обмахивая себя записной книгой. ― Господи, как же жарко, а это только начало мая.

– Ход надежно защищен, и о нем никто не знает, кроме членов команд, тренеров, еще, конечно же… ― мямлил Стив, загибая пальцы.

– Драко, мне нужно с тобой поговорить! ― крикнул мальчик, привлекая внимание Малфоя, который уже разговаривал с капитаном, кивая на его реплики и попивая воду.

– Это запрещено! Безопасность… ― начал Стив практически истерическим голосом, но был прерван.

– Боже, Стив, у него ведь даже палочки нет еще, ― закатил глаза Драко. ― Открой дверь.

– Но, пожалуйста, мистер Малфой, не говорите, что я вас не предупреждал! Ваши фанаты идут на такие изощренные вещи, чтобы… ― мужчина еще что-то приговаривал, но его уже никто не слушал.

– Привет, малый, ― улыбнулся Драко, садясь на корточки, чтобы поравняться с ним.

– Мне нужно с тобой поговорить.

– Я слушаю, ― с интересом вскинул брови слизеринец.

– Это конфиденциально, ― строго произнес мальчик, поднимая голову на товарищей по команде собеседника, которые, видимо, ждали его.

– О, какой у нас здесь серьезный молодой человек, ― засмеялся Драко. ― Окей, ребята, идите, я сейчас вас догоню.

Друзья по очереди дали ему «пять», разбредаясь в сторону участка, разрешенного для аппараций, а мальчик неоднозначно посмотрел на охранника.

– Я член охраны! Если с мистером Малфоем что-то случится..!

– Стив, это ребенок, ― буквально по слогам произнес Драко, кажется, теряя крохи своего терпения, которым природа его и так обделила.

И когда мужчина, покачав головой, отошел на приличное расстояние, встав на свой пост у ворот, Малфой повернулся к ребенку.

– Хорошо, теперь порядок? Давай, у тебя есть что подписать? ― спросил Драко, понимая, что у него нет с собой пера. ― Я мог бы тебе отдать кепку, знаю, вы, ребята, их обожаете.

– Нет, послушай, мне не нужен автограф, ― отмахнулся мальчик от этих слов. ― Все намного серьезнее. Я знаю, что это прозвучит очень… необычно, но… какой сейчас год?

– Две тысячи первый? ― подняв одну бровь вверх, Малфой пытался логически понять, куда клонит малой.

– О нет. Нет-нет-нет, все даже хуже, чем я думал, ― мальчик провел руками по лицу, затем взъерошил волосы, и Драко показалось, что где-то он уже видел этот жест.

– Прости, я не совсем понимаю…

– Да, я знаю, ― кивнул мальчик. ― И еще я знаю, что, возможно, скажу чушь, но ты должен мне поверить. Должен. Потому что это наш уговор с тобой – никогда не врать друг другу, понимаешь?

– Уговор, который мы с тобой заключили? ― нахмурился парень, оглядываясь и пытаясь найти взглядом хотя бы одного взрослого, который бы отвечал за мальчика.

– Еще нет. Но заключим. В будущем, ― проговорил он, разрывая предложения, будто сложив все воедино, слова вдруг окажутся слишком тяжелыми и тут же утащат его на дно. ― Потому что в будущем ты станешь моим отцом.

Драко открыл рот, чтобы что-то сказать, но буквально онемел, услышав последнее предложение.

– Так, окей, мелкий, это было забавно, ― усмехнулся он, но все же ему было немного не по себе от выражения паники на лице ребенка. ― И, возможно, самая необычная встреча, которая была у меня за последнее время, но у меня нет детей, и я как бы…

– Будущее. Ты слышал слово «будущее»? ― в нетерпении уточнил мальчик.

– Будущего нет, поэтому туда нельзя перенестись, что бы там не говорили приключенческие романы.

– Но ведь технически я попал в прошлое, в прошлое из своего…

– Ладно, где твои родители? ― Малфой встал, прочесывая глазами территорию уже более внимательно.

– Мерлин, да нет у меня родителей, пап. Ты – мой родитель. И это ты должен был попасть сюда, не я. Что-то произошло и…

– Мистер Малфой? ― охранник подошел к ним, увидев смятение на лице ловца.

– Стив, найди родителей мальчика и доставь его прямо к ним. Среди всей этой толпы может быть опасно, ― сказал Малфой, доставая кепку из сумки. ― Держи, мелкий, на кепке мое имя. Она немного другого цвета, как у всех игроков. Мне приятно, что ты такой фанат, но я хочу, чтоб ты вернулся к своим маме и папе.

– Теперь я понимаю, что имела ввиду мама, говоря, какой ты упрямый! ― топнул ногой мальчик. ― Я могу пойти сам!

Крики паренька еще были слышны, когда охранник поднял его на руки, выводя за пределы ворот.

– Хорошо, теперь, юное дарование, говори, где твои родители? В толпе, у стадиона?

– Ага, ― вздохнул мальчик, смотря, как удаляется спина Драко.

– Ты сможешь найти их взглядом? Я могу объявить о твоей пропаже, уверен, они уже с ума сходят от ужаса, ― бубнил мужчина, удерживая ребенка на руках.

Мальчик обернулся, наткнувшись взглядом на девушку, у которой спрашивал об игре сегодня ранее. Улыбнувшись, он помахал ей рукой. Девушка засмеялась, махая в ответ.

– Видите, вон та женщина, которая машет мне? Моя мама. Я пойду к ней, опустите меня на землю, я уже не маленький, ― недовольно проворчал мальчик, искренне желая оказаться на ногах.

– Ладно, беги и больше один не гуляй! ― приказал Стив, качая пальцем.

Развернувшись, он понимал, что мужчина все еще за ним следит, поэтому ленивой походкой подошел к девушке, все еще чувствуя чрезмерно озабоченный взгляд себе в спину.

– Эй, это твой папа? ― склонила голову она.

– Да, меня отпускают погулять одного, потому что я уж больно самостоятельный, ― улыбнулся он кривой ухмылкой.

– Могу представить! ― засмеялась девушка от важности тона, но, переведя глаза немного выше лица мальчика, любые мысли из ее головы тут же выветрились. ― О Мерлин! Это кепка! Она действительно принадлежала одному из игроков?! Драко Малфою?!

Ее глаза засветились искренним восторгом, привлекая внимание рядом стоящих людей.

– Это? ― снял ее он, осматривая. ― Да, забирай, у меня дома куча таких. Правда, других цветов, ― пожал плечами мальчик, отдавая ей предмет одежды.

– О Боже, правда? ― восторженно вскрикнула она. ― Спасибо! Я болею за них еще с девяносто пятого, когда они…

Девушка еще что-то щебетала, размахивая кепкой перед лицом подруги, которая выкатила глаза так, что расширь она диаметр еще хотя бы на миллиметр, они точно выкатились бы из орбит и поскакали прямо по раскаленному асфальту. Ребенок, воспользовавшись моментом, скользнул в толпу, растворившись в ней.

Шагая по улице, он тяжело вздохнул, потупив глаза на свои башмаки. Мальчик устал и его голова тяжелела с каждым шагом. Путешествие, когда ребенок преодолел десять лет одним мигом, вряд ли заняло больше минуты, но вымотало его так, будто он потратил года, чтобы идти по этой улочке, совсем рядом с местом, которое он хорошо знал, но сейчас оно было совершенно незнакомым. Все, чего ему сейчас хотелось ― это очутиться дома, поесть и лечь спать. Очутиться дома. Он остановился, чуть ли не сбив с ног женщину, идущую сзади. А почему бы ему, собственно, не отправиться домой?

Извинившись, он быстро перешел дорогу и, оглянувшись, пытался вспомнить станцию метро, которая могла бы ему помочь. Но, не обнаружив подземки в привычном месте, мальчик только вздохнул и пошел по направлению к знакомым улицам, неважно, что путь ребенок представлял только в общих чертах. Джемпер, который он накинул утром, душил и был просто невыносимым. Поэтому мальчик снял его через голову, повесил на руку, пытаясь сосредоточиться на этих простых движениях и убедить себя, что все в порядке. Все под контролем. Потому что у папы всегда все было под контролем. Когда-то. Отогнав от себя грустные мысли, он поднял голову и увидел несколько темных мантий, которые резво скрылись за поворотом, явно не желая привлекать к себе внимание.

– Простите, мне нужно… извините… ― мальчик проталкивался через толпу, быстро переходя дорогу, чтобы успеть сделать это на зеленый.

Подбежав, он успел ухватить взглядом ведьму в зеленой мантии. Она стала ему маяком, и мальчик потихоньку следовал за ней. Нырнув в «Дырявый котел», до которого магглам совершенно не было дела, ведьма встала у бара. Вздохнув, она закурила сигарету, создавая клубы дыма вокруг морщинистой кожи. Мальчик протолкнулся вглубь заведения, понимая, что у него слишком мало времени, и его одинокое присутствие здесь совсем скоро вызовет интерес постояльцев. Стрельнув глазами в самую пустую часть «Дырявого котла», ребенок сделал шаг в направлении каминов и увидел, как секунду назад в нем исчез мужчина, который до последнего перебрасывался глупыми шуточками с барменом. Мальчик выдохнул и вспомнил все произведенные им путешествия до этого времени. Вновь оглянувшись через плечо, ребенок заметил, что бармен протирает стакан и все еще хихикает после последней реплики мужчины, недавно покинувшего «Дырявый котел». Мальчик взял горсть летучего пороха и скаканул в камин, четко проговорив: «Малфой-Мэнор», после чего растворился в пыли.

Том обернулся через плечо, медленно взмахнул палочкой и, позволив магии делать за него всю работу, свел брови на переносице. Да уж, пора действительно наведаться в Мунго и проверить уши, потому что, видимо, он теряет слух, так как буквально только что ему послышалось, будто какой-то сумасшедший попытался проникнуть в Малфой-Мэнор через каминную сеть. Том засмеялся себе под нос только мысли об этом. Да уж, наверное, старость все же берет свое.

Мальчик зажмурил глаза так сильно, что разглядел странные фигурки в очертаниях бликов на сетчатке. Почувствовав, что порошок развеялся в воздухе, он несмело приоткрыл один глаз, высовывая голову из камина. Коричневые диваны из кожи, строгие благородные тона, которые так нравились папе – он сразу узнал малую гостиную, пусть некоторые вещи были ему совершенно незнакомы. Но дело было даже не в этом – в особняке присутствовала особая атмосфера, которую ощущали все приходящие в дом, чтобы потом безошибочно определить местонахождение только лишь по чувству особенного величия, которые дарят эти стены. Словно изысканный парфюм, созданный в одном экземпляре. Улыбнувшись от счастья, мальчик вышел вперед, стряхивая со светлой рубашки остатки золы. Присев на диван, ребенок практически улегся на подлокотник. Плевать, что эта софа была совершенно не предназначена для сна – сейчас даже осознание того, что он дома, делало его душу спокойной, а веки тяжелыми. Но только прислонившись к спинке, мальчик услышал голос, который вмиг заставил его вскочить на ноги.

– Да, я полностью уверен. Ответь на их предложение максимально сжато, у меня нет времени рассматривать нелепые бизнес-предложения, когда на носу… – Малфой переступил порог гостиной, пытаясь найти конверт, который сова совершенно точно сегодня доставляла куда-то сюда; и он, имея свободную минуту, тут же вскрыл письмо, хотя в принципе мог потратить ее на сэндвич с джемом, что было бы куда продуктивней, как он потом решил, увидев содержимое послания.

Первая безумная мысль о галлюцинациях пронеслась в его мозгу, оставляя за собой неприятный осадок. Но все же, даже она была предпочтительней реальности, потому что в действительности происходящего больше не пришлось сомневаться, когда Фрэнк ступил вперед, округлив глаза.

– Мистер Малфой, я никого сегодня не впускал!

– Привет, – улыбнулся мальчик, явно нервничая.

– Так, это уже не смешно. Как ты сюда попал? – строго спросил Драко, вмиг позабыв о письме.

– Через камин и…

– Никто не может проникнуть в поместье через камин, если у него нет личного разрешения Малфоя, – оборвал его Драко.

– А мне не нужно разрешение Малфоя. Я и есть Малфой, – возмущенно произнес ребенок, гордо вскидывая подбородок вверх.

– Мне кажется, нужно усилить охранные чары и сделать это как можно… – начал дворецкий, понятия не имея, что здесь происходит.

– Или выслушать меня, наконец! – воскликнул мальчик. – Зачем мне врать? Какой в этом смысл? Если я хотел бы сойти за сумасшедшего, то придумал что-то попроще.

– О чем говорит этот молодой джентльмен? – спросил Фрэнк, смотря, как Драко неотрывно всматривается в мальчишку.

– Этот ребенок утверждает, что прибыл из будущего. И он мой сын, – вздохнул Малфой, понимая, что в словах это звучит еще более безумно, чем в мыслях.

– О… – протянул прислуга, кажется, лишившись дара речи.

– У меня не было таких планов. Совершенно нет. Это хотел сделать папа, то есть ты. Но, видимо, что-то пошло не так. И ты вообще не хотел переноситься так далеко, потому что маховик времени сломан и… да, это длинная история! – проговорил ребенок, смотря на выражения лиц своих собеседников. – Но я не вру!

– Маховик времени не переносит так далеко, – покачал головой Фрэнк, чувствуя, что должен как-то заполнить затянувшуюся паузу.

– Возможно, но этот – отмотал. Это не обычный маховик, я слышал, как о нем говорили. Ты пытался его починить, но ничего не получалось, однако ты пробовал снова и снова.

– И почему же мне не сиделось в своем времени, интересно? – скептически сузил глаза Драко.

– Потому что в моем времени нет ничего хорошего, – грустно ответил мальчик, опустив голову. – Волдеморт вернулся. И его больше ничего не остановит.

– Побойтесь Мерлина! – всплеснул руками Фрэнк. – Даже не думайте об этом! Тот-кого-нельзя-называть мертв!

– В моем времени больше нет, – покачал головой мальчик.

– Как понять… – начал Малфой, сглотнув, но вдруг заметил цепочку на шее у малого. – Погоди, что это?

Он присел на корточки рядом с ним и достал цепочку из-под рубашки. В его горле пересохло, и Драко титаническим усилием воли заставил себя собраться.

– Откуда у тебя это? – спросил он еле слышно.

– Это? – посмотрел мальчик вниз на букву «М», окруженную темными алмазами. – Не знаю, сколько себя помню, это всегда было у меня на шее. Даже ни разу не снимал.

– Мистер Малфой, это может быть подделка и… – залепетал дворецкий, осмеливаясь посмотреть через плечо хозяина поместья, не сумев утолить свое любопытство.

– Нет, это гоблинская работа, это видно, – Драко поднялся и резво пошел к себе в кабинет, слыша за своей спиной топот ног.

Мысленно произнеся пароль, он зашел внутрь и открыл сейф, выудив оттуда шкатулку. Несколько секунд Драко все еще надеялся на то, что кто-то украл подвеску. Мерлин, какое безумие: уповать на то, что кто-то своровал семейную реликвию, драгоценность, которой буквально нет цены! Надеялся на то, что он что-то неправильно истолковал, ошибся и Фрэнк прав – это подделка. Хотя, что касается драгоценностей, Драко не ошибался уже многие годы. Выдохнув и открыв шкатулку, он достал пальцами идентичную цепочку. Обойдя стол, Малфой приложил украшение к такому же на шее у мальчика.

– Это белое золото, камни – черная звезда Африки, – произнес он пустым голосом, который был полностью лишен оттенков. – Темный цвет, потому что украшение должен носить наследник, именно эти алмазы, скорее из-за названия – черная звезда. И из-за поразительной редкости этих драгоценных камней. Они… они идентичны. А копий у него нет. Эту реликвию нужно дарить первенцу, который носит его до семнадцати лет, а потом передает своему сыну.

– Боже милосердный… – прошептал дворецкий, прислонив ладони ко рту.

– Ну, если бы я знал о такой важности этой штуки, то пустил бы ее, как основной аргумент с самого начала, – произнес мальчик, наконец, нарушив тишину. – Теперь ты мне веришь? Ты ненавидишь индейку, но ешь ее, потому что это нужно для тренировок, терпеть не можешь Селестину Уорлок, все, что связано с садоводством и просто жить не можешь без мятных леденцов и кофе.

Малфой поднял брови в немом поражении. Он никогда не говорил о каких-то личных мелочах в интервью, желая оставлять как можно больше пространства для частной жизни, отвечая чаще всего лишь на те вопросы, которые касались спорта, его карьеры и бизнеса. Драко смотрел на мальчишку, и его взгляд будто оживал, показывая ему то, чего он не видел раньше. Платиновые волосы, серые глаза, идентичный подбородок, форма скул, которая пока была не так сильно выражена, но схожесть была поразительной.

– Мистер Малфой, мне не хочется этого говорить, но я смотрю на вас двоих и… – начал Фрэнк, который подумал о том же. – И мне кажется, что я смотрю на ваше отражение.

– Как тебя зовут? – спросил Драко, все еще безуспешно пытаясь выкроить себе время, чтобы глотнуть воздуха. Чтобы не сойти с ума.

– Скорпиус, – улыбнулся мальчик, явно обрадованный тем, что его больше не воспринимают, как самозванца.

– Созвездие скорпиона, – знающе протянул дворецкий.

– Это просто… какое-то безумие, – выдохнул Драко, поднимаясь. – Мне нужно… нужно кое с кем связаться, прошу тебя, накорми ребенка и…

– Да, я понимаю, мистер Малфой, идите, идите, – быстро кивнул мужчина с седой бородкой, стараясь избавить хозяина от объяснений. Любому человеку нужно переварить подобную информацию. – Меня зовут Фрэнк. Я вижу, вы не глупый мальчик, думаю, уже догадались, что я дворецкий в Малфой-Мэноре, – произнес он, сохраняя вежливость и статность, не пятная честь мундира даже в такой ситуации.

– Мне очень приятно познакомиться с вами, Фрэнк, – улыбнулся Скорпиус, несмотря на вселенскую усталость.

– Вы голодны? О, ну разумеется вы голодны! Позвольте мне провести вас на кухню, эти коридоры иногда бывают весьма коварны.

– Но не для меня, – засмеялся мальчик, уверенно шагая вперед. – Я знаю этот особняк, как свои пять пальцев – я вырос в этом доме.

– Ах, ну разумеется, – нервно улыбнулся дворецкий, все еще пытаясь смириться с жуткими мурашками, которые бегали по его затылку от таких заявлений.

Малфой-младший не соврал, говоря о своих познаниях. Три поворота, два пролета ступенек, еще две арки, и он в главной обеденной зале, от которой до кухни рукой подать – путешествие, которое невозможно безошибочно осуществить, находясь в этих стенах впервые.

– Тинки! – вдруг воскликнул Скорпиус, насмерть перепугав все еще дерганного дворецкого.

Мальчишка подбежал к эльфийке, спокойно готовившей обед, и сжал ее в объятиях. Она вскрикнула, бросив половник в кастрюлю и получив десятки пар удивленных глаз от эльфов, стоящих рядом.

– П-простите, но Тинки не понимает… – заикалась эльфийка, пораженно смотрящая на мальчика.

– Да, я знаю, но мы с тобой подружимся. Ты сейчас личная помощница папы, верно? Он рассказывал как-то, – тараторил Скорпиус, улыбаясь во весь рот, будучи счастлив увидеть кого-то привычного для себя. – Но скоро ты будешь помогать мне. Ты классная!


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю