290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Вам повторить? (СИ) » Текст книги (страница 22)
Вам повторить? (СИ)
  • Текст добавлен: 28 ноября 2019, 03:30

Текст книги "Вам повторить? (СИ)"


Автор книги: cup_of_madness






сообщить о нарушении

Текущая страница: 22 (всего у книги 34 страниц)

Вдруг приятное касание к ее ноге заставило девушку перевести взгляд. Немного подняв стопу Гермионы, Малфой посмотрел на педикюр.

– Красный? – спросил он.

– Розовый, – уточнила девушка, чувствуя легкое покалывание на коже от его прикосновений. – Нужно же как-то добавить в свою жизнь красок.

Наверно, стоило выдернуть свою ногу у него из руки. Да, наверное стоило бы. Но она продолжала сидеть, смотря ему в глаза, пока не почувствовала, как он начал сжимать сильнее.

– О Боже, – простонала Гермиона, пока Драко разминал ее ступню легкими нажатиями.

Если бы она чувствовала это каждый вечер, то целый день носки каблуков совершенно точно стоил бы того.

– Приятно? – Драко поднял уголок рта, наблюдая за ее реакцией.

– Ты дьявол, – ответила гриффиндорка, растворяясь в удовольствии, когда вдруг легкое касание пальцев пощекотало стопу, и она засмеялась, дернув коленом.

– Тихо, ты ударишься, – усмехнулся в ответ Драко, удерживая ногу.

Она продолжала улыбаться, смотря на него. Это действительно было приятно. Ужинать с ним. Говорить. Смеяться. Чувствовать его прикосновения. Но пауза затянулась, поэтому она медленно потянула ступню на себя, и он позволил ноге выскользнуть из хватки. Сев нормально на стуле, Гермиона отпила чай, просто чтобы собраться.

– Я думала… как считаешь, зачем часовщик забрал маховик времени? – задала она вопрос, который мучил ее несколько дней. – Вдруг он все еще может его починить на самом деле?

– Так или иначе, как мы уже выяснили, он нам не сильно поможет, пока в нашем времени ошивается кто-то из будущего, мечтающий воскресить Волдеморта, – ответил Драко. – Мне это не понравилось, но в конечном итоге я понял, что толку от маховика все равно не будет.

– Как ты его нашел? – подняла она голову и встретилась с вопросительным взглядом напротив. – Часовщика. Не думаю, что это было просто.

– Люциус, – просто сказал Драко, но его голос сменился на резкий и грубый, как всегда, когда тот злился.

– Уверена, эта услуга стоила целый вагон галеонов, – покачала она головой, думая о том, что если часовщик действительно скрывался, то обнаружить его местонахождение стоило бы состояние.

– Едва ли, – фыркнул он. – Всего лишь обещание.

Драко пытался звучать легко, но его голос мгновенно стал пустым. Это было необычно. Малфой мог быть злым, раздраженным, грубым и совершенно невыносимым, но когда из него вот так испарялись эмоции – было по истине жутко.

– Обещание? – медленно спросила она, но ответа не последовало. Гермиона напряглась, вытянувшись, как струна. – Какое обещание?

– Я должен завести ребенка в ближайший год, – ответил он, не смотря ей в глаза.

Ее рот приоткрылся от чего-то, что совершенно удивительно не разнеслось эхом по комнате, потому что она была точно уверена, что слышала, как что-то оборвалось внутри нее. Завести ребенка. Ну, конечно. Полная семья – честная цена для приоритетов Люциуса.

Она знала, что это неизбежно, но почему-то каждый раз слышать о его свадьбе было как снег на голову. Но жениться это одно, а завести ребенка – совсем другое. Люциус знал, что делал, черт бы его побрал.

– Ты дал Непреложный обет? – если сжать кружку немного сильнее, она точно треснет.

– Отец не дошел еще до такой степени маразма, – грустно покачал головой слизеринец. – Но я дал ему свое слово. Этого вполне достаточно.

Она сглотнула, когда он все же посмотрел на нее. Грейнджер тешила себя мыслью, что умеет скрывать свои эмоции, но нужно было быть слепым, чтобы не увидеть, что эта новость с ней сделала.

– Ну, ты будешь отличным отцом, – выдохнула она, улыбнувшись.

Он не ответил, лишь отпив вина из бокала.

– Думаю, мне пора спать, завтра длинный день, – пробормотала Гермиона, поднявшись со стула. – Так что, спокойной ночи.

Она сделала три шага в сторону коридора, когда он окликнул ее.

– Гермиона? – девушка повернулась на звук своего имени, звучавшего из его уст совершенно необычно. – Думаю, в совместных ужинах действительно что-то есть. Спасибо.

Гриффиндорка улыбнулась и, кивнув, завернула за угол, желая упасть в кровать и притвориться, что никогда не слышала его обещаний, никогда не жила в этом доме и никогда не влюблялась в человека, с которым ей по всем фронтам было не по пути. Притвориться, что она не настолько идиотка.

***

– Мам, подержи! – Скорпи отдал ей в руки сладкую вату, которая меняла свой цвет каждые тридцать секунд, и понесся на карусель, держа в липкой от сладостей руке билет.

– Скорпиус, если тебя стошнит, я буду рассказывать эту историю всем твоим будущим девушкам! – крикнула она ему в след, смотря, как раскручивается это «адское развлечение», к которому в очереди стоял ее сын.

– Прекрати угрожать моему крестнику, – сказал Блейз, забирая у нее из руки вату, которая начала таять на солнце, и выбрасывая сладость в мусор. – Куплю ему потом новую.

Погода сегодня радовала жарой, и они заранее договорились втроем составить свои графики так, чтобы провести время с малым. Выбор Скорпиуса пал на парк развлечений, о котором ему недавно говорила Гермиона, и именно поэтому они сейчас толкались в скоплении народа, где родители ждали, пока их чадо проверят свой вестибулярный аппарат на выносливость.

– Я не знаю, насколько нужно быть гениями, чтобы пойти в парк развлечений в пятницу, – пробурчал Драко, стряхивая с плеча нечто, что могло остаться от толкнувшего его прохожего, который гнался за девочкой, что явно была в гораздо меньшем возрасте, чем предполагал аттракцион.

– Это единственный день, когда я смогла отпроситься с работы, – огрызнулась Гермиона.

Они понаблюдали за тем, как Скорпиуса пристегнули взмахом палочки к сидению и наложили несколько заклинаний для безопасности. Отойдя в сторону, Гермиона заказала себе колу в стаканчике, думая, что такая резкая смена температур летом ее добьет.

– Так вы, ребята, живете вместе теперь? – спросил Блейз, облокотившись на перила. – И оба до сих пор живы? Поразительно! По десять очков Гриффиндору со Слизерином!

– Да, мы посчитали, что так будет безопасней, – сухо ответила девушка.

– И как к этому отнеслась Астория? – следующий вопрос явно принес удовольствие мулату, судя по его расплывшейся улыбке.

– Забини, – предупреждающе произнес Малфой, но тот никак не отреагировал. – Она отнеслась с пониманием.

– О, могу представить! – хохотнул он и едва ли не был сожжен взглядом лучшего друга.

Каждый раз, когда разговор заходил о Гринграсс, Гермиона чувствовала себя максимально неуютно, но худшее, что могло произойти – что остальные заметят ее дискомфорт.

– Мне вот интересно, почему в чистокровных семьях существует это странное устаревшее правило о том, чтобы не жить вместе до свадьбы? – бойко задала вопрос она, маскируя неловкость за энтузиазмом.

– Потому что Малфой не хочет, – быстро объяснил ей Блейз, прежде, чем друг успел вставить свои пять копеек.

– Есть такое правило, Забини, – надавил Малфой.

– Которое перестало быть правилом примерно три столетия назад, – пропел итальянец, явно испытывая терпение друга на прочность.

– Думаю, что это полезно – проверить друг друга в быту до свадьбы и все такое, – произнесла Гермиона, чувствуя, что нужно что-то сказать.

– Я предпочитаю проверять своих избранниц несколько другим способом, – усмехнулся Малфой, отбирая у нее стакан и делая глоток колы через трубочку.

– О боже! – воскликнул Блейз и толкнул в плечо Гермиону. – Драко не девственник! Ты знала?!

Гриффиндорка закатила глаза, видя, как возвращается Скорпиус, чья прическа сейчас была больше похожа на станцию связи с космосом.

– Это было круто! – закричал он. – Вы не хотите попробовать?

– Мы воздержимся, – покачал головой Драко. – Кстати, видел там метлы с заколдованными вещами и тебе нужно словить определенную, но они двигаются с разной скоростью. Мог бы проверить свои умения.

– Я их сделаю, – расплылся в улыбке мальчик, а потом перевел взгляд на руки Гермионы. – И где моя вата?

– Твоя мама слопала всю до самой палочки. Я героически пытался ее остановить, но ты же знаешь, как оно бывает, – вздохнул Блейз. – Но не переживай, крестный купит тебе новую.

Грейнджер толкнула его в плечо, и Скорпи рассмеялся, восприняв шутку. Они подошли к небольшой кассе, и Драко протянул несколько монет за оплату билета.

– Ты будешь соревноваться с двумя мальчиками постарше, – предупредил он сына.

– Это у меня в крови, пап, – самоуверенно произнес Скорпиус и дал отцу «пять».

Синее летящее платье постоянно норовило подняться вверх из-за ветра, и Гермиона прокляла свой выбор сегодня утром. Пусть оно открывало ноги и плечи, позволяя солнцу проникнуть на кожу, но это были слишком большие жертвы ради дозы витамина D. Поправляя низ платья, она повернулась, словив взгляд Драко на своих плечах. Он поднял глаза, посмотрев ей в лицо, и тут же отвернулся. Он выглядел забавно с измененным цветом волос и немного другими чертами лица. Просто вдуматься страшно, на какие жертвы пришлось пойти Малфою, чтобы провести день с ребенком в толпе людей.

– На самом деле, я бы не хотела здесь долго находиться, – произнесла Гермиона и, словив удивленный взгляд парней, объяснила. – Не думаю, что места большого скопления людей сейчас – это хорошая идея.

Кингсли изо всех сил пытался обеспечить людям нормальное течение будней, которое бы максимально душило панику, но по ее мнению это все равно не было слишком безопасно.

– Пусть Пожиратели и сбежали из Азкабана, но суть в том, что они слабы, – рассуждал Блейз. – Никто не возвращался из тюрьмы, как после курорта, особенно если речь идет об Азкабане. Они не станут тратить свои силы на глупое нападение на кучу людей.

– Это значит, что они готовятся к чему-то более серьезному, – сжала губы Гермиона, понимая, что несмотря на оптимизм Забини, в этом нет ничего хорошего.

– В любом случае, не думаю, что стоит бояться, что за каруселью скрывается Долохов, – фыркнул парень. – Он бы за ней не поместился!

Они подняли глаза, наблюдая, как зерна тщеславия в Скорпиусе дают свои ростки, когда мальчик с легкостью одержал победу у своих соперников, специально делая вид, что поддается, пытаясь еще больше задеть их самолюбие.

– Он ведет себя, как ты, – покачала Гермиона головой, совершенно точно понимая, что ей это не нравится.

– Ты имеешь в виду всегда одерживает победу? – улыбнулся Драко.

– Кичится, – ответила она, нахмурившись.

– Перестань, Грейнджер, им это свойственно в таком возрасте, – вклинился в их разговор крестный мальчика. – К тому же, на Слизерине ему понадобятся эти качества.

– Это еще не факт, что… – начала говорить Гермиона, но ее перебил восторженный вопль сына.

– Вы видели?! Я же говорил, что сделаю их! – смеялся Скорпиус, вытирая со лба пот.

Гермиона закатила глаза, когда Драко стал всячески поддерживать в ребенке эти черты. Она отошла, чтобы купить воды, так как Скорпи полностью осушил всю колу в стакане. Стоя у прилавка и ожидая, пока девушка даст ей минералку, Гермиона повернула голову как раз вовремя, чтобы увидеть, что перед ее глазами возникает знакомый серебристый шарпей Мокриджа. Мерлин, но она же взяла сегодня выходной! Несмотря на всю злость, девушка понимала, что обычно такого не происходит, а значит, дело и правда важное.

– Держи, Скорпи, мне нужно бежать, – она сунула бутылку ему в руки.

– В смысле? – не понял малый.

– Мой шеф вызвал меня по какому-то срочному делу, надеюсь, это что-то пустяковое, и я вернусь к вам максимум через час, – проговорила Гермиона, но сама едва верила собственным словам.

– Серьезно, Грейнджер, если они тебе не платят так, чтобы ты могла покупать по квартире в Лондоне каждый месяц, то они платят тебе недостаточно, – сказал Блейз.

Она растворилась в воздухе под недовольный взгляд Драко.

– Пап, смотри, там дракон, как твой патронус, – ткнул пальцем мальчик на наколдованного дракона в центре парка.

– Хочешь прокатиться? – спросил он, и они начали проталкиваться через толпу.

Посадив ребенка на аттракцион, Малфой отошел к Блейзу, который уже держал в руке упаковку разноцветных конфет.

– Итак, что у вас с Грейнджер? – спросил Забини, подбрасывая зеленую конфетку в воздух и ловя ее ртом.

– Почему у меня что-то должно быть с Грейнджер? – огрызнулся тот. – У нас ничего нет.

– Слава Салазару. Господи, ну и дрянь, – мулат выбросил упаковку в ближайшую урну, подходя к другу. – Я хотел пригласить ее сегодня на ужин. Ей так идет платье, эти плечи…

Желание свернуть шею Забини нередко посещало Драко во время школьных времен, но это впервые, когда оно чуть ли не было приведено в действие мгновенно. Пока Блейз не рассмеялся, тыкая пальцем прямо ему в лицо.

– Ты бы видел свое лицо, дружище, – вытирал он глаза от смеха. – Вот я бы его поместил на эти твои постеры.

– Это даже не мое лицо, – холодно произнес Малфой, говоря о меняющих внешность чарах.

– Расслабься, у меня сегодня вечером уже назначено свидание с одной рыженькой Мелиссой. Но просто чтобы тебя побесить, я могу изменить свои планы.

– Между нами с Грейнджер ничего нет, Забини, – Драко звучал бы убедительно, если бы его голос не был так наполнен злостью, до которой мулату, впрочем, не было никакого дела.

– А отсюда так не кажется, – пожал плечами он. – Успокойся, у тебя скоро свадьба. А потом сможете строить друг другу глазки с Грейнджер сколько угодно. Никто не запрещал изменять.

Они протолкнулись через людей, понимая, что выход у аттракциона с другой стороны. Блейз купил еще какую-то сладость и вновь возмутился, что детей здесь пичкают каким-то дерьмом.

– Но что, если проблема именно в этом, Блейз? Что, если я не хочу изменять? – спросил Драко, прислоняясь спиной к забору и смотря на наколдованного дракона, от которого была в восторге вся детвора вокруг. – Есть в этом что-то мерзкое: произносить клятву и знать, что это все фикция.

Он перевел взгляд на друга, когда понял, что пауза затянулась, и наткнулся на темные глаза, полные удивления.

– Ну, знаешь, раньше тебя это не волновало, – сказал Блейз. – Так было всегда. Таковы правила. Связать жизнь с кем-то достойным твоего рода, завести детей, а на все остальное можно смотреть сквозь пальцы. Вообще-то, это был ты, кто вполне нормально воспринял женитьбу на Гринграсс.

– Я не знаю, я… – Драко потер глаза руками, понимая, что сейчас не время и не место для такого разговора. Его жизнь вообще была не местом для подобных мыслей.

– Но что я точно знаю, так это то, что чары нужно периодически обновлять, – произнес итальянец, кивая на зеркальную поверхность ларька с мороженным.

Русые волосы вновь сменились на платину, а черты лица стали слишком привычными.

– Это Драко! Малфой! – крикнула какая-то девушка, напрочь забыв о том, что нельзя размахивать в толпе сладким леденцом, и понеслась к нему.

– Черт возьми, – ругнулся слизеринец, понимая, что эта прогулка окончательно пошла насмарку.

***

Ее прическа окончательно растрепалась, потому что Гермиона с такой яростью произнесла адрес Министерства, что магия, кажется, прокрутила ее несколько раз по Лондону, прежде чем перенести в место назначения. Словив несколько заинтересованных взглядов на своем внешнем виде и поблагодарив судьбу, что ей не пришлось ни с кем ехать в лифте, так как все были на обеденном перерыве, она забежала в кабинет Мокриджа, пылая от злости, хотя, казалось бы, должна была бы уже привыкнуть.

Шеф обвел ее наряд скептическим взглядом, и Гермиона не выдержала:

– Хотите мне что-то сказать за неформальную одежду? Вообще-то, меня здесь вообще не должно было быть, я попросила выходной за полторы недели! – возмутилась она.

– Нет-нет, точнее, конечно, но так вышло, что мне срочно понадобилось с тобой поговорить, – замешкался мужчина, поднимаясь с кресла.

– Что-то произошло? Что-то с Пожирателями? – взбешенность Гермионы тут же сменилась нервозностью, и, видит Мерлин, если бы он сказал, что опять произошло что-то ужасное, ее психика вряд ли выдержала бы.

– Нет, совсем нет, не беспокойся, в этом плане все без эксцессов, – уверил ее Мокридж. – Хочешь присесть?

Брови Гермионы взметнулись вверх от неожиданности. Пока что это был самый странный разговор с начальником за все время, что она на него работала.

– Ладно, – неуверенно произнесла девушка, подгибая юбку платья, чтобы сесть.

Отпив слишком сладкого кофе, она поставила чашку на место и приготовилась внимательно слушать.

– Я позвал тебя в выходной, потому что мне поступило прошение. Прошение о твоем переводе, – сказал мужчина.

– Моем переводе? – глупо переспросила Гермиона, понятия не имея, о чем идет речь.

Обычно начальство могло переводить работников в рамках одного отдела, но она поверить не могла, чтобы Мокридж по своей воле отпустил бы ее куда-либо. Прошения были довольно большой редкостью, когда особо ценного работника могли попросить присоединиться в команду из другого отдела. Но она никуда не подавала свое резюме, потому что это было бы довольно самонадеянно, учитывая размер ее опыта работы в Министерстве.

– Да, тебя хотели бы видеть в отделе магического правопорядка, – пробурчал мужчина.

– О боже! – воскликнула девушка, закрыв рот руками. – Как? В смысле… В смысле, как так?

Она подумывала подать прошение в этот отдел лет через пять, но эти планы были в таком туманном будущем, что ей не верилось в услышанное.

– Разве туда можно попасть, не проработав в Министерстве хотя бы семь лет? – шокировано спросила девушка.

– Да, это странно, – поджал губы Мокридж. – Селвин обычно очень предвзята к новым работникам, и ее вакансии открываются раз в десяток лет, хотя, я конечно, не удивлен.

Мокридж явно выглядел недовольным, но едва ли у него был выбор.

– Это же невероятные новости! – с радостью воскликнула Гермиона. – Я смогу поговорить с мисс Селвин? Или?..

– Так, погоди! – прервал ее Мокридж, опять заходя за свой стол, насупившись. – Мне нужно, чтобы ты закончила все документации к своему уходу, потому что я не намерен оставаться в этом бардаке, да еще и получая лишнюю головную боль в виде поиска новых сотрудников.

– Конечно, я в течение нескольких дней все закончу и введу Мэри в курс! – заверила Гермиона начальника и поднялась. – Вы ведь подпишете прошение?

– Будто у меня есть выбор, – буркнул Мокридж и уставился обратно в свои записи, словно говоря, что разговор закончен.

Впервые Грейнджер вышла из этого кабинета полная радости, возбуждения и неверия. Гермиона работала изо всех сил, чтобы получить от Мокриджа хорошие рекомендации, чтобы, когда она пойдет со своим резюме в этот отдел, мечтая делать мир лучше на более глобальном уровне, могла отличиться ото всех претендентов на должность, которая правда была настоящим подарком для многих здесь. Мисс Селвин была странной женщиной, и, сталкиваясь с ней в коридорах, гриффиндорка чувствовала особую энергетику. Однако поспорить с железным характером дамочки было сложно – мало кому удавалось столько лет удерживать власть в таком большом отделе в Министерстве, да еще и держать его успех на должном уровне.

Открывая папку с документами о нескольких судебных исках русалок, Гермиона впервые бралась за них с неподдельным энтузиазмом, понимая, что дела складываются как нельзя лучше хотя бы в какой-то сфере ее жизни.

***

– Малфой, скорость умеренная! Тут не перед кем кичиться, – услышал Драко усиленный заклинанием голос тренера Кингла и, усмехнувшись, все же провернул финт Вронского над которым работал последние две тренировки.

Взмыв в небо с такой скоростью, что ветер заверещал в ушах, он мог вырисовать в воображении закатанные глаза Кингла буквально по каждой мимической морщине.

Парень соскочил из метлы, немного пробегаясь по полю, потому что древко в руке все еще чувствовало его драйв.

– Делай на поле этот трюк с таким же самодовольным выражением лица, и все поймут, что ты блефуешь, – спокойно ткнул в него пальцем мужчина.

– Вы редко видите меня в реальной жизни, у меня всегда такое лицо, – приподнял Малфой уголок рта, стряхивая с волос капли пота. – Как я вам?

– Лучше, с каждым разом все лучше, – Драко и не надеялся на более яркую похвалу, ведь единственные моменты, когда Кингл говорил ему, что тот готов, были считанные минуты перед самой игрой. – Как командный тренер? У вас вышколена стратегия?

Хотя Кингл был его личный тренером, ему всегда было интересно, насколько команда в общем готова к игре. Ведь от этого зависело моральное состояние его ученика.

– Еще до моего отъезда я мог повторить ее, даже если меня разбудить среди ночи ударом метлы по башке, – покачал головой Драко.

– Нужно будет как-нибудь попробовать, – хохотнул мужчина, подкуривая сигарету.

– О, я бы не советовал, – рассмеялся слизеринец, вспоминая, в каком настроении он обычно просыпается в нормальные дни.

Малфой бросил метлу на траву и расстегнул куртку – сегодня на улице было слишком жарко.

– Если хочешь, можем еще кружок сделать, я посмотрю финт Порскова в твоем исполнении – он хорошо оттачивает точность.

Драко посмотрел на часы, качая головой.

– Извините, мистер Кингл, уже довольно поздно, я не хочу, чтобы кое-кто ждал меня на ужин, оставаясь голодным, – произнес он. – Можем завтра с этого начать.

– Вы наладили отношения с вашей леди? – поднял бровь Кингл, будучи, как всегда, проницательным.

– Мы с ней нашли общий язык, – хмыкнул Драко.

– Должен признать, ты стал менее несчастным, – пошутил тренер, выбрасывая окурок. – До счастья все еще далеко, но…

Малфой засмеялся, проникаясь иронией.

– Вообще-то вы разговариваете с самым завидным женихом магической Англии и самым подающим надежды игроком в квиддич последнего десятилетия!

– А что потом? Слова «самый» закончились? – поднял одну бровь Кингл, совершенно равнодушный к регалиям слизеринца.

– Просто на этом месте я вспомнил о врожденной скромности, – улыбнулся он.

– Ладно, иди, если тебя ждет дама, – строго произнес мужчина.

– Да, я думаю, она ждет, – кивнул парень и, забросив сумку за спину, вышел со стадиона действительно проголодавшимся.

Комментарий к Глава 13

Короче, у меня наступил кризис😄 Мне перестал нравится как пишется «Вам повторить?», вот как-то резко всё начало казаться не таким и герои бесят, и сюжет раздражает и все не так и так не эдак. У меня как не грипп, так золотуха😂

Но надеюсь, что это просто осенняя хандра и оно пройдет, а то уже сама себя раздражаю, честное слово.

А пока рассказывайте как вам Малфой в этой главе, как развитие отношений, которого уже не было долгое время? Буду читать отзывы, дышать глубже и пытаться вновь стать вменяемым человеком)

Обнимаю!

========== Глава 14 ==========

Две увесистые книги давили ей на руку, когда она легонько подбросила их, чтобы перехватить удобнее. Гермиона шла по коридору, смотря на двери разных комнат, и пыталась увидеть таблички, похожие на некоторые из тех, что были в Мэноре, например, у входа в библиотеку.

Звук резко открывшейся двери напугал ее, и девушка подскочила, едва удержав фолианты.

– Господи! Ты напугал меня! – эмоционально воскликнула Гермиона, увидев, как удивленно на нее смотрит Малфой.

– И что ты здесь делаешь? – спросил Драко, засунув руки в карманы и проигнорировав ее реплику.

– Эльфы пришли убираться в библиотеке, – указала она на лестницу немного впереди так, будто он не знал, где в его собственном доме находится комната с книгами. – Я не хотела им мешать, поэтому решила взять пару книг и поискать, может, во всем особняке есть еще что-то вроде библиотеки, где я могла бы…

– Не хотела мешать эльфам, ну конечно, – покачал головой он, ничуть не удивившись. – Нет, Грейнджер, второй библиотеки в Мэноре нет.

– Две кухни и всего лишь одна библиотека, – цокнула она языком в притворном ужасе. – Не хватило средств?

– Перебиваюсь с хлеба на воду, – кивнул Драко, подыгрывая. – Это этаж с хозяйскими комнатами.

– О… – протянула девушка, не будучи уверенной, насколько это неловко – находиться здесь, и имела ли она вообще на это право, будучи всего лишь гостьей. – Мне стоило спросить. Но я думала, что ты на тренировке.

– Она была рано утром. Но у меня тоже должны быть выходные, – ответил он, смотря, как Гермиона неловко закусывает губу. – Крайняя комната, которую ты разглядывала, – ткнул Драко пальцем в конец коридора, чтобы она развернулась, – это комната миссис Малфой. Хочешь взглянуть? Там красиво.

Гермиона посмотрела на него, думая, не шутка ли это, но он был серьезен.

– Думаю, я бы не отказалась от небольшой экскурсии, – наконец, кивнула девушка и заставила свои книги левитировать посреди коридора.

Они прошли немного вперед, и Драко провел палочкой по рельефной поверхности двери, снимая заклинание. Это было очень странно, по мнению Гермионы, если учитывать, что пока комната пустовала.

Переступив порог, девушка немного затормозила, ослепленная. Блики солнца создавали солнечных зайчиков от многочисленных хрустальных поверхностей в комнате, бросая световые переливы на идеально белые стены. Кровать, окна, интерьерные украшения, вся мебель была абсолютно белой. Совершенно бесцветное царство.

– Ого, вау, – только и смогла произнести Гермиона, проходя вперед.

Здесь каждая деталь кричала о своей продуманности и изыске. Это помещение совершенно меняло представление о роскоши ее комнаты. Точно такой же абсолютно женский дизайн, о чем говорили детали в виде цветов, вырезанных прямо в белоснежной мебели, кружевные окантовки, но абсолютно другая атмосфера. Проведя рукой по поверхности комода, Гермиона улыбнулась приятному ощущению.

– Слоновая кость, – объяснил Драко, проходя вслед за ней.

Гермиона осмотрелась и поняла, что несмотря на количество невероятно красивых вещей в комнате, самой яркой все равно была кровать.

– Тебе нравится? – спросил Драко.

– Боже, тут даже балдахин есть! – усмехнулась Гермиона, трогая летящую ткань. – Здесь все очень красиво, правда. Я бы никогда не подумала, что такое чудо находится в Мэноре, если бы меня привели сюда с завязанными глазами.

Обернувшись, она поняла, что ляпнула и рассмеялась, почему-то не испытывая неловкость по этому поводу.

– О, я не это имела ввиду. Просто особняк выглядит таким мрачным извне.

– Всю комнату продумывала Маделина Кларксон, ты должна была слышать о ней, – сказал Драко, подходя к туалетному столику, чтобы видеть лицо Грейнджер.

– Да, конечно, – впечатленно кивнула она, вспоминая, как читала об этой волшебнице в «Выдающихся магах столетия». Гермиона прошлась по периметру и вздохнула. – Все это очень, очень красиво и очень… грустно.

Слизеринец удивленно нахмурился, не понимая ее реакции.

– Грустно? – переспросил он.

– Да, – протянула девушка, все еще осматривая балдахин. – Зачем вообще отдельная комната для жены хозяина поместья? Разве это не странно?

– Это позволяет супругам жить своей жизнью, иметь личное пространство, не надоедать друг другу, – четко ответил Драко, повторяя объяснения, которые когда-то были даны ему самому, когда он был еще маленький. – К тому же, я люблю спать один.

– Но разве это не самое приятное в браке? – улыбнулась девушка. – Спать вместе, проводить время вместе? Это уютно и как-то… нормально.

– Не знаю, – пожал плечами Драко. – Мне кажется, эта комната одна из причин того, что Малфои не разводятся.

– Это будто прямым текстом сказать своей жене «я не люблю тебя», ничего не произнося, – покачала головой Гермиона.

Непонятно, почему он захотел показать ей эту комнату, так как обычно для гостей вход в эту или хозяйскую спальни был запрещен. Драко и Гермиона смотрели друг на друга, и в этот момент было так очевидно, насколько они разные. Он видел в этой комнате логику, рациональность, спасение в каком-то роде. Она видела в ней оскорбление. Очевидно, Гермиону восхищал интерьер, доскональность всего, собранного в этих четырех стенах, но, поразительно, ей не хотелось здесь оставаться. Поняв само значение этого помещения, с него так легко слетал шарм, как он слетал в полночь с самой обычной тыквы в сказке про Золушку, и от него оставалась только одинокая грусть, совершенно не нуждающаяся в этом изыске.

– Ты зачем-то искала что-то похожее на библиотеку, – напомнил ей Драко, когда они вышли в коридор и взглянули на ее левитирующие книги.

– Да, – замялась Гермиона. – На самом деле, кое-что произошло. Я больше не работаю у Мокриджа! Точнее, меня практически у него отобрали, – усмехнулась она. – Ему пришло прошение о моем переводе в отдел магического правопорядка и тогда уже дело было за мной, но он знал, что я соглашусь. Это невероятно! Я не думала туда попасть как минимум еще лет пять!

Гермиона знала, что, возможно, выглядит чересчур эмоциональной, но Драко был первым, кому она сказала, потому что до момента, пока со всеми делами бывшего шефа не было четкой ясности, девушка не хотела трепаться.

– Правда? Поздравляю, – спокойно ответил Малфой.

– Спасибо, – Гермиона искренне улыбнулась. – Так что я хотела бы немного почитать литературы по этому поводу, вот и…

– Пойдем, – кивнул Драко головой в противоположную сторону, а второй рукой забрал учебники.

Минуя несколько поворотов, они подошли к простой дубовой двери, и Малфой произнес пароль:

– Sero venientibus tarle ossa.

– Очень в твоем стиле, – покачала Гермиона головой.

– И правдиво, – он толкнул дверь, и они вошли в небольшой кабинет.

Его интерьер резко отличался от спальни: темно-зеленые и тяжелые тона, но поразительно, как они хорошо комбинировались друг с другом, а цвета не давили. Здесь не было ничего лишнего и отвлекающего.

– Это мой кабинет, точнее, предполагалось, что он будет таковым, но я выбрал квиддич, поэтому только иногда разбираюсь тут в тишине с контрактами и прочими важными бумагами, – Драко присел на край стола. – Так что можешь использовать его в другое время – здесь тебе никто не будет мешать.

– Ты предлагаешь мне свой кабинет? – едва ли не по слогам спросила Гермиона.

– Ты так удивлена?

– Я думала, что за вторжение на подобную территорию Малфоев следует смертная казнь, – фыркнула она.

– Тебя я помилую, – ответил парень, немного склонив голову, и внутри у Гермионы что-то подскочило.

Боже, нельзя так реагировать просто на поворот головы другого человека! Драко сел за стол и прищурился, бросая взгляд на пару писем.

– Нужно будет велеть Фрэнку ответить на них, – буркнул он себе под нос, явно не найдя там ничего важного.

Гермиона повернулась в желании рассмотреть помещение более подробно, зная, как серьезно относятся Малфои к детализации, и, переведя глаза на стену, замерла.

– Ты повесил сюда мою картину? – спросила она, удивленно взглянув на парня через плечо.

Драко оторвался от писем и, кажется, выглядел удивленным, будто впервые ее там обнаружил, но зная его достаточно, Гермиона точно могла сказать, что никто бы не изменил ничего в его кабинете без разрешения. Складывалось такое чувство, будто он сам забыл о наличии полотна.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю