290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Вам повторить? (СИ) » Текст книги (страница 21)
Вам повторить? (СИ)
  • Текст добавлен: 28 ноября 2019, 03:30

Текст книги "Вам повторить? (СИ)"


Автор книги: cup_of_madness






сообщить о нарушении

Текущая страница: 21 (всего у книги 34 страниц)

Хлопок аппарации немного напугал Гермиону, но ее организм был таким уставшим, что она даже не вздрогнула.

– Грейнджер? – удивленно-обеспокоенно произнес Драко. – С тобой все нормально?

Видимо, у аристократов на приветствия аллергия.

– Да, все в порядке, – кивнула она, немного отступила и обошла стойку с поверхностями с другой стороны, чтобы видеть его.

Спортивные штаны и обтягивающая водолазка темно-серого цвета так хорошо на нем смотрелись, что были практически неотъемлемой частью Малфоя. Боже, не нужно было сюда переезжать. Он бросил спортивную сумку на пол, налив себе воды.

– Как твоя тренировка? – она решила поддержать разговор, потому что просто стоять здесь и пялиться на него не было никаких сил.

– Как обычно, – коротко ответил Драко, все еще не сводя с нее обеспокоенного взгляда. – Ты была у Скорпиуса? Тинки пытается выстроить для него нормальный график, так что ему скоро пора спать.

– Нет, я пришла буквально несколькими минутами ранее, – покачала головой Гермиона. – Сейчас зайду к нему. В Министерстве сегодня аврал.

Она взяла сумку в руку, попытавшись уложить все папки в другую, но те, как на зло, совершенно не желали поддаваться, а палочка уже лежала в заднем кармане.

– Выписываешь журнальчики с моим изображением, Грейнджер? – насмешливый голос раздался сзади нее, и Гермиона, посмотрев вниз, увидела обложку на которой Малфой был в том самом костюме со дня рождения, о котором судачила Мэри. – Если тебе так сильно хочется на меня посмотреть, то я могу тебе показать вживую. Стоит только попросить.

Его ехидный голос проникал через воздух ей прямо в рот, а оттуда в желудок, пробуждая какое-то странное трепещущее чувство. Настроение Малфоя вмиг поднялось. Неудивительно, неловкость Гермионы всегда его радовала.

– Еще чего, – фыркнула она, отбросив журнал со стопки, и все же достала палочку, чтобы заставить все ее вещи левитировать в комнату на втором этаже. – Это появилось здесь из-за моей напарницы. Она, знаешь, не слишком умная. Ты смог запудрить ей мозги, и Мэри клюнула.

– А ты? – немного поднял подбородок Драко, спрашивая. – Тебе я смог запудрить мозги?

– Нет, – покачала она головой, пытаясь выглядеть уверенно.

Ты не запудрил мне мозги, но я почему-то не перестаю клевать на эту удочку. Словно глупая рыба, которая знает, что ее после этого убьют, все равно плывет на неестественно яркую приманку.

– Тогда почему ты все еще стоишь так близко? – улыбнулся Драко уголком рта, наблюдая, как она осознает, что стояла, словно вкопанная все это время.

– Ты просто невыносимый человек, – психанула Гермиона и, развернувшись на каблуках, обошла стойку и уже почти вышла через арку, резко остановившись.

– Ты придумала достойный повод остаться? – улыбнулся Малфой, и ей захотелось передумать делать то, что она собиралась сделать, но совесть ей не позволила.

– Я хотела тебя поблагодарить. Так или иначе, если бы не ты, моя жизнь была бы в опасности. Точнее, в большей опасности, если бы не твое предложение пожить здесь, – эти слова дались Гермионе непросто, но их нужно было сказать. Потому что она такой человек.

– Тебе не кажется, Грейнджер, что в последнее время приходится слишком много меня благодарить? – Драко медленно подошел к ней, словно зная, что девушка все равно никуда не денется. – А я так не люблю пустые благодарности.

Ее брови взлетели вверх несколькими секундами позже после произнесенной им фразы, потому что она слишком сосредоточилась на движении его губ, которые, Мерлин их дери, почему-то опять оказались слишком близко, хотя Гермиона честно постоянно пыталась уйти.

– И… что ты хочешь за это?

– А что ты можешь мне предложить? – он наклонил голову, опираясь на правую руку с левой стороны от ее виска, будто устав стоять. Но Малфой просто устал слишком долго не вводить ее в смятение. Словно у него был чертов будильник!

– Я понятия не имею, что тебе могло бы пригодиться, – Гермиона попыталась отступить назад, но едва ли расстояние между ними увеличилось хотя бы на полшага. – Я не знаю тебя достаточно хорошо.

– Ну, ты ведь была моей женой, где-то там, в другой реальности, – проговорил Драко, сосредоточив свое внимание на ее локоне, который он медленно накручивал на палец. – Подумай, как бы ты могла меня отблагодарить, если бы была моей женой?

Гермиона сглотнула, слыша, как тикают часы в прихожей. Она точно знала, что Малфой имел в виду, и хотела задушить их обоих голыми руками. Его за то, что смеет так себя вести. А себя за то, что какая-то часть ее, бесспорно порочная и неправильная часть, только этого и хотела – отблагодарить парня таким путем.

– Если бы я была твоей женой, Драко, – Гермиона специально сделала акцент на его имени и подвинулась ближе, практически соприкасаясь с ним носом, – то мне бы не пришлось тебя благодарить за то, что я здесь живу.

Она треснула его по руке, все еще сжимающей ее волосы и прошла мимо, смотря, как он улыбается, скрывая от него свою собственную улыбку. Гермиона знала, что скоро игра продолжится, потому что сегодня счет был один-один, а такой расклад никогда не устраивал ни одного из них.

***

Холодный душ окончательно прогнал остатки сна, но Драко все еще зевал, натягивая одежду. Вчера сон к Малфою не приходил слишком долго, чтобы он сегодня чувствовал себя бодро в полшестого утра. Парень знал, что в обеденном зале его уже ждал завтрак, согласно рациону, но все еще не приучил себя нормально есть по утрам без желания просто влить в себя ведро кофе.

Запихивая вещи в свежую сумку, Драко оглянулся в поисках перчаток. Естественно, все это на тренировку ему могли сложить домовые, но приготовления с утра были для него чем-то вроде ритуала, который помогал настроиться мыслями на новый день. Нахмурившись, он восстановил в голове события вчерашнего вечера и вспомнил, что по дороге в спальню зашел с сумкой в библиотеку, чтобы запечатать и отправить пару писем, а время было слишком позднее, и он не хотел будить Фрэнка. Выглянув в окно и увидев легкую морось, парень натянул толстовку и поднялся на этаж выше, попутно накладывая чары оглушения в сторону комнаты сына. Он хотел, чтобы его не разбудила утренняя суета в Мэноре, которая всегда наступала через несколько часов после того, как Драко просыпался – прислуга приступала к своим обязанностям.

Толкнув дверь в библиотеку, парень зашел и начал просматривать поверхности на предмет синих перчаток, как вдруг замер, наткнувшись на кудрявую макушку.

– Грейнджер, что ты здесь делаешь в такую рань?

Она встрепенулась, оторвав глаза от пергамента, на котором была министерская печать, и посмотрела на него.

– О, я… Я просто работала, мне нужно было кое-что закончить, – Гермиона несуразно обвела пальцем вокруг бумаги. – Ты ведь не против? Я спросила у домовых дорогу и подумала, что если бы ты был против, они бы…

– Ты вообще спала? – прервал Драко ее сонный поток речи.

Три пустые чашки на небольшом столике, судя по едва уловимому запаху, в которых был кофе и темные круги под глазами делали картину завершенной. «Заучка и трудоголизм». Масло.

– Я… да… я спала, – потерла она глаза рукой. – Просто проснулась сорок минут назад, мне нужно еще перепроверить несколько бумаг до рабочего дня.

– Тебе не кажется, что это слишком? У Мокриджа есть хотя бы какие-то пределы наглости? – к своему удивлению Драко обнаружил в собственном голосе нотки злости.

Ему чертовски не нравился ее такой болезненный вид.

– Это риторический вопрос, – хмыкнула Гермиона. – Но сейчас везде много работы.

Девушка пожала плечами, хотя Малфой очень сомневался, что кто-то из ее отдела сейчас точно так же сидит над идиотскими бумагами. Еще месяц назад, когда он стал чаще бывать у нее дома, Драко заметил, что гриффиндорка либо спит, либо проводит время с сыном, либо работает. Это был слишком скудный набор жизненной занятости, и даже картины в ее квартире, которые неделями не обновлялись, говорили о том, что она слишком много работает. Да, конечно, то же самое можно было сказать и о Драко, но он действительно получал удовольствие от полетов на метле и состязаний, и даже если брать в учет все тренировки Кингла, никогда не приходил домой в таком состоянии.

– Да и к тому же, Мокридж точно даст мне хорошие рекомендации, а это позволит быстрее подняться по карьерной лестнице, – добавила Гермиона спокойно, видимо, устав настолько, что даже забыла язвить. – Если я доживу, конечно.

Он прищурился, смотря, как Грейнджер допивала остатки кофе, и, вновь уткнувшись в пергамент, невербальным заклинанием пополнила чашку новой порцией напитка. Драко неожиданно вспомнил, что именно эти чары в невербальном исполнении давались ему хуже всего. Именно на заклинание Подзаправки он потратил времени вдвое больше обычного на шестом курсе, но все равно остался вторым после Грейнджер.

Мысленно улыбнувшись воспоминанию, он схватил перчатки, лежащие прямо возле подоконника, на который обычно опускаются совы, и вышел из библиотеки, оставив Гермиону чахнуть над своими записями. В этом было что-то дикое: натыкаться на нее утром, на голодный желудок, даже не выпив кофе, и ни капли не раздражаться.

Комментарий к Глава 12

Хорошего понедельника, дорогие ждуны))

Итак, хочу ответить на пару вопросов тем, кто не читает комментарии.

По поводу того, что Малфой там делает в будущем. Некоторые догадались, что будущего, с которого прибыл Скорпи не существует. Если бы они сейчас перенеслись туда, там было бы уже всё совсем по-другому: возможно, Гермиона была бы жива или еще что-то.

Знаю, что многим из вас не хватает развития отношений, но это ненадолго, уверяю)) Надеюсь, вам пришелся по душе переезд Гермионы)

Как всегда, обнимаю вас, пишите что думаете и набирайтесь терпения до следующего понедельника!:*

П.С. Всех, кто учится, с праздником и удачного учебного года)

========== Глава 13 ==========

Министерство казалось пустым в такое время, когда только самые ранние пташки и начальники разных отделов открывали двери своих кабинетов. Малфой скучал в приемной, смотря на все еще пустующее место заместителя того, кого он ждал уже десять минут, что лично для Драко было настоящим подвигом. Стук высоких шпилек заполнил коридор, и парень перевел взгляд на дверь как раз вовремя, чтобы увидеть, как глава отдела магического правопорядка зашла в помещение.

Белокурые волосы, которые, в отличие от его собственных, пусть и идеально, но все же были покрашены, строгая юбка и неизменно черная блузка, стрелки на глазах – лук, полностью характеризующий Илоизу Селвин. Несмотря на свои сорок с небольшим, она выглядела невероятно эффектно, хотя недавно развелась во второй раз и, кажется, не собиралась останавливаться в покорении амурной тропы.

– Бог ты мой, кого я вижу. Сам Драко Малфой, – произнесла женщина, растягивая гласные в своей манере.

– Илоиза, твой кофе, – улыбнулся он, протягивая ей стакан.

– Лавандовый латте? – прищурилась она, снимая запирающее заклинание со своего кабинета и проходя внутрь.

– И щепотка перца, – уточнил Малфой, присаживаясь на диван без приглашения.

– Черт возьми, я понимаю, почему эти бедные девочки в тебя влюбляются, – покачала головой волшебница, отпивая из стакана свой любимый напиток.

Женщина сняла жакет и, бросив его на противоположный диван, надела очки странной кошачьей формы. Драко мог поклясться, что Илоиза – единственный человек, которому шла эта оправа.

– Давно я тебя не видела, хотя слежу за всеми твоими успехами через прессу и пью каждый пятый тост за твое здоровье, дорогой, – известила она его, просматривая бумаги на рабочем столе, которые явно попали туда уже после ее вчерашнего ухода.

– Думаю, это единственная причина, почему я все еще не при смерти, – улыбнулся Драко.

– Без сомнений это все благодаря мне и выдержанному бурбону, – Илоиза через секунду бросила бумаги обратно и, опершись о стол, повернулась к гостю. – Я смею надеяться, что ты пришел справиться о моем самочувствии или же у твоего визита есть причина?

– Зная тебя, о твоем самочувствии можно не справляться еще лет двести, – махнул рукой слизеринец. – Однако у меня к тебе деловое предложение.

– Это что-то новенькое, считай, ты меня заинтриговал, – произнесла женщина, наслаждаясь кофе.

– Я знаю, что тебе в отдел нужны новые кадры, – сказал парень, закидывая ногу на колено. – И у меня есть, кого тебе предложить.

Илоиза выгнула четко очерченную бровь, ожидая продолжения.

– Гермиона Грейнджер.

– Слышала я об этой девочке, – она встала и, обойдя свой стол, села в кресло, – но ты же знаешь, что я не беру неопытных к себе в отдел. Она молодая еще совсем.

– Она очень умная, поверь, я знаю, о чем говорю. Это иногда даже бесит, – он взболтнул свой собственный мятный напиток в стакане, когда заметил, что собеседница его изучает.

– И когда же ты успел ознакомиться с ее профессиональными способностями?

– Я учился с ней, этого было достаточно.

Илоиза хмыкнула, покрутив пестрое перо в руке.

– У меня в отделе все до одного с не менее пятью годами работы в Министерстве.

– Тебе стоит поработать с ней, и ты поймешь, что я сейчас делаю тебе большое одолжение, – надменно проговорил Драко. – Уверен, она заткнет за пояс многих из твоих опытных наседок.

– Ну и ну, Драко Малфой, просто поразительно, – протянула женщина, сложив на груди руки с длинными черными ногтями. – А тебе то что с этого?

– Я просто помогаю обеим сторонам, – пожал плечами парень. – Считай это тебе моим подарком.

Илоиза подняла бровь, заговорщически улыбаясь.

– И это никак не связано с тем, что несколько дней подряд она появляется в Министерстве из камина в твоем родовом поместье?

Драко усмехнулся, поражаясь. Мисс Селвин была лучшей подругой матери Блейза, и это всегда тонко чувствовалось, когда дело касалось мужчин и плетения интриг. Даже свое место еще в начале карьеры она получила, случайно узнав горячую новость об измене одного из помощников тогдашнего министра, и, воспользовавшись этим, быстро поднялась по карьерной лестнице. Никто не пророчил ей светлого будущего, но Илоиза оказалась чрезвычайно талантливой девушкой и смогла управлять крупным отделом самостоятельно, утерев всем нос. Поэтому просто поразительно, как он мог надеяться, что история останется шита без единой выдернутой нитки.

– А ты все замечаешь, да? – улыбнулся Драко.

– Я замечаю только то, что мне может быть интересно, – склонила голову Илоиза, подписывая какой-то документ.

– Это… вообще ничего не значит, – ответил он, смотря на женщину в упор. – Мы не спим с ней.

– Тогда я даже понятия не имею, что она с тобой сделала, – Селвин прикусила кончик пера, все еще смотря на Малфоя, но потом приподняла уголок рта. – Считай, что я тебя услышала.

– Я буду ждать от тебя презент за оказанную услугу, – встал с дивана он, усмехнувшись.

– Не наглей, Малфой, – отбросила она блондинистые волосы за плечи. – И скажи этому паршивцу Блейзу, чтобы заходил хотя бы немного чаще раза в полгода. Не видела его уже несколько месяцев, мы же работаем на разных этажах!

– Ты же знаешь Забини, он занят несколько иным, – фыркнул Драко, вспоминая последние несколько пассий лучшего друга.

– Яблочко от яблони, – пробормотала Илоиза себе поднос, закатив глаза.

– Но я передам ему, – он открыл дверь просторного кабинета своей хорошей знакомой и обернулся. – И спасибо тебе.

– Ну что ты, я теперь сгораю от нетерпения, как хочу взглянуть на эту твою Гермиону Грейнджер, – растянула она губы в улыбке, и Драко лишь покачал головой, понимая, что некоторые женщины неисправимы даже с возрастом.

***

– Пристыженный король со своими вельможами и придворными дамами вернулся во дворец, а пень на полянке еще долго хихикал над глупым королем. Когда все ушли, из-под корней выбралась толстенькая и усатая старая зайчиха. В зубах у нее была зажата волшебная палочка. Шутиха упрыгала далеко-далеко, а на пне поставили золотую статую старой прачки, и никогда больше в том королевстве не преследовали волшебников, – тихо закончила свой рассказ Гермиона и оторвала взгляд от страниц.

Наколдованное Драко небо на потолке комнаты сына мерцало звездами и отблесками галактик, бросая приятный свет в темноте ночи.

– Почему ты до сих пор не уснул? – шепотом спросила она Скорпиуса, погладив ребенка по щеке.

– Я почти сплю, – уверил ее мальчик, зевая. – Сегодня меня обучали Астрономии. Мне пришлось много писать.

– Тебе понравился учитель? – она знала, что Драко нанял сыну несколько преподавателей, чтобы он не отставал от программы, которую и так пропустил из-за всех этих недоразумений с временными рамками.

– Да, мисс Бенетт очень милая, – кивнул Скорпиус.

– Если будешь хорошо заниматься, на днях выберемся погулять. В новый парк на Косой аллее, слышал? Новое творение Джорджа.

Одна часть нее хотела забаррикадировать ребенка в замке и никуда не пускать, чтобы исключить даже самые малейшие опасности, но головой она понимала, что Скорпи не может постоянно проводить время в Мэноре с эльфами и учителями, поэтому сделала над собой усилие.

– Да, было бы здорово! – улыбнулся мальчик, выразив восторг громким шепотом. – Папа пойдет с нами?

– Если у него получится, – кивнула Гермиона, наклоняясь для поцелуя на ночь. – Тогда спи, набирайся сил, я люблю тебя, малыш. Сладких снов.

– Спокойной ночи, мам.

Он обнял небольшого мягкого медведя, который обычно гордо восседал на заправленной кровати, и сомкнул веки. Спустившись вниз, Гермиона заправила за уши выбившееся за день пряди из низкого пучка. Сегодня она взяла не так много работы на дом, потому что практически весь день провела на ногах, выполняя задания. Нет, правда, кажется, Гермиона сидела в своем кресле за весь рабочий день от силы минут семь. Потрясающе. И все равно несколько надоедливых листов еще лежали на кухне, раздражая ее взор.

– Мисс Грейнджер, вы ведь еще не ужинали? Мне распорядиться об этом? – спросил Фрэнк, вешая пиджак Гермионы на вешалку, который она накидывала на плечи утром.

– Малфой уже ужинал? – спросила девушка, повернувшись через плечо.

– Нет. Мистера Малфоя еще нет, в последнее время он задерживается на тренировках, но скоро должен быть, – ответил дворецкий.

– Тогда, наверное, будет логично, если я его подожду, – произнесла Гермиона, складывая рабочие бумаги и пытаясь вспомнить, куда дела перо с нескончаемыми чернилами, чтобы не отвлекаться.

– О, конечно, можете… – удивленно сказал Фрэнк. – Но если вы голодны, то будьте уверены, для мистера Малфоя есть одному – обыкновение.

– Думаю, это очень грустная привычка.

Гермиона была уверена, что никому не нравится одиночество. Ей тоже так казалось, что она любит быть одна, читать книги, и весь мир для нее не слишком хороший друг. До того, как встретила Гарри и Рона – свою вторую семью. До того, как нашла тех, кто ее действительно понимал. Всем людям нужен кто-то, такова природа человека. И те, кто говорят о любви к одиночеству, просто не встретили пока свою семью.

– В любом случае, – вздохнула Гермиона, улыбнувшись, – тот огромный стол для меня – кадр из спектакля кошмаров.

– Вам не слишком нравится интерьер в особняке? – поинтересовался мужчина.

– Нет-нет, здесь… – она прикусила нижнюю губу в поиске слов. – Здесь очень красиво, величественно и все такое. Но немного… холодно. И дело не в температуре, а просто… Знаете, Фрэнк, не берите в голову, я сегодня чертовски заработалась.

Грейнджер махнула рукой, думая, что дворецкий, работающий здесь не один год, вряд ли понимает, о чем она говорит.

– Давайте я распоряжусь о сервировке стола? – снисходительно улыбнулся он, сворачивая тему, так как не хотел смущать девушку.

– Только не в обеденном зале! – слишком эмоционально сказала Гермиона и затем рассмеялась, услышав собственный тон. – Честное слово, если я не дождусь его, то с удовольствием поем на кухне возле окна. Она же просто огромная, – девушка окинула рукой местность, будто дворецкий был здесь впервые. – И этот небольшой столик по душе мне гораздо больше.

– Ладно, я понимаю, – кивнул он. – Вам составить компанию, чтоб вы не скучали?

– Нет, Фрэнк, спасибо, вы очень любезны, но можете идти отдыхать. Мне все равно еще нужно закончить с бумагами, – уверила его девушка.

Попрощавшись с дворецким, она села за небольшой круглый столик, на котором эльфы уже разместили столовые приборы, и откинулась на стуле, выписывая исправленные правки, которые отметил Мокридж. Как ни странно, несмотря на довольно позднее время из-за усталости у нее не было зверского аппетита, который, судя по последнему приему пищи, уже должен был появиться. Ей нужен отпуск. Да вот только даже если бы это хотя бы в теории было бы возможно, то отдых от работы не решил бы основных проблем, из-за которых она просыпалась ночью от кошмаров и несколько секунд искала сына, прежде чем понимала, что с ним все в порядке, и он сладко спит несколькими этажами выше.

Когда в прихожей прозвучал звонкий хлопок аппарации, Гермиона взглянула на часы, где циферблат показывал почти двенадцать ночи.

– Грейнджер? – поднял брови Малфой, замечая в полутьме ее силуэт, который просматривался от двух ламп теплого света.

– Ты поздно, все ужины в мире уже успели бы остыть, – сказала она сиплым голосом от долгого молчания.

Он бросил сумку на пол и, сняв толстовку, облокотился о столешницу возле холодильника.

– Ты ждала меня?

– Фрэнк сказал, что ты не ужинал, и я подумала, что это как-то совсем грустно, есть одному, когда в доме еще живут люди, – пожала плечами девушка.

Для нее это правда было странно. Когда она была помладше, к ним с родителями всегда приезжали гости: друзья, с которыми общительные родители познакомились в очередном отпуске, родственники, разбросанные по разным странам, соскучившиеся по Лондону. И каждый раз они садились ужинать вместе, и было не принято просто кого-то не дождаться.

Малфой мог быть кем угодно, но Гермионе казалось неуважительным просто пользоваться всеми благами Мэнора и не пересекаться с ним.

– И я, конечно, засиделась, не заметила, как пробежало время, – добавила она, показывая на бумаги на столе.

– Опять работа? – нахмурился он, и неважно, насколько пристально Гермиона всматривалась в его лицо, все равно не могла прочесть ни единой эмоции.

– Да, но на сегодня это все, – она, наконец, сложила все в папку. – Ты вообще собираешься есть?

– Почему накрыто здесь? – поднял бровь Драко, смотря на небольшой столик у окна.

– Потому что нужно быть сумасшедшим, чтобы любить в одиночку есть за той огромной надгробной плитой, которая стоит в обеденном зале, – отрезала Гермиона, устав от того, что все постоянно спрашивают ее об этом. – Ну так ты сядешь или все же наденешь фрак?

Она нетерпеливо сжала губы, думая о том, что сама сидит в юбке и блузке, в которых была на работе, и это должно хоть как-то помочь сознанию Малфоя справиться с настолько неформальной обстановкой. Он растянул губы в улыбке, принимая правила игры.

– Кто бы мог подумать, что комфортнее всего ты будешь чувствовать себя именно на кухне, – сказал Драко, присаживаясь. – Иронично, не находишь?

– Эта кухня даже выглядит как ненастоящая, – фыркнула девушка. – Все поверхности на вид такие, будто с них несколько часов назад сняли пленку. Так, вроде бы тут вообще никто никогда не готовит.

Драко пригубил вино и, улыбнувшись, посмотрел на нее таким взглядом, словно безмолвно обвинял в наивности.

– Ну да, конечно, – протянула она, догадавшись. – На ней и правда никто не готовит.

– Настоящая кухня находится в подвальном помещении, и она раз в пять больше этой, – подтвердил парень. – Эльфы готовят именно там. Эта кухня существует, скажем, для забавы.

– Круто иметь возможность построить кухню просто ради забавы, – Гермиона саркастично кивнула головой, все же впечатляясь.

Перед ними возникла еда. На ее тарелке была паста; о ней девушка говорила эльфу утром, который спрашивал, чего бы ей хотелось. Ужином Драко была грудка индейки с зеленью.

– Индейка? – подняла она бровь, удивляясь, почему у них не одинаковая еда, потому что обычно бывало именно так.

– Рацион, – объяснил Драко.

– Как твои тренировки? – поинтересовалась гриффиндорка, пытаясь не чувствовать напряжения или неловкости. Им нужно научиться вести диалог больше двух минут без срывов, колкостей и обид. – Они довольно поздно заканчиваются.

– Сегодня это был просто спортзал. Обычно я тренируюсь допоздна, если Скорпиус оставался у тебя, – пожал плечами он.

– Тебе теперь нужно больше тренироваться? Ты сильно отстал от всех из-за… ну, поездки? – почему-то словосочетание «медовый месяц» отдавалось такой горечью в горле, что после него невозможно было вдохнуть.

Гермиона практически ничего не знала о квиддиче, но это была огромная часть жизни Драко, и эта часть точно так же намеревалась перекочевать в жизнь ее сына, если судить о его восторженных отзывах об игре. Поэтому она хотела проявить интерес, даже если это звучало нелепо. И, видимо, так оно и было, потому что он усмехнулся, слушая ее, хотя в его словах не было привычного яда.

– Нет, я тренируюсь больше всех остальных. Кроме тренера в команде у меня есть мой личный, так что две недели не повлияли на форму, только на моральное состояние, – Драко резко нахмурился, видимо, что-то вспомнив. – Почему ты не ешь?

Он перевел взгляд на то, как Гермиона ковырялась в тарелке и в его голосе прибавилось строгости, словно ей было пять, и она наотрез отказывалась есть суп из-за вареной моркови в нем.

– Тебе не вкусно?

– Нет, это все очень вкусно, правда, жить в Мэноре можно хотя бы только из-за еды, – хохотнула Гермиона, но его это не развеселило. – Просто сегодня у меня почему-то совершенно нет аппетита.

– Ты слишком много работаешь, Грейнджер, – серьезно произнес Драко, и она почувствовала странную потребность оправдаться.

– Думаю, это пройдет, как только люди немного придут в себя, привыкнут к новым мерам безопасности и перестанут заваливать срочными письмами все отделы.

Судя по поджатым губам, ответ его не сильно устроил, но он никак это не прокомментировал, а она специально набрала большую вилку макарон и отправила их в рот.

– Тебе нравится твоя комната? – спросил Драко после паузы.

– Моя? – глупо переспросила она, будто только вспомнив, что живет в особняке. – Да, конечно, она очень… женственная. Такое чувство, будто ее продумывала умелая рука.

– Это Нарцисса, – пояснил Драко, пережевывая зелень.

– Ну, это многое объясняет, – улыбнулась Гермиона. – Твоя мама умеет делать красивые вещи.

Девушка подумала об оранжереях, которые тоже были делом ее рук, но встретившись глазами с самодовольным взглядом Малфоя, тут же поняла, что ляпнула.

– Честное слово, ты не можешь быть настолько самовлюбленным, – покачала головой она, удерживая на лице улыбку.

– Что, Грейнджер, не считаешь меня «красавчиком»? – намеренно повторил он фразу, перенесшую их в майский вечер, когда они впервые пошли гулять втроем с сыном.

Она склонила голову, размышляя. Его работой было вгонять ее в краску, но это не могло длиться вечно.

– Ты сам слишком хорошо об этом знаешь, что превращает это в изъян, – наконец, вынесла Гермиона свой вердикт.

Не дав ему ответить, девушка встала, подняла выше юбку-карандаш и, сев, подтянула колени к груди, разувшись.

– Тот, кто придумал офисную одежду, должен гореть в аду, – пробурчала она и, переведя взгляд на Малфоя, увидела, как пристально он смотрит на ее позу с тарелкой в руке. – Что? Такое неприемлемо?

Это почему-то приносило ей удовольствие – раздражать его устоявшиеся манеры.

– Все потому что ты не бегаешь на каблуках целый день, – сказала Гермиона. – Тебе пока терпимо или ты потом еще месяц не сможешь сидеть со мной за одним столом?

Она забавлялась, и он видел это.

– Это просто смешно, Грейнджер, – покачал головой Драко, наблюдая за чертятами, пляшущими в ее зрачках.

– Ладно, тогда я еще немного воспользуюсь твоей лояльностью? В том зале есть одно преимущество – стулья действительно намного удобнее.

Немного подвинувшись, она протянула ноги под столом и сложив ногу на ногу, положила их на свободный участок его стула, наслаждаясь реакцией. Его вот-вот должно было вывести это из себя, но на лице слизеринца было лишь удивление. Он не ожидал, что она осмелится.

– Если хотела коснуться меня, нужно было сказать, – проговорил Драко.

– Ну да, в следующий раз пришлю телеграмму, – кивнула девушка, не покупаясь на этот стандартный прием, который всегда вводил ее в смущение. Он работал слишком долго. – А знаешь, что еще может ввести тебя в ступор?

За эти считанные минуты ее настроение подскочило на десятки отметок вверх, и в ней даже проснулся азарт, хотя она была не уверена, чего хочет добиться.

Потянувшись, Гермиона отломила вилкой кусок его индейки и отправила его к себе в рот. Он закатил глаза, наблюдая за этим спектаклем.

– Это просто негигиенично.

– Глотать слюну другого человека во время поцелуя тоже негигиенично, но ты это делаешь.

– Целоваться с тобой было приятнее, чем смотреть, как ты воруешь мой ужин.

У него почти получилось. Гермиона моргнула и почувствовала, как жар поднимается к ее лицу, пока он смотрел на нее в упор. Ожидая увидеть это. Они вдвоем будто заключили невидимый пакт, незримый уговор о том, что между ними ничего не было. Но оно было.

– Еще бы, – это должно было прозвучать дерзко, но из-за еле слышного тона полностью потеряло свой посыл.

Они еще пару секунд смотрели друг другу в глаза, а потом Гермиона опустила взгляд, больше не в силах выдерживать напор чувств. Что-то подсказывало ей, что она заигралась, и сейчас самое время убрать ноги с его стула, но так сидеть действительно было удобно. А что такое неловкость по сравнению с многочасовыми каблуками в тандеме с неудобной офисной одеждой!

– Скорпи говорил, что сегодня занимался астрономией, – проговорила она, пытаясь чем-то заполнить паузу.

– Он должен владеть всеми знаниями, которым обучают в чистокровных семьях до школы, – сухо ответил Драко.

– Мы должны придумать, что скажем всем, когда Скорпиус пойдет в школу. Когда легенда о том, что твой кузен просто проводит у тебя лето станет слишком подозрительной.

– Мы подумаем об этом, как только его жизни перестанет грозить опасность, – Драко отложил вилку, понимая, что на сегодня аппетита больше ждать не стоит.

Гермиона кивнула, соглашаясь. Пусть мысли о том, что Скитер рано или поздно захочет что-то раскопать и выставить очередное сенсационное дерьмо в «Пророк» поглощали ее, но Драко был прав – сейчас у них были проблемы куда больше. Кингсли удалось наладить работу всех отделов, и люди, несмотря на первоначальную панику, были сплоченными и продолжали свою работу, разве что будучи осторожнее в несколько раз.

Тарелки с едой исчезли, и Гермиона пододвинула ближе чашку с чаем, которая сегодня заменила ей бокал с вином. Этот урок она усвоила: пить на голодный желудок – плохо.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю