290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Вам повторить? (СИ) » Текст книги (страница 28)
Вам повторить? (СИ)
  • Текст добавлен: 28 ноября 2019, 03:30

Текст книги "Вам повторить? (СИ)"


Автор книги: cup_of_madness






сообщить о нарушении

Текущая страница: 28 (всего у книги 34 страниц)

– Как вы могли такое допустить? – спросил он, не тратя воздух в легких на приветствия.

– Ты можешь как обычно читать мне нотации, а можешь помочь, – оборвал его Драко.

Люциус сел на диван напротив, сложив кисти на трость и посмотрев на бурбон.

– Поразительно, как бы ты не проявлял характер, но когда ты оказываешься в дерьме, то я всегда единственный, кто может помочь, – не без удовольствия отметил мужчина.

– Поразительно, ведь при таких обстоятельствах ты единственный, кто всегда отказывается помогать, – парировал Драко, смотря отцу прямо в глаза.

Малфой-старший поджал губы, выдержав зрительное нападение, и вздохнул, решив, что сейчас не лучшее время для очередной семейной перепалки.

– Мне нужно отыскать их, – сказал Драко, делая глоток. – Это Пожиратели, понятия не имею, какие именно, но точно они. Заклинания крови не работают, все предусмотрели.

– Они не пытались связаться? – спросил Люциус. – Ведь это то, что им нужно – выманить вас. Если бы они хотели убить Скорпиуса, сделали бы это прямо там.

– Да, но, скорее всего, они ждут, когда им будет это наиболее удобно. Их нужно найти раньше. Как можно скорее.

Люциус отвел глаза, выпивая из стакана. Его глаза смотрели в одну точку, обдумывая сложившуюся ситуацию. Драко невольно задумался о том, что Нарцисса сейчас, видимо, места себе не находит.

– Мы не можем их найти по коркам хлеба, ведущим из стадиона, – фыркнул отец Малфоя. – Очевидно, единственный, кто способен узнать что-то в этой ситуации – это Билиус.

– Тот маразматический часовщик? – брови слизеринца подскочили вверх. – Не слишком уж он был рад нас видеть в прошлый раз, так что не думаю, что бросится биться в истерике от восторга сейчас.

– Придется предложить ему что-то действительно стоящее.

– Первенца? – саркастично скривился парень, чем удостоил себя раздраженного взгляда отца.

– Его жена. Она умеет видеть потрясающие вещи. Я не удивлюсь, если она уже знает о нашем разговоре, – поведал Люциус. – Только она не в себе, насколько я помню, вовсе не ходит. И всю ее болтовню только муж и может разобрать.

– Ты приведешь его? – он поднял глаза на Малфоя-старшего в ожидании ответа.

– Скорпиус мой внук, Драко, – ответил тот после длинной паузы. – Малфои всегда остаются семьей, тебе ли не знать об этом.

Камень упал с плеч слизеринца, потому что сейчас ему только не хватало разборок с отцом. Видимо, Люциус все же понимал, что данная ситуация – не самая лучшая почва для ссор. К тому же, он точно знал, что такое чуть не потерять сына. Пусть Драко никто не похищал, но Малфой-старший несколько лет перманентно был на волоске от смерти, когда ножницы лежали в руках самого безумного темного волшебника всех времен.

– Где же Грейнджер? – прищурился Люциус, обводя глазами комнату так, будто она могла сидеть под столом.

– Я уложил ее спать, – необдуманно ляпнул Драко, только потом поняв, что это может звучать двузначно. Хотя, даже если так, плевать. У Малфоя не было сил переживать еще и об этом. – Ей нужно отдохнуть, иначе у нее крыша поедет от переживаний.

Люциус удержался от комментариев, и лишь поджатые губы могли что-то сказать о его настоящих мыслях. Он встал, хватая свою трость в правую руку.

– Утром жди гостей, – сказал мужчина, поправляя мантию. – И да, сделай так, чтобы Грейнджер не присутствовала на встрече. Убитые горем женщины не умеют рассуждать здраво.

Драко кивнул, смотря, как отец размеренным шагом идет к камину. Алкоголь успел нагреться и совершенно не привлекал парня, хотя, казалось бы, затуманить разум сейчас было бы как никогда кстати. Чтобы не чувствовать этого кошмара, давящего на тебя как в чертовом хорроре. Но Драко был уверен, что ему нельзя сейчас прощаться с ясным разумом. Словно каждая секунда его бездействия – это миллион шагов назад. И ему не хотелось знать, что может случиться в конце.

– Пап, – окликнул он Люциуса, когда тот уже ступил одной ногой в камин, – спасибо.

– Позже будешь говорить, – отрезал отец и растворился в зеленом пламени.

***

Драко поднялся наверх и почувствовал, что эльфийка выскользнула из хозяйской спальни.

– Хозяин, мисс Гермиона все еще спит. Тинки зажгла несколько ростков мелиссы и душицы, думаю, еще часа три она точно отдохнет.

– Спасибо, Тинки, – кивнул он. – Оставь нас, проверишь ее через полчаса.

– Конечно, хозяин, – учтиво преклонилась домовая и исчезла.

Щелкнув дверной ручкой, Драко зашел в свою спальню, тихо прикрыв дверь. В комнате действительно стоял приятный расслабляющий аромат, но Тинки также позаботилась о том, чтобы все было проветрено. Драко сел на край кровати. Гермиона укуталась в теплое одеяло, и парень увидел, что, несмотря на глубокий сон на ее лице застыло беспокойное выражение, что говорило о том, что Морфей вряд ли этой ночью к ней благосклонен.

На часах было раннее утро, и рассвет уже успевал окрашивать небо в краски, но плотные гардины обеспечивали полную темноту. В свете лавандовой свечи Малфой смотрел на гриффиндорку и, протянув руку к ее лицу, разгладил складочку на лбу, которая появилась там благодаря беспокойным мыслям перед сном. Скользнув кончиками пальцев вниз, он провел по нижней губе девушки, улыбнувшись. Даже так она была воплощением всего самого теплого, что Драко мог себе представить. Словно в ней собрались разом все его счастливые воспоминания и моменты – так сильно ему не хотелось от нее отрываться. Драко понимал, что ему самому нужно поспать, и ее тонкая ручка, сжимающая смоляно-черную шелковую наволочку вместо его рубашки, была словно призывом к действию: лечь и забыться хотя бы на несколько часов. Но время бежало словно по раскаленным углям, поэтому он не мог позволить себе такую роскошь.

Парень склонил голову вправо, замерев, когда Гермиона повернулась, подкладывая ладонь под голову. Он улыбнулся уголком губ, понимая, как ему нравятся ее щечки, которые, несмотря на все события, продолжали гореть розовым румянцем. Еще раз проверив укрыта ли Гермиона, Малфой бесшумно вышел, надеясь, что она действительно проспит еще несколько часов, потому что на нее было больно смотреть до того, как девушка купилась на его уловку.

Он велел домовым приготовить выпивку, они все пытались уговорить его позавтракать, учитывая Фрэнка, но ему казалось, что его стошнит от переживаний. Дворецкий заметил, что почта практически пуста и писем с поздравлениями для команды минимальное количество, но Драко не был удивлен: сейчас все в таком ужасе после произошедшего, что их победа затерялась на фоне этого.

Он сидел на диване, сложив перед собой руки в ожидании, и все-таки соизволил выпить чашку кофе, потому что его глаза слипались от усталости. Отец опаздывал на двадцать минут, что заставляло Драко нервничать еще больше. У Люциуса было много негативных черт, но отсутствие пунктуальности не было одной из них.

Фрэнк уже практически был одной ногой в заявлении на увольнение, потому что миллионный раз уговаривал Малфоя поесть, когда в коридоре раздался звук аппарации. Драко взглянул на часы. Опоздание на полтора часа.

Круги под глазами у Люциуса выдавали такую же бессонную ночь, но Драко не успел рассмотреть все признаки усталости на лице у отца, потому что вовремя заметил идущего сзади него мужчину. Билиус был одет, как простой крестьянин века из девятнадцатого, и казался буквально не от мира сего среди всей роскоши особняка, но Малфой был готов вести светские беседы даже с Хагридом, лишь бы это помогло спасти его сына.

– Ну и ну, уж никогда не думал, что окажусь в этом месте после стольких лет, – произнес Билиус с мерзкой улыбочкой на лице, осматривая гостиную и задерживая взгляд на стене, раскрашенной Гермионой, немного дольше.

Фрэнк тут же наколдовал выпивку, предлагая гостям присесть, и мгновенно испарился, понимая, что какой бы разговор не предстоял этим людям, вряд ли он предназначен для чужих ушей.

– Билиус, – кивнул Драко, не вставая.

Мужчина взял бутылку за горлышко и щедро налил спиртное себе в стакан.

– Уж что-что, а на выпивку у вас, Малфоев, хороший вкус, – дал он знать, пригубив содержимое стеклянной тары.

Драко мог физически чувствовать, насколько неприятна Люциусу эта компания и в общем поведение старика, но деваться было некуда, поэтому Малфой-старший сцепил зубы и, забросив ногу на ногу, терпел.

– Нам нужна ваша помощь, – произнес Драко, решив перейти сразу к делу. – У меня украли сына. И мне нужно вернуть его обратно.

– Да-да, а я говорил, что с пареньком будут одни только неприятности, – кивнул Билиус, по-детски пожурив Малфоя-младшего пальцем. – Это было так же предсказуемо, как ежеутренний восход солнца. Я вас предупреждал.

– Сейчас не время говорить о том, кто кого о чем предупреждал, – оборвал его Люциус. – Нам нужно только одно: скажи, где они его держат. Дальше мы справимся сами.

– Говоришь так, будто это мелочь, – Билиус практически допил виски, и Драко всерьез начал думать о том, что если так пойдет и дальше, то через пятнадцать минут они уже ничего не добьются от старика чисто по физиологическим причинам. – С чего бы мне вам помогать?

Слизеринца напрягал этот разговор с каждой секундой все больше, и, сдерживаясь, он сжал кулаки в попытке подавить агрессию, что не укрылось от внимательных голубых глаз гостя.

– Убейте меня, и никогда не получите информацию, даже если заявитесь к моей жене домой, – спокойно произнес он. – К тому же, я не боюсь смерти, так что оставь все свои паскудные мысли при себе.

– У меня есть, что тебе предложить, – подал голос Люциус.

– Неужто предложение, от которого я не смогу отказаться? – наклонился к нему старик, готовый внимательно слушать.

– Жизнь без побегов и укрытий. Спокойствие. Абсолютная ненаносимость и защищенность.

Драко прищурился и, кажется, ему в голову пришла аналогичная мысль той, которая посетила Билиуса.

– Выделишь мне комнату в этом замке смерти? – захохотал он, понимая, что этот вариант невозможен ни в одной вселенной.

– У нас есть много недвижимости, но той, которая хранит в себе всю мощь и защиту магии рода всего несколько. И я предлагаю тебе один из особняков. В Финляндии.

Глаза Драко округлились. Он знал, что не все дома, принадлежащее Малфоям, имеют одинаковую ценность, учитывая тот уровень защиты, который они могут предоставить, но чтобы просто дарить кому-то такой – это вздор.

– Там тебя никто не найдет и не достанет. Вариант того, что какая-то еще столь древняя семья поделится с тобой подобным ресурсом движется к нулю, и ты знаешь, что это – лучшее, что ты можешь сделать для своей жизни.

Кажется, Люциус попал прямо в яблочко, потому что ехидная улыбка Билиуса, в следствии того, что он чувствовал свою значимость, вмиг стерлась перед возможным вознаграждением.

Но потом он резко отклонился.

– В чем подвох? – подозрительно спросил старик. – Дарите мне одно из самых защищенных мест? Что-то я не помню тяготения к благотворительности у Малфоев.

– У нас есть тяготение платить по счетам, – ответил Драко. – Помогите мне найти сына, и этот дом обеспечит вам безопасность на всю оставшуюся жизнь. Больше не будет охотников за вашим умением создавать маховики времени и за даром вашей жены.

Билиус сглотнул, обдумывая.

– Где гарантии? – прищурился он.

– Гарантия – мое слово, – ответил Люциус.

– Любите вы, Малфои, эту свою невероятно ценную валюту, – фыркнул Билиус, но, видимо, в его голове все еще жили воспоминания об общих делах с представителем этого рода, так что, несмотря на браваду, в ценности слова Малфоев сомневаться не приходилось.

Он подлил себе виски и, допив все одним махом, встал.

– Я дам вам знать под вечер, – произнес старик. – И через день после полудня моя семья отправится в Финляндию со старого вокзала в Уилтшире с вашим экипажем. У вас будет время проверить информацию.

– По рукам, – Люциус кивнул, пожав руку старику.

И, кажется, при пожатии рук был задействован какой-то особенный механизм, потому что Драко был уверен, что начал дышать только сейчас.

***

– Я хочу пить, – звонкий голос мальчика отскакивал от стен в комнате, создавая эхо.

Вопреки всем боевикам, которые успел просмотреть Скорпиус с дедушкой по маминой линии, у которого это – любимый жанр кино, его не затолкали в багажник машины (видимо, потому что у метел нет багажников) и не привязали в подвале, заклеив рот. Хотя, он мог поспорить, сейчас похитители об этом очень жалели.

Они были в обычном доме, местонахождение которого мальчик не знал, и от обычной комнаты эту отличала только пустота. Два старых кресла, облезшие то тут, то там обои и преклонного возраста комод, на котором взгромоздился старый, как мир, телевизор – вот и все наполнение. Ах да, еще большая клетка, как у Джона – одноклассника бабушки Моники, который разводит алабаев, вот уж деталь, которую сложно не заметить.

– А словам вежливости тебя не научили? – мерзко ухмыльнулся похититель.

– Ладно, сам возьму, – фальшиво беспечно пожал плечами мальчик.

Он прищурил глаза и вытянул руку, зная, что бутылка воды прячется за старым, дышащим на ладан, фикусом возле кресла, и что она легко подчинится его воле. Но жжение в районе ладони пронеслось по костям так быстро, словно разряд тока, доходя прямо до висков, и, заставило мальчика отскочить к другой стенке клети, удивленно таращась на мужчину, пока тот заливался смехом.

– Ты правда думал, что мы оставим тебя сидеть здесь безо всяких мер предосторожности? Ты такой идиот, – помахал головой он и подошел к клетке, проводя по ней рукой нежно, как по шее женщины. – Потрясающая конструкция, да? Не только преграждает действия любых заклинаний, но и блокирует стихийную магию. Умно, не правда ли?

Скорпиус доказал то, что достоин своей фамилии, мгновенно спрятав настоящие эмоции и заменив их насмешливой маской.

– Не думал, что вас до дрожи в коленках пугают восьмилетки.

– К сожалению, малолетний ты кусок дерьма, ребенок, перенесшийся во времени – это не просто восьмилетка, – огрызнулся Пожиратель.

Скорпиус заметил, что иногда у мужчины голос ломается и хрипит так, будто он болен, о чем также говорят и синяки под глазами, вкупе с таким нездоровым цветом лица, что в пору перепутать его с морщинистым пергаментом, пролежавшим в земле не один сезон.

– Рад, что у меня тут особенный статус, – сказал Скорп, бросив вожделенный взгляд на бутылку воды с оранжевой крышкой, но тут же его отвел. – Вам нужно, чтобы я оставался жив.

– О, ты будешь получать глоток воды раз в три дня, так что пытка начинается прямо сейчас, – засмеялся мужчина, довольный своим ответом.

Скорпиус нахмурился и сел на пол, подстелив куртку с изображением желтой звезды.

– Каждые три дня? – скривился он. – Вы украли меня у моих родителей. Вам не прожить трех дней.

– Эти детские наивные идеализирования, – фыркнул похититель. – Твой отец – неверный ублюдок, который противился власти Темного Лорда. И мы расскажем ему об этом, нужно только немного подождать. Чего уж стоит вспомнить грязнокровую мамочку. Фамилия Малфой в будущем будет так запятнана, Абраксас перевернулся бы в гробу.

– Мой папа надерет тебе зад, – коротко ответил мальчик.

Мужчина шаркающими шагами подошел ближе. Склонившись к проему в клетке, чтобы приблизить свое лицо к лицу Скорпиуса, он произнес:

– Единственная причина того, что ты не умоляешь прикончить тебя под пытками, это то, что нам очень хочется, чтоб твою кончину лицезрели предатели крови в лице твоих родителей. А ты слишком мал, чтобы выдержать слишком много Круцио до их прихода.

По спине ребенка пробежали мурашки, но он сжал губы, не показывая свою истинную реакцию.

– У тебя воняет изо рта, – оповестил Скорпиус, кривясь от отвращения.

Мужчина замахнулся, пытаясь ухватить малого за горло, но тот отскочил, и его отвлек шум шагов сзади.

– Брось его, Трэверсу нужна помощь наверху, – бросил второй мужчина.

Скорпиус заметил, что его голос звучал более уверенно, чем у первого, но походка была такой же вялой, будто он хромал на две ноги. Или у него долгое время была высокая температура, и мужчина полностью выбился из сил.

– Отлично, – произнес Пожиратель, опуская руки, и, кажется, он действительно имел в виду то, что говорил. Ему в сто раз приятнее было бы помочь наверху, чем отбывать день в роли няньки.

– К тому же, за этим Малфоевским выродком не нужен постоянный присмотр, клетка…

– Выродком? – хохотнул Скорпи. – Уж я-то явно выгляжу куда симпатичней вашего, сэр.

Малый ходил по тонкому льду, но даже страх не мог заставить его промолчать. Магия кипела в нем в попытке открыть дверь клетки, хотя он даже не знал, что бы делал потом, если бы вдруг удалось. По всей видимости, попытался бы сбежать. Во всех книгах, которые Скорпиус читал, случаев, когда стихийная магия несовершеннолетнего могла причинить человеку реальный вред были мизерными. Но так или иначе, сила, что блокировала эти порывы, давила глыбой.

– Я говорил, что ребенок – сущее наказание, – сказал первый мужчина и вышел за дверь.

Скорпиус состроил гримасу в спину уходящему, пока второй беспрестанно наблюдал за ним.

– Что? – поднял брови мальчик, когда похититель не отводил взгляд.

Он подошел и, взмахнув палочкой, открыл клеть. Это словно дало пощечину ребенку, и тот засучил ногами, отодвигаясь в дальний угол.

– Меня не может испугать мелюзга, подобная тебе, так что плевать, насколько сильно Темный Лорд гонялся за твоим потенциалом, – мужчина будто отвечал на заданный самому себе вопрос. – Ты, – он поднес ладонь на уровень лица самого младшего из Малфоев, скривившись, – прямо как твои родители. У меня не было времени познакомиться с тобой в будущем, но я увидел достаточно, чтобы судить.

Скорпи смотрел на него из-под лба, не желая слышать ни единого слова, но выбора не было.

– Твой папочка делал все, чтобы ты не попался нам в руки. Как трус. Как беглец. Он точно боялся, что ты окажешься бездарностью, неспособной ничем сгодиться Хозяину. Поэтому он пытался тебя упрятать. Как не смог упрятать грязнокровую женушку, – его хохот отскочил от голых стен. – Я слышал, малютка Малфой долго рыдал после похорон мамочки.

Его голос был полон яда и нездорового торжества. Так, если бы он единственный поставил на выигрыш команды, и она все же победила. Полное безумие.

– Можешь за это поблагодарить меня, да-да, меня, – кивнул мужчина. – Я лишил тебя ужасной участи быть воспитанным грязнокровкой. Ты теперь мой вечный должник!

Скорпиус чувствовал, как волна злости поднимается где-то снизу, заполняя его. Вдруг мощный удар пришелся по зданию с такой амплитудой, что побелка на потолке осыпалась прямо им на голову, отвлекая мужчину. Второй толчок наступил сразу за первым, и мальчик только и успел закрыть голову, чтобы кусок штукатурки не свалился ему прямо на темечко. Похититель повернулся к Скорпиусу с довольной улыбкой, в которой, впрочем, можно было увидеть некоторую нервозность.

– О, ты слышишь это? – поднял он палец вверх, обращаясь к ребенку. – Это твои родители пришли на верную смерть.

Комментарий к Глава 17

Привет, дорогие)

Я ужасно по вам соскучилась) Кто увидел мое маленькое послание тот знает, что я не могла продолжать написание глав по состоянию здоровья, а точнее, мне сделали небольшую операцию на правой кисти и строго запретили много печатать или писать. И это ужасно, потому что я понимаю как вы были расстроены.

Но! Есть и хорошие новости) Я иду на поправку и продолжаю потихоньку писать «Вам повторить?». Честно, не обещаю, что следующая глава выйдет в срок, потому что теперь написание занимает раза в 4 больше времени, но я буду стараться))

И этот случай дал мне понять, что у меня нет никакого способа держать с читателями какую-то связь в случае непредвиденных обстоятельств. Так вот, может сделать группу вк или что-то типа (или не вк)? Где были бы анонсы, можно было бы узнавать о новых работах и каких-то сдвигах? Не знаю нужно ли это, может подскажет кто-то альтернативу!

Спасибо, что дождались, что писали, интересовались. Я это правда очень ценю. Соскучилась безумно!❤

P.S. Кто заметил пасхалку в этой главе, тот молодец😜

========== Глава 18 ==========

За все те десятки раз, когда за ней гнались Пожиратели, егеря, сумасшедшие, она должна была уже привыкнуть к этому. К постоянной схватке и борьбе за собственную жизнь. Но, пожалуй, только сейчас палочка, так привычно лежащая в руке Гермионы, ощущалась настолько легко. Сердце стучало в висках, гоняя по венам кровь в ускоренном темпе, но сигнал будто не доходил до мозга, заморозил нервные окончания – совершенно не было страшно. Страх за ребенка стал настолько всеобъемлющим, что другие чувства и опасения просто перестали жить внутри, им не хватает места.

Защитное поле вокруг дома, о котором поведал Билиус, сотряслось под несколькими атаками и рухнуло даже слишком просто. Но с другой стороны, Гермиона задумалась, смогла ли бы сама сотворить что-то более мощное, способное противостоять атаке семи взрослых волшебников. То, что рядом с ней и Драко оказались Блейз, Гарри, Рон и Джинни ничуть не удивило гриффиндорку – она не слишком сопротивлялась их помощи, хотя мысль о том, что хоть один из них может пострадать из-за ее глупости, была невыносима. Но те жуткие картины, которые рисовало воображение со Скорпи в главной роли были еще более мучительными. Самым странным звеном этой цепи оказался Люциус, появление которого в рядах не прокомментировал никто. Возможно, все были слишком сосредоточены на предстоящей драке, а, возможно, просто решили, что сейчас не время для колких шуточек, даже Забини промолчал.

Дом был довольно большим и на удивление тихим, он совсем не выглядел как пристанище для Пожирателей. Скорее особняк, в котором пара-тройка соккер-мамочек скинулись, и каждая сняла комнатку. Дверь разлетелась в щепки от заклинания Забини и, прислушавшись, они не услышали ни звука на первом этаже.

– Мы пойдем туда, – тихо сказал Драко, кивая вправо. – Разделитесь по парам и проверьте остальные комнаты.

Все интуитивно отступили, соглашаясь с тем, что это мудрое решение – не толпиться всем разом. Они с Драко продвинулись немного вперед, и Гермиона успела уже несколько раз предположить, что Билиус просто наврал им, воспользовавшись их безысходным положением. Следующее событие произошло всего за мгновение: резкий поворот, безмолвная вспышка зеленого света, и кто-то упал замертво у ног Малфоя.

Она сдержала вскрик сперва от неожиданности, а затем от ужаса, видя бездыханное тело на полу с палочкой в руках, когда трое мужчин вскочили на ноги, направив на пару палочки.

– Ну что же вы, стоит перечитать мировых классиков – негоже расслабляться, когда планируете какое-то паскудство, – произнес Драко.

Гермиона не видела выражения его лица, но знала, что оно точно балансирует на грани потрясающей расслабленности и умеренной сосредоточенности, что всегда выбивало ее из колеи в таких ситуациях. Скользнув глазами по полупустой комнате, вывод был неутешительным – здесь не было ни единого следа их сына.

– Малфой, – протянул мужчина, щурясь.

Гермиона не знала ни одного из них. У того, что стоял немного сзади всех остальных были короткие рукава у рубашки, и она видела, что его левое предплечье не заклеймено. В чем дело?

– Убив нас, ты не достанешь мальчишку, – сказал он, немного сгибаясь пополам, будто бы от смеха, но от этого зрелища становилось жутко.

Они все выглядели так, будто давно были чем-то больны.

– Значит, я на вас потренируюсь, – беспечно пожал плечами Драко. – Сектусемпра!

– Черт возьми! – на этот раз Гермиона не смогла удержать возгласа, потому что она не была уверена, что он действительно это сделает.

Девушка думала, что нужно выведать у них, где сын, понять, что происходит, возможно, запугать, но видеть на холодном полу тело, издающее булькающие от судорог звуки, было слишком. Она почувствовала тошноту, ощутив, как запах старости и погнивших плинтусов смешался с запахом еще теплой крови и утекающей жизни. Боже, где-то в этом здании находится Скорпиус.

– Мужик, тихо, успокойся! – Пожиратель отскочил от Драко так далеко, насколько позволяла стена и возгласом озвучил мысли Гермионы.

Это было слишком жестоко. По ним было видно, что они не Пожиратели. Возможно, мечтающие ими стать, одурманенные сладкими речами, но все еще нет. И так же было очевидно, что они – просто пешки, и их смерть совершенно ничего не будет значить ни для кого, Мерлин, эти парни выглядели так, будто давно разлагались и имели возможность стоять на ногах только благодаря проспиртованному организму. Гермиона видела, как дрожат палочки у них в руках, что говорило о том, что вряд ли они искусные бойцы, но несмотря на это, не расслаблялась, целясь им прямо в грудь.

– Скажите, где мой сын или я убью каждого из вас, даю слово, – и здесь не нужно было многовековой повести о пресловутом «слове Малфоев», чтобы понимать – Драко не шутит.

– Он поместил его куда-то наверх, где-то на втором этаже! – заикаясь, выкрикнул тот, что, отбегая назад, споткнулся о свои же ноги и упал у стены, отползая от лужи крови. Да уж, раньше отбор в Пожиратели смерти был куда строже. – Мы больше ничего не знаем! К мальцу никого не пускают!

Драко скривился, смотря на жалкое зрелище двух запуганных, помотанных жизнью людей, а через секунду раздался взрыв. Кажется, остальные нашли других Пожирателей, и Гермиона могла поклясться, что слышала, как голос Забини выкрикнул заклинание. Обездвижив обоих парней в комнате, гриффиндорка выбежала оттуда с одной мыслью – добраться на этаж выше.

Она слышала как размеренно и осторожно звучат шаги Малфоя сзади по сравнению с ее – частыми, торопящимися, даже в каждом движении чувствовалась истерика. Кто бы мог подумать, что башмаки умеют быть настолько эмоциональными.

Дом имел довольно внушительные размеры, но это ничто по сравнению с количеством поворотов в Малфой-Мэноре, поэтому Гермиона легко лавировала по узким коридорам. Они были застелены сырыми коврами, на которые в других обстоятельствах она бы даже побрезговала ступить. Девушка пыталась помнить о мерах безопасности, но звуки заклинаний где-то на другом этаже лишь подстегивали ее страх: если она не будет достаточно быстрой, Скорпи может пострадать. Если он уже не пострадал.

Вдруг крепкий захват у ее предплечья отбросил Гермиону назад так резко, что, ударившись боком о стену за собой, девушка на секунду потеряла ориентацию в пространстве.

– Не так быстро, – сказал Малфой, оказавшийся перед ней, и она поняла, что именно слизеринец оттолкнул ее за свою спину.

– Потрясающе, Драко, потрясающе! – услышала Гермиона смутно знакомый голос. – Мы вас ждали куда позднее, но ты умеешь удивлять. Еще и друзей с собой прихватил, – Гермиона вновь крепко сжала палочку в руках, пытаясь не обращать внимание на то, что если бы не Малфой, ее бы уже схватили из-за собственной неосмотрительности. – Надеюсь, их не слишком много, потому что у нас совершенно нет времени прятать трупы.

Гриффиндорка сделала шаг вправо, и ком у нее в горле превратился в кислотную жижу под языком. Черт тебя дери.

– Лестрейндж, – произнесла она, смотря на мужчину в упор.

– Грязнокровка, – он держал палочку довольно расслабленно, но все же ее кончик устремился в сторону гриффиндорки, но недооценивать его не стоило – Гермиона знала, что этот Пожиратель отличный боец.

Она видела, что Малфой медленно перестраивается, чтобы в большой комнате, в которой они оказались, когда Драко одернул ее за руку, не было для него слепых углов. Другой рукой Гермиона нащупала сзади себя стену, но даже в этом случае не могла точно быть уверенной, что по ту сторону кирпича никто не целится ей в спину.

– Вы оценили наше маленькое представление? – усмехнулся Лестрейндж. – Мы давно так не веселились. Ведь кто ожидает увидеть метку самого Темного Лорда в это время?

Он хохотал, затем заходился кашлем, но ни на секунду не терял концентрации. Грейнджер заметила, что он едва стоит на ногах. Да уж, годы в Азкабане не прошли даром.

– Я даже поражен, что ты явилась, – обратился он к Гермионе. – Мне казалось, отобрать ребенка у умнейшей ведьмы своего поколения будет сложнее.

Это уже второй раз, когда ее попрекали данным «титулом», и это было кошмарно, потому что оба раза она была полностью согласна с обвинителями.

– Я буду убивать тебя медленно только за то, что ты подумал о том, чтобы приблизиться к моему сыну, – проговорил Драко, и от его голоса температура в комнате, кажется, упала ниже нуля.

– Люди так любят бросаться громкими фразами, – закатил глаза мужчина, и у Гермионы пошли мурашки по спине от того, как он сказал «люди», будто совсем не относил себя к этому виду. – Вы ему никто. Темный Лорд всегда говорил о том, насколько человечность отупляет. Дайте вам любого гнома и убедите, что это ваш ребенок, и вы тут же полюбите его всем сердцем.

Ярость закипала в Гермионе с каждым его словом, но она не могла позволить себе сдвинуться с места. Драко выжидал, пытаясь понять, что Лестрейндж задумал, и она безмолвно согласилась с его решением, несмотря на то, что больше всего хотела развернуться и броситься на поиски Скорпиуса.

– Но я рад, что вы пришли вместе, – улыбнулся Пожиратель сгнившими зубами. – Это будет как замыкающийся круг, так символично. Я снова убью грязнокровку.

Гермиона округлила глаза, и понимание ворвалось в ее голову.

– Протего! – крик Рона оглушил девушку, и она повернулась как раз вовремя, чтобы увидеть, что щит, наколдованный ее другом, защитил Грейнджер от летящего заклинания.

Пожиратель, стреляющий в спину, отправил луч в Уизли, отбросив его назад. Пыль развеялась, и все стало на свои места. Двойник, буквально брат-близнец Родольфуса, стоял сзади, вновь приготовившись напасть. Чисто на автомате Гермиона вытянула руку, защищаясь, и полоснула его оглушающим, которое, впрочем, не возымело должного эффекта.

– Это же… это не Лестрейндж, точнее… – пыталась сказать Гермиона, но Драко обо всем догадался.

– Да, антипод – это он, – кивнул парень, поворачиваясь к ней спиной.

Это Лестрейндж убил ее в будущем. Поэтому это он сейчас стоит здесь: отвратительный, озлобленный и… обессиленный. Обессиленный. Вот поэтому они выглядели так болезненно. Плевать, что их двое. Никто не может черпать силы с одного источника на двоих так долго.

– Кто из них кто? – задала она последний вопрос перед боем.

– Плевать, я убью обоих, – решительно ответил Драко, и в следующий момент ее рука вспыхнула болью в районе кисти от количества оборонительных заклинаний.

Недостаток сил Лестрейндж с лихвой компенсировал напористостью. Гермиона не могла видеть, что происходило на другом этаже, не могла даже понять, что было в двух метрах от нее, потому что Драко дрался безмолвно. У нее не хватало времени даже нападать, все что она могла – защищаться. Противники точно наложили на дом антиаппарационные чары, что конкретно сейчас было на руку – они заняли такую позицию, что если кто-то вздумает присоединиться к своим соратникам, Гермиона сразу увидит его в дверях.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю